Читать онлайн - Смит Шервуд - Троны Хроноса
»На главную »К обложке
Троны Хроноса

Троны Хроноса

Шервуд Смит
Дэйв Троубридж

  • Империя Тысячи Солнц, #5

    Annotation

       Он — законный наследник имперского трона, в безжалостных схватках отвоевавший то, что принадлежало ему по праву рождения, — корону. Но... много ли значит эта корона, если титул остается пустым звуком, а трон Империи Тысячи Солнц — по-прежнему в руках узурпатора? И может ли он, не знающий страха смерти, остановиться на полпути своей судьбы?
       А значит, война продолжается. Значит — грядет последняя битва за Империю Тысячи Солнц. Значит — снова пойдут в атаку боевые корабли и схлестнутся великие армии в великой и страшной битве — битве, в которой наградой победителю будет власть, а уделом побежденного — гибель.
       Флот собран. Приказы отданы. Жребий брошен.



    Шервуд Смит, Дэйв Троубридж
    Троны Хроноса

    ПРОЛОГ

       Согласно закону, от которого ничто в прошлом не было свободно, зло способно расти бок о бок с добром и в конце концов достигнуть пароксизма в какой-нибудь специфически новой форме.
       Если есть вершины, должны быть и бездны.
       Благодаря игре внутренних сил сцепления в человечестве высвобождается огромная энергия, но вполне вероятно, что эта энергия и в будущем будет использоваться столь же дисгармонично, как в настоящем и в прошлом. Что будет скрываться за этой грубой силой — механическая синергия или синергия любви к ближнему? Будет ли человек стремиться осуществить свое «я» через коллектив или попытается осуществить индивидуально нечто большее, чем свое «я»? Чего мы должны ожидать — отвержения или принятия Омеги?
    Св. Тейяр
    (Пьер Тейяр де Шарден)
    «ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА», ок. 200 до Исхода
    ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ
       Отуманенный наркотиками темпат Норио ворвался, обогнув дипластовый барьер, в Палату Хроноса. Мотыльковое биение тайной жизни Пожирателя Солнц преображалось в барабанную дробь, и с каждым ударом в него вливалась энергия, ускоряющая ритм сердца. По шероховатому бугру урианской машины он вскарабкался к сталагмиту, столь похожему на трон, не предназначенный, однако, для человека, где покоилось Сердце Хроноса. Бездна позади, словно ведущая в недра черной дыры, вокруг которой вращалась станция, притягивала взгляд, но зеркальная сфера, заключающая в себе тайну Пожирателя Солнц, влекла еще сильнее.
       Пульсирующая в ней жизнь сливала пульс, дыхание и все внутренние функции Норио в одно целое с древним, почти органическим механизмом — такого экстаза он никогда еще не испытывал. Время и пространство открывались перед ним в вихре эмоций, идущем от обитателей станции. Перебарываемый сознанием долга страх тарканцев, вбегающих в Палату, ужас и бешенство Моррийона, боязливое любопытство Лисантера, ощущения других людей за стенами отсека. Власть Норио все время росла. В экстатическом триумфе он сознавал, что вот-вот поглотит умы всех, кто находится па станции. Пусть это продлится одно мгновение — его потерявшему чувство времени разуму это представлялось нескончаемым удовольствием, не идущим в сравнение с его жалкой коллекцией.
       Но тут он увидел мистическое свечение двух умов в причальном отсеке — столь яркое, что он не мог не смотреть. Борясь с этим ненавистным, отталкивающим его светом и желая поглотить разум Вийи первым, Норио черпал силу из Сердца. Внезапная боль пронзила его, и он вспомнил мерзкую штуковину, отнявшую у него Хрима, — теперь он чувствовал пальцами ее пышущую жаром субстанцию.
       У Норио вырвался вопль. Разум его вскрылся по шву, ослабленному этим уколом памяти, и развеялась наркотическая дымка, до сих пор скрывавшая от него истинную природу того, что он пытался пробудить. Теперь, когда было уже поздно, он страстно желал укрыться в неведении, в умственной слепоте нормальных людей. Острым колом в него входила боль, которую не мог выразить ни один доступный ему звук. Норио чувствовал, как рвутся жилы у него в горле и лопаются голосовые связки — что-то жуткое в своей огромности искало выхода сквозь его мозг, дробя его на миллион осколков, и каждый из них был жив и не терял сознания в пытке этого нескончаемого мгновения...
    * * *
       Свет начал мигать.
       По тому, как стиснули оружие руки тарканцев из почетного караула, по сузившимся глазам и окаменевшим челюстям Анариса ахриш-Эсабиана, должарского наследника, Вийя поняла, что это — явление ненормальное. Ее тело напряглось, и взгляд, обежав отсек, снова остановился на Анарисе.
       Наследник застыл неподвижно менее чем в метре от нее. Она чувствовала его гнев, как обжигающий огонь, и пыталась заслониться от него своим ментальным щитом. «Если жизнь на Пожирателе Солнц такова, придется принять предложенные Монтрозом наркотики», — подумала она, стараясь хотя бы внешне сохранить невозмутимость.
       Огни замигали снова, бросив зеленовато-серую тень на лицо Анариса, потом потускнели и погасли совсем, оставив от него едва различимый силуэт. Причальный отсек сделался красновато-серым, словно каменный чертог, освещаемый солнцем сквозь розовые стекла, и Вийя, не отрывавшая взгляда от Анариса, узнала, к своему ужасу и отвращению, собор в Нью-Гластонбери на Дезриене.
       Отталкивая от себя воспоминание об этом месте и о видении, которое ее там посетило, Вийя уцепилась за единственную связь с реальностью, еще доступную ей, — за фигуру Анариса, зеленовато-серую на фоне света, идущего от стен. Но тут в соборе словно открылась дверь — тень расширилась и неотвратимо увлекла ее в Сновидение.
    * * *
       Серый туман вокруг разошелся, и она услышала знакомый шум прибоя.
       Брызги оросили ее лицо — соленые брызги.
       Подняв голову, она увидела над собой зеленовато-серые облака Должара. Сверкнула молния, и раскат грома заглушил рокот моря. От запаха соли щипало в носу. Каким-то образом она перенеслась с урианской станции сюда, на остров Хореи.
       «Я уже была здесь когда-то», — подумала она, все еще пытаясь вернуть... что? Ей помнилось высокое здание из ажурного камня, его кристаллические окна, старая женщина... Но память ускользала, ноги вязли в песке и соленая пена жалила глаза.
       Еще мгновение она слышала эхо своей мысли — даже не эхо, а вопрос, — но и он отошел куда-то на край сознания, вытесненный настоятельной потребностью сделать что-то, и сделать немедленно.
       Она осмотрелась, привыкая к повышенной силе тяжести, повернулась спиной к темно-серому Должарскому морю, взобралась, тяжело дыша, на каменную осыпь и увидела перед собой многоярусный город, врезанный в склон горы с двумя вершинами.
       «Джар ат-Хореид», — пришло откуда-то извне.
       Она изумленно смотрела на высокие арки, фигурные окна и мозаики, которые при кратком проблеске заходящего солнца вспыхнули золотом, рубинами и изумрудами.
       Вийя не ждала, что увидит такую красоту. На Должаре никогда не было ничего красивого, и она думала, что должарианцам чуждо само понятие прекрасного, хотя в массивных башнях властителей Дола ей не доводилось бывать.
       Внезапно она вскинула глаза, но не увидела ничего, кроме туч. Астероид!
       Как бы она здесь ни оказалась, причина теперь стала ей ясна. «Я должна предупредить их», — сказала она себе и бросилась бежать.
       Ветер дул навстречу, предвещая шторм. Теплые капли шлепались на нее и на истертый кирпич дорожки. Она перескочила через низкую загородку, грохнув сапогами о камень.
       Ее окружали незнакомые запахи трав и душистых кустарников. Она мельком подумала, что климат здесь много мягче, чем на севере.
       Потом она увидела человека и остановилась, смигивая дождевые капли с глаз.
       Он сделал старинный жест, означающий «мир тебе». Вийя ответила тем же, и он поманил ее к себе.
       Она свернула с дорожки на другую, поуже, раздвинула занавес пальмовых ветвей и увидела длинный низкий дом с нависающими краями крыши.
       Вслед за незнакомцем она взошла на крыльцо, и ветер внезапно утих. В закругленных окнах горели огни, и она ясно видела смуглое лицо со светлыми глазами. Мужчина был на ладонь ниже ее, крепкого сложения. В длинных, как у нее, волосах сквозила седина. Он был старше, чем показалось ей на первый взгляд.
       Одет он был просто: в длинную разноцветную тунику и мешковатые штаны, заправленные в тканевые сапоги. Все это, в отличие от костюма Вийи, нисколько не напоминало военную форму, да и оружия, судя по всему, он при себе не имел.
       Не успев ничего сказать, Вийя почувствовала у самого своего щита осторожный вопрос, а за вопросом — твердый, как сталь, контроль.
       — Добро пожаловать, дочь моя, — сказал мужчина. Его выговор искажал слова, но за ними чувствовались любопытство и неподдельное радушие, а еще глубже — сознание чего-то неотвратимого и печаль, которую даже его контроль не мог скрыть.
       — Астероид, — сказала Вийя. — Люди с материка...
       — Это неизбежно, — ответил он, обратив поднятую ладонь к городу. — Неизбежно.
       Дождь перестал на время — словно занавес открыли, — и Вийя увидела на балконе каждого дома, от уровня моря до вершины горы, людей самого разного возраста. Все они стояли очень тихо, глядя на юг.
       Повинуясь знаку незнакомца, Вийя посмотрела туда же, в желтое вечернее небо.
       С небес медленно, неотвратимо, почти величественно нисходил яркий свет. Вот он исчез за южным горизонтом, и в сумерках расцвел световой купол, пронзенный стрельнувшим ввысь голубоватым копьем, — это удар астероида превратил сотню кубических километров воды и морского дна в перегретый пар.
       — Свершилось, — сказал мужчина.
       Первой реакцией Вийи был гнев от бесцельности всего этого. Она явилась слишком поздно, чтобы спасти их. Если бы она лучше рассчитала время, если бы у нее был корабль, она расстреляла бы этот астероид еще в космосе... но «Телварна» исчезла за много веков и световых лет отсюда.
       — Не сердись, дочь моя, — сказал мужчина.
       — Зачем я здесь? — спросила она. — Появившись хотя бы на день раньше, я могла хотя бы предупредить вас.
       Человек развел руками с печальной улыбкой. Она заметила, как дрогнул уголок его рта. «Он боится», — мелькнула мысль.
       Он был телепат и тут же эту мысль уловил:
       — Никому не хочется умирать до срока.
       — Людям вообще не хочется умирать.
       Он сделал глубокий вдох — запах трав в воздухе напоминал аромат специй, добавляемых в вино, — и улыбнулся.
       — Прежде чем поговорить о терев ха-зхад (это выражение, как поняла Вийя, значило «об интимных вещах»), надо хотя бы познакомиться. Я Мас, ликтор Хореи.
       — Я Вийя, — ответила она спокойно, несмотря на учащенное биение сердца. Прошло уже полминуты. Значит, я тоже умру с ними — и он полагает, что в этом во всем есть смысл?
       — Твое имя звучит не по-нашему. Ты из Служителей Дола?
       — Имя мне дал другой народ, ведь там, — она указала на север, — у рабов нет имен. — Увидев, как сдвинулись его брови и поджался рот, она добавила: — Не надо меня жалеть. Властители полагают, что, оставляя нас безымянными и брея нам головы, они лишают нас личности — но тех, кто хочет свободы, подобные меры только подзадоривают.
       Мас кивнул с пониманием.
       — А ты? Ты не считаешь смерть врагом, с которым надо сражаться до последнего? — спросила она. В ее памяти возникло смеющееся лицо Маркхема за миг до того, как Хрим его поджег, и объятое огнем тело; и вопрос получился злым, но она снова увидела спокойные лица людей на балконах и поняла, что в этом хореяне солидарны с ней.
       — Во вселенной ничто не исчезает бесследно, — с грустной улыбкой ответил Мас. — Но мы любим наш дом, наш остров — и нашу планету тоже. Мы знали, что Дети Дола уничтожат нас тем или иным способом, и оттягивали это, как могли. Но, убедившись, что их сила возросла, мы изменили свои планы. Мы сольемся с Единосущием, но передадим свой дар будущему. И если этот дар будет принят, в конечном счете выиграем мы все — и те, кто служит Долу, и те, кто любит Хора.
       — Нам внушают, что вы были демонами, — сказала Вийя и осеклась — к чему губить мечту приговоренных к смерти?
       Мас коротко ахнул, и она взглянула на него — неужто он так легко отказался от своей веры?
       Но его широко раскрывшиеся глаза искрились радостью.
       — Так ты пришла из грядущего? — Он прочел ответ в ее уме, не дожидаясь слов, и на ресницах у него блеснули слезы. — Наш дар! Наш дар!
       Ветер донес сверху странный звук: слитые голоса опускались от высоких нот к низким, и красота этого пения обжигала душу.
       Мас обратил взор к южному горизонту, который слегка изменился
       — Там, над нами, в самых недрах горы, ждут те, кто попытается выжить: на каждую разновидность Дара приходится хотя бы один человек.
       Вийя поморщилась при мысли о том, что будет с этими выжившими. Она решила молчать, но Мас читал ее мысли.
       — Мы знаем натуру Служителей Дола. Все эти люди — добровольцы. Среди них моя жена.
       От слова «жена» Вийя поразилась в третий раз.
       — Видимо, то, что дается свыше, не умирает, — промолвил он, глядя на нее. — Ибо ты слышишь нас, в отличие от Детей Дола нашего времени. Есть и другие, такие, как ты?
       Поняв, в чем заключался их «дар», Вийя быстро кивнула. Волна приближалась: Вийя слышала, как она шуршит, вздымаясь выше точки любого прилива.
       — Да, есть. Жители материка поработят взятых в плен хореян, но дар проявится в потомках этих рабов. Но скажи: если вы не признаете войн, каким образом исчезали корабли всех прежних завоевателей?
       — Они никуда не исчезали. Эти завоеватели здесь, среди нас — мы убедили их сложить оружие и присоединиться к нам. Ты получила свой дар, Та, Что Слышит. Храни же его — и помни о нас.
       Хор запел громче, и к нему примкнули другие, духовные голоса, слившиеся в псалме радости и единства, а глаза ожидающих гибели хореян смотрели на пронизанную водорослями стену дымящейся воды, следом за которой шла взрывная волна.
       Вийя закрыла глаза. Рокот усиливался, заглушая пение в воздухе, но в мозгу оно звучало по-прежнему, и в последний миг она, отбросив защитные барьеры сердца и духа, устремилась к общему хору.
       Но волна прокатилась, тихая и холодная, и увлекла ее в небытие.

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    1

    АРТЕЛИОН
       Мойра бежала по широкому коридору, и бюсты давно умерших Панархов и Кириархей провожали ее слепыми взорами. Коридор уперся в колоссальные двери, и она в отчаянии остановилась. Охваченная пламенем птица грозно смотрела на Мойру с дверей, а позади слышались голоса, грубые голоса должарских захватчиков. Девочка оглянулась и потянула за огромную ручку.
       Двери не уступили, и Мойра сглотнула слезы, но тут раздался глубокий гул, и громадные створки стали отворяться. Сперва она просунула в щель ногу, потом корзинку, потом проскользнула сама. Гул затих и опять возобновился. Мойра прошла несколько шагов вперед и остановилась — ее облегчение сменилось страхом, когда она осознала всю огромность этого помещения. Она попятилась, обернулась и увидела, что гигантские двери закрылись за ней. Гул, которым это сопровождалось, пронизал все ее тело.
       Она видела Тронный Зал и раньше, но только на голографиях, не дающих никакого понятия о просторах, грозивших ее поглотить. Вместо потолка над ней простиралось звездное небо. Было холодно, и казалось, что в темных углах шепчутся голоса, как будто здесь кишели призраки. Мойра огляделась, но ничего не увидела и двинулась по блестящему полу к изумрудно мерцающему трону. Он тоже был окутан мраком и походил на огромное, уходящее ветвями к звездам дерево.
       Деревья всегда вселяли в Мойру чувство безопасности, и она устремилась вперед бегом, прижимая к груди корзинку.
       В том конце зала должны быть другие двери. А если должарианцы сообразят, куда она делась, и войдут сюда, она сможет спрятаться за троном.
       Она бежала все быстрее, вызывая вокруг шепчущее эхо, и смотрела только на дерево, стараясь не замечать, как здесь темно.
       Потом она увидела, что на Изумрудном Троне сидит человек, и остановилась, тяжело дыша.
       «Если тебя схватят, притворись, что заблудилась, и поплачь», — прозвучал в памяти хриплый голос Маски, чье лицо скрывала красная ткань, а темные глаза смотрели прямо в душу.
       — Поди сюда, — сказал голос — тихий, чуть громче шороха ее сандалий по холодному блестящему полу.
       Мойра испустила дрожащий вздох и двинулась к трону. Заплакать будет нетрудно — она ведь видела, на что способны должарианцы там, на берегу, где их предводитель расплавил Аврой. Они убивали людей просто так, ни за что.
       Но чем ближе она подходила к трону, тем более странным казался ей сидящий там человек. Трон мерцал слабым светом, идущим непонятно откуда, и человек на нем светился так же. Такой одежды, как у него, теперь никто не носил, но он совсем не походил на должарианца.
       Может, это призрак, о котором столько говорили ее друзья? Ниону даже говорила, что видела его, но Мойра думала, что подружка просто завидует ей, потому что она успела повидать Аврой. Больше уж ни одна девочка не принесет Аврой цветы — Должарский вождь расплавил статую.
       Подойдя ближе, она разглядела, что человек на троне очень стар, но держится прямо и гордо, как будто сидит тут по праву. И что он не настоящий, а весь из туманного света. Да просто голо, только и всего. Так ей и отец говорил. Но очень похож на портреты Джаспара, первого Панарха, а глазами напоминает Маску. Голо так не смотрят — только люди.
       Мойра замедлила шаг и остановилась перед самым троном. Старик улыбнулся ей и сделал знак подойти еще ближе, но она не двинулась с места — горло ей точно стиснула невидимая рука.
       — Ты кто? Призрак? — спросила она наконец. Ее тонкий голосок совсем потерялся в огромном зале.
       — Скажем так, Мойра: я больше, чем призрак, но меньше, чем человек. — Его голос, внятный, но тихий, не производил эха.
       Мойру не удивило, что призрак знает ее имя.
       — Ты мне поможешь? — спросила она, осторожно ставя корзинку на пол. — Гаки меня заметили.
       — Гаки? — с легкой улыбкой повторил он.
       — Мы так должарианцев зовем. — Надо же, он знает ее имя, но не знает, как дети Мандалы прозвали оккупантов. Она быстро оглянулась — большие двери оставались закрытыми. — Они любят убивать, но нас больше не трогают, если мы не нарушаем их правил. А я вот нарушила, потому что в эту часть дворца ходить запрещается. Но ведь дворец наш, а не их! Ненавижу гаков!
       — Но ведь ты не только это правило нарушила?
       Мойра снова взяла корзинку с пола. Насквозь он ее видит, что ли?
       — Я помогаю папе, — заявила она.
       Это, в общем, правда — она в самом деле помогает отцу. Даже должарианцы знают, что ее отец — старший садовник и что она носит садовым работникам разную рассаду, потому что мало у кого из них пропуска позволяют ходить всюду.
       Не знают они только, что под рассадой она иногда переносит чипы с сообщениями.
       — Одно дело — нарушить правило, которое может повредить только тебе, — сказал старик, — и совсем иное — сделать то, что может повредить другим людям. Ты понимаешь разницу?
       Мойра промолчала. Неужели призрак и о чипе знает? Она обещала папе — и Маске — никогда никому не говорить, что носит в своей корзинке помимо рассады.
       Впрочем, она понимала, о чем он говорит. Маска ей объяснил, что ДатаНетом теперь никому пользоваться не разрешают, кроме как по делу, и что гаки читают все. Поэтому секретные послания — вроде тех, что они с папой пытаются передать маме, которая, может быть, прячется на другой стороне планеты вместе с другими флотскими, сумевшими скрыться в первые дни оккупации, — передаются на чипах из рук в руки. А для их прочтения используются электронные блокноты или портативные проекторы наподобие тех, с которыми дети работают в школе. Некоторые и правда взяли из школы, и это порядком забавляло Мойру и ее друзей.
       — Ты хочешь сказать, — осторожно спросила она, — что, если я не доставлю эту рассаду куда надо, кто-нибудь может пострадать?
       — Именно так, Мойра.
       Значит, он полагает, что она поступила нехорошо, пойдя этим путем, а не по служебным трубам, как велел ей Маска.
       — Я пробралась сюда, чтобы тебя увидеть, — выпалила она, — посмотреть, настоящий ты или нет.
       — Зачем? — уже без улыбки спросил старик.
       Чувства, обуревавшие Мойру, как-то не укладывались в слова.
       Потому что я надеюсь, что моя мама жива. Потому что папа пьет по ночам, пока у него глаза не покраснеют. Потому что у многих из нас нет родителей и никогда уже не будет. Потому что гаки сильнее нас и такие подлые. Потому что на нашей стороне должен быть кто-нибудь посильнее должарианцев.
       Но этого она почему-то не смогла выговорить и сказала:
       — Наши Крысы говорят, что Маска тебя видел. Что гаки тебя боятся, а Маска — нет и что он всю ночь с тобой разговаривал. Я просто хотела проверить, правда это или нет.
       — Это правда, — сказал старик. Мойра перевела дыхание, а он опять улыбнулся и спросил: — А кто такие Крысы?
       — Мои друзья, — гордо ответила она. — Мы называем себя Крысами, как ребята на Рифтхавене. У нас даже свои знаки есть... — Тут она почувствовала, что говорит лишнее, и умолкла.
       — Ты молодец, Мойра, — одобрительно сказал призрак. — Можешь сказать своим Крысам, что я здесь и что я помогаю Маске. Но ты должна обещать мне, что больше не станешь ходить этой дорогой. — Он повернул голову, и Мойра с замиранием сердца убедилась, что может видеть сквозь его череп. Но он улыбнулся и снова взглянул прямо ей в глаза. — Мужайся, дитя мое, — сказал он, и в этот миг большие двери, через которые она вошла, распахнулись.
    * * *
       Когда двери начали открываться, пенташ Синаран сделал одной из гвардейцев знак пройти вперед. У тарканки напряглись плечи, и она, побледнев, оглянулась на него с порога.
       — Девочка стоит перед троном. Но оно... тоже там, с ней.
       Взводный тихо выругался, употребив слово, за которое альташ Джессериан запросто мог бы назначить ему сто плетей. «Никакой это не карра, — говорил им Джессериан. — Это голограмма, компьютерный фокус».
       Но сам альташ, командующий должарскими силами в Мандале, ни разу не видал этого панархистского карра. Даже если он вылез из компьютера, все равно он порождение злой воли мертвого врага. Как же его еще называть?
       Двери раскрылись пошире, и Синаран его тоже увидел. Он послал свой взвод вперед, и тарканцы, преодолевая страх, рассредоточились и бегом устремились к трону, чтобы охватить его с флангов. Коммуникатор уведомил Синарана, что взвод Джустуана прошел во Врата Алеф-Нуль за троном.
       Давя в себе суеверный ужас и держа бластер наготове, пенташ, тарканец с двадцатипятилетним стажем, четкой и быстрой походкой двинулся к трону. В зале забрезжил мертвенный свет, приобретающий яркий зеленовато-желтый оттенок гангренозной раны. Дышать стало трудно, и Синаран стиснул челюсти при виде тумана, зловеще медленно клубящегося над троном.
       Но страх не мог победить двадцати пяти лет жестокой муштры и боевого опыта, и пенташ не замедлил шаг. Фигурка девочки, съежившейся у самого трона, выдавала не менее сильный страх. Почти что доросла до своего первого Каруш-на Рахали. При этой мысли Синаран испытал легкое возбуждение — он, как и все должарианцы, никогда не терял связи с лунным ритмом далекой родной планеты.
       Но он сурово подавил этот позыв. Панархисты вообще под запретом, а эта и вовсе маленькая и хилая, даже если созрела уже, в чем он сомневался. Ему отдан четкий приказ, и эта девчонка не доживет до Схватки, даже если у панархистов имеется что-то подобное.
       Он дошел до помоста, и его правая нога напряглась для следующего шага.
       — Если ты ценишь свою волю и душу, не подходи ближе, — на безупречном должарском сказал тогда карра.
       При этих словах Синаран замер, словно наткнувшись на стену, и покачнулся, на миг потеряв равновесие. Его никто не предупреждал, что призрак умеет говорить!
       Карра смотрел на него, не отводя глаз, и в зале стало темнеть. Волны почти неслышных звуков пронизывали тело тарканца. Весь оставшийся свет сосредоточился вокруг карра и толчками потек с высоты трона прямо к Синарану. Ужас сковал пенташа, когда он увидел позади глаз призрака тьму с пляшущими языками пламени.
       — Меня зовут Джаспар, — оказал карра, и Синаран понял, что пропал. Карра называют свои имена только тем, кого собираются пожрать. — Я не спрашиваю, как зовут тебя, ибо это уже не имеет значения. Ты вошел в мои владения по собственной воле, и теперь ты мой.
       Карра помолчал, как бы в раздумье. Синаран метнул взгляд вправо и влево — его взвод занял позицию по бокам трона.
       — Вопрос только в том, проглотить мне тебя теперь или после.
       С решимостью отчаяния Синаран вскинул бластер, но боль окатила его расплавленным металлом и погрузила во тьму.
    * * *
       Мойра так напугалась, что почти уже не чувствовала страха. Она стояла у трона, глядя на приближающихся тарканцев, а над ней клубились тучи, словно в грозу.
       Призрак заговорил на жестком языке захватчиков, и солдат остановился. Мойра слышала тихий рокот грома. Жуткие зеленые тучи пускали струйки пара, похожие на юрких змей.
       Солдат внезапно навел на призрака свой бластер. В тот же миг сверкнул свет, ударил гром, Мойре заложило уши, а из туч хлестнули синевато-белые бичи молний. Одна из них обрушилась на тарканца перед троном — тот весь передернулся и упал без сознания. Сквозь раскаты грома послышались вопли, а потом настала тишина.
       Присевшая на корточки Мойра медленно поднялась и огляделась. На полу кое-где виднелись темные дымящиеся холмики, и пахло горелым мясом. Мойра зажала рукой нос и спросила призрака:
       — Они мертвые?
       — Все, кроме этого. — Призрак показал на тарканца у трона.
       — Надо было убить и его тоже, — свирепо заявила Мойра, чей испуг успел уже смениться гневом.
       — Я не могу перебить их всех один, Мойра, — слабо улыбнулся призрак. — Я не должен убивать даже тех, кто заходит в мою часть дворца — иначе их сообщники за пределами планеты захотят отомстить за них. Что до этого, пусть живет и нагоняет на других страх своими рассказами. — Призрак встал. — А ты должна выполнить то, что тебе поручено.
       И перед самым троном внезапно разверзлась дыра.
       — Ты веришь мне, Мойра? — спросил призрак, и она кивнула. — Тогда следуй за мной. — Он растаял и ушел в дыру, словно дым.
       После секундного колебания Мойра прыгнула за ним и заскользила вниз витками, как в горки, — похоже было на Брюхо Дракона в Панлюдиуме. Ей это даже понравилось. У самого низа ее желудок взмыл вверх, и что-то мягко поставило ее на ноги.
       Призрак молча повел ее за собой, и скоро перед ней открылась дверь в сад, куда она и шла, пока не свернула в сторону. Мойра заморгала от солнечного света — она думала, что и здесь будет дождь, настолько реальной была гроза в Тронном Зале.
       Она обернулась, чтобы поблагодарить призрака, но он уже исчез.
       Мойра, неся корзинку, отправилась выполнять свое поручение.
    * * *
       Ферразин, хмурясь, выключил пульт. Ему только что удалось получить блок информации такого рода, которую Барродах ценил больше всего, — но почему она далась ему так легко, в самом конце сеанса? И откуда эта внезапная вспышка активности? Карта узлов, которую он так старательно составлял, осветилась сверху донизу.
       Он оглядел свой кабинет. Вот одна из наград за его успешное проникновение в тайны дворцового компьютера: огромная разветвленная сеть электроники, временами вбирающая в себя чуть ли не всю компьютерную мощность Артелиона. Ясное дело, как бы они иначе управляли Тысячью Солнц? Теперь понятно, почему Колледж Инфонетики помещался именно здесь.
       Тианьги шелестело, наполняя комнату прохладным воздухом с запахом леса и солнечных полян. За дипластовой перегородкой, врезанной в стену Должарскими завоевателями, виднелся полный кипучей деятельности компьютерный зал, но его шум сюда почти не доносился. Тамошние техники тоже видели Ферразина, но старались не встречаться с ним взглядом. А ведь он сидит в таком же аквариуме, как они все. Но другие программисты без вызова к нему не заходят — он здесь главный.
       Еще недавно он был таким же, как они, и даже не мечтал управлять дворцовой сетью Мандалы. Он был хорошим специалистом, но уже не надеялся проникнуть глубже уровня октанта, когда рука Аватара извлекла его из безвестности. Только на службе Должару он и мог достичь своей несбыточной цели.
       Но здесь он столкнулся с работой, которую не мог осилить при всем своем старании, и встретился с явлением, скрыть которое было затруднительно. В Сети существовал автономный интеллект, носящий личностные характеристики Джаспара Аркада. Ферразину до сих пор не верилось, что Мандала так откровенно нарушила собственный запрет на создание искусственного интеллекта, поправ коренной предрассудок человечества Тысячи Солнц.
       Этот-то интеллект и поймал Ферразина в ловушку. Работу, продвигающуюся столь успешно, выполнял уже не Ферразин, а он, Джаспар. Хуже того: дворцовый компьютер действовал по неизменной схеме «ты мне — я тебе». Что он потребует от Ферразина за выданную на этот раз информацию?
       Зажужжал коммуникатор, и Ферразин получил ответ на свой вопрос.
       — Это Джессериан. Немедленно приходи в Тронный Зал. — И командующий отключился, не дожидаясь подтверждения.
       Через несколько минут программист, перебарывая тошноту, уже наблюдал, как мрачные тарканцы выносят из зала поджаренные тела своих товарищей. Запах горелого мяса застревал в горле.
       Ферразин с ужасом выслушал рапорт единственного, кто остался в живых, — тот стоял по стойке «смирно», но его пошатывало.
       — Как это возможно? — спросил Джессериан Ферразина, когда тарканец закончил.
       Ферразин сглотнул, преодолевая металлический вкус во рту. Только бы не вырвало, подумал он, роясь в своих познаниях по части техники.
       — С-скорее всего р-разрядные тороиды в потолке, у-управляемые ультрафиолетовым лазером.
       Должарианец ответил ему грозным непонимающим взглядом.
       — Искусственная молния, — с внезапной усталостью пояснил Ферразин. — Кириархея Баникалаан увлекалась такими штуками. У неё даже дождь и снег с потолка шел Эти машины уже пару веков не использовались.
       — Однако работают исправно? — с нескрываемым презрением процедил Джессериан.
       — Почему бы и нет, если компьютер осуществляет уход за ними?
       Командир отвернулся и отпустил уцелевшего тарканца, бросив несколько резких фраз. Тот, с искаженным от боли лицом, отдал честь, сделал четкий поворот, споткнулся и зашагал прочь. Джессериан и программист остались вдвоем на возвышении. Даже похоронная команда ушла, и их голоса смолкли, оставив за собой шепчущее эхо.
       Джессериан подошел вплотную к Ферразину, возвышаясь над ним. От него пахло, как от изнуренного бегуна, держащегося на одной нервной энергии.
       — Это твоя оплошность. Ты обязан контролировать компьютер.
       На последнем слове Джессериан споткнулся — он явно хотел сказать «карра». Ферразин даже развеселился, несмотря на испуг. Искусственный интеллект волнует должарианцев не меньше, чем его, хотя и по другим причинам.
       — Я не могу его контролировать. Я предупреждал вас — не пускайте тарканцев в Тронный Зал. Вы не хуже меня знаете, что с компьютером можно только договариваться — либо уничтожить его целиком. А если мы это сделаем, нам обоим тоже не жить.
       Джессериан выругался по-должарски, но Ферразин понимал, что он признает правду его слов. Он, как и Ферразин, обязан компьютеру своим нынешним положением. После отбытия Эсабиана он получил через Ферразина ровно столько информации, чтобы избежать катастрофы вроде тех, что оборвали карьеру других военных, равных ему по званию, здесь, на Артелионе. Теперь он, как и Ферразин, главный в своей области.
       — Но у нас больше нет ках-джиллальч, — сказал тарканец и пояснил: — Козлов отпущения. И твой... призрак держит нашу судьбу в зубах. Есть ли у тебя для Барродаха такое, что убедило бы его отвратить гнев Аватара?
       — Не будь он катеннахом, — улыбнулся Ферразин, — я сказал бы, что держу судьбу его потомства в своих зубах.
       Джессериан с коротким лающим смехом окинул его оценивающим взглядом.
       — Ты сильно изменился после того, как Аватар нас покинул. Во время Каруш-на Рахали ты еще плох, но уже учишься быть должарианцем.
       — Я дышу полной грудью.
       Джессериан ответил странным косым кивком, характерным для должарианцев, но обычная хмурая гримаса тут же вернулась на его лицо.
       — Я тоже, но это может измениться.
       Ферразин передернулся от воображаемой боли, представив себе месть Эсабиана, если тот разоблачит их.
       — Что вы будете докладывать? — спросил он.
       Они быстро договорились о содержании своих рапортов и ушли из Тронного Зала. Ферразин поспешил в свой кабинет, мысленно репетируя предстоящую беседу с Барродахом, — бори потребует от него объяснений, как только получит известие от Джессериана. Хорошо, что червяки, которые он обещал запустить, уже готовы.
       Первым делом он отправился в освежитель, где поплескал водой на лицо и прополоскал рот, чтобы избавиться от смрада жареной плоти, потом затемнил дипластовое окно и сел перед своим пультом.
       Странно это — бороться с другим программистом за сотни световых лет от тебя. В «справочнике изыскателя» почти нет информации об этой Татриман Алак-лу-Омбрик — она ведь из рифтеров, — но она очень сильный специалист. Иначе быть не может, раз она работает под руководством самого Аватара. У Барродаха на Пожирателе Солнц больше нет таких, если учесть, что Лисантер занимается компьютерами наряду с урианскими исследованиями, поэтому Барродах наладил Ферразина контролировать ее работу. Без поддержки артелионского компьютера у Ферразина не было бы против нее ни единого шанса.
       Ферразин надеялся, что хорошо замаскировал задачи, которые ставил компьютеру. Страшно подумать, что может случиться с каналом гиперсвязи, который он использует для программирования на Пожирателе Солнц, если машинный интеллект этот канал обнаружит.
       Он только-только успел составить рапорт, когда пульт заверещал — это был особый код, которым пользовался Барродах. Ферразин связался с ним по гиперсвязи, минуя Ремалиаха — бори, ответственного за связь на Артелионе.
       Через несколько секунд Барродах появился на экране.
       Ферразин, борясь с заиканием, заговорил первый:
       — У меня г-готовы два червяка из заказанных вами. П-первый даст вам нужную информацию без угрозы обнаружения. В-второй постепенно отведет дополнительную компьютерную энергию на ваши стазисные заслонки.
       Бори коротко кивнул — его щека подергивалась.
       — Тебе известно, зачем я тебя вызвал.
       — Д-да, но есть еще кое-что, — заторопился Ферразин. — К-компьютер выдал часть статистики по флоту в южном Алеф-Нуль — надеюсь через сорок восемь часов получить остальное.
       Барродах немного просветлел.
       — Это хорошо. Это может даже отвести от вас гнев Аватара.
       Ферразину было гораздо легче общаться с секретарем Эсабиана по гиперсвязи, чем лично, — он даже заикаться перестал.
       — А если не отведет, что вы предпримете, когда Татриман сделает следующий ход?
       Бори передернулся и потер щеку, сам, видимо, не замечая этого жеста, и без дальнейших комментариев выслушал объяснения Ферразина по поводу уничтожения взвода тарканцев.
       Ферразин вкратце рассказал о других аспектах своей деятельности, и оба отключились одновременно, прервав свою кодовую связь.
    * * *
       Узел, управляющий нужным терминалом, активизировался. Используя часть своего внимания, разум, именующий себя Джаспаром, нащупал канал, привязал к исходящему сигналу собственное сообщение и одновременно получил возвратную информацию от своей программы-агента. Информации пока было немного, но скоро он будет знать об этом отдаленном месте достаточно, чтобы начать действовать. Одно он уже знал: Враг находится там собственной персоной.
       Тем временем надо еще раз поговорить с человеком по прозвищу Маска — в мире немало такого, что он способен понять только при посредстве живого разума.
       Ибо Джаспар был мертв и сознавал это.

    2

    «ЦВЕТОК ЛИТ».
    ОДИН СВЕТОВОЙ ДЕНЬ ДО ПОЖИРАТЕЛЯ СОЛНЦ
       Единственный звук на мостике «Цветка» производили пальцы Хрима, барабанящие по подлокотникам. Главный экран показывал бинарий черной дыры, но Хрима больше интересовали компьютерные световые черточки, изображающие корабли. Километровый «Цветок Лит» распределил свой сенсорный ряд па приличное расстояние, хотя и не такое, как крейсер.
       — Они там все чокнутые, кэп, — сказал скантехник Эрби, ткнув большим пальцем в сторону экрана. — Так и скачут с места на место.
       — Вот погоди, увидишь крейсер с каждого боку — еще не так заскачешь, — съязвил орудийщик Пилиар.
       — Что-нибудь засек, Риоло? — прервал их Хрим.
       — Нет, капитан. — Барканец поддернул свой гульфик нервным движением, так раздражавшим Хрима прежде.
       Теперь раздражение прошло, а если оно возвращалось, секс с шестеком быстро его снимал. Но то, что Риоло не мог расшифровать переговоры, ведущиеся вокруг Пожирателя Солнц, бодрости не вселяло.
       Впрочем, ничего удивительного тут нет после того, что Барродах сделал с «Аравийской ведьмой». Он отрезал им энергию за сообщение, переданное кодом Братства, пользоваться которым бори запретил, и «Кулак Должара» отбуксировал их на орбиту, пересекающую черную дыру. Хриму до сих пор слышались их вопли в тот момент, когда приливный эффект разнес корабль на части. С тех пор никто не решался противопоставлять свой код компьютерным мощностям Пожирателя Солнц.
       Ну уж «Цветок» никто не обездвижит, решил Хрим. Он велел своим техникам привести реакторы в рабочее состояние еще до выхода из пространства Барки — теперь они смогут переключиться в течение нескольких минут.
       — Долго еще будет разворачиваться этот хренов ряд? — с подобающим недовольством осведомился Хрим.
       — Часа два, я думаю, — ответил Эрби. — Метку «Когтя дьявола» легко распознать.
       Подергивание Риоло снова привлекло внимание Хрима, и на сей раз капитан рассердился.
       — Чего ты ерзаешь, троглодит?
       — Огры, капитан. Я с ними еще не закончил.
       — Какого тогда хрена ты здесь торчишь? Мотай отсюда и займись делом, — рявкнул Хрим, невзирая на то, что сам изменил рабочий график барканца.
       «Это из-за Норио я так нервничаю, — сказал себе капитан. — Он не должен был бросать меня». Темпат хорошо умел снимать с Хрима стресс с помощью более или менее тонких приемов, а шестек просто топит все ощущения в потоке голого удовольствия. Да, расслабляет он до предела, но это и все.
       По правде сказать, Хрим, несмотря на не испытанное прежде наслаждение, скучал по своему паршивому мозголазу, но ни за что не признался бы в этом Норио, который бросил его, не спросясь.
       Барродах отказывался отвечать на вопросы, касающиеся темпата. «Я не могу раскрывать ничего, что относится к контролю над Пожирателем Солнц», — сказал он Хриму.
       И Хрим использовал огров, чтобы получить доступ на Пожирателя. Авось там он получит наконец компенсацию, причитающуюся ему за погибший при Малахронте крейсер. Риоло рассказал ему, как барканцы мужского пола пользуются шестеками, получая взаимное удовольствие со стерилизованными гуриями и подчиняя их своей воле. Хрим испробовал это с юнгой и убедился, что барканцы ничего не преувеличили. С Норио это тоже сработает. И если у Норио хватит силенок контролировать станцию... то он, Хрим, будет контролировать Норио.
    * * *
    «КОГОТЬ ДЬЯВОЛА».
    СИСТЕМА ПОЖИРАТЕЛЯ СОЛНЦ
       Таллис Й'Мармор, поборов желание потрогать нашлепку на глазу, положил руки на подлокотники командного кресла. Посмотрев на пульт, он вспомнил код, которым можно вызвать логос, и поморщился. Больше он в этом не нуждается. Он может похерить этот код, может взорвать свой пульт, и логос будет общаться с ним в призрачном режиме, незаметно для чужих. А если Таллис захочет, то и открытым текстом, на глазах у команды.
       Впрочем, так далеко заходить он не станет. Просто будет слушать — пусть логос сам выходит с ним на связь. Таллис взглянул на Киру Леннарт, ставшую первым помощником после того, как освободила капитана из заточения в сточном трюме. Она заверила его, что способ победить логос есть. «Если мы сумеем разбудить эйдолона, у нас появится шанс», — шепнула она ему на ухо после припадка страсти, пока Лури храпела по ту сторону от нее.
       Все может быть, а тем временем Таллис сотрудничал с логосом. Вся команда была уверена, что это Таллис открыл шлюз перед Андериком, но Таллис-то знал, кто это сделал, и кошмары, где тело Андерика уплывало в бездну космоса, служили ему предостережением. К счастью, логос почти ничего не требовал, да и эти немногие требования относились к обязанностям, возложенным на Таллиса Ювяшжтом.
       — Импульс орбитального монитора! — объявил внезапно скантехник Ульгер.
       У Таллиса сердце замерло в груди. Опять! Что же это делается? Уже четвертый раз в их патрульном секторе срабатывает монитор — и каждый раз они ничего не находят. Интересно, другие корабли тоже с этим сталкиваются? Узнать невозможно: Ювяшжт ничего не скажет, а другие рифтерские корабли после случая с «Ведьмой» больше не выходят на связь, разве что когда приказ Ювяшжта подводит их близко друг к другу, что случается все реже и реже.
       — Запрограммируй новый курс, — сказал Таллис шо-Имбрису. — Связь, передать импульс с нашим курсом по гиперсвязи на «Кулак».
       Команда подобралась, а Таллис под своим сшитым на заказ мундиром потел в два ручья. Он перенастроил тианьги, и на мостик поплыли успокаивающие ароматы.
       «Да что толку, — уныло подумал Таллис. — Все мы знаем, что чистюли на подходе, — и Барродах поместил нас между ними и собой».
       Что, если атака начнется прямо сейчас? Когда-то — жизней пять назад — Таллис гордился бы тем, что его «Коготь дьявола» первым о ней оповестил. Но последние события показали, как мало он способен управлять даже собственной судьбой, не говоря уж о своем дурацком корабле. Авось Ювяшжт пошлет еще несколько кораблей проверить импульс, и «Коготь» перестанет быть единственной мишенью.
       Миг спустя пришло подтверждение от Должарского флагмана, где Ювяшжт координировал действия всех патрулей вокруг Пожирателя.
       — Приказ прежний, — скучающим голосом оповестил офицер по связи и отключился, не дожидаясь ответа. Значит, проверять придется одним, без поддержки.
       Таллис, откашлявшись и немного овладев голосом, дал инструкции Ульгеру, и они скакнули на расстояние световой секунды к монитору.
       Ульгер не нашел там ничего, кроме скопления камней, которые должен был защищать этот самый монитор, чтобы чистюли не бросили их по направлению к станции.
       Теперь уже не имело смысла выяснять, какой объект совершил сюда скачок: волновой фронт ушел за пределы разрешающей способности сенсорного ряда «Когтя дьявола». Зато чужим сенсорам «Коготь» засечь очень даже просто.
       Таллис отдал приказ вернуться на заданную орбиту и стал глубоко дышать, чтобы унять сердцебиение.
       Но не успели они войти в скачок, как пульт Ульгера стал сигналить.
       — Корабль! — встрепенулся скантехник. — В световой минуте от нас.
       Он поджидал нас тут! Таллис рефлекторно нажал на скачковую клавишу, задействовав заранее запрограммированный тактический скачок.
       — Нинн! Щиты и гиперснаряд к пуску! — Таллис закусил ноготь и заставил себя опустить руку. — Ульгер?
       — Поймал, — через несколько секунд ответил тот. — Сенсоры его проверяют. — После нескончаемой паузы скантехник недоверчиво произнес: — Метка «Цветка Лит».
       Таллис вздохнул. Ничто на свете не заставило бы его обрадоваться Хриму, но Хрим хоть стрелять в него не станет — надо надеяться.
       Леннарт, словно отвечая на его мысль, произнесла ровным голосом:
       — Входящий сигнал. Код Братства.
       После кивка Таллиса она включила экран, и на нем появился Хрим, развалившийся в кресле с гнусной ухмылкой на губах. Почесывая волосатую грудь под распахнутым, алым с золотом мундиром, он сказал:
       — Эй ты, придурок, Й'Мармор, подойди к нам на светосекунду. Надо поговорить, но мне неохота глядеть на твою рожу две минуты, дожидаясь ответа, — это портит аппетит.
       Таллис метнул взгляд на свою команду. Если хоть кто-нибудь засмеется... но этого не случилось. Он кивнул шо-Имбрис, и скачковый механизм заурчал.
       Когда экран прояснился снова, Хрим подался вперед.
       — Я полдня нашариваю твои координаты, потом прыгаю туда — а тебя там нет. Что происходит?
       — Ничего, — стараясь сохранять скучающий тон, сказал Таллис. — Что-то заколебало мониторы на рифе, и мы, согласно приказу, должны были это проверить. Если это чистюли пытались увести астероид для атаки, то, видимо, ушли несолоно хлебавши.
       Нинн хихикнул, остальные промолчали.
       Хрим снова поскреб грудь унизанной кольцами рукой.
       — Такое уже бывало?
       — Четыре раза с тех пор, как нас назначили патрулировать.
       Хрим заржал.
       — Дурак ты, Й'Мармор, — никакая это не атака. Они нарочно это делают, чтобы ты пускал в штаны, — это самое, спорю, ты и сделал четыре раза.
       Команда Хрима грохнула со смеху.
       Таллис стиснул челюсти и чуть не прервал связь, но тут вспомнил о новости, которую Хрим наверняка еще не знал. Логос потратил несколько дней, чтобы расшифровать разговор Барродаха с «Телварной», — это затянуло ремонт корабля, но теперь может принести свою выгоду.
       Поэтому Таллис только улыбнулся и с радостью отметил, что Хрим смеется уже через силу.
       — Что еще новенького? — резко осведомился капитан «Цветка».
       — Нам мало что говорят. — Таллис смаковал слова, намереваясь насладиться от всей души. — Мы должны готовиться к атаке и не позволять чистюлям захватывать астероиды. Барродах все еще пытается включить станцию. Судя по показаниям нашего гиперреле, ее мощность возросла на три десятых процента... — Таллис сделал паузу, сохраняя невозмутимость.
       Странно, Хрим стал какой-то не такой, хотя язык у него остался прежним. Куда, собственно, подевался Норио? Они с Хримом годами были партнерами, но сожителями так и не стали — Хрим, хищник по натуре, никому не способен хранить верность.
       Видя, что Хрим молчит, Таллис продолжил:
       — Да, еще должарианцы ставят широкий сенсорный круг около Пожирателя, используя все катера и челноки с прибывающих сюда кораблей.
       — Тебе так нравится слушать собственный голос, Й'Мармор? — буркнул Хрим. — Всякий другой сказал бы просто «ШСК» и заткнулся бы. Давай выкладывай — ты либо держишь что-то за пазухой, либо сидишь на четырехметровой палке-визжалке.
       Таллис, игнорируя смех по обе стороны экрана, сказал:
       — После Норио сюда прибыл еще один темпат.
       Хрим прищурился и резким взмахом пресек шум у себя на мостике.
       — Ну и что?
       — Просто я подумал, что тебе следует это знать. — Таллис помолчал, наслаждаясь зрелищем краски, заливающей лицо Хрима, и, лишь сочтя, что другой капитан дозрел, сказал: — Этот темпат — Вийя с «Телварны», и говорят, что она потребовала себе в награду, если запустит Пожиратель Солнц. Твое сердце на острие своего ножа.
    * * *
    ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ
       Пульт Барродаха запищал, и он отпустил Ферразина. «Сейчас я увижу, что получает Аватар из компьютера», — с удовлетворением подумал бори. Рапортом Джессериана он тоже остался доволен: сработала забытая защитная система, случайно включенная нарушившим приказ тарканским взводом.
       Но удовлетворение оставило его, когда он, следуя указаниям Ферразина, запустил червяков. Ферразин становится чересчур независимым, а Джессериан, без сомнения, в сговоре с ним. Но он почти ничего не может сделать с ними, пока Пожиратель Солнц не включится и панархисты не будут уничтожены.
       Хоть бы новая темпатка так и не оправилась от комы, вызванной, по словам Лисантера, комбинацией гибели Норио и наркотиков, которыми начинили ее пули тарканцев. Лучше поискать других темпатов.
       При мысли о наркотиках гнев Барродаха против капитана Вийи вспыхнул с новой силой. Пока он разбирался с ЧП в причальном отсеке, Моррийон не иначе совершил налет на каюту Норио: когда Барродах явился туда сам, все лекарства исчезли. Как Моррийон узнал, что он ими пользуется? Впрочем, какая теперь разница — здесь он бессилен.
       Барродах даже лазарет рифтерского корабля обшарил, но ничего там не нашел. И что-то на этом корабле было не так, с содроганием вспомнил он. Барродах был рад убраться оттуда, убедившись также и в том, что компьютеры «Телварны» недоступны без значительных криптографических усилий. Надо будет, пожалуй, напустить на них Ферразина.
       Тем временем придется тщательно распределить запас наркотиков, которые он успел наворовать у Норио, урезав дозы наиболее сильных средств и довольствуясь стандартными препаратами, несмотря на побочные эффекты. Гнев, вызванный этими мерами, продолжал бурлить у него в желудке и дергать мышцы лица.
       Впрочем, это даже помогало Барродаху выполнять его рутинные административные обязанности, потому что он мог срывать злость на подчиненных. Последним в ряду был Дельмантиас, бори-катеннах, отвечающий за кадры и распределение работ.
       — Я сказал, что срежу заработок всякому, кто будет повторять эту сплетню, — закончил свой доклад Дельмантиас.
       — Превосходно, — ядовито молвил Барродах. Дельмантиас отставал от производственного графика, поэтому Барродах мог с ним не церемониться. — Не имея денег на игру, они будут сидеть у себя в каютах и ждать, когда их проглотит стена. Половина из них и так уже не входит в двери, а прыгает, и это несмотря на то, что рециркулятор у нас под охраной.
       — Чего вы, собственно, от меня хотите? — Дельмантиас плохо скрывал свою ярость, отчего Барродах не слишком его боялся.
       — Урежьте их пищевой рацион. Скажите, что если они не доверяют станционным стенам, то не должны есть продукты, которые на них произрастают. Пусть ур-плоды получают только те, кто держит язык за зубами.
       Дельмантиас скорчил гримасу. В этом Барродах был с ним согласен. Бори-катеннахи не доверяли ур-плодам, которые, как говорили, вызывали привыкание. Но нельзя было отрицать, что производительность повысилась с тех пор, как бори низшего разряда и все рабочие-должарианцы стали бороться за то, чтобы получить их.
       — Хорошо, серах Барродах. — Дельмантиас использовал наименее почтительную форму обращения, но Барродах иного от него и не ждал. — Но тогда мне понадобятся лишние руки для сбора плодов, которые растут все более обильно.
       — Вы сами знаете, каковы наши приоритетные нужды, — холодно ответил Барродах. Еще бы ему не знать. Дельмантиас, опираясь на личную директиву Аватара, сам не раз отказывал Барродаху в новых стазисных заслонках, остро ему необходимых. Ну ничего — червяк Ферразина позаботится об этом.
       После ухода Дельмантиаса Барродах быстро разделался с остальными и приказал своему секретарю Гиллеранту не беспокоить его, если только не последует вызова от кого-то из господ. Сев за пульт, который пищал без перерыва, он вывел на экран данные по экипажу «Телварны», полученные из ДатаНета с Рифтхавена.
       Просмотрев их еще раз, он презрительно поджал губы. Ничего себе досье, даже и для рифтеров. Шулер, беженец с мятежной панархистской планеты Тимбервелл, чокнутый парень, зараженный инопланетянами. В рециркулятор бы их всех, кроме темпатки, — да и она, будучи при своих способностях должарианкой, представляет, на его взгляд, смертельно опасную редкость. Даже без своих инопланетных зверюшек — хорошо, что эйя тоже пока не вышли из спячки. Он с удовольствием выкинет эту компанию в космос, если Вийя не очнется.
       Как бы там ни было, Барродаха больше всего интересовал новый член команды, Седри Тетрис, изменившая Панархии и перешедшая к рифтерам. В прошлом она чуть было не расстроила планы Барродаха относительно облака Шелани — к ней надо присмотреться повнимательнее. Интересно будет проверить, насколько откровенно она рассказала о положении дел на Аресе, сравнив ее отчет с информацией, добытой программистами в ДатаНете и на Артелионе, и с показаниями широкого сенсорного круга вокруг станции. Может быть, Барродах и ее программистские таланты обернет себе на пользу и даже от Ферразина сумеет избавиться.
       Просмотрев последние записи из каюты рифтеров, Барродах остановился на подростке. Как-то связан с келли — судя по рифтхавенскому источнику, с теми самыми келли, которых тарканцы Аватара убили перед Изумрудным Троном. Потому-то он, видно, и толкует о Святой Троице — набрался от своих трехногих. Он будет следующим после Тетрис.
       Но с этим придется подождать, пока темпатка не придет в себя или не умрет. А тем временем пусть скучают, сидят без дела и испытывают страх.
       Пульт Барродаха загудел.
       — Что там такое?
       — Хрим на «Цветке Лит» вошел в систему.
       Барродах хотел выругать секретаря за несоблюдение инструкции, но сдержался. В этом случае Гиллерант рассудил верно: Хрим составляет очень важную часть незавершенного дела.
       Барродах составил краткое послание Ювяшжту на «Кулак Должара» для первоочередной передачи, приказал соединить себя с Хримом и убавил громкость коммуникатора до минимума.
       За краткий промежуток, пока сигнал из гиперволновой рубки передавался на его пульт, он поразмыслил над ситуацией. Он не питал иллюзий относительно событий при Малахронте, где Хрим чуть было не заполучил в свои руки только что построенный крейсер. Не заблуждался он и относительно того, что Хрим намерен сделать с ограми, если ему представится случай. Зато Хрим послужит хорошим противовесом для Вийи, если она очнется. Если же нет...
       Хрим появился на экране.
       Сначала лучше всего помучить его неизвестностью и попробовать узнать через «Кулак», с кем он разговаривал. Барродах был уверен, что Хрим не сунулся бы к Пожирателю Солнц, не ознакомившись предварительно с обстановкой, — и даже догадывался, кто его с ней ознакомил. А сенсорный ряд крейсера сможет это точно установить.
       — Капитан Яшалалал, — улыбнулся Барродах, — у меня для тебя хорошие новости.
       Рифтер нахмурился, явно не доверяя этому.
       — Аватар доволен твоими действиями у Барки и тем, что ты привез огров. Он окажет тебе честь, приняв тебя лично.
       Хрим расплылся в медленной улыбке.
       — Значит, огры его таки проняли?
       — Еще как. — И Барродах польстил тщеславию рифтера, распространившись о том, как Аватар будто бы намерен использовать огров.
       На середине этого лживого повествования коммуникатор под его ладонью завибрировал. Барродах легким движением пальца принял входящее сообщение, сделал паузу, предоставив говорить Хриму, и прочел на экране под его изображением ответ Ювяшжта:
    ...
       «Мониторы по курсу “Когтя дьявола” зарегистрировали его встречу с “Цветком Лит” в 26.38, продолжительность девять минут».
       Барродах ощутил прилив удовлетворения от того, что его правота подтвердилась. Значит, Хриму, по всей вероятности, известно о присутствии Вийи на станции: Таллис эту новость уж точно при себе не удержал.
       — А поскольку ты, конечно, уже ознакомился с этими роботами, — завершил свою речь Барродах, — твой вклад в общее дело будет иметь большую ценность. — Он видел по лицу Хрима, что тот уловил его ненавязчивое предостережение. Надо использовать вызванное этим легкое нарушение равновесия. — Кроме того, у нас есть для тебя еще одна роль — и еще одна награда.
       — Что за роль?
       — У нас здесь находится одна твоя знакомая.
       Зрачки Хрима слегка расширились, но больше он никак не отреагировал.
       — Вийя с «Телварны». Ты ведь уже имел с ней дело в прошлом?
       Хрим разразился смехом, но Барродах чувствовал в его хохоте фальшь.
       — Можно и так сказать. Я сжег се мужика прямо у нее на глазах.
       Барродах кивнул.
       — Ей, как и всем темпатам, обещана большая награда, если она активирует станцию. Но Аватар располагает наградить ее по-своему.
       Губы Хрима искривились в жесткой улыбке, а Барродах продолжил:
       — Возможно, именно ты и вручишь ей эту награду.
       Но когда Хрим запросил инструкции относительно подхода к станции, Барродах ответил уже без улыбки:
       — В данный момент, капитан, тебе здесь будет небезопасно, притом твое присутствие неизбежно вызвало бы подозрения у темпатки. Аватар распорядился, чтобы ты пока вместе с другими нес патрульную службу вокруг системы. Тем временем я пришлю катер за двумя твоими ограми, чтобы подготовить их к церемонии.
       «И чтобы занять чем-нибудь Аватара», — добавил про себя Барродах.
       — А остальные?
       — Их ты доставишь лично.
       Хрим поспорил только для проформы — стало быть, поверил в побасенки Барродаха.
       — Но никаких штучек с реакторами я проделывать не дам, — заявил рифтер. — Реакторы «Цветка» останутся в рабочем режиме.
       Барродах тоже поспорил немного для порядка и согласился, имитируя недовольство. Этот вопрос легко решится, когда Хрим покинет корабль. Бори направил капитана к Ювяшжту за инструкциями и занялся кучей рапортов у себя на столе.
       Вскоре его снова охватил приступ гнева, вызванный официальным докладом синдиков Рифтхавена относительно успешно отбитой атаки Ароги Черное Сердце с его ренегатской флотилией. На первый взгляд здесь все было в порядке, но между строк сквозил намек на то, что эту атаку подстроил сам Барродах, и это идиотское обвинение привело его в ярость.
       На самом деле Ювяшжт отключил бандитам гиперреле, как только получил сообщение о налете, но к тому времени они уже вошли в резонансное поле Рифтхавена, где супероружием все равно нельзя было пользоваться, и чуть было не добились успеха.
       Больше всего Барродах злился оттого, что охотно признал бы власть Ароги, с которым было бы ничуть не больше хлопот, чем с теперешними синдиками. От эмоций у него задергалась щека, и он боялся, как бы это опять не кончилось вспышкой острой боли. Он извлек из стола очередную пилюлю, проглотил ее насухо и медленно улыбнулся. Пора напомнить им, кто сильнее. Сами они называли это «занять ближнюю орбиту», но для него эта метафора не имела смысла.
       Он соединился с «Кулаком Должара», и скоро на экране появился Ювяшжт со своей всегдашней миной образцового служаки.
       — Кювернат Ювяшжт, вы часто выступали с требованием использовать Рифтхавен в качестве сборного пункта.
       Офицер настороженно кивнул, и в его взгляде появилась заинтересованность.
       — У нас больше нет политических причин откладывать это решение, тем более в свете постоянных пробных рейдов противника вокруг Пожирателя Солнц, если картина действительно такова.
       — Она действительно такова, серах Барродах. — Вежливое обращение, которое Должарский офицер употребил по отношению к нему, бори, убедило Барродаха в том, что Ювяшжт полностью одобряет эту акцию. — Такое решение очень ускорит наши подготовительные меры.
       Барродах отключился, но не успел насладиться мыслью о том, какую досаду вызовет этот его ход у триумвирата, — ему помешал резкий звонок таймера. Настало время очередной встречи в Лисантером.
       Заранее приготовившись к мерзкому сосущему звуку, Барродах открыл дверь и вышел. Он вызвал транспортную тележку и приказал водителю, бори низшего разряда, доставить его в компьютерный зал. Его бесила необходимость самому отправляться к ученому, вместо того чтобы вызвать его к себе, но Лисантер в данный момент был в фаворе у Аватара.
       Дело было не только в частично удавшихся экспериментах с темпатами. Аватар поручил Лисантеру организовать для него доступ к компьютеру на высшем уровне, что вызывало у Барродаха смешанные чувства. С одной стороны, это до некоторой степени рассеивало скуку Эсабиана, с другой — подрывало контроль Барродаха, и бори, что хуже всего, не мог проследить, какую информацию его господин получает. Впрочем, через несколько часов это изменится, если Ферразин сделал свою работу на совесть. Будь проклят случай, отдавший Татриман, которая, собственно, и создала этот новый модуль для Эсабиана, под начало Моррийона. Она слишком хороша для него.
       В компьютерном зале царила суета. Стол Лисантера, втиснутый в мелкую нишу, был отгорожен от остального помещения электронными шкафами. Техники-бори сновали туда-сюда, кто с инструментами, кто с чипами, с проекторами и электронными блокнотами. В теплом воздухе пахло потом и металлом. Барродах с жадностью смотрел на стазисные заслонки, густо усеивающие каждую плоскость помещения: здесь нельзя было допустить никакого движения.
       Лисантер немного удивился, увидев его; судя по состоянию его стола и пульта, ученый был занят не меньше самого Барродаха. Развеселившийся Барродах уселся на стул, намереваясь задать Лисантеру целый ряд вопросов и посмотреть, как тот будет ерзать.
    * * *
       Лисантер вздохнул. Еще один нескончаемый допрос. Хорошо еще, что он пришел сам и сэкономил мне время на дорогу.
       — Здравствуйте, серах Барродах.
       — Здравствуйте, серах Дювиэль. — Бори дернул щекой. — Ваш рапорт о распределении компьютерных мощностей не совсем мне ясен.
       Лисантер вывел на экран своего пульта световую диаграмму.
       — Исследование и съемка станции; контроль над квантовыми блоками; стандартные измерения, — стал пояснять он, указывая на самые важные участки. — И контроль стазиса, конечно. — Разноцветные огни, падающие на лицо бори, подчеркивали, как он измотан.
       Щека Барродаха снова дернулась, и правая рука подскочила, словно желая потрогать ее.
       — Почему так много отводится квантовым блокам?
       Лисантер выключил диаграмму.
       — Эксперименты с темпатами изменили конфигурацию станции, открыв новые районы для исследования. Если новая темпатка очнется и оправдает мои ожидания, мне понадобится еще больше мощностей для участков, которые откроет она.
       — Каковы шансы на ее выздоровление? — Бори явно надеялся на худшее — для Лисантера, а не для себя.
       — Ее жизненные показатели стабильны. Рифтерский врач пристально наблюдает за ней и говорит, что надежда есть.
       Барродах нахмурился.
       — Вы уже выяснили, почему наследник лишился сознания? Быть может, его транквилизировали по ошибке?
       — Нет — для этого он слишком быстро пришел в себя. Однако он находился ближе всех к темпатке и ее инопланетянам. Рифтерский врач, Монтроз, полагает, что на наследника повлияла вспышка пси-энергии со стороны инопланетян, и я не вижу причин ему не верить.
       — Однако вы пока не используете те дополнительные мощности, которые, как вы говорите, понадобятся вам для исследования станции, — кисло заметил бори.
       — Верно, но они должны быть выделены заранее и калиброваны. Сейчас эти массивы служат мне как корреляторы и дискриминаторы мониторных блоков — они могут дать нам дополнительную информацию во время эксперимента.
       — А если ее повышенные способности вызовут повышенный отклик? Мы все можем при этом погибнуть. Почему бы вам не усилить стазисный контроль во избежание нежелательных эффектов?
       Лисантер вздохнул. Катеннахи гордятся своим превосходством над бори низшего класса — его гениталии съежились при мысли о цене этого превосходства, — но подвержены в основном тем же неврозам. Барродах боится, что стены станции проглотят его, ничуть не меньше, чем любой чернорабочий, а то и больше. Катеннахи полагают, что их привилегированное положение дает им право на количество стазисных заслонок, снижающее движение их жилищ до комфортного уровня, рабочие же успели привыкнуть к безобидным перемещениям и колебаниям, которые заслонками допускаются.
       — Серах Барродах, наши первоначальные эксперименты здесь уже вызывали самую сильную реакцию, на которую способна станция, судя по результатам, полученным за последние двадцать лет. Мы способны контролировать любую предсказуемую реакцию в обитаемых районах. Кроме того, аварийные воздушные шлюзы отнюдь не требуют такого количества компьютерных мощностей, как стазисные заслонки. Кривая контроля идет по экспоненте.
       — Итак, вы по-прежнему рекомендуете Аватару не увеличивать число заслонок? — Бори уже чуть ли не рычал.
       Лисантер примирительно развел руками. У него прямо пунктик на этой почве.
       — Вы же знаете, как открыто Аватар выразил свою волю по этому поводу. Никто из нас не может ей противиться. Станция практически безопасна.
       — Вот как? А слухи? Не зря ведь одна половина персонала проскакивает в двери прыжком, а другая страдает запором.
       Лисантер уставился на него, ошарашенный этим неожиданным поворотом. Потом ученый вспомнил кое-что из забытого детства, и его разобрал смех.
       — Они боятся туалетов? — Лисантер справился с приступом веселья. Боятся, что их засосет в унитаз. Этот детский страх, некогда столь острый, с годами стал казаться ему смешным. Тут ему в голову пришла новая мысль, и смех одолел его заново. Теперь он понял, почему у Эсабиана и бори высшего разряда туалеты бронированные.
       Из глаз Лисантера струились слезы, а бешенство на лице Барродаха только подливало масла в огонь. Никогда не замечал раньше: у него же именно такая физиономия, какая бывает у страдающих запором! Тут Лисантер осознал наконец, что находится на грани истерики. Этот стресс и на него действует, как ни отпирайся. Это место не создано для людей и пытается приспособиться к ним, руководствуясь правилами, которых они не понимают.
       — Извините, сенц-ло Барродах, — выдохнул слегка отрезвленный этой мыслью Лисантер. Бори несколько смягчился от непривычного почтительного обращения. Он опасный противник, а Лисантер слишком далеко зашел. Надо как-то уладить дело, не забывая при этом о продвижении собственной программы. — Если темпатка действительно откроет новые участки, мы, возможно, сумеем если не увеличить производство стазисных заслонок, то хотя бы обратить на них побольше компьютерной энергии. Если не расходовать ее дополнительно на криптографию и оборону, потребуется не так уж много... — Лисантер умолк. В этом есть доля его вины. Надо было настоять на повышенной секретности экспериментов с рециркулятором.
       Барродах сгорбился на стуле, глядя на вытирающего глаза Лисантера:
       — Очень хорошо. — Лисантер старался не ерзать под его мрачным взглядом. — Я еще не видел анализа новых ур-плодов.
       Лисантер просветлел: новые ур-плоды были интересной темой.
       — Нам трудно доставать образцы, а те, что имеются, не согласуются друг с другом. Похоже, их единственный общий фактор — это психоактивность.
       — Слухи не лгут — это наркотики. Неудивительно, что вы не можете получить образцы: они стали предметом купли-продажи.
       «Все правильно», — подумал Лисантер. Катеннахи, так же как их хозяева, крайне подозрительно относятся к удовольствиям, особенно если это удовольствия подчиненных.
       — Я думаю, вы недооцениваете значение этого явления.
       Рука Барродаха снова сделала движение к лицу, и Лисантер заметил, что костяшки у него ободраны, а ногти обгрызены.
       — Откуда станция знает, что мы — то есть низший персонал — желаем испытывать опьянение? Ведь это чисто психическое состояние, — сказал ученый.
       — Ей вовсе не обязательно что-то знать. Если плеснуть на нее кровью, она этой кровью плюется. Рабочие вечно стряпают какие-то алкогольные смеси — пролил кто-нибудь, и вот результат.
       Лисантер вовремя удержался от нового промаха. Незачем рассказывать Барродаху о своих подозрениях — о том, что станция, поглотив живого Ли Пунга, получила образец человеческого мозга и могла вычислить, как изменять его поведение с помощью наркотиков. Подобное заявление может иметь катастрофические последствия. Бори направится прямиком к Эсабиану, а тот способен на все. Ведь это Аватар приказал после реакции станции на жертвоприношение Ли Пунга отсекать всем последующим жертвам головы и выбрасывать их в космос.
       — Да, пожалуй, так и есть, — ответил Лисантер на замечание Барродаха.
       — Вы общаетесь только с компьютерами и с вашими образованными техниками — простого человека вам не понять, — снисходительно изрек Барродах.
       — Ваш пост, несомненно, очень расширяет круг общения, — не остался в долгу Лисантер. Бори ответил ему неприязненным взглядом.
       — Что вам известно об ограх?
       Вопрос застал Лисантера врасплох.
       — Об ограх?
       — Да. О барканских ограх — боевых андроидах.
       — Я знаю, что это такое, но и только. Никогда не приходилось ими заниматься. — Ученый сверился со своим пультом и, к своему удивлению, обнаружил новый, довольно крупный блок информации барканского происхождения. Бори ухмылялся, глядя на него.
       — Барка начала проявлять склонность к сотрудничеству с тех пор, как Хрим взял ее в руки. Смогли бы вы разобраться в программировании такого огра?
       Лисантер просмотрел данные.
       — Не могу сказать с уверенностью, пока не займусь этим вплотную, но теоретически это возможно. Вы хотите, чтобы они обороняли станцию в случае атаки панархистов, не так ли?
       — Этот вопрос вас беспокоить не должен, однако у нас есть основания сомневаться в доброкачественности их программирования. Если такие сомнения возникнут и у вас, от огров придется отказаться. Мы предоставим вам двух андроидов для исследования.
       — Барканцы по этой части мастера, поэтому я не гарантирую, что сумею выявить все их уловки, — но можно ввести охранную программу, которая задействует дезактивирующие фаги в случае нежелательного поведения.
       Они обсудили еще кое-какие вопросы, уже без всяких неожиданностей — разговор в основном касался новой серии экспериментов, — после чего бори ушел. «Надо было пообещать ему побольше заслонок», — подумал Лисантер и откинулся на спинку стула, пытаясь расслабиться. Визиты Барродаха всегда нарушали ход его мысли — бори заражал его своим страхом. Лисантер мысленно вернулся к той стадии своей карьеры, которая привела его сюда. Если бы не Должар, он мог бы уже стать центростремительным гностором. Он как раз готовился опубликовать свою первую синтез-диссертацию на стыке онтологической физики и инфонетики, когда к нему явился таинственный посетитель и предъявил прибор, то ли сделанный, то ли выращенный из некоего материала, который Лисантер никогда еще не видел. Потребовались долгие годы на Пожирателе Солнц, чтобы подтвердить подозрение, возникшее у Лисантера еще в то время: основные принципы фантастической технологии, создавшей урианский прибор, просматривались в той самой его диссертации, возникшей на стыке науки о структуре гиперпространства и теории информации.
       Сожалел ли он о прошлом? Ответа на это, как всегда, не было. Он давно забыл, как выглядит солнечный свет, забыл вкус натурального воздуха и нерукотворную красоту планетных ландшафтов. Но, работая здесь, он заглянул за фасад, который показывает Единосущие человеческому разуму, — а теперь, если Вийя поправится, он, возможно, раскроет наконец последнюю тайну Уров, тот завершающий синтез, с которым станция достигнет своего полного потенциала.
       Выпрямившись, Лисантер вернулся к работе. Наблюдение панархистов за станцией, давно предполагаемое, но ни разу не подтвержденное, перешло в активные периферийные действия. Ювяшжт требует выделить побольше производственной техники на военные нужды, Барродах же делает упор на криптографию, стремясь разгадать как переговоры панархистов, так и их секреты, содержащиеся в ДатаНете. Лисантер был уверен, что теперь, когда между ним и бори возникло новое понимание, удержит за собой нужное ему количество компьютерной техники — и займется работой, важнее которой нет ничего.

    3

       Вийя очнулась, чувствуя соль на губах. Морская вода или слезы? Она отогнала от себя этот вопрос, ожидая со странной апатией, когда рассеется серый туман и голоса, звучащие в нем, обретут смысл.
       Но серое не хотело уходить, и постепенно она поняла, что смотрит в безликий серый потолок.
       — ...снова плачет, — сказал голос Седри.
       Память медленно возвращалась, а с ней и посетившее ее видение. Причальный отсек, сын Эсабиана Анарис, конвульсии Пожирателя Солнц.
       Вийя разлепила казавшиеся резиновыми губы.
       — Пустите-ка, — сказал Монтроз, отклеивая что-то с ее горла. Гидропластырь? Сколько же она пробыла в Сновидении?
       Вийя знала, что это бессмысленный вопрос. Часть ее навсегда осталась там, с Масом, на острове, над которым вздымалась кипящая паром волна. А хореяне навсегда поселились в ней.
       Раздраженная направлением, которое приняли ее мысли, она попыталась сесть, и чьи-то руки помогли ей. Она узнала силу этих длинных костлявых пальцев: Жаим.
       Перед ней возникло его мрачное лицо, обрамленное траурными косами сераписта. Оно мало что выражало, но Вийя ощутила его участие и облегчение, которое он испытал.
       — Долго я?
       — Почти три дня, — ответил он.
       — Три дня мы только и глядим, как бы эта хреновина нас не слопала. — В голосе Марим слышалось беспокойство, а в ее эмоциональном спектре преобладали гнев и страх.
       Диссонанс этого заставил Вийю поморщиться.
       — Они накачали меня наркотиками.
       — Нас всех накачали, — сказал Монтроз. — Только транквилизаторами, к счастью, но нестандартными. — Он подал Вийе воды, и она с благодарностью напилась. Пересохшие ткани рта и глотки жадно впитывали жидкость.
       — Похоже на плохой негус, — протянул Локри — безразличный тон контрастировал с идущей от него тревогой. — Но мы все пришли в себя уже через несколько часов.
       Вийю пронзил внезапный страх — она не чувствовала эйя.
       Жаим, пристально наблюдавший за ней, сказал:
       — Они в спячке. Барродах не слишком предупредителен, но Седри уговорила другого бори устроить для них морозильник с мшистыми лежанками. Они тут, в комнате рядом, — показал он.
       Вийя повернула голову. Койка, на которой она сидела, была ближе всех к вздутию на стене. Она медленно обвела взглядом все круглое помещение, выкрашенное в казенный серый цвет. У одной стены стоял пульт с койками Монтроза и Седри по бокам. Узкие кровати распределялись по периметру неравномерно, частично отгороженные одна от другой шкафами. За койкой Локри виднелось еще одной вздутие — вероятно, вход в освежитель.
       — Мы всё ждали, когда ты очнешься, — взволнованно вставил Ивард, помещавшийся рядом с ней. Люцифер, бежевый с белым горный кот, лежал около него, подергивая ушами. — Святая Троица сказала, что вы с эйя ушли далеко и вас нельзя беспокоить. — Ивард засмеялся, и Вийя уловила тройной отсвет голубого свечения келли, их сложную эмоцию, состоящую из юмора, почтения и еще чего-то, чему она не знала названия.
       — Что с тобой было? — спросил Жаим. Она чувствовала его нежелание быть здесь, преодолеваемое сознанием долга, а в самой глубине — едва различимое эхо эмоционального спектра Брендона. Эти двое многое переняли друг от друга.
       — Как это выглядело со стороны? — Вийя обернулась к Монтрозу, перебарывая заторможенность. Позже она выгонит остатки токсина из мускулов с помощью Жаима и кинезики уланшу.
       — Ты застыла в оцепенении. Анарис, наоборот, зашатался так, словно гравиторы отказали. Вы оба явно перестали понимать, где находитесь. Весь отсек затрясся, словно в эпилептическом припадке. Потом Анарис упал, Барродах что-то крикнул, и тарканцы начали стрелять. — Вийя чувствовала, что он не все говорит, но ей и не требовалось больше: эмоции команды дополняли рассказ. Она ощутила угрюмое удовлетворение от того, что наследник Эсабиана хлопнулся в обморок, а она осталась стоять.
       — Больше нам ничего не сказали, — закончил Монтроз.
       — От уродца-бори, который за нами надзирает, ни шиша не добьешься, — вставила Марим.
       — Его зовут Моррийон, и он говорит только то, что необходимо. — Седри произнесла гуттуральный звук со старательностью способной ученицы, осваивающей новый язык. В ее тоне слышалось легкое предостережение.
       Марим пожала плечами. Ее эмоциональный спектр давал острые зубцы.
       — И то, что безопасно, — спокойно добавила Седри.
       Эмоции всех присутствующих — возможно, это был остаточный эффект транквилизатора — казались Вийе искаженными, как будто все члены ее команды стали другими людьми. Позади маячила аура станции — темное варево невидимых эмоциональных энергий, и Вийе не очень-то хотелось в ней разбираться, во всяком случае, не сейчас.
       — Как ты себя чувствуешь? — спросил Монтроз с тем же беспокойством, которое чувствовалось во всех остальных.
       Вийя, держась за койку, поднялась на ноги, и собственный рост вызвал у нее странное ощущение, показавшись чересчур высоким.
       — Достаточно хорошо, чтобы заняться делом. Что там на уме у наших хозяев?
       — Поди знай, — ответил Монтроз. — Босуэллов здесь нет, а от пульта никакого проку.
       — Наш бори заходит каждый час — раз восемь уже был. — Рот Локри дернулся в полуулыбке. — Анарису, как видно, не терпится.
       — От Моррийона сильно пахнет страхом, — сказал Ивард. — Как будто он все время боится. И от Барродаха в причальном отсеке тоже так пахло.
       Вийя кивнула. Она старалась подготовить их загодя к должарской реальности, но опыт — лучший учитель. В прошлом они всегда обучались достаточно быстро. Почти всегда. Непрошеная память пробилась сквозь защитный барьер: она говорила Маркхему, что им нужен более тщательный план и усиленные тренировки, что Хрим замышляет недоброе, а он смеялся и отвечал, что это свойство её должарской натуры — видеть мстителя в каждом головорезе, которого они обошли... Маркхем погиб, охваченный пламенем, а Хрим ухмылялся поверх ствола. И Брендона Аркада пронзило острое горе, когда она сказала ему о смерти Маркхема.
       Вийя тряхнула головой, чуть не потеряв равновесие, — и снова сильная рука Жаима поддержала ее.
       Потом раздался громкий чмокающий звук, вздутие на стене разошлось, впустив маленького кособокого бори. Вийя поморщилась. Не нужно было быть темпатом, чтобы разгадать его чувства. Ивард сказал правду — от бори просто разило привычным страхом.
       Она заговорила первая, чтобы перехватить инициативу:
       — Разве здесь нет вестника?
       Моррийон, коротко взглянув на нее, ответил не на должарском, а на уни — ровно, без всяких эмоций:
       — Вы должны знать: уединение на Должаре большая редкость — им награждают лишь за верную службу.
       Она не почувствовала в нем враждебности. Седри тоже сказала верно; этот бори со своим спотыкающимся уни говорит только то, что необходимо, что делает его еще более опасным. Хитростью он не уступает своим хозяевам. В отличие от них, он хитер и уни пользуется намеренно, чтобы вся команда могла его слышать.
       Вийя перехватила взгляд Седри, в которой чувствовались тепло и жалость к этому человеку. Программистка быстро приспосабливалась к капитану-темпатке. Вийя решила проверить, какого Седри мнения о Моррийоне.
       — Если бы ваши тарканцы не перестарались со стрельбой, мы, возможно, уже могли бы сделать что-нибудь полезное.
       — Возможно, — после легкого колебания ответил Моррийон. — Если вы уже в норме, наследник просит вас к себе.
       Это ведь не ты отдал приказ стрелять? Если Моррийон — секретарь Анариса, они с Барродахом явно не питают любви друг к другу. На этом можно сыграть.
       От вертикального положения в голове значительно прояснилось. После наркотиков осталась только ломота в костях и заторможенность движений.
       — Я в норме, но сначала должна повидать эйя.
       Моррийон кивнул. Она повернулась к вздутию возле своей койки и обошла похожий на лепешку предмет, из которого тянулся провод. На стенах и потолке тоже были такие штуки, и все провода вели к неровному отверстию в стене. Углов в этой комнате не было.
       Вийя нажала клавишу, управляющую, по всей видимости, дверью, и взошла на дипластовую ступеньку вокруг вздутия. Импульс энергии ушел в маленькое отверстие над дверью, и Вийя снова поморщилась, когда вздутие раскрылось с неприятным органическим чмоканьем.
       Навстречу хлынула волна морозного воздуха. Две фигурки, свернувшись, лежали в гнезде из микроволоконной пряжи. Только теперь Вийя их почувствовала. Их сон был глубже, чем когда-либо прежде. Ее кольнул страх: а что, если они не смогут из него выйти?
       Нет, так нельзя, сказала она себе. Эту проблему она решит позже, если возникнет необходимость. Теперь ей предстоит разговор, который определит степень свободы, допустимый для нее и ее команды на Пожирателе Солнц. Вийя вернулась к Моррийону.
       — Я готова. Мы можем идти.
       Моррийон жестом остановил Жаима, который двинулся было за Вийей.
       — Господин Анарис вызывал только вашего капитана. — Он улыбнулся, что придало его лицу какое-то болезненное выражение. — Я верну ее вам очень скоро.
       Вдвоем они зашагали по лабиринту коридоров, которые в поперечнике имели вид сплющенных овалов и все излучали красный, сбивающий с толку, не имеющий смысла свет урианского материала. Пищеварительная ассоциация Марим показалась Вийе весьма уместной.
       Бори не преминул указать ей на пси-заградники, стоящие на каждом перекрестке и сейчас настроенные на минимум.
       — В перерывах между вашими сеансами они будут работать на полную мощность.
       — Значит, вы намерены держать меня взаперти? — Ответ был очевиден, но Вийю слишком занимала темная аура станции, все сильнее давившая на нее. Она очень старалась не показать этого — она чувствовала, что Моррийон, хотя почти не смотрит на нее, прислушивается к каждому ее слову.
       — Так будет лучше всего. Тарканцы и серые видят в вас хореянку — никто, помимо вашей команды, не захочет с вами общаться. — Вийя уже убедилась в этом по реакции встречных. Никто не смотрел ей в глаза, и все уступали ей дорогу. Бори ее игнорировали, но она чувствовала, что им не по себе, а рабочие в безликой серой униформе выказывали острый, сводящий внутренности страх. Тарканцы им не попадались.
       — Других рифтеров здесь нет? — Вот почему, наверное, Марим так злится.
       — Нет. — Вийя почувствовала в нем уклончивость, но разбираться с этим было некогда.
       Они вошли в длинный, загибающийся коридор без всяких ответвлений, где никого, кроме них, не было.
       — Мы недалеко от Палаты Хроноса, куда вернулся прибор, потерянный вами на Рифтхавене, — сказал Моррийон.
       Вийя посмотрела на него с высоты своего роста. Зачем он заговорил об этом?
       — Этот зал и исследовательский кабинет Лисантера — вот и все, что вы будете видеть на Пожирателе Солнц, — объявил бори, повернувшись к ней лицом. — Нужно, чтобы вы четко понимали свое положение. Анарис и Аватар всерьез начали свою борьбу за престол. Вы, ваша команда, я, эта станция — только фигуры в их игре. Для наследника вы важны лишь постольку, поскольку можете способствовать его успеху. И не пробуйте заключить союз с его отцом. Он придерживается старых воззрений, а вы хореянка. Он легко может отдать приказ умертвить вас.
       Вийя поразмыслила над весьма неожиданными откровениями бори. Его эмоции предполагали, что ситуация еще сложнее, чем он высказал. Он ведет свою дуэль — с Барродахом. Я уже забыла, что у должарианцев не столько зарабатывают свое место в жизни, сколько отвоевывают его.
       Она спросила с нескрываемой иронией, чтобы побудить его к дальнейшим высказываниям:
       — Итак, если у меня и есть покровитель на этой станции, то это ваш хозяин?
       Моррийон снова продемонстрировал ей свою болезненную улыбку.
       — Вы сами понимаете, что по-должарски этот вопрос не смогли бы задать — вот вам и ответ. — И он продолжил путь, бросив на ходу: — Но он — единственный, с кем возможен союз.
       Союз. Странное слово в подобных обстоятельствах. А Моррийон использовал его дважды, как бы намекая, что у нее здесь больше власти, чем она полагает. Странно, очень странно. Вийя не могла представить, чтобы Анарис поручил Моррийону сказать все это, — видимо, бори еще опаснее, чем показалось ей вначале.
       Коридор уперся в широкую стену с большим вздутием на ней. По обе стороны от него стояли тарканцы, мужчина и женщина, оба крупнее Вийи, — но, поймав на себе взгляды их черных глаз, она почувствовала в них тошнотворный страх. Они даже не шевельнулись, когда дверь с чавканьем раскрылась.
       Вийя удивилась, увидев в комнате свет, — так подействовала на нее темная эманация станции, давящая, усугубляющая еще не прошедшую слабость.
       Комната, обманывая взгляд, казалась больше, чем на самом деле, и это несоответствие только усилилось, когда Вийя вошла. Перед входом стоял дипластовый щит, вдоль которого располагалось множество приборов — провода от них тянулись наружу, в неровное отверстие с серыми краями. Имиджеры держали под прицелом все помещение.
       Лицом к приборам и спиной к Вийе стоял стройный человек среднего роста, с темно-русыми волосами и худыми плечами, в лабораторном халате. Рядом помещался Барродах. Он отвел взгляд от Вийи и задержал его на Моррийоне, испустив волну ненависти и беспокойства, пробившую эмоциональную пелену станции.
       Вийя, обойдя щит, направилась к высокому, мощного сложения человеку, которого много раз видела во сне и только однажды — наяву. Он стоял к ней спиной в той части зала, которая, казалось, уходила в бесконечность, — Вийя не видела, где соединяются стены. Сбоку от него находился высокий холм, напоминающий ступенчатый сталагмит органического происхождения.
       На вершине холма виднелось полукруглое образование, смутно напоминающее сиденье. Сердца Хроноса Вийя не могла видеть из-за приподнятой спинки этого «трона», но ясно ощущала его ауру, замутненную здесь той же мглой, что продолжала давить на мозг Вийи. Она протянула к Сердцу внутренний щуп, и до нее дошел предостерегающий импульс келли и посыл Иварда, несущий доверие и уважение. От эйя не было ничего.
       — Мы называем это Троном Хроноса, — сказал Анарис — она не заметила, как он повернулся к ней. — Когда Сердце привезли сюда, верхушка была плоской, но потом она стала медленно видоизменяться — а последняя попытка изменила ее еще больше.
       Вийя ответила не сразу, испытав натиск множества впечатлений. Эмоциональный спектр Анариса, представляющий собой странную инверсию многих тем, связанных у неё с Брендоном: необычный дебют, которым он открыл беседу, то, как он держался подальше от места, где пол обрывался вниз.
       Она прошла вперед и остановилась. Здесь Палата Хроноса заканчивалась чем-то вроде громадного колодца. Пол окружал его, как овальный балкон без перил, а фокусом служил Трон, расположенный на самом краю. Свечение стен делало определение размеров колодца почти невозможным. В поперечнике угадывались какие-то ограничительные стены, но по вертикали никаких переделов не чувствовалось. Вопреки законам перспективы, колодец не казался суженным при взгляде вниз или вверх — просто уходил вдаль, несколько искривляясь.
       Вийя повернулась спиной к бездне, с проблеском веселья уловив испытанное Анарисом легкое головокружение. Это хорошо. Это поможет соблюсти равновесие в разговоре — надо только не упускать из мыслей ощущения пропасти позади.
       — Любопытное зрелище, — сказала она, и он ответил вспышкой иронии. Он знал, что она верно прочла его реакцию, но это его явно не беспокоило. Он подошел поближе, приняв как должное ее собственный гамбит и вынудив ее поднять на него глаза.
       — Интересно, каким оно казалось урианам, — добавила Вийя, сознавая, что узкие глаза Барродаха по ту сторону Трона неотступно следят за ней.
       — Если их извращенность равнялась человеческой, мне они представляются чем-то вроде червей, — сказал Анарис.
       — Змеями? — Вийе они представлялись скорее крылатыми. Анарис слегка пожал плечами, саркастически глядя на нее. Извращенность, черви — всё это попытка компенсировать свою человеческую несостоятельность.
       Вийя не сдержала смеха. Точно так же мог пошутить и Брендон. Сам Анарис не засмеялся, и его эмоции не изменились со ртутной переливчатостью, характерной для Панарха, но уголок его рта дрогнул, а взгляд заострился, напомнив ей их встречу в причальном отсеке.
       — Сейсмическая активность часто наблюдается? — спросила Вийя, отказавшись от органического термина, первым пришедшего ей на ум.
       — Это будет зависеть от вас. Почти все темпатические эксперименты с Сердцем Хроноса сопровождались конвульсиями. — Вийя чувствовала обостренную наблюдательность Анариса и понимала, что он намеренно употребил слово, от которого она отказалась. Ей стало не по себе — в другое время она сочла бы такой стиль беседы типичным для Дулу, но сейчас некогда было в это углубляться. Ставкой в этом фехтовальном поединке была ее жизнь. — То, что мы испытали в причальном отсеке, было до сих пор наиболее активным проявлением, — продолжал он, — и сопровождалось гибелью вашего предшественника — здесь, в этом зале.
       В этом замечании содержалась, как минимум, одна угроза и одно предупреждение. Жалея, что рядом нет эйя, чтобы прощупать поглубже всех присутствующих, Вийя промолчала и попыталась разглядеть эмоции Анариса сквозь давящий темный туман.
       — Впрочем, ваше темпатическое чувство уже, конечно, подсказало вам, что здесь опасно. — Снова юмор, на нескольких уровнях сразу. Вийя с легким шоком поняла, что Анарис, как и Брендон, принимает ее способность читать чужие эмоции как одно из условий дуэли. Мало того, он пользуется ее темпатией, чтобы передавать ей сообщения, которые секретарь его отца слышать не может. Чисто дулуская подоплека всего этого еще больше сбивала ее с толку.
       — Это очевидно. — Вийя вспомнила слова Моррийона и добавила: — И не ограничивается этим помещением.
       Анарис снова дернул ртом. Под юмором чувствовалось удовлетворение и повышенное чувство опасности, но не по ее поводу — общей для них опасностью был его отец.
       — Я вижу, вы все прекрасно понимаете. Что же, давайте попробуем. — И Анарис указал на курган, напоминающий трон.
       Эта фраза включила периферийную сигнализацию Вийи, вызвав яркое воспоминание: именно эти слова произнес Брендон Аркад, уводя команду «Телварны» из разграбленного зала Артелионского Дворца перед самым появлением тарканцев. Вийя держала себя в руках, но что-то, очевидно, проскользнуло сквозь её ослабевшую защиту, вызвав повышенное внимание Анариса и, что еще хуже, Барродаха.
       Анарис после долгой паузы показал на техника за щитом:
       — За эксперименты отвечает Лисантер. Сообщения и просьбы можете передавать через Моррийона, который приставит к вам специального человека.
       Вийя ощутила горячий выплеск гнева и подавила желание обернуться к Барродаху, от которого он исходил. Эмоция была настолько сильна, что преодолела психическое давление станции и обострила у Вийи сознание опасности. Затем она поняла, что гнев направлен не на нее, а на Анариса, который держался с тем же юмором.
       — Лисантер намерен начать эксперименты как можно скорее, — сказал Анарис и вышел, не сказав больше ни слова.
       Вийя с облегчением отметила, что ее ошеломление немного прошло. Глядя вслед Анарису, она пообещала себе впредь следить за своими мыслями и эмоциями более жестко. Ради себя и своих людей она должна убрать Брендона и Арес как можно дальше из области сознания. Их все равно что нет — они не имеют к ней отношения.
       Моррийон вышел из-за щита и сказал:
       — Сейчас мы пройдем в лабораторию Лисантера. Следуйте за мной.
       Вийя повиновалась, приноравливаясь к его мелкому шагу и быстрой походке Моррийона. Выходя из зала, она ощутила ненависть Барродаха, похожую на готовую к разряду молнию.
    * * *
       Ларгиор Алак-лу-Омбрик умолк, как и другие техники-бори, а дежурная прошла к коммуникатору, подающему сигнал срочного сообщения.
       Лар перенес вес на пятки. Спина у него ныла, глаза горели. По приказу Барродаха они работали по две смены подряд, устанавливая для Лисантера добавочные компьютерные блоки. Говорили, что Барродах пойдет на все, чтобы добыть себе побольше стазисных заслонок.
       Лар задумался, потирая губу пробником. Что это — просто страх или Барродах знает об этой дьявольской станции нечто такое, чего не знают другие?
       Как ни поносили они все своих начальников — бори Последнего Поколения, — Лар сомневался, что человек вроде Барродаха, так долго продержавшийся в смертельной гонке, именуемой Катеннахом, стал бы бояться понапрасну.
       — Это тебя, Ларгиор, — сказала дежурная, нажав на клавишу приема. — Моррийон, срочный вызов.
       Лар отложил инструменты. Другой техник занял его место, а остальные проводили его взглядами, где жалость смешивалась с настороженностью, как всегда после такого вызова.
       При общем молчании он прошел между аккуратными рядами техники, мимо стазисных заслонок и установок тианьги, веющих холодным бризом, через весь этот мирок, создающий видимость порядка в чуждой обстановке станции.
       За дверью его встретили взгляды тарканских часовых. Они не двинулись с места, но от них веяло угрозой.
       — Вызов от Моррийона, — старательно произнес Лар по-должарски.
       Тарканцы отвернулись, и он быстро зашагал по коридору.
       «Круглее стало», — подумал он, с беспокойством поглядывая вокруг. С того самого дня, как последний темпат погиб при попытке активировать станцию, все стало еще более странным — даже сны.
       Лар шел по самой середине коридора, уступая дорогу бори-катеннахам, должарианцам высокого ранга и другим техникам, которые несли груз или подавали знаки, свидетельствующие о срочности их поручения. Ему самому давали дорогу только рабочие. Однажды из-за угла, громыхая сервоброней, вывалился взвод тарканцев, и он торопливо попятился к стене, опустив глаза.
       Когда они прошли, он сделал им вслед неприличный жест. Он знал, что это чревато неприятностями, но должен был как-то самоутвердиться. По воспитанию и убеждению он был рифтером, а не одним из тех бори, которых с детства натаскивали служить должарским господам. Он и по-должарски говорил еле-еле — Моррийон сказал, что он должен исправить этот недостаток как можно скорее, если рассчитывает прожить долго.
       С тем же отвращением, которое вызывал у него серый комбинезон техника, Лар изучал должарский вместе со своей кузиной Тат — она языка совсем не знала. От брата, взятого в обслугу, этого, к счастью, не требовали — Дем теперь был не способен усваивать что-либо новое. Он, видимо, был вполне доволен работой уборщика и проводил свои дни в каком-то далеком мире. Лар завидовал ему все больше и больше.
       Подойдя к гнусному пузырю, служившему входом в кабинет Моррийона, он заметил шрамы на месте недавно собранных ур-плодов. Хорошо, что из стен перестали лезть части человеческих тел, — Лар содрогнулся, вспомнив поросль рук и пальцев, появившуюся у компьютерного зала.
       Он нажал на вестник. Дверь с чавканьем открылась, и он поспешил войти, пока она не закрылась снова и не засосала его в стену. Официальная версия гласила, что только стены усиленно охраняемой рециркуляторной камеры способны поглощать предметы, в том числе и трупы. Но Лар с первого же дня своей службы Должару усвоил одну истину: господа говорят своим слугам только то, что считают необходимым, и это не обязательно правда. Раз хоть где-то на станции стены способны глотать людей, только идиот станет задерживаться в дверном проеме или около стены.
       Фарниоль, секретарша Моррийона, взглянула на Лара через приемную, и ее пальцы, разбирающие стопку чипов, сложились в знак «берегись подглядывания».
       «Паскудные шпионы», — выругался про себя Лар. Служебный язык, которым ему приходилось здесь пользоваться, его крайне угнетал.
       Моррийон в своем кабинете работал с блокнотом, поразительно быстро бегая по клавишам кривыми пальцами. Он поднял глаза на вошедшего Лара — выражение его косого взгляда невозможно было разгадать.
       — Наследник хочет приставить кого-то к рифтерам, — сказал он на уни. Его ноющий голос напоминал Лару звук перегретого двигателя. — Это будешь ты. Обязанности несложные. Будешь передавать лично мне любые их просьбы и сообщения, а также провожать темпатку в зону эксперимента или к Лисантеру, когда понадобится. Для этих целей тебе дадут коммуникатор, настроенный на мой кабинет. Вопросы?
       Памятуя о том, что за ними следит либо Барродах, либо кто-то из его подручных, Лар спросил только:
       — Буду ли я освобожден от прочих своих обязанностей? И где я должен жить теперь — вместе с рифтерами?
       — С рифтерами ты жить не будешь вплоть до особого распоряжения. Тебя переведут на работу поближе к их помещению, только и всего Еще вопросы?
       — Нет, это все.
       — Начнешь прямо сейчас. Фарниоль даст тебе коммуникатор. Ступай к рифтерам и представься. Их уже предупредили.
       Лар слегка поклонился, как полагалось простому бори перед катеннахом, а Моррийон вернулся к своей работе.
       Фарниоль голосом, лишенным каких бы то ни было эмоций, вкратце объяснила Лару, как работает прибор, оптически связанный с компьютерной системой, которая имела простые информационные датчики почти везде, где были протянуты провода. Прикрепив коммуникатор к комбинезону Лара, она дважды дотронулась до него пальцем — первый раз оповещая о шпионском объективе, второй о том, что его можно убрать.
       Лар не подал виду, что понял, но мысленно поблагодарил ее. Инфодатчики сами по себе безобидны — они не воспринимают ничего, кроме световых пакетов информации. Проблема в том, что никто не знает, которые из них оснащены дополнительно акустическими датчиками и даже имиджерами. Кабели, питающие их, переплетаются с другими, поди разбери, где тут связь, где жизнеобеспечение, где контроль стазиса. На станции все подозревали, что личные кадры Барродаха — техники-бори, не разговаривающие больше ни с кем, даже в рекреационное время, — насовали жучки повсюду, где только могли.
       Поправив коммуникатор на поясе, Лар сверился с хроно и пустился по коридору бегом. Он сбавил ход, только когда услышал, что кто-то идет ему навстречу. Тат заступала на смену через десять минут — если она отправится в гиперволновую, с ней нельзя будет посоветоваться до конца дежурства. Охрана там не менее строга, чем около Трона и в господской секции.
       Она как раз выходила из душа — ее коротко, по-космонавтски подстриженные волосы топорщились влажными кудряшками, и кожа блестела.
       — Лар! — радостно воскликнула она и тут же нахмурилась. — Какие-то проблемы?
       — Моррийон назначил меня связным к темпатке. Известно тебе что-нибудь на этот счет?
       Тат, поджав губы, натянула комбинезон.
       — Знаю только, что они находились в заключении па Аресе. А теперь заключены здесь, как и все мы, — с невеселым смешком сказала она. — Но почему ты? Все, что привлекает к нам повышенное внимание, — это плохо.
       — Сам знаю, — скорчил гримасу Лар. — Я тут ни при чем — вел себя образцово и о рифтерах даже словом не упоминал.
       — Может, оно и к лучшему. — Тат взялась за сапоги. — Моррийон только телом урод, а Барродах умом. А новая темпатка, хоть и должарианка родом, была рифтером. Возможно, Моррийон хочет нам добра. Смотри и слушай. — Углы ее рта опустились. — Нас, бори, все считают чем-то вроде мебели, — Лар хотел возразить, но она не дала: — Мы на корабле были ничем не хуже, а то и лучше других, как все наши сородичи-космонавты, — но видел ты когда-нибудь капитана-бори?
       Лар потряс головой.
       — Я думаю об этом с тех пор, как мы здесь, — сказала Тат, натягивая сапоги. — Тут дело не только в том, что никто не пошел бы к нам в подчинение — мы просто никогда даже не пытались командовать собственными кораблями. Ладно, не бери в голову. Ступай.
       Лар, кивнув, обнял ее. Тат была уютная, от нее хорошо пахло, и ее волосы щекотали ему нос. Он жалел, что у них нет времени прилечь, и она явно чувствовала то же самое, но сигнал ее хроно заставил их расстаться и устремиться в противоположных направлениях.
       Лару опять пришлось бежать, но он порадовался, что оповестил Тат сразу — она умеет планировать лучше, чем он, и лучше сообразит, как использовать его новое назначение, а тем временем поищет информацию, которая могла бы им помочь.
       Часовые у каюты рифтеров проверили его удостоверение и разрешили пройти. Он снова быстро проскочил в дверь — пусть себе смотрят, если охота.
       При первом взгляде каюта с множеством коек и шкафчиков его позабавила. Бори бы тут понравилось — а вот этим людям, сразу видно, их жилище не по нутру.
       Все рифтеры смотрели на него, некоторые явно раздраженные тем, что он не воспользовался вестником. У Норио вестник был — почему же у них нет? Очередные фокусы Барродаха, конечно, — они, видимо, должны еще этого заслужить, добившись определенного успеха. Перспектива новой сейсмической реакции Лара отнюдь не радовала.
       Он перевел дух и оглядел их. Должарианка, ясное дело, самая высокая, с черными раскосыми глазами и длинными иссиня-черными волосами. Сильная с виду и умная. Рядом с ней худощавый человек, у которого волосы заплетены в косы с колокольчиками. Встретив его мрачный оценивающий взгляд, Лар почувствовал опасность, хотя ни лицо, ни осанка мужчины не выражали открытой угрозы. При виде другого, красивого, экстравагантно одетого, Лар ощутил мимолетную тоску по Рифтхавену. Маленькая женщина рядом с ним зевнула. Позади сидел здоровенный бородач с еще одной женщиной, пожилой. Подросток с длинными рыжими волосами смотрел на Лара серьезно и с интересом.
       — Меня зовут Ларгиор. — Он ненавидел это имя — куда охотнее он назвался бы Ларом Омбриком, рифтером. — Наследник назначил меня для связи с вами. Можете вызывать меня по вашему пульту. — Он указал на свой коммуникатор. — Не нужно ли вам чего-нибудь?
       Маленькая женщина, не выше Лара, оперлась подбородком на руку, и желтые кудряшки упали ей на лоб. Зубы сверкнули в веселой, вызывающей усмешке.
       — Первый вопрос. Что за свихнутый придурок жил тут до нас? На пульте имеются просто ужа-асные видики. В одном Хрим Беспощадный трахается со своим мозголазом на глазах у какого-то бедолаги, привязанного к стулу, — интересно, сколько такое может стоить на Рифтхавене?
       — Это личная коллекция Норио Данали. Он погиб во время эксперимента в самый момент вашего прибытия.
       Рифтеры переглянулись — Норио, видимо, был им знаком.
       — Погиб, говоришь? — спокойно переспросил человек с косами.
       — Да. — Лар, покосившись на пульт, произнес возможно более нейтральным тоном: — Пожитки Норио раздали другим, но стереть его ячейку, видимо, никто не позаботился.
       — Я стерла ее, — сухо возразила пожилая женщина, — хотя сами чипы, вероятно, все еще где-то здесь. — Лар заметил взгляд, который бросила на нее маленькая блондинка. — Могу ли я взамен попросить учебные материалы по должарскому языку? И соответствующее им информационное пространство.
       Лар с облегчением кивнул. Похоже, они поняли его намек о том, что пульт снабжен шпионским глазом.
       — Думаю, что раздобуду их для вас. Есть еще просьбы?
       — Насчет еды, — пробасил страхолюдный бородач. — Я голголский повар и здешнюю пищу воспринимаю как оскорбление. Если бы меня снабдили основными ингредиентами и позволили взять кое-какие продукты с нашего корабля, я мог бы готовить то, что полезно для Вийи, — ведь вашим хозяевам это на руку.
       «Они мне не хозяева», — чуть было не брякнул Лар, но вовремя удержался. При виде рифтеров ему невыносимо захотелось высказать им свою солидарность, но это было бы непоправимой ошибкой. Он лишь кивнул и сказал:
       — Я посмотрю, что можно будет сделать, — но должен предупредить, что мы все здесь получаем такую же пищу. Разве что вы захотите попробовать ур-плоды.
       Бородач, видимо, его не понял, а блондинка засмеялась и ущипнула красавца между ног.
       Лар вспыхнул, сообразив, что на уни его фраза звучит отнюдь не столь невинно, как на бори.
       — Они растут на стенах и выдаются нам только в качестве премии, но некоторые из них стоят того, чтобы потрудиться. — О наркотических плодах он не мог им сказать из-за жучков.
       — Мне что-то неохота их пробовать, — сказал бородач.
       — Откуда вообще станция берет продукты? — спросил подросток и посмотрел в сторону туалета, откуда через обычное неровное отверстие выходили трубы. — Здесь все здорово устроено, прямо как на корабле, но нельзя ли нам пользоваться рециркуляторами «Телварны», как предлагает Монтроз?
       Вот, значит, как зовут бородача — Монтроз. Лар сожалел, что Моррийон сказал ему так мало. Он заметил, что Вийя смотрит на него — может быть, она уловила импульс страха при слове «рециркуляторы»?
       — Я могу только спросить, — отведя глаза, сказал он. Пожилая женщина вдруг, изумив его до крайности, заговорила на бори:
       — Я Седри, Ларгиор, Мы благодарны вам будем за каждую вашу попытку.
       Лар улыбнулся ей: она говорила не совсем правильно, но вполне понятно. Он заметил, что бородач тоже посмотрел на нее с удивлением, и сказал:
       — Зовите меня Ларом.
       Все прочие тоже представились ему, каждый со своим вопросом или жалобой. Должарианка была последней.
       — Меня зовут Вийя, — сказала она с легкой улыбкой. — Я прошу убавить мощность ближайшего к нам пси-заградника. Его присутствие беспокоит меня.
       Лар снова кивнул. Она была не такая, как другие должарианцы на станции, но он все равно боялся ее.
       — Я узнаю, что можно сделать относительно всех ваших просьб, а потом вернусь и расскажу вам.
       — Спасибо, Лар, — с улыбкой сказала пожилая женщина.
       Лар вежливо улыбнулся в ответ, открыл дверь и выскочил в коридор, раздумывая о только что состоявшейся встрече. Ему вспомнились слова Тат. Сначала заключение на Аресе, потом здесь. Единственные рифтеры на Пожирателе Солнц, кроме них. Одиночество их троих — его, брата и кузины — вдруг показалось Лару чуть менее полным, и для бори это было очень приятное чувство.

    4

    АРЕС
       Панарх надел Знак Доблести на шею адмирала Нг. Грациозно поднявшись, она поклонилась ему в точности так, как требовалось по протоколу, но его ответный поклон был несколько ниже, чем полагалось. Затем Себастьян Омилов и другие члены Малого Совета вышли вперед, чтобы принять ее в их число.
       Панарх смотрел на Омилова вежливо, но отчужденно. В памяти гностора всплыл их мучительный разговор здесь же, в Кругу, после отлета рифтеров; тогда голубые глаза Панарха не были ни вежливыми, ни отчужденными, ни пустыми. Под конец маска вернулась на его лицо, и легкий голос вновь обрел свой безупречный контроль, но это возвращение к протоколу и внешним формам учтивости как нельзя яснее сказало Омилову, что доверие Панарха он потерял. Он остался ценным советником, но перестал быть близким другом.
       На миг Омилова посетила мечта о побеге и путешествии по следам рифтеров. Какие открытия могли бы ждать его там? Но услужливая память тут же подсунула ему краткий разговор с Эсабианом и тот ужас, который он пережил в должарском застенке. Он тряхнул головой, чтобы отогнать это воспоминание. Как ни мало ценят панархистские военные эксперты Пожиратель Солнц в качестве артефакта чуждой цивилизации, должарианцы в этом смысле дорожат им еще менее.
       Церемония завершилась, и начался прием в честь нового верховного адмирала. Омилов с привычной ловкостью принес свои извинения и удалился.
       Чем дальше транстуб углублялся в Колпак, тем больше в нем становилось народу. Капсула приближалась к соединению с онейлом. От толчка Омилова прижало к возвращающимся со смены рабочим. Большинство лиц вокруг выражало то же, что испытывал он: усталость и напряжение.
       От нечего делать он стал изучать перечень остановок. За две станции от своей он увидел название «Сады Джихана» и, повинуясь импульсу, сказал:
       — Выхожу!
       Капсула затормозила, и он вышел на красивую дорожку, обсаженную колокольными деревьями и душистым кустарником. Он огляделся, и его депрессия немного прошла. Справа ухоженный парк спускался к озеру, слева стояла Галерея Шепотов.
       Он пошел по дорожке к увитому плющом зданию, стараясь разобраться, что его толкнуло на это. К сплетням он всегда был равнодушен — и к светским, и к политическим. Во время своего пребывания при дворе он часто бывал на Монтесьело, но никогда не чувствовал ни малейшего желания посетить тамошнюю Галерею Шепотов.
       Говорить он не собирался и теперь — хотел лишь послушать, говорит ли здесь кто-нибудь о Пожирателе Солнц и есть ли у него единомышленники. Он слишком уж изолировал себя от других — ему полезно взглянуть на собственные действия со стороны.
       Усмехаясь над собой, он вошел внутрь и очутился среди огней и зелени, которые преломлялись в зеркалах и стекле, словно в гранях кристалла. Через несколько шагов он столкнулся лицом к лицу с величественной седовласой дамой.
       — Себастьян Омилов! — саркастически изумилась она.
       — Ваша светлость! — поклонился Омилов. Безупречно элегантная леди Бритт Вакиано, Архонея Кемаля, символ предыдущего поколения, дотронулась до его руки:
       — Называй меня лучше тетей Бритт, мой мальчик. Или Явный Прерогат выше подобной фамильярности?
       Десять минут назад Себастьян Омилов чувствовал себя старым и утомленным, но сейчас покраснел, как школьник.
       Почтенная матрона, прищурившись, увлекла его к скамейке, завешанной пальмовыми ветвями. Тихий плеск водопада за стеклом заглушал их голоса.
       — У твоей матери все благополучно, хотя она осталась на Чернякове. Кажется, она наконец простила тебя, что ты покинул двор.
       Омилов засмеялся, испытывая в равных долях веселье и грусть.
       — Ты должен знать, почему мы не последовали твоему примеру после самоубийства Тареда, — продолжала она, скрестив руки и глядя прямо ему в глаза.
       — Я думал...
       — Ты думал, что мы примирились с этим. Нет — как раз наоборот. Отчего, по-твоему, Семион всячески избегал появляться при дворе? Оттого что боялся встретиться с теми, кто очень хорошо понимал, что у него на уме. И если бы Геласаар узнал, что творит Семион, мы были бы ему нужны.
       — А я вот ушел, — поморщился Омилов.
       — И уплатил за это двойную цену, дорогой мой, — улыбнулась она. — Старые дела могут подождать до другого раза — успеть бы обсудить новые. Для начала скажи; что привело Себастьяна Стойкого сюда и в этот час?
       — А что особенного в этом часе? — помедлив, спросил Омилов.
       — Сейчас чуть больше девятнадцати — ранний вечер в Высоких Жилищах и на планетах, где день близок к стандартному. В светском обществе это был мертвый час — до недавнего времени. Ты, как всегда, отстаешь от моды. Молодая Картано постановила посвящать это время в Галерее Шепотов определенной теме. Текущая тема — любовь.
       Это было так неожиданно и так расходилось с тем, чего он ожидал, что он не сдержал смеха.
       — Ни война, ни смерть, ни разрушение, похоже, не отбили у людей вкуса к клубничке, — с ироническим блеском в глазах сказала Архонея. — Молодая Ваннис восстановила мою веру в человеческую природу.
       Омилов, не зная, что на это ответить, переменил разговор:
       — Вы знаете, что профет Антон Рамануян находится здесь? Теперь он, правда, именует себя «Тате Кага».
       — Он-то и вызвал меня сюда. Я битый час могла бы рассказывать о приключениях, с которыми добиралась на Арес. Бесконечные скачки с рифтерами на хвосте... можно подумать, что не восемьдесят лет, а восемьдесят дней прошло с тех пор, как мы карабкались по скалам Петрова с бластерами в каждой руке, отбиваясь от Шиидры. Нет, правда — как будто вчера все это было. Как и твоя молодость, когда вы с Иларой и Геласааром ставили оперы в Малом Дворце, а маленькие Брендон и Гален из кожи лезли, дразня угрюмого должарского мальчугана, взятого нами в заложники. Теперь мы постарели, а главные роли исполняют они. — Она хлопнула себя по коленям. — Хотя мы еще тоже кое на что годимся. Я здесь для того, чтобы помочь мальчику, сыну Геласаара, собрать флот. Мы сгоняем сюда все наши корабли: если победим, то построим новые, а если проиграем, нам все равно конец.
       — Кемаль... — начал Омилов.
       — Облако оккупировано Должаром, но на планете все хорошо, хотя никому не позволяется стартовать с нее или приземляться. Эсабиан не доверяет тамошним рифтерам после того, как наш саботаж приписали им, и от нас он тоже ничего не получит. — Архонея встала и взяла Омилова под руку. — Если не хочешь оставаться в Галерее, давай прогуляемся в розарии и поговорим о твоем Телосом проклятом Пожирателе Солнц...
    * * *
       Прошло два часа, прежде чем Омилов добрался наконец до Обители. Он не был религиозным человеком, но Обитель навевала на него умиротворение и чувство оторванности от времени. Запах благовоний вплетался в аромат редких цветов. Голоса в отдалении тянули жалобный мотив, вызывающий в памяти тысячелетия человеческой истории.
       Взойдя на террасу, примыкающую к жилой части Обители, он увидел, что Верховная Фанесса его ждет. В начале их отношений Омилов не доверял ей, но теперь жил в предвкушении их ежедневных бесед. Временами она бывала единственным человеком, с которым он общался вне своей работы.
       Она сидела тихо, и на ее черной сутане мерцал свисающий с шеи Диграмматон.
       — Я завернул в Сады Джихана, где встретил женщину, которую знал всю свою жизнь, — сказал он. — В ходе беседы она упомянула о быстром ходе времени. Однако ее долгая жизнь — всего лишь мгновение ока по сравнению с не поддающимися воображению тысячелетиями существования Пожирателя Солнц. Потенциальное знание, которое мы могли бы получить, установив там наблюдательный пост, колоссально. Но никто здесь не хочет видеть дальше сиюминутных обстоятельств... они смотрят на Пожиратель Солнц лишь как на одну из целей в этой войне. — Он рассеянно потер щеку: испытанная им боль, наверное, никогда уже не уйдет из памяти. — Я признаю необходимость действия, но не могу заставить их взглянуть на разрушение станции по-иному.
       — Разве цель Панарха не совпадает с вашей?
       Омилов перевел взгляд на пчел, лениво облетающих цветы.
       — Лишь постольку, поскольку это касается безопасности рифтеров. — Омилов качнул головой. — Мне почему-то захотелось прогуляться по Галерее Шепотов. Я никогда в ней не был, но, насколько мне известно, там можно услышать разговоры на любую тему, если задержаться подольше.
       — Я побывала там пару раз, — улыбнулась Элоатри. — И мне показалось, что она исполняет те же функции, для которых нашим предкам служили гадальные карты.
       — Ну, мне-то она ничего не нагадала. Этот час, как выяснилось, посвящен определенной теме. В данный момент тема, предложенная Ваннис, — это любовь, что Архонее Кемаля представляется фривольным.
       Элоатри внезапно затаила дыхание, и Омилов посмотрел на нее.
       — Вы хотели что-то сказать, нумен?
       — Не сейчас, — промолвила она, потирая обожженную ладонь. — Не сейчас. Продолжайте.
       — Собственно, рассказывать больше нечего — просто я постоянно думаю о Брендоне, который, несмотря на то, что стал теперь правителем триллионов, собирается следовать за Вийей на Пожиратель Солнц. Любовь может ослепить человека, но это чувство не всегда бывает фривольным.
       — Не всегда.
       — Если он осуществит свой замысел, Флоту поневоле придется принять меры для сохранения станции. Но хорошо ли надеяться на то, что он рискнет собой таким образом?
       Верховная Фанесса промолчала.
       — Вот в этом и заключается моя дилемма, — вздохнул Омилов. — А когда я ушел из Галереи, очередной проклятый репортер попытался зажать меня в углу. Масса бесцеремонных вопросов о Пожирателе Солнц, атаке и рифтерах с «Телварны», которые официально все еще числятся просто «отсутствующими».
       — И это, полагаю, еще не все вопросы?
       Омилов протестующе вскинулся и увидел боль в глазах Верховной Фанессы — такую же, как у него самого. Оба они впали у Панарха в немилость, оба способствовали бегству женщины, которую он любил.
       — Они и меня преследуют. «Имеющий очи да видит», — процитировала она и умолкла.
       — Очи они, конечно, имеют — а перемена нашего с вами положения, думаю, бросается в глаза, — но услышать они от меня ничего не услышат. Если «новости» проведают, куда отправились рифтеры и что их капитан значит для Брендона, Панарх лишится всякой свободы. Он мог бы повести свои войска в бой как глава государства, но как любовник рифтерши? Мы снова рухнули бы в хаос — такова политическая реальность.
       Верховная Фанесса потерла ладонь.
       — Вы не согласны? Может быть, мне следовало сказать правду?
       — Такого совета я вам дать не могу, но мне кажется, признаться, что есть другой способ...
       — О чем это вы?
       — О гадальных картах, — печально улыбнулась она. — И о новой моде, введенной Ваннис Сефи-Картано. — Она поднялась, чтобы уйти, и оглянулась. — В любви нет ничего фривольного. Любовь — это опасность, вдохновение, катализатор, мудрость, слепота, но фривольного в ней нет ничего.
    * * *
       Новый верховный адмирал Панархии Тысячи Солнц никак не могла уснуть.
       В конце концов она включила свет, прошла по мягкому ковру, поднялась на несколько ступенек, пересекла приемную и вошла в кабинет, который теперь принадлежал ей.
       В минувший день неизвестные стюарды без хлопот перевезли ее на новое место. Особых трудов им прикладывать не пришлось — немногие пожитки Нг оставались на «Грозном», ставшем отныне ее флагманским кораблем. Здесь у нее имелась лишь пара смен формы да пульт.
       Проведя пальцами по клавишам, она включила его. Почти все время после окончания церемонии она провела в беседах — официальных и неофициальных. Одну из первых официальных встреч она провела с Панархом, Найбергом и Уилсонс, которые присутствовали при передаче баз данных, закодированных на верховного адмирала. Просмотреть эти данные она еще не успела.
       Подойдя к автомату, она заказала кофе и в ожидании осмотрела комнату. Только теперь, в тихие часы ночной вахты, она начала осознавать реальность своего нового положения, но оно все равно казалось нереальным.
       Почему она, собственно, старается ступать так тихо? Здесь она никого не побеспокоит — мичман и стюард, приставленные к ней, отпущены до утра, а семьи или слуг у нее нет.
       Боль сжала ее сердце. Да, семьи нет. Она сама приняла такое решение, начав свою офицерскую карьеру на Минерве. Как легко дался этот выбор честолюбивой молодой девушке, мечтавшей командовать крейсером.
       Нг невесело улыбнулась, а компьютер тем временем идентифицировал ее сетчатку и вывел на экран меню.
       Семьи нет — но есть мужчина. Она пригубила кофе, охваченная горестными воспоминаниями о Метеллиусе Хайяши. Пропавший в отчаянном бою над Артелионом перед самым захватом гиперрации — погибший, как следует полагать. Лучше уж это, чем оказаться в плену и испытать на себе должарские пытки.
       Как это произошло с командой «Арависской ведьмы».
       Марго качнула головой, отгоняя отвратительное воспоминание о том, что видела в широковещательной гиперволновой передаче, и выбрала массив данных о Пожирателе Солнц. Количество кораблей, которые стягивал враг для обороны урианской станции, подавляло. Хуже того, переговоры между ними больше не поддавались анализу — теперь они пользовались не кодом Братства, но шифром, для создания которого требовались очень значительные компьютерные мощности.
       Нг убрала информацию с экрана и заметила мигающий в углу знак личного, чисто визуального файла. Любопытствуя, она открыла массив, подписанный Озирусом бан-Карром, ее предшественником. Откровенный язык давал понять, что перед ней личный дневник адмирала, и у нее по коже прошли атавистические мурашки, словно в присутствии покойника.
       Нг наскоро просмотрела другие закодированные файлы. Мемуары для своих последователей оставил далеко не один Карр — это сделали и все прочие адмиралы. Цепь откровенных признаний и прогнозов тянулась на многие сотни лет в прошлое. Об этой традиции больше никто на Флоте не подозревал — это, без сомнения, делалось ради соблюдения баланса власти между Мандалой и Флотом.
       Марго вернулась к последнему файлу. Адмирал Карр, очевидно, был на середине записи, когда его вызвали на Лао Цзы, где состоялось то злополучное заседание Малого Совета.
    ...
       «Образец ясен, но невозможен. И энергетика, и онтологическая физика сходятся на том, что для этого необходимы средства сверхсветовой связи. Здесь, как утверждают они, задействованы неизвестные человеческие факторы, но синхронисты на это пожимают плечами и трясут головами. Дурь какая-то».
       Нг сделала паузу, не совсем уверенная, к чему относится последняя фраза адмирала, и продолжила чтение.
    ...
       «Теперь вот Лао Цзы. Быть может, там я найду какой-то ответ. Не думаю, чтобы он мне понравился, но все лучше, чем неизвестность. Я сыт ею по горло, как и все мы».
       Опять непонятно. Нг поразмыслила над значением слова «неизвестность» и пожала плечами. Что бы ни имел в виду адмирал, неизвестность — это часть жизни каждого военного. Все они сознают, что их карьеру, как блестящую, так и не очень, может оборвать внезапная смерть.
       Я — Марго О'Рейли Нг, мне скоро пятьдесят, и я верховный адмирал.
       Как это все-таки странно! Гордость боролась в ней с неуверенностью. Эта комната не имела индивидуальности, не имела атмосферы, как будто прежний жилец был чем-то вроде транзитного пассажира. «Как и я», — угрюмо подумала Марго. После атаки она уже не вернется сюда. Либо ее не будет в живых, либо она отправится на Артелион, где и начнёт свою настоящую работу — ликвидацию хаоса, оставленного должарианцами.
       Кто еще жил здесь из верховных адмиралов Панархии, при каких обстоятельствах, какие мысли их посещали? «Сейчас посмотрим», — подумала Нг и принялась просматривать более ранние мемуары.
    ...
       «...в лучшем случае неубедительно, хотя именуется блестящей победой. Родной мир или миры Шиидры так и остались необнаруженными...»
    ...
       «...не знаю, чего можно ожидать от этих странных тройственных существ, которые ведут себя вполне дружелюбно, но местонахождения своего мира не открывают. Сможем ли мы понять их настолько, чтобы доверять им?»
    ...
       «Кто бы ты ни был, знай, если еще не знаешь: припадки мнимого умопомрачения у ее величества — притворство чистой воды, имеющее целью отвлечь от истинного положения дел. Нет более холодного и беспощадного ума в Тысяче Солнц, чем у нее».
       Нг сверилась с датой последней записи и улыбнулась, Кириархея Баникалаан вошла в историю как полубезумная чудачка, и целые поколения историков-ревизионистов, указывающих на прочность созданных ею политических структур, оказались бессильны развеять этот образ. К этому она, без сомнения, и стремилась. Никто не станет сражаться с человеком, которого не принимает всерьез.
       Очевидно, Брендон хай-Аркад в полной мере унаследовал от неё это мастерство. Во всяком случае, он очень успешно применял методы покойной Кириархеи против своего брата Семиона и его приспешников; Нг смущенно поморщилась, вспомнив, как сама судила о нем прежде, и чуть не рассмеялась. Что ее, собственно, смущает — что ее оказалось обмануть легче, чем человека, который, по всей видимости, был параноиком и настоящим чудовищем?
       Но реальность ее положения быстро отрезвила ее: теперь она, как верховный адмирал, вошла в Малый Совет Панарха. Как ни старалась она избегать водоворота гражданской политики, теперь, когда она приняла звезду и эмблему верховного адмирала, ее засосало в самый его центр.
       Эта перспектива угнетала ее с тех пор, как она поняла, что находится на ближней орбите к получению этого звания — она и Джеф Кестлер. Временами она почти желала, чтобы верховный пост достался ему.
       С холодком в сердце она вспомнила некоторые жертвы потаенной борьбы, которую вели между собой Дулу: Гештар, чья кровь выкипела в вакууме открытого космоса; Тау Шривашти, разбившийся в лепешку после долгого падения с почти пятикилометровой высоты оси вращения; Штулафи Й'Талоб, Архон Торигана, растерзанный обезумевшей толпой. Уж лучше попадание раптора в бою. Там ты по крайней мере знаешь, откуда ждать выстрела, и не сомневаешься в намерениях врага. Как и в том, кто твой враг.
       А обнаружение врага входит в функции соответствующей службы. Врожденный юмор почти что вернулся к Нг, когда она представила себе лейтенанта Выхирски, которая выводит на свой пульт типичную дулускую вечеринку или Галерею Шепотов, пытаясь разобраться в путанице слов, символов, жестов, выпадов и контрвыпадов.
       Если серьезно, то именно этим занимается департамент безопасности. У нее есть Антон Фазо — ему и карты в руки. А она займется предполагаемым союзом с рифтерами. Переговоры вступили в финальную стадию, когда на Арес тайно прибыл член триумвирата. Джеп Хуманополис. Почти всю подготовительную работу проделал Найберг, но теперь Нг как официальный глава Флота должна взять это на себя.
       Зевок, чуть не вывихнувший челюсть, прервал ее думы. Теперь, когда она ввела проблему дулуской политики в относительно знакомые рамки, ей, быть может, удастся уснуть. Рифтеры подождут. Пусть ее подсознание пока займется ими, вместо того чтобы потчевать ее кошмарами на политическую тему. Кошмарам тоже требуется разнообразие.
    * * *
       Джеп Хуманополис поздоровался с собравшимися и, подавив зевок, занял свое место за столом переговоров. К свежему мятному воздуху примешивался запах горелых специй и пластика от троицы келли, вошедшей как раз перед Джепом. Посмотрев на прозрачную дипластовую стену, выходящую в Ситуационный Зал, он поинтересовался про себя, вошла ли уже сообщенная им информация в светящуюся над этим помещением огромную голограмму Тысячи Солнц.
       Чем хороша старость, так это тем, что сон тебе почти не требуется, а плоха тем, что ты, когда и этой малости лишаешься, чувствуешь себя хуже некуда. Джеп посмотрел через стол на Диману Уилсонс и отметил с не лишенной восхищения досадой, что ее-то взор вполне ясен после их ночного сражения в фалангу — а ведь она старше его. Он еще перед отлетом с Рифтхавена сознавал, что не покинет Арес до окончания войны, чем бы ни завершилась его миссия. Но, похоже, это кое-чем можно компенсировать. Арес на свой занудный лад общество не менее сложное, чем Рифтхавен.
       Сьюлис, клерк, прибывшая вместе с ним с Рифтхавена, тронула его за руку.
       — Корреляции, которые вы просили, синдик.
       Джеп, рассеянно кивнув, взял у нее распечатку. Еще одна сделка: она племянница Пормагат.
       Он просмотрел первый лист. Опять-таки компенсация за его фактическое заключение здесь — свободный доступ к каналам новостей Ареса. Сьюлис сделала сводку по 25-му и 99-му — двум полюсам общественного мнения этой перенаселенной станции. 99-й канал вел серию популярных репортажей о Галерее Шепотов. Джеп хмуро отложил распечатку. Единственными людьми, кто мог оценить эти репортажи, были те, кто часто посещал Галерею, — на них канал и ориентировался.
       Адмирал Найберг был погружен в беседу со своим шефом безопасности, контр-адмиралом Антоном Фазо. Джеп и комендант Ареса относились друг к другу внимательно, со взаимным уважением, хотя Хуманополис не сомневался, что Найбергу рифтерские нравы не менее противны, чем ему самому — надменность Дулу. Насколько близко Найберг связан с ними и насколько велико его влияние на Панарха?
       Джеп вернулся к чтению. 25-й канал совсем другое дело — это, похоже, осколок в изоляции правительственного корабля. Интересно, куда они метят, выжимая из рифтеров с «Телварны» все, что можно? История, конечно, будь здоров. Джеп не мог не восхищаться темпаткой и ее экипажем, несмотря на тарарам, который они устроили на Рифтхавене. Ей, правда, тоже досталось. Джеп весело хмыкнул при мысли об этом. Надо будет держать ухо востро, чтобы панархисты не ввели его вместе с Рифтхавеном в такие же убытки.
       Отрывистый баритон Шестена нарушил его мысли, и Джеп посмотрел в дипластовое окно. Драко стоял там с двумя флотскими офицерами и говорил что-то, показывая на голограмму. Один из офицеров навел на нее похожий на жезл прибор, и световые линии связали звездные системы в двух октантах с Рифтхавеном. Драко немного понизил голос: он, как и Джеп, понимал, что значит скопление подчиненных Барродаху сил у Рифтхавена на пути к Пожирателю Солнц. Дело выглядело так, будто хитроумный помощник Эсабиана может попытаться снова взять Рифтхавен.
       Шестен заметил, что Джеп смотрит на него, и снова принял свой несносный самоуверенный вид. Его краснозубая улыбка привлекла внимание нескольких человек за столом.
       Улыбайся, дружок, улыбайся. Ты не больше способен предпринять что-либо, чем я или Сьюлис, пока мы не придем к соглашению с панархистами. А тем временем улыбайся себе на здоровье — это выводит их из равновесия.
       Впрочем, после того, как О'Рейли Нг назначили верховным адмиралом, переговоры стали двигаться гораздо быстрее. Если улыбка Шестена ее и беспокоит, виду она не подает. Джеп улыбнулся ему в ответ и с удовлетворением увидел, как драко отвел глаза.
       Чтобы быть хищником, одних подпиленных зубов мало. Джеп с приятным чувством откинулся на спинку стула, но его благодушие развеялось, когда в зал вошла старая женщина в черных одеждах священнослужительницы — Элоатри, Верховная Фанесса. Он встречался с ней дважды, и дважды его презрение к всяческим религиям и верованиям разбивалось о стальной заслон. Вера у нее, может, и глупая, но сама она, как он вынужден был признать, далеко не дура. Джеп исподтишка следил за тем, как она здоровается с каждым в отдельности. Она уж точно не моложе его, хотя движется легче. Она повернулась лицом к нему, и ее улыбка стала тоньше, а взгляд — внимательнее.
       Джеп постарался подавить свой гнев, дурно влияющий на мыслительные способности. Ее присутствие здесь может означать только одно: враждебность к Рифтхавену, опирающуюся, вероятно, на некие моральные принципы. Если Нг и другие склонны прислушиваться к подобной ерунде — а это так, иначе эту женщину не пригласили бы, — Джепу надо будет подобрать веские аргументы.
       Разговоры за столом прекратились, и офицеры стали навытяжку — это вошла верховный адмирал. Она подала жестом команду «вольно». Джеп оценивающе смотрел на эту миниатюрную женщину, идущую через комнату походкой танцовщицы. Сопровождающий ее молодой Осри Омилов скромно занял место на нижнем конце стола. Джеп знал, что Омилов неофициально представляет Панарха, хотя высказывается редко.
       Нг, подождав, когда все усядутся, открыла заседание без дальнейших предисловий.
       — Время дорого для обеих сторон, и мы должны постараться прийти к соглашению. — Она сделала легкий поклон в сторону Джепа, Сьюлис и Шестена. — Мне кажется, мы подошли к нему достаточно близко. Давайте подытожим, чего мы уже достигли и что следует обсудить.
       Обсудить. Джеп посмотрел на других, оценивая их реакцию на этот эвфемизм. Какие выражения Нг можно приписать дулускому высокомерию, а какие — ее истинным намерениям? Насколько они нуждаются в нас? Триумвират мог лишь гадать по этому поводу, а переговоры не прибавили Джепу знаний. Но, делая в жизни серьезные ставки, он всегда полагался на свои инстинкты. На сей раз инстинкт заставил его отказаться от высокого поста на Рифтхавене, состряпать подложный рапорт о своей смерти от яда, чтобы ввести в заблуждение должарианцев, и явиться сюда, в стан своих закоренелых врагов.
       — Мы просмотрели кадры о нападении Арроги Черное Сердце на Рифтхавен, — продолжала Нг, кивнув Шестену. — Умело организованная оборона свидетельствует о высоком уровне вашей компетентности.
       Шестен явно опешил, и Джеп испытал то же самое. Он не ожидал такой откровенности. Столь щедрый комплимент показывал, что дело идет к подсчету очков.
       Нг тем временем обратилась к Сьюлис — она нарушала иерархию переговоров, давая понять, что смотрит на них троих как на представителей трех доминирующих фракций Рифтхавена.
       — Более того, правительство Рифтхавена установило жесткий контроль над станцией, в том числе над ее общением с должарианцами и их союзниками-рифтерами.
       Сначала оборона, потом общественный порядок — сейчас моя очередь. Построение речи Нг показывало, что она сознает его положение. Как он и опасался, она вела переговоры на двух уровнях, учитывая не только их обязанности на Рифтхавене, но и личные связи. И от того, что она это делала совершенно открыто, становилось не по себе.
       Нг обратилась к Джепу:
       — Исходя из вышеизложенного, его величество считает желательным объединение Флота с рифтерскими силами по всей Тысяче Солнц — исключая, из соображений безопасности, корабли с гиперрациями.
       Объединение, но не союз. Она знает, что без взаимовыгодного соглашения он конченый человек — в том случае, конечно, если Братство и Рифтхавен уцелеют. А заключив договор, я смету с дороги и Банса, и Пормагат. Джеп чувствовал на себе пристальный взгляд Сьюлис, но его не волновало, о чем она думает. Ни один из его спутников не сможет связаться с Рифтхавеном до заключения договора — а тогда уже поздно будет.
       — Предполагается, что эти объединенные силы будут продолжать рейды против Пожирателя Солнц, сохраняя свои действия в тайне, пока это возможно.
       Шестен прервал её:
       — Флот Панархии должен решать это совместно с военным советом Рифтерского Братства.
       То есть с тобой и твоим острозубым кланом.
       Нг кратко посовещалась с адмиралом Найбергом и объявила:
       — Его величество дает вам право на консультацию.
       Джеп заметил, как вспыхнул от гнева Шестен и как напряглась Сьюлис, и ответил, опередив Шестена:
       — Рифтхавен воспользуется собственным правом.
       Лицо Нг выразило признательность с легчайшим намеком на юмор.
       — Его величество готов с этим согласиться.
       Джеп вернул ей улыбку, не пытаясь этого скрыть. Он чувствовал, что драко кипит от гнева. Дурак! Ты только облегчил работу мне и панархистам. Джеп уже начинал бояться, что они так и не добьются равновесия. Что-то предпримет Сьюлис?
       — Одно из флотских подразделений будет готово выступить на защиту Рифтхавена в случае необходимости, — сказала Нг.
       — Находясь за радиусом Рифтхавена, — более низким, чем обычно, голосом подчеркнул Шестен. Нг вскинула руку ладонью вперед.
       — Находясь за радиусом Рифтхавена.
       Итак, сектор обороны получает контроль над внутренним пространством. Драко сел поудобнее, а Джеп ощутил досаду. Но делать нечего: силы под командованием Барродаха и Ювяшжта слишком опасны, чтобы не оказывать им сопротивления, а сил Рифтхавена недостаточно для хорошей обороны.
       И тут верховный адмирал нанесла внезапный удар, которого триумвират опасался с самого начала.
       — Кроме того, на все объединенные корабли в целях координации будут назначены офицеры для связи.
       То есть десантники. Джеп не питал иллюзий относительно рифтеров: Аркадскому Десанту они не смогут оказать сопротивления даже на борту собственных кораблей. Десантники — это уж слишком.
       — Исключая корабли, обороняющие Рифтхавен, — вставил Шестен. Он тоже понял, что она имеет в виду, но полагал, что сможет это переварить, пока контролирует внутреннее пространство.
       Это естественно, поскольку сектор торговли имеет больше влияния на дальние корабли. Фракция Джепа контролирует скупку пиратской добычи и на Рифтхавене, и в других местах, она же дает сотрудничающим с ней кораблям выгодную наводку. Джеп знал, что не сможет удержать за собой контроль, если допустит десантников на рифтерские суда, и лишится всякой поддержки.
       — Оборонительные силы тоже следует включить в целях наиболее полной интеграции, — возразила Нг.
       Драко упрямо мотнул головой, и Нг посмотрела на Джепа, ожидая, что ответит он.
       Вот оно. Взгляд Нг был тверд и лишен всяких эмоций. Его шанс, с него и спросится. Ну что ж, пора проверить, насколько серьезны намерения панархистов.
       — Мы согласны, что полная интеграция — вещь хорошая, — начал он, заметив, что некоторые панархисты испытали при этом облегчение. — Следует, конечно, полагать, что назначенные к нам офицеры Флота будут не занимать должности наподобие суперкарго, а вносить равный вклад в наши общие усилия. — Он особенно подчеркнул слова «офицеры Флота» и увидел, что Нг и другие его поняли. Флотские, а не десантники. В Верховной Фанессе, пристально наблюдавшей за ним, чувствовался душевный подъем.
       — Мы обратимся с призывом к добровольцам, желающим исполнять боевые функции, — сказала Нг. — Приказывать этого своим людям я не стану.
       Джеп кивнул. Ну, теперь или — или.
       — Об этом вам судить. Но мне кажется, что в таком случае на корабли Флота тоже следует назначить рифтерских связных. Это будет только справедливо.
       Нг заколебалась.
       — Рифтеры не смогут приспособиться к правилам военной дисциплины за столь короткий срок.
       — Им это будет не труднее, чем флотским офицерам влиться в рифтерские команды, — быстро ответил Джеп, перехватив инициативу у Шестена. В конференц-зале наступила тишина, давящая, как тяжелая гравитация.
       Обстановку, совершенно неожиданно для Джепа, разрядил вдруг смешок Элоатри.
       — Такой опыт уже был, правда, лейтенант Омилов?
       На лице лейтенанта Джеп увидел нечто большее, чем просто нежелание обсуждать эту тему. Молодой человек залился краской и не мог выдавить из себя ни слова.
       Затем позади рифтеров зашипела дверь, и звонкий голос произнес:
       — Да, был — и мы с лейтенантом Омиловым обязаны этому опыту жизнью.
    * * *
       Облегчение и благодарность охватили Осри, когда из-за стенной панели появилась стройная фигура Панарха. Осри давно опасался ответственности вроде этой, которая может свалиться на него в ходе переговоров, но почитал своим долгом посещать их, надеясь, что одного его присутствия как представителя Панарха будет достаточно. Теперь он понял, что Брендон смотрел на это не просто как на долг, но как на акт дружбы и с самого начала предназначил для него, Осри, чисто символическую роль.
       Впрочем, такую же роль играет и сам Брендон. Для триллионов его подданных он тоже всего лишь символ. «Властелин для других, пред собою ты слаб; ты — цепями символики скованный раб». Последняя из Полярностей Джаспара Аркада прозвучала в голове Осри так ясно, как будто кто-то прочел ее ему на ухо.
       Он встал вместе с другими, военными и штатскими. Жестколицый рифтерский синдик и его спутники тоже поднялись, хотя и с запозданием.
       Власть символов велика — и теперь он, Осри, должен опять возложить на себя те цепи, которые он, как ему казалось, сбросил с себя, когда они после своего бегства с Шерванна прибыли наконец на Арес. Он с дрожью вспомнил картину в Нью-Гластонбери, которая затянула его в себя, — панорама галактики с крохотным пузырьком поселения на переднем плане: из иллюминаторов на его бугристой поверхности льется свет, рядом висит намалеванный яркими красками древний кораблик.
       Камень, который отвергли строители...* [1]
       Осри чувствовал, что его карьера висит на волоске. Верно ли он понял, что нужно Панарху?
       — Адмирал, — сказал он, сам удивившись, как твердо звучит его голос, — я прошу разрешения вернуть этот долг, добровольно предлагая себя в качестве одного из связных.
       — Согласна, — блеснула глазами Нг. — Но не раньше, чем мы отправимся на сборный пункт у Пожирателя Солнц — до тех пор вы будете нужны мне здесь.
       Рифтерский синдик кивнул ему.
       — Ваша репутация как навигатора обеспечит вам радушный прием на борту «Глории». — Он улыбнулся с проблеском тепла в темных, глубоко посаженных глазах. — Но придется вам кое-чем поступиться.
       — Нам всем придется кое-чем поступиться, — сказал Брендон, глядя на Джепа. — Мы возьмем к себе ваших связников.
       — Ваше величество! — Нг впервые при Осри проявила какие-то эмоции, и он весь напрягся. — Мы и так балансируем на лезвии ножа, — продолжала она, немного овладев собой, но все еще волнуясь. — Можем ли мы себе это позволить?
       — А почему бы и нет? Что в этом такого страшного?
       — Либо смерть, либо магистр Бластер нас поженит, — сказал Джеп Хуманополис.
       — Именно так, синдик Хуманополис, — поддержал Брендон. — В первом случае нам терять нечего, во втором — это необходимый шаг.
       Нг кивнула. Она осталась недовольна этим решением, но возражений Брендон не потерпел бы.
       — Будет исполнено.
       Осри без сил откинулся на спинку стула. Переговоры продолжались — теперь обсуждался вопрос об амнистии. Он принял решение и сыграл свою роль. Осри краем сознания отметил хорошую сторону — теперь о его повышении речи не будет и какое-то время он сможет спокойно преподавать.

    5

       Ваннис Сефи-Картано, вдовствующая супруга Эренарха Семиона лит-Аркада, шла между кивающих головками цветов по саду анклава. На руке у нее висела корзинка, куда она клала срезанные цветы.
       Для постороннего взгляда она казалась полностью поглощенной своим занятием. Ваннис, даже размышляя о чем-то, никогда не забывала, что за ней могут наблюдать — это был один из первых уроков, внушенных ей в детстве.
       Она еще раз окинула себя внутренним взором: платье, просто скроенное, но очень дорогое, ниспадающее изящными складками к обутым в сандалии ногам — его бледно-сиреневый цвет намекает на траур по Панарху Геласаару; волосы, уложенные короной и украшенные единственной ниткой жемчуга; безмятежно-спокойные движения свободных от колец рук.
       Явные наблюдатели — это десантники, стоящие у всех входов анклава, а также чиновники, посыльные и титулованные просители, постоянно снующие по главной аллее, невидимым же соглядатаем может быть кто угодно. Не так давно она сама следила за анклавом из своей виллы по ту сторону озера.
       Но сколько бы глаз ни смотрело на нее, они увидят только леди Ваннис, срезающую цветы, как она делает каждое «утро». А между тем ее ум за безмятежным фасадом усердно работает, выстраивая план кампании. Ее личной кампании, ведущейся чисто светскими средствами, — но цель ее не менее значительна, чем та, которая обсуждается теперь политическими и военными лидерами нового правительства.
       Ваннис научилась перед выработкой всякого стратегического плана точно оценивать свои сильные и слабые стороны. Сейчас, наклоняясь над розовым кустом к единственному безупречному, скрытому листьями бутону, она привязывала стратегию к местности.
       Теперь она живет в анклаве. Брендон сам пригласил ее, чтобы не ставить в ложное положение Фиэрин лит-Кендриан, которую взял под свою опеку. Прежде Ваннис в качестве супруги Эренарха возглавляла светскую жизнь при Артелионском дворе и теперь вновь заняла это положение, как будто никакой войны и не было. Жизнь здесь, на Аресе, так ненадежна, что Дулу, даже те, что потеряли свои семьи и состояния, охотно мирятся с этой иллюзией.
       Прежний монастырский покой анклава сменился весельем — здесь постоянно что-то устраивается, и она — вдохновительница всех этих развлечений, затеваемых ради одного-единственного человека: Брендона Аркада.
       Эта, открытая, часть ее кампании сочетала в себе негласное извинение и объяснение. Ваннис не ожидала, что Брендон его примет (хотя надежда умирает последней), и он пока его не принимал. Он был столь же учтив, столь же внимателен к мелочам их совместного быта, как если бы за ней вообще не было никаких проступков — и потому невозможно было понять его истинное отношение.
       Ваннис выпрямилась. Сегодня она подбирала желтые розы, чья гамма разнилась от бледнейшей слоновой кости до цвета закатного солнца над Мандалой, и набрала уже достаточно для трех букетов.
       Она изогнула запястье, и босуэлл послушно назвал ей время. Должно быть, они как раз начали.
       Идя неспешным шагом по круговой дорожке, она, не замеченная никем, вошла в боковую дверь и села там в темноте, чтобы не освещать окно, выходящее в спортивный зал.
       На этот раз там, помимо Брендона и Фиэрин, собралось около двадцати мужчин и женщин, от десантников до домашней обслуги. Они только что закончили серию разогревающих ритмических упражнений под строгим оком коренастой, жестколицей тренерши — мастера уланшу. Брендон в середине зала кружился волчком, рассекая воздух ударами рук и ног, как и все остальные.
       Внутреннее зрение Ваннис продолжало работать, рассматривая с беспощадной ясностью ее почти театральное появление на политической арене. Несколько часов на Аресе продолжался бунт, разразившийся после того, как она обнародовала информацию о злодействах аль-Гессинав, Шривашти и Торигана. Бунт преследовал двойную цель: направить народный гнев в нужное русло и прикрыть побег рифтеров на «Телварне» — капитаном этого корабля была женщина, которую, как недавно обнаружила Ваннис, Брендон любил.
       Его отчаяние и горе, которые он даже не пытался скрыть, когда все разъяснилось, слишком поздно сказали Ваннис о том, что этот ее ход он расценил как предательство.
       Теперь, наблюдая за его потешными сражениями со смеющимися молодыми десантниками, она вспоминала разговор, в который вынудила его вступить на следующий день после событий. Возымев после бессонной ночи надежду убедить его в том, что ею тоже двигала любовь, она нарушила все законы дулусского этикета и заговорила с ним открыто.
       «Ваша рифтерша сама хотела улететь, — сказала она. — Разве должарианцы способны испытывать любовь?»
       «Должарианцы тоже люди, Ваннис, — не хуже и не лучше других». — Он сидел через комнату от нее, положив руки на подлокотники, с терпеливым, говорящем о крайнем физическом истощении лицом.
       «Зачем Вийе было улетать, если она вас любит?»
       «Она любит меня так, что готова пожертвовать жизнью, чтобы преподнести мне дар, достойный Панарха».
       Ваннис уставилась на него саднящими от бессонницы глазами.
       «Так вот чего она хочет? Стать Кириархеей?»
       «Нет. Она любит меня, но не верит Панарху. Я поклялся доказать ей, что Панарх заслуживает ее доверия, а Брендон — любви».
       «Но вы же понимаете, почему я сделала то, что сделала? — внезапно севшим голосом выговорила Ваннис. — Это было мое приношение вам...»
       «Ваше приношение Панарху, достойное Кириархеи. Но ваши вчерашние действия не оставили места для дружбы и доверия — для человека, носящего этот титул».
       ...Ваннис закрыла глаза, подавляя эмоции, неизменно охватывающие ее от этих его слов. Брендон в спортзале боролся с противником намного выше и крупнее его. Оба ненадолго схватились, напрягшись в противостоянии сил, а затем другой с грохотом, который Ваннис скорее почувствовала, чем услышала, швырнул Брендона на мат. Но тот тут же вскочил и прыгнул на соперника, заставив его зашататься. Оба со смехом обменялись поклонами, и тренер, жестикулируя, обратилась к ним с краткой речью.
       Еще несколько схваток — и вся группа приступила к ритуальным упражнениям, возвещающим о конце тренировки.
       Ваннис со своей корзинкой вышла в холл. Двери спортзала открылись, и вышли Брендон с Фиэрин. Раскрасневшаяся Фиэрин улыбалась, сверкая глазами. Брендон тоже разрумянился, и его темные волосы увлажнились, но лицо не выражало ничего, помимо обычной учтивости.
       — Хорошо потренировались, — сказала Фиэрин, обмахиваясь своими темными косами. — Она меня чуть не убила, а потом сказала, что я делаю успехи.
       — Меня она тоже чуть не убила, а потом назвала ленивым, неуклюжим остолопом, — пожаловался Брендон.
       — Завтрак через пятнадцать минут, — с улыбкой объявила Ваннис.
       — Превосходно. — И Брендон с галантным жестом, извещающим, что он скоро присоединится к ним, отправился к себе.
       Фиэрин серьезно взглянула на Ваннис серебристо-серыми глазами, поразительными на смуглом лице.
       — Уроки уланшу вселяют уверенность. Наверное, это глупо, но мне кажется, что я тоже как-то готовлюсь к этой страшной атаке.
       «Пройдут годы, прежде чем ты научишься защищаться по-настоящему, — подумала Ваннис. — Лучше полагаться на свой ум — и на карманный бластер». Но вслух она не сказала этого, а просто кивнула.
       — Жаль, что я была так недальновидна, когда нам предлагали то же самое в школе. Там уланшу занимались только те, кто собирался поступать на Флот или просто любил силовые виды спорта. — Фиэрин сморщила нос. — Сегодня все были так собранны, как будто это им вот-вот понадобится. По-моему, они чувствуют то же, что и я.
       — Вы действительно думаете, что нас ждет вторжение?
       Фиэрин пожала плечами:
       — Если наша атака на Пожиратель Солнц не удастся и должарианцы явятся сюда, они, наверное, просто бросят на нас астероид.
       Она не поняла Ваннис — но это, пожалуй, и к лучшему.
       — Либо это, либо их гипероружие станет достаточно мощным, чтобы уничтожить Арес из-за границы радиуса.
       — Если он останется на месте, — с усмешкой возразила Фиэрин. — Но раз должарианцам известны наши координаты, его, конечно, куда-нибудь уберут.
       — Куда же его можно убрать? Если мы не отобьем у врага Пожиратель Солнц, нам просто некуда будет деваться.
       — Мы обязательно победим — иначе нельзя. — Фиэрин поработала пальцами и уронила руки. — Я сейчас вернусь к вам.
       Когда Брендон вышел на террасу, где они обычно завтракали, Ваннис придавала окончательные штрихи своему букету. Они были одни — он не любил, когда вокруг толкутся слуги, поэтому все блюда стояли в подогреваемых контейнерах на буфете. Брендон налил себе кофе и взял чашку, рассеянно глядя на клубящуюся струйку пара.
       Ваннис, встретившись с задумчивым взглядом его голубых глаз, вернулась к своей работе. Движения ее рук были точны и спокойны. Удостоверившись, что ее букет эстетически безупречен со всех сторон, она села напротив Брендона и тоже налила себе кофе.
       — Фиэрин сейчас придет.
       Брендон положил на стол листок бумаги. Ваннис и не глядя знала, что это расписание на сегодняшний день, составленное секретарем Брендона, дезриенским облатом Ки.
       Брендон мог не читать расписание вслух — Ваннис помнила его наизусть. Переехав в анклав, она чуть ли не первым делом завязала дружеские отношения с обслуживающим персоналом. Одним из плодов ее терпеливых усилий с необщительным облатом было то, что каждый вечер она получала в точности такую же распечатку.
       Поэтому она, вместо того чтобы слушать, наблюдала за Брендоном. При всем ее умении разбираться в мимике его маска была почти непроницаема — этого следовало ожидать от человека, чьи годы формирования прошли под надзором могущественного и враждебно настроенного старшего брата. Он читал быстро, с отсутствующими интонациями, показывающими, что мысли его заняты другим. Например, графиком политических встреч, которого Ки, вероятно, даже в глаза не видел.
       Когда Брендон закончил, Ваннис казала:
       — Из всего, на что разосланы приглашения от вашего имени, только обед и прием действительно требуют вашего присутствия. Хозяйские обязанности я могу взять на себя.
       Он ответил благодарственным жестом, но взгляд его остался рассеянным. Думает, как бы поспеть в два места одновременно. Но ведь все флотские мероприятия планируются так, чтобы накладок не было. Какие-нибудь фракции, чье расписание не совпадает с флотским? Например, тот недавно прибывший рифтхавенский синдик, о котором Ваннис официально как бы не знает. Возможно.
       — Если я опоздаю к обеду, скажите всем, что я загулял.
       Это была шутка, и она улыбнулась — но заодно он напомнил ей об их совместном прошлом и об отчуждении, которое существовало между ними тогда.
       — Верховная Фанесса это оценит, — подняв брови, ответила Ваннис.
       Брендон внезапно рассмеялся, и его длинные пальцы сложились в жест фехтовальщика, признающего, что он задет. Вошла Фиэрин в платье огненного цвета.
       — Я что-нибудь пропустила? — спросила она.
       — Да вот Ваннис намекает, что Элоатри не прочь заложить за воротник.
       Фиэрин поперхнулась только что налитым кофе, и на глазах у нее выступили слезы.
       — Ну еще бы! Воображаю, какие оргии они устраивают в Обители с Себастьяном Омиловым — орды любовников, бочки спиртного...
       — Метание пирожных с кремом... — взмахнув ложкой, подхватил Брендон. — Новинки секстехники прямо с Рифтхавена...
       Брендон принялся развивать тему, заставляя Фиэрин изнемогать от смеха. Ваннис продолжала свой завтрак, слушая их краем уха. Смешливость Фиэрин явно доставляла ему удовольствие, и он забавлялся с ней, как с веселым щенком.
       Делая вид, что разделяет их веселье, Ваннис планировала свой собственный день и прикидывала, кто из растущего с каждым днем ряда ее источников способен снабдить ее информацией, нужной для прокладки параллельного курса.
       Поле битвы было назначено, и войска сходились. В кампаниях такого рода оружием служат слова и жесты — как можно более неопределенные, ибо враг не должен догадаться, куда они метят. Если поразмыслить об эффектах подобного метода, в нем можно найти некую зловещую элегантность.
       Умея, в числе прочего, выбрать нужный момент, Ваннис уже произвела первый залп. Она лишь предложила новую тему для обсуждений в назначенный час на своем излюбленном театре военных действий — в Галерее Шепотов — и отошла в сторону, предоставив другим придать ускорение ее словесному гиперснаряду. Если она рассчитала правильно, «новости» скоро, не ведая, что творят, разнесут это по всему Аресу.
       Она с улыбкой подлила себе кофе, продолжая размышлять.
       В кампаниях такого рода оружием служат также и факты — и она готова пустить их в ход.
       Вот они, эти факты:
       Скоро намечается атака на Пожиратель Солнц, и станции грозит уничтожение.
       У должарианцев скорее всего больше кораблей, чем у Флота, и их огневая мощь постоянно растет.
       В их распоряжении находится станция, насчитывающая несколько миллионов лет и обладающая еще неисследованными ресурсами.
       Таким образом, преимущество находится на стороне Должара.
       — Мне надо бежать, — сказала вдруг Фиэрин, посмотрев на свой босуэлл. — Осри освобождается с дежурства через пятнадцать минут, а я обещала его встретить. — Бросив на стол салфетку, она поклонилась им обоим и поспешно направилась к станции транстуба.
       — Вот союз, которого я никак не мог предвидеть, но если это продлится, то может пойти на благо и ему, и ей, — заметил Брендон.
       Он очень редко высказывался при Ваннис на личные темы после того злосчастного разговора. Ваннис подумала, что это сказано не просто так, но не разгадала скрытого умысла. Если же сосредоточиться на тех двоих, о которых речь, то Осри известен своей бескомпромиссной честностью, а Фиэрин почти всю свою жизнь страдала от худших проявлений дулусского своекорыстия.
       Еще факты: Брендон как Панарх постарается привлечь на свою сторону как можно больше союзников.
       Он хочет спасти Пожиратель Солнц — якобы ради Себастьяна Омилова, рассматривающего станцию как бесценный артефакт, на самом же деле потому, что там находится его любимая женщина.
       Эта женщина не принадлежит к его кругу — она рифтерша и должарианка.
       — Это продлится, — сказала Ваннис. — С каждым днем они все больше верят друг в друга.
       Заключительный факт: Флот должен отправиться к Пожирателю Солнц без Брендона.
    * * *
       Дерит Й'Мадок зевнула сквозь стиснутые зубы. Зевать открыто в переполненной капсуле транстуба значило в лучшем случае привлечь к себе неприязненные взоры, а в худшем могло дойти и до драки. Она слишком устала, чтобы терпеть первое или использовать последнее для репортажа.
       Мигая покрасневшими глазами, она мечтала о горячем кафе. Еще две остановки. Капсула затормозила, и Дерит подавила вздох. Люди выходили и входили целую вечность.
       Наконец раздался предупреждающий сигнал, продлевать остановку никто не захотел, и двери закрылись. Дерит с удовольствием испытала чувство ускорения. Теперь всего одна осталась.
       На следующей станции в капсулу набилось еще больше народу. Дерит посмотрела на тела, отгораживающие ее от двери, наметила курс и при торможении крикнула:
       — Выхожу!
       Почти все расступались охотно, радуясь случаю занять побольше места. Даже двое Дулу, окруженные невидимой, но узнаваемой аурой, несмотря на такую же, как у всех, рабочую одежду, посторонились, не ожидая, что мир будет вращаться вокруг них.
       Со вздохом облегчения, перешедшим в неудержимый зевок, Дерит выскочила на платформу и через очередь ожидающих посадки пробралась к лифту.
       Он был не так набит, как капсула, но останавливался на каждом уровне, пока наконец не добрался до ее этажа. Зато коридор был практически пуст. Дерит пошла по нему, борясь с очередным позывом зевоты. Из решеток тианьги на нее веяло прохладным, отдающим антисептическими средствами воздухом. Она остановилась и подышала, надеясь, что холодок ее взбодрит. Скоро коридор наполнится людьми, спешащими на работу, и дышать станет нечем. На Аресе чересчур много народу — системы его жизнеобеспечения на это не рассчитаны.
       «Ничего, это ненадолго», — мрачно подумала Дерит, приложив ладонь к двери в студию 25-го канала новостей. При мысли о скором решающем наступлении на должарских завоевателей и их союзников-рифтеров у нее внутри все сжалось.
       Но это произойдет еще не завтра — с чего же напарник не дал ей выспаться, да еще в выходной?
       Дверь открылась, и она вошла в кабинет, который делила со своим бывшим соперником, а ныне напарником Ником Кормораном. Он опередил ее и уже сидел за пультом, чему удивляться не приходилось. Его курносый профиль был обращен в сторону застывшей картинки — изображенная там модель имела на шее кулон, куда вместо драгоценного был вставлен большой, серый, маслянистый на вид камень.
       Это Ник настоял, чтобы они спали, не снимая босуэллов, хотя все политические кризисы как будто уже разрешились. В прошлые недели казалось, что между различными фракциями вот-вот вспыхнет собственная война, но все уладилось, и новый Панарх укреплял свою власть. Что же еще стряслось?
       — Что слышно? — ворчливо осведомилась Дерит. — Эсабиан Должарский запросил мира? Или рифтеры подняли восстание? Дело должно быть никак не мельче, чтобы оправдать твой вызов в неурочное время после каких-нибудь трех часов сна — иначе Хомски сообщит, что у нашей двери нашли твой обезображенный труп!
       Ник поднял голову, и шок повысил Дерит адреналин получше самого крепкого кафа. Круглая херувимская рожица Ника осунулась, под приветливыми карими глазами легли темные круги. Дерит с опозданием заметила, что рубашка и брюки на нем те же самые, что вчера: он вообще не ложился.
       Дерит плюхнулась на свой стул, глядя на него во все глаза. Ник с кривой усмешкой подвинул ей термос:
       — Пользуйся — свежий и крепкий.
       Дверь зашипела, и вошли двое их операторов.
       — Что за спешка, Ник? Сенсация? — осведомилась Тови шо-Калаф, картинно падая на стул.
       Юмек Уба прошел к своему пульту и включил его, а потом молча закатил глаза, глядя на Дерит.
       Она улыбнулась ему поверх кружки.
       — Подождем, пока все не соберутся, — сказал Ник, глядя на слезообразный камень у себя на экране.
       Стоп-кадр пришел в движение, и грани камня засверкали всеми цветами радуги, бросая блики на кожу модели. Память что-то подсказывала Дерит, но недостаточно внятно.
       Из-за непривычной для него угрюмости Ник казался другим человеком. Одной из причин его успеха на поприще новостей была его обезоруживающая внешность. Маленький, круглый, вечно юный, с приятным тенорком, Ник никому не внушал опасений. Но за этим мальчишеским личиком скрывался острый ум, наделенный способностью вылущивать скрытые мотивы и намерения из совершенно безобидных, казалось бы, интервью. Этот талант прославил его в Реджинальском Облаке, где конкуренция была очень велика, а вместе с Дерит они и на Аресе добились наивысшего рейтинга.
       В Дерит, несмотря на усталость, зашевелилось знакомое волнение. Ник напал на какую-то жилу — а «новости» только ради этого и живут.
       Вошли гурьбой их остальные пульт-жокеи. Ник быстро утихомирил их и спросил, указав на экран:
       — Знакома кому-нибудь эта вещь?
       — Да, — отозвалась Лиэт Имза, самая молодая сотрудница 25-го канала. — Моим первым заданием был обзор Аркадской Сокровищницы в Мандале. Эту штуку легко запомнить — она называется Камень Прометея, а нашли его на разбитом инопланетном корабле в Облаке Ндигве Оорт четыреста пятьдесят лет назад. Происхождение его неизвестно, как и то, кто его создал. Леди Спенгюль, Демархея Облака Бистани, передала его Панарху Анатинусу при подписании Вионьского Договора в 559 году.
       На середине рассказал Лиэт Дерит наконец вспомнила.
       — И сейчас он здесь, на Аресе. По крайней мере был. Панарх подарил его рифтерам с «Телварны», так ведь?
       — Их капитану, — уточнил Ник, повернувшись лицом к остальным. — А она не только рифтер, но и должарианка. Эта аномалия так и не получила объяснения.
       — Тут все ясно, — возразила Дерит. — Та блондиночка, техник контроля повреждений, нам все рассказала. Панарх — тогда еще Крисарх — пообещал им солидный выкуп, если они доставят его в Мандалу. Они доставили, и он позволил им взять сокровища. Сказал, что выкупит их назад, как только сможет. Не вижу здесь никакой аномалии.
       — Марим сказала, что камень он подарил капитану, — поправил Ник.
       — Я наблюдала за ней после интервью, — засмеялась Лиэт Имза. — Судя по тому, что я слышала, на слова Марим не очень-то стоит полагаться.
       — Точно. — Тови зевнула, опершись подбородком на руку. — И потом, надо же ему было как-то выбраться с планеты, раз Эсабиан заявился туда до него. Больше похоже на взятку, чем на подарок.
       Ник, переждав смешки и ухмылки, сказал:
       — Допустим. Но вот он выбрался с планеты и попал на Арес. Почему же он не выкупил у них сокровища?
       — Может, ждал, когда рифтеры снова станут свободны. Чтобы не выглядело так, будто он принуждает к чему-то людей, спасших ему жизнь. Ведь 99-й, кажется, упоминал о том, что сокровища временно поместили в Депозитарий?
       — Верно, — кивнул Ник. — Но наш Омплари малость порылся в файлах депозитария.
       — Информацию о хранящихся там предметах получить довольно легко, — зевнув во весь рот, подтвердил программист. — Их больше волнует физическая безопасность. Я проверил инвентарную опись сокровищ Мандалы — Камня Прометея там нет.
       Последовало молчание.
       — Вспомним другие аномалии, — снова заговорил Ник. — Когда они прибыли сюда, рифтеров поместили в Пятый Блок, но двоих Панарх взял к себе в анклав — одного поваром, другого телохранителем. Потом они все, похоже, отправились в какую-то миссию на борту «Грозного» — по крайней мере «Телварна» отсутствовала во время экспедиции по спасению старого Панарха, а вернулась долгое время спустя после прибытия «Грозного». Мы знаем только, что это имело какое-то отношение к Пожирателю Солнц, поскольку Омилов, Явный Прерогат, помогавший Панарху взойти на трон, летал с ними.
       Дерит встрепенулась — одни фрагменты информации совпадали с другими.
       — Вот что еще странно: Омилов, по слухам, впал в немилость.
       — Я к этому и веду, — улыбнулся Ник.
       — Это скорее по части 99-го, — ухмыльнулась Тови.
       — Да уж, — буркнул Юмек. — Они все время таскаются хвостом за Дулу — кому и знать, как не им.
       — Так или этак, — вставил Ник, — Панарх, хоть и поместил рифтерского капитана под стражу, открыл ей довольно глубокие уровни Арес-Нета. Она была в числе программистов, раскрывших дело Кендриана и заодно разоблачивших его злейших врагов.
       — А потом он отправляет ее и всю команду в оплаченный отпуск на Рейд, где Фазо укрывает их после бунта, — хмыкнула Тови. — Ничего себе награда за избавление от Гештар аль-Гессинав и двух злоумышленников-архонов! — Она прошла к автомату и налила себе кружку кафа. — Говорят, она оправдывает свое содержание, прощупывая новоприбывших с помощью своей темпатии.
       — Угу, — саркастически протянул Ник. — Это была изюминка в репортаже 99-го канала. Плюс туманные намеки на то, что ее изолировали, чтобы она не откопала в Сети еще чего-нибудь. Все предельно ясно. Настолько ясно, что 99-й не позаботился проверить.
       — Но на Аресе их нет, — возразила Дерит. — В досье каждого из них значится «Переведен в Центр по приему беженцев». Давай, Ник, выкладывай, в чем дело.
       — Мой контакт на Рейде — тот, который дал мне Иксван во время тамошней чистки, — произвел проверку. На Рейде никого из них нет. — Ник развалился в кресле и сложил руки на груди, многозначительно глядя на остальных. — Они все исчезли.
       — Гм-м. Интересно, — проворчал Юмек — Кстати, келлийскую троицу Портус-Дартинус-Атос, официального посла на Аресе, после бунта тоже никто не видел.
       — Ты думаешь, им поручили еще одно задание? — спросила Дерит. — Вроде первого? Тогда келли тоже летали с ними, я помню.
       — Зачем тогда на этот раз так тщательно запутывать следы? — спросил в свою очередь Ник. — В прошлый раз Флот просто молчал, пока мы не обнаружили, что «Телварны» нет, а после отказался это комментировать. То же самое было после их возвращения.
       — Может, они решили, что так будет проще, — предположила Дерит.
       — Я мог бы с этим согласиться, если бы не один факт. Один из дружков-собутыльников Марим говорит, что она обмолвилась о каком-то эксперименте.
       Дерит напряглась: Ник действительно напал на что-то из ряда вон.
       — Эксперимент? Значит, тут замешан Омилов?
       — Рифтеры исчезли, а он попал в немилость, — усмехнулся Ник.
       — Нам это как нельзя более кстати, — оживилась Дерит — всю ее усталость как рукой сняло. — По аль-Гессинав мы почти всю грязь уже разгребли. — Она посмотрела на Омплари, и он скривился.
       Их лучший программист в последнее время стал слишком часто принимать мозгосос, чтобы проникнуть в еще более глубокие уровни ДатаНета. Там еще сказывались результаты усилий аль-Гессинав — она была главой Инфонетики, пока на процессе Кендриана не раскрылось, что она предала Панархию, сообщив координаты Пожирателя Солнц Должару.
       — Мы сделали все, что могли, — сказал Ник. — Что теперь предпримем?
       — Взорвем бомбу? — Тови потерла руки. — Баллы гарантированы.
       — Рано, — возразила Дерит. — Это заставит замкнуться всех, кто может нам что-то сказать. Со взрывом мы всегда успеем, если надо будет. Начнем пока раскопки в Нете. Мог, — обратилась она к Омплари, — ты по уши врылся в аль-гессинавское дерьмо. Хочешь переключиться? Ты заслужил право выбирать.
       К ее удивлению, он потряс головой:
       — Нет, пожалуй, останусь при своем. Теперь там редко что-то попадается, зато уж если попадется, то настоящий перл.
       — А все, что касается аль-Гессинав, еще лет сто будет приносить нам верные баллы, — добавил Ник.
       — Тебе виднее, — пожал плечами Омплари. — Что касается меня, то я ее запах знаю теперь лучше некуда. Похоже, она свои бомбы заложила по всему Нету, достаточно глубоко, чтобы выворотить давно погребенные кости. Мне надо только включить взрыватели — и чтобы меня при этом самого не выследили.
       — Кто знает, что тогда всплывет наверх, — присвистнул Ник.
       — Для нас главное — выловить это первыми, — сказала Дерит Но Ник, не слушая ее, с беспокойством смотрел на Омплари
       — Насколько эти бомбы страшны?
       — Не могу сказать точно. После некоторых останутся довольно большие дыры. Да ты не бойся, — засмеялся программист. — В экологических узлах я копаться не стану.
       — Если ты взорвешь что-то в пространстве Флота, тебя все равно могут отправить подышать вакуумом — а заодно и всех нас. — В голосе Ника появился холодок. — Поэтому не включай никаких взрывателей, не посоветовавшись со мной. Мы должны быть уверены, что рисковать стоит.
       Омплари, посерьезнев, кивнул.
       Стараясь разрядить возникшее напряжение, Дерит обратилась к Нику, Тови, Лиэт и другим, которые временами, надев айны на лоб, специализировались на интервью:
       — Ну а что же наши глаза? Примемся за Дулу?
       Ник кивнул, и всем полегчало.
       — О наших раскопках знают. Есть признаки, что Хомски на своем 99-м готовит нечто новенькое, чтобы отвлечь внимание на себя.
       — Ладно, начнем нагнетать давление, — усмехнулась Дерит. — Может, кто-то сочтет выгодным для себя побеседовать с нами откровенно.

    6

    ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ
       — Мы не можем ждать, когда эйя проснутся. Наши хозяева начинают проявлять признаки опасного нетерпения, — сказала Вийя.
       — Скажи им, что ты еще не готова, — настаивал Жаим.
       В нем чувствовалось еще большее, чем обычно, желание защитить ее, но темная давящая эманация Пожирателя Солнц не оставляла Вийе сил это исследовать. Чтобы обрести твердость, она сосредоточилась на чисто физических деталях их маленькой душноватой комнаты, где толстый слой серой краски не до конца заглушал красное свечение странно шероховатых стен.
       — Уж лучше я пойду сама, чем меня потащат волоком. Весы качнутся в нашу сторону лишь в том случае, если у нас появится что-то для обмена. — Но все остальные продолжали испытывать сомнения и страх. Оно и понятно — она чувствовала то же самое. На Пожирателе Солнц уже погибло несколько темпатов, а Норио был не менее силен, чем она до встречи с эйя.
       В синих глазах Иварда читалось волнение.
       — Наверное, пора попробовать. Возможно, другие темпаты слишком напрягались и слишком спешили.
       Локри, нахмурившись, показал глазами в сторону пульта.
       — Физически от их транквилизаторов ты оправилась, — сказал Монтроз, — так что можешь поступать, как считаешь нужным. Только осторожно.
       — Об этом меня не надо просить. — Вийя улыбнулась, стараясь вдохнуть в них уверенность. — Я намерена дожить до своей награды. Он идет сюда, — добавила она, чувствуя колеблющий нервы резонанс секретаря Эсабиана.
       Несколько секунд спустя дверь раскрылась с мокрым чмоканьем, и вошел Барродах. Щека у него подергивалась, Вийя сжала зубы от наплыва страдальческих ощущений. Как он выдерживает такую жизнь?
       Вийя, молча поднявшись с койки, вышла из комнаты вместе с ним. Он вызвал транспорт, и они все так же молча поехали к Палате Хроноса. Вийю молчание устраивало, и она пыталась разобраться в эмоциях встречавшихся им людей, несмотря на вызываемую этим дурноту. Ничего, что знание достается болезненно — оно может спасти ей жизнь, если придется столкнуться с этими людьми в открытую, а столкновения, по всей вероятности, не избежать.
       К ее удивлению, они остановились, не доезжая Палаты Хроноса, и пошли пешком по длинному извилистому коридору, где Моррийон вступил в тот странный разговор с ней. Возможно, сложная механика небезопасна во время темпатических попыток: Вийя видела кадры с проявлениями телекинеза во время опыта первого темпата.
       Других ей не показывали. Лисантера поразило ее замечание о том, что ей смотреть эти эксперименты на видео — все равно что ему смотреть их без звука; он, как ни странно, не разделял нервозности, которую темпаты вызывают у большинства людей.
       В палате ее ждал еще один сюрприз: ни Анариса, ни Моррийона там не оказалось. Но Лисантер не дал ей обдумать значение этого факта.
       — Капитан Вийя, вы как раз вовремя!
       — Благодарите за это Барродаха. — Лисантер помимо воли нравился ей — он был одним из немногих на Пожирателе Солнц, чье присутствие не вызывало у нее неприятных ощущений. Но и он мог в скором времени стать ее врагом — поэтому она держалась с ним вежливо, но и только. С проблеском чего-то, напоминающего юмор, она осознавала, что заняла по отношению к нему чисто дулусскую позицию.
       — Ну что ж, приступим. — Ученый указал на дипластовый экран, преграждающий доступ к Трону Хроноса. — Подходите к нему так, как считаете нужным. Если предыдущие попытки смогут служить индикатором, вы раньше нас поймете, правильный курс избрали или нет.
       От Барродаха шли токи человека, ожидающего самого худшего, с легким подтекстом какого-то яркого зрительного образа, памятного ему. Может быть, он вспоминает кадры смерти Норио? Понимает ли бори, за какую цену можно продать запись о гибели Норио? У покойного темпата было много врагов. Почти столько же, сколько у Хрима.
       Отогнав от себя воспоминания, она зашла за экран и медленно двинулась к высокому сталагмитическому наросту, где лежало Сердце Хроноса. Сейчас она увидит сферу впервые после того, как лишилась ее у Гиффуса Шнуркеля на Рифтхавене, — а за прошедшие с тех пор месяцы она узнала от эйя много нового. Возможно, поэтому ее эмоции струятся так легко и на краю сознания играют образы вперемешку с музыкой.
       Вийя остановилась у самого Трона и склонила голову набок, прислушиваясь. Голоса? Нет — и не воспоминания, и не восприятие эмоций, и не мысли. Для этого нет слов, нет даже понятий — только тьма и свет, приближение и удаление, верх и низ, шершавое (гладкое, красное) зеленое...
       Мир на мгновение превратился в синестезичсскую мозаику, и Вийя по привычке потянулась к эйя, но не нашла их. Но тройное голубое сияние ворвалось в ее мозг, неся чувство уверенности. Светящиеся красные стены и плавные органические линии зала вернулись на свое место.
       Вийя переступила через незримую границу, и безошибочно узнанная метка Сердца Хроноса обожгла ее. Она была сильнее, чем когда-либо в прошлом, и мир снова распался.
       После неизмеримого периода времени окружающее, опираясь на голубое сияние келли, снова восстановилось, и Вийя стала подниматься вверх по Трону, который становился все круче. Казалось, будто его субстанция, гладкая на вид, цепляется за подошвы ее сапог. Вийя не могла думать об этом сооружении как о машине, хотя Лисантер называл его именно так.
       Она взошла на вершину, и ее память стала походить на плохую видеозапись. А может, она телепортировалась? Вийя потрясла головой, пытаясь избавиться от чуши, которая туда лезла. Сердце Хроноса лежало в середине низкого полукруглого выступа, действительно напоминающего спинку трона. Вийя увидела в сфере свое искривленное отражение, и на миг ей стало смешно. Она выглядела точно так же, как себя чувствовала, — голова у нее пухла от гнетущей станционной ауры.
       Медленно, почти как под водой, Вийя опустила руку и осторожно коснулась пальцами Сердца.
       Время остановилось.
       В миг, что был длиннее всей ее предыдущей жизни, ее сознание, летя по внезапно открывшимся ходам, охватило всю станцию. Многообразные эмоции ее обитателей составляли ошеломляющую смесь: темная горделивая властность господ, яркие огоньки команды «Телварны», чуждая сложность келли и над всем этим — всепроникающий страх, лежащий в основе всех должарских амбиций.
       И еще злоба. Вийя в испуге шарахнулась от сгустка тьмы, где словно скрывались чьи-то глаза, но тут ее с неодолимой силой потянуло к себе Сердце Хроноса, где таилось то, чего она не понимала и чему не могла противостоять.
       Собрав то, что осталось от ее воли, она отвела руки от сферы. Едва удерживаясь на краю бездны, она увидела спасение в поднимающейся вокруг тихой тьме. Вийя повернулась, села, прислонившись к спинке Трона, и благодарно погрузилась в забытье.
    * * *
       Тат Омбрик снова взглянула на хроно, и все ее внутренности сжались в тугой комок. Где-то в это время новая темпатка должна произвести свой опыт в Палате Хроноса.
       Сделав перерыв в работе, она подняла голову. Двух приспешников Барродаха нигде не было видно. Тат скорчила презрительную гримасу: Фазарган с Низерианом не иначе как укрылись в бронированной туалетной комнате, которую соорудили будто бы для Лисантера, — но он ею никогда не пользуется. Она чуть не хихикнула, несмотря на серьезность момента. Теперь их хоть можно будет терпеть рядом с собой. Низериан старался посещать как душ, так и туалет, как можно реже.
       Она видела, что все ее коллеги-бори вокруг тоже останавливают работу, и дискриминатор ее узла оповещал о том же. Тат приготовилась к худшему. В зале настала полная тишина — даже шелест кондиционеров смолк. Казалось, что весь компьютерный центр затаил дыхание.
       Затем воздух дрогнул, и колебания стали быстро нарастать.
       «Это хуже всего», — думала Тат, вцепившись в край пульта и зажмурив глаза. Вот так же начиналось единственное пережитое ею землетрясение, с той же жуткой нарастающей силой. Но здесь все происходило несколько по-другому — ей все время представлялся гигантский зверь, напрягающий мускулы, чтобы стряхнуть с себя надоевших ему клещей.
       Стонущий звук соответствовал этому образу, хотя происходил, конечно, от напряжения, испытываемого материалом станции.
       Это продолжалось целую вечность. С треском лопнула опора одного электронного блока, прогнулся потолок, вихрем завертелись бумаги и чипы, и кто-то завопил в ужасе, когда на стене появилось отсутствовавшее прежде вздутие и вскрылось с громким чмоканьем. Затем все прекратилось. Еще миг никто не смел шевельнуться и вымолвить слово. Тат и ее сосед только обменялись полными восхищения взглядами.
       — За работу, Татриман, — донеслось с того конца прохода. Главная надзирательница Барродаха приступила к своим обязанностям. Уверенная осанка, с которой держалась Фазарган, противоречила напряжению всего ее тела.
       Тат, сжав губы, повиновалась. Она ненавидела должарскую привычку называть бори полными именами: так только непослушным детям выговаривают.
       Но она промолчала и стала собирать чипы, разбросанные по пульту. Это простое занятие успокаивало ее, и сердце билось уже не так сильно. Ярлычки чипов поблескивали в естественном освещении — оно в сочетании с многочисленными стазисными заслонками заставляло компьютерный зал выглядеть одним из самых безопасных мест на всей станции.
       «Алгоритм Алуэтга расчета напряжений n-мерных целочисленных полей».
       Как будто она снова на «Самеди», чей престарелый компьютер никогда не удавалось очистить до конца. Для самых важных программ приходилось пользоваться чипами, доступными только считыванию, — иначе они съедались вирусными кодами, накопившимися за четыреста лет эксплуатации.
       «Справочник по морфологическим константам».
       Здесь, на Пожирателе Солнц, помехой служит не возраст, а постоянная война катеннахов — специалистов низшего разряда тоже, — чрезвычайно засоряющая компьютер. Почему Лисантер, сам незаурядный программист, с этим мирится?
       «Гиперсито Огельсона».
       Тат, помедлив, улыбнулась про себя. Она работала в тесном контакте со специалистом по Уру, хотя ни на грош ему не доверяла. Ради своего синтеза он пойдет на что угодно. Однако он давал ей любые алгоритмы, о которых она просила, и принимал ее объяснения без всяких придирок. Низериану она сказала, что гиперсито ей требуется для распределения некоторых образов, которые ока видела на квантовых блоках, и даже создала с его помощью несколько функциональных структур. Но в тщательно расчищенном потайном пространстве она использовала сито для его истинной цели, а именно для криптографии.
       Приведя чипы в порядок, она повернулась к пульту. К ее удивлению, включенные ею дискриминаторы образов показали странный двойной образец, возникший во время эксперимента темпатки. Одна его половина сразу же отмерла, другая еще держалась, хотя была очень близка к шумовому уровню. Пока Тат пыталась разглядеть ее, нейраймай оповестил о том, что этот образец представляет собой трансформацию тех, что наблюдались при прошлых попытках, — это сложная гармоника, основанная на простых числах.
       Тат чуть не засмеялась вслух. Ее «темпкод», использующий адаптивный алгоритм Огельсона, наконец принес результаты. Но что они значат? С сожалением она поняла, что расшифровку придется отложить: Лисантер, конечно, потребует от нее анализа, и лучше всего взяться за это незамедлительно. Тат принялась за работу, ушла в нее целиком и удивилась, когда смена кончилась и явилась новая команда.
       Когда Тат поднялась, уступая место сменщику, он быстро стрельнул глазами в обе стороны, не поворачивая головы, Тат посмотрела на его руки, и он просемафорил. «Перемены. Новые туннели».
       Он сел на рабочее место, не глядя на Тат, и она поняла, что за ними наблюдают.
       Она доделала то немногое, что требовалось в конце работы, и вышла.
       Встретив в коридоре одного из своих приятелей, она просигналила ему: «Темпатка?»
       «Жива», — ответил Лон.
       Тат порадовалась этому. Она не знала этих рифтеров — они вполне могли оказаться такими же подонками, как ее былые товарищи с «Самеди», и все-таки рифтеры есть рифтеры. Она хотела, чтобы победа осталась за ними.
       И непохоже, что они подонки. К ним назначили Лара — везение, которым, Тат это знала, они были обязаны Моррийону. Непонятно только, зачем это ему нужно.
       Впрочем, Тат это пока что не беспокоило. Моррийон все равно не сможет покинуть станцию раньше, чем это сделает она, а ее главная цель — выбраться отсюда, и побыстрее.
       В комнатушке, которую она делила с двоюродными братьями, Тат отстегнула от пояса планшетку и пересчитала остаток своего заработка. Если не тратить лишнего, до следующей получки можно дожить без проблем.
       Она бывала на людях не для того, чтобы играть в азартные или, как выражались должарианцы, в «настольные» игры, а чтобы послушать, о чем говорят, но без расходов такие выходы все равно не обходились.
       Коридоры, в которые она боязливо вглядывалась по пути в рекреацию, как будто не изменились — но, кажется, свет горит не так ярко?
       Ей вдруг очень захотелось увидеть настоящий солнечный свет — хотя бы отраженный космосом — вместо этого искусственного, желтого и никогда не гаснущего. Даже «естественный» свет в центре недостаточно хорош, да и нельзя круглые сутки проводить на работе, даже если захочешь, а ей этого не хочется. Уж слишком силен там надзор ставленников Барродаха.
       Рекреационную перемены тоже не затронули. Две стазисные заслонки удерживали дверь открытой, и валик вокруг нее напоминал Тат губы, распяленные стальными стержнями. Поморщившись, она шмыгнула внутрь.
       Там все выглядело нормально. На одной стороне комнаты за столами и пультами тихо переговаривались бори, на другой, где было больше заслонок, гомонили рабочие-должарианцы.
       Участок задней стены медленно вздувался и опадал, словно за ней что-то дышало. Здесь собирались работники самого низкого ранга, и, конечно, тут же на корточках с блаженной улыбкой сидел Дем.
       Тат бросилась к нему и тронула за руку.
       Он открыл глаза и сказал счастливым голосом:
       — Тат. — Дем всегда был счастлив, пока начальство к нему не цеплялось.
       Тат поцеловала его и увела от дышащей стены. Неужели он не чувствует опасности?
       Со вздохом она усадила его играть, и скоро он уже с удовольствием смотрел на картинки, она же играла за них обоих, прислушиваясь к разговорам вокруг.
       Около часа спустя пальцы Лара взъерошили ей волосы и погладили затылок. Подняв глаза, она увидела, как приподнялись его тонкие выразительные брови, и сердце у нее забилось чаще. Что-то случилось, и Лар едва сдерживал волнение.
       — Татриман! — позвал кто-то. Тат, круто обернувшись, с облегчением узнала Леннорах, свою сотрудницу по информцентру. Рядом с ней стоял красивый бори, которого Тат тоже знала в лицо и который иногда подавал ей предупреждающие знаки.
       — Это Ромарнан, — представила его Леннорах. — Работает в команде жизнеобеспечения.
       — Как там сегодня — очень худо? — спросил Лар.
       — Могло быть и хуже, — вздохнул Ромарнан. — Всего несколько прорывов — не то опять заставили бы работать двойную смену.
       Все четверо быстро огляделись, чтобы проверить, не подслушивают ли их. Тат вспомнила, что тому, кто жалуется на двойные смены, могут урезать зарплату. А некоторые надзиратели даже упоминание о сверхурочной работе могут счесть жалобой.
       Но разговор вокруг них не прерывался, и они, успокоившись, заняли столик. Дем продолжал смотреть картинки на пульте.
       — Новые туннели открылись, — тихо произнес Ромарнан, пока Тат тасовала карты. — В следующую смену их нанесут на план, а потом мы проведем туда освещение.
       — Тем хуже для Дельмантиаса, — скривилась Леннорах. — Понадобятся новые стазисные заслонки, а Лисантеру техника нужна для компьютеров и квантовых блоков.
       За пару столов от них появился новый игрок, и они замолчали. Тат видела его в кабинете у Барродаха, когда ходила туда налаживать пульт. Она сделала другим знак «шпики», и с этого момента они говорили только о картах. Тат старалась не выигрывать и не проигрывать слишком много. Она доверяла Леннорах, и Ромарнан ей тоже нравился — но он мог сказать что-то, не подумав, и это объясняло его низкий статус. Так или иначе, она не хотела напоминать другим бори, что почти всю свою жизнь пробыла рифтером. Так для всех спокойнее.
       Случился только один напряженный момент, когда явился посыльный от господ, но несчастный, которого он вызвал, не был знаком ни Тат, ни Лару, и разговоры тут же возобновились.
       В свою комнату Тат и Лар вошли первые. Все как будто в норме — размеры помещения изменились, но кровать и разнокалиберные шкафчики остались на месте.
       Они проводили Дема в туалет. Он не понимал, что они его охраняют, — и хорошо, что не понимал. Когда он отправился в душ, Тат заняла его место — ее мочевой пузырь готов был лопнуть.
       Лар держал ее за руку, и его пожатие стало сильнее, когда пол под ними слегка заколебался. Затем они поменялись местами. Дем к тому времени уже улегся в постель, и они пошли в душ вместе.
       — Дем нашел настоящий клад, — сказал Лар под шум льющейся воды.
       — Что такое? — воскликнула Тат. Значит, вот почему Лар так взволнован?
       — Ур-плоды, — шепнул Лар ей на ухо. Они не думали, что их комната прослушивается, но как знать? — Нового вида — галлюциногенные. Дем нашел их по запаху, а Манримак, его начальник, припрятал. Мы получим свою долю от продажи.
       Тат промолчала, потому что таймер выключил воду. Наскоро вытершись, они юркнули в постель, где свернулись в клубок вместе с Демом, который уже спал, и быстро согрелись.
       Лар рассеянно поглаживал ей живот, и Тат, несмотря на усталость, начинала чувствовать возбуждение.
       — У меня новые обязанности, — тихо произнес он. — Теперь я сам буду доставлять рифтерам еду.
       — Это еще почему?
       — Монтроз, их кок, хотел взять продукты со своего корабля. Этого им, конечно, не позволили, но выделили паек с господской кухни, и получать его буду я.
       — Чтобы больше никому не досталось? — удрученно вздохнула Тат. — Это, конечно, Барродах придумал. — В бессмысленной принудиловке, при которой рабочих каждый день кормили одним и тем же, никакой нужны не было. Если должарианцы сами не умели настроить кухонную автоматику, то могли взять кухню с любого захваченного ими корабля. Даже на самом бедном рифтерском судне имелись автоматы с замороженными продуктами, из которых можно было составить хотя бы несколько блюд, а корабли побольше обладали обширными морозильниками, которые и на станции ничто не мешало установить. У господ-то, конечно, есть такие. — Зато ур-плоды на вкус делаются все лучше и лучше, даже если дорогие не брать, — заметила Тат.
       — Сказала бы уж — наркотические. Мои рифтеры не понимают, как мы можем их есть.
       — Даже темпатка?
       — Насчет нее не знаю. Наверное.
       — Думаешь, ей что-то такое известно?
       Тат почувствовала, как Лар мотнул головой.
       — Слишком рано судить об этом. Но знаешь что? Я не совсем уверен, но кажется, третья смена в рециркуляторе скармливает стенам конфискованные продукты — может, теперь растительность станет безопаснее.
       Тат вздохнула. Еще один повод для беспокойства. Иногда ей самой хотелось перейти в третью смену, хотя это значило работать под прицелом тарканцев. В это время Барродах, Лисантер и прочее начальство спит.
       В первую, пожалуй, всё-таки лучше, хотя она длиннее: Барродах уже давно прибавил к ней один час от рекреационного времени и один от сна. Сам он, видимо, работает и в рекреационные часы, потому-то и ввел эти правила насчет жалоб.
       Тат слышала также, что наследник, Анарис, блуждает по коридорам во время третьей смены. Ему-то что — он может спать когда и сколько захочет.
       Это напомнило Тат о новой опасности, и она вздохнула.
       — Что с тобой? — Пальцы Лара замерли.
       — Не останавливайся, — шепнула Тат, прижавшись к нему покрепче. — Разве ты не чувствуешь, как возбуждены солдаты из рабочих команд?
       Лар в ответ тоже вздохнул.
       — Я слышал разговоры на кухне. Приближается этот их Каруш-на Рахали, да? Но на «Самеди» Моррийон сказал, что нам опасаться нечего.
       — Со стороны господ. А работяги — кто их знает? Мы должны делать то же, что и другие бори.
       Мягкие волосы Лара пощекотали Тат ухо.
       — Ну и жизнь у них — даже не потрахаешься.
       — Во время своего Каруша они трахаются почем зря, иначе мы бы не боялись.
       Лар подсунул под нее руку, и его дыхание участилось.
       — Да разве это удовольствие? Это война какая-то.
       У Тат вырвался смешок.
    * * *
       Ивард все больше времени уделял сну — больше здесь заняться было нечем, кроме уланшу, а их комната была слишком тесна для полной серии упражнений. Поначалу эманация станции, казалось, усиливала его способность программировать сны, где он сливался с Единством в бессловесной общности восприятий. В этих снах он вспоминал то, чего никогда не видел: теплую влажность насыщенного ароматами мира келли, ледяную планету эйя, которая так странно резонировала с воспоминаниями Вийи о мрачном Должаре.
       С тех пор, как он наконец увидел Анариса наяву, ему больше не снились ни он, ни нож, ни кровь. Каким бы кратким ни было их знакомство до того, как тарканцы начали стрелять в них усыпляющими пулями, оно разрядило кошмары, мучившие Иварда на Аресе.
       Но теперь в его мозгу поселилось другое наваждение, оттесняющее память келлийского архона. Огромные каменные головы на горе Святой Троицы внезапно сменялись красноватой мглой, где Ивард блуждал некоторое время. Потом он оказывался в комнате с красными стенами, где не было ничего, кроме всепроникающего ужаса. Ивард ничего не видел, но чувствовал, как растет вокруг него громадный, неутолимый голод, отрезающий его от остального Единства. Острые уколы эмоций — похоть, раскаяние, смущение и другие, еще болезненнее — тыкались в края его сознания, а затем позади с беззвучным грохотом распахивалась дверь, и в нее лилось желтое зарево...
       * * *
       Крик вырвал Седри из ее рабочего транса. Она оглянулась на Иварда — он сидел на своей койке весь белый, еще не оправившись от очередного кошмара. Люцифер рядом с ним протестующе зарычал.
       — Опять сон? — спросил Монтроз. Не дожидаясь ответа, он отложил книгу и подошел к парню. Марим оторвалась на миг от игрового пульта, который им поставили накануне, скорчила гримасу и вернулась к игре.
       — Да. Все то же самое, — кивнул Ивард. Он явно не хотел больше ничего говорить, и Седри это устраивало. «Что-то голодное», — сказал он как-то раз, и Седри содрогнулась. Не очень-то приятно было слышать такое внутри инопланетной конструкции, вызывающей невольные пищеварительные ассоциации.
       Интересно, влияют ли его сны на других членов Единства? Иногда она почти сожалела о том, что не входит в это межличностное сообщество, но сейчас сожалений не испытывала. Она украдкой бросила взгляд на Вийю, но лицо капитана, как и всегда, не отражало, о чем та думает.
       — Это, наверное, из-за еды, — ввернул Локри, сидевший с другой стороны игрового пульта. — Мне вот снится то, что я ел на Галадиуме, — больше уж такого попробовать не придется.
       Все посмеялись, и Седри почувствовала, как им всем хочется снова оказаться на Рифтхавене.
       Она снова вернула взгляд на пульт и принялась расчищать то небольшое информационное пространство, которым владела. Печальная улыбка тронула ее губы. Моррийон предоставил ей игровые чипы, часто бывавшие в употреблении и наверняка содержавшие в себе весьма интересные стратегии. Она никогда не узнает, насколько они интересны, — игры нужны ей ради локального пространства, занимаемого ими, которое она будет использовать в других целях, и ради интерактивного пространства самого чипа. Она извлекла чип из прорези. Чьим творчеством она жертвует ради расширения памяти? Но система слишком грязна, чтобы оставлять в этой автономной памяти что-то статическое, даже если бы ей не приходилось иметь дела с огромными распределенными мощностями, которыми, как она была уверена, располагали должарианцы.
       Седри подняла глаза. Вийя, как она и думала, наблюдала за ней. Уж не стала ли ты теперь заправским телепатом, мой капитан? Лицо Вийи не давало ответа, но в бесстрастных темных глазах блеснуло понимание, когда Седри возвела глаза к потолку. Программистка знала, что Вийя легко прочтет ее предчувствие беды. Она позволила себе вспомнить первую попытку Вийи: станция тогда задрожала, словно огромный зверь, пробуждающийся от спячки. Стонов, которыми это сопровождалось, не слышал никто, кроме нее и Жаима — Ивард не то спал, не то находился в трансе, — и память об этом горестном хоре вызвала у нее легкую тошноту. Но лишь при таких катаклизмах она могла надеяться проникнуть в систему поглубже, не рискуя быть обнаруженной.
       Вийя кивнула. С помощью телепатии или без нее, она поняла то, что хотела передать ей Седри: «Во время твоей следующей попытки я займусь жучками».
       Монтроз снова взялся за книгу. Набрав код, позволяющий найти нужную страницу, он улыбнулся Седри и углубился в чтение. В его взгляде она прочла понимание и поддержку.
       В этот момент дверь открылась, и ввалился Лар.
       Марим засмеялась — скорее по привычке, чем от души. Первое время они все смеялись, наблюдая уникальную манеру Лара входить в помещение, — даже когда он объяснил Седри, что станция, по слухам, проглотила уже двух человек, одного мертвого и одного живого.
       Вскоре Вийя резко и без лишних слов объявила им, что такой факт действительно имел место, но Марим не перестала потешаться над Ларом — то ли из чувства вызова, то ли потому, что Лар был прислужником врага.
       — Нохолате, малат Омбрик, — сказала Седри на бори и улыбнулась, когда Лар радостно просиял.
       — Вы быстро учитесь, — сказал он. — Но Служители Дола говорят на бори только наедине друг с другом.
       — У вас красивый язык. И дает передышку от Должарского — он тоже интересен, но от него у меня горло болит.
       Лар, беззвучно рассмеявшись, машинально взглянул на пульт — видимо, он прикидывал, как невидимый слушатель истолкует его ответ.
       — Серах Барродах вызывает вас к себе, — деревянным голосом произнес он.
       — Прямо сейчас? — Седри выключила пульт. Лар кивнул. — Хорошо, — сказала она, скрывая участившееся сердцебиение и обводя взглядом остальных.
       Монтроз хмуро свел косматые брови над бесформенным носом, но промолчал. Вийя казалась напряженной, но не такой усталой, как в день своей первой попытки. Она чуть заметно кивнула, как будто напоминая Седри, что та в любом случае без поддержки не останется.
       Быть может, они хотят заставить Вийю сегодня же повторить опыт? Но тогда тарканцы снова пришли бы взять их под стражу — видимо, у Барродаха другое на уме.
       Лар стукнул кулаком по дверной клавише и выскочил в коридор. Седри последовала за ним, провожаемая хихиканьем Марим.
       По дороге она наблюдала, как общаются между собой подчиненные Эсабиана. Хотя почти все они носили безликие серые комбинезоны, на станции, очевидно, существовала четкая иерархия. Лар часто останавливал Седри, чтобы пропустить других одетых в серое людей — в большинстве своем бори, судя по маленькому росту, круглым черепам и курчавым каштановым волосам — или тарканцев, или солдат в серой форме. Дважды дорогу уступали Лару, и женщина-бори, пропустившая их, сделала рукой какой-то быстрый знак.
       Заинтригованная Седри, не поворачивая головы, взглянула на Лара и поймала его ответный жест. При этом оба бори даже не смотрели друг на друга.
       Условный код? Седри в приливе интереса решила заняться языком более усердно.
       У Барродаха худощавая секретарша-бори сразу же пропустила их в кабинет, где, как заметила Седри, вся техника и мебель были расставлены подальше от стен.
       — Сенц-ло Барродах, — сказал Лар по-должарски, — это Седри Тетрис.
       — Подожди снаружи, — приказал Барродах, бросил свой электронный блокнот на стол, где лежали чипы, бумаги, какая-то карта и стояла единственная тарелка, свидетельство скромной трапезы.
       Когда Лар вышел, Барродах приблизился к экрану. Его лицо с туго натянутой на скуле кожей носило нездоровый оттенок, характерный для страдающих интоксикацией печени. Может, он наркотиками пользуется? Сухие, плотно сжатые губы позволяли предположить, что этот человек контролирует себя даже во сне. Один глаз у него слегка косил — не в предчувствии ли скорого приступа? Взгляд у него был умный, сердитый и недоверчивый.
       — Я сразу подумал, что ваше имя мне знакомо, — без предисловий сказал он на уни без всякого акцента. — Облако Шелани. Вы заслужили некоторую славу, как талантливый программист, коммандер. — Последнее слово он язвительно подчеркнул.
       — Коммандер в отставке, — спокойно поправила Седри. — Неужели ДатаНет даст столь фрагментарную информацию?
       Барродах пристально посмотрел на нее, и его губы сложились в насмешливую улыбку.
       — Значит, на Флоте вас раскрыли?
       — Так же, как и я раскрыла, что нашу революцию поддерживаете вы. Получается, что мы тратили свои усилия лишь для того, чтобы сменить один авторитарный режим на другой.
       — Вы лично хорошо потрудились, чтобы разрушить эти наши планы. Усилия, достойные патриота. — Снова ехидный упор на последнее слово.
       — Жаль, что мои бывшие командиры не сочли мою работу патриотической, — я могла бы теперь быть далеко отсюда и разрабатывать гораздо более действенный план.
       Пальцы Барродаха, как пауки, бегали по клавишам блокнота.
       — Меня очень интересует, почему флотский коммандер оказался в компании с беглой должарской рабыней, убийцей, нарушителем контракта и смутьяном из выгребной ямы, именуемой панархистами Тимбервеллом. А ваша техник контроля повреждений, кажется, была воровкой?
       — Чего не знаю, того не знаю, — вскинула руки Седри. — Рифтерский этикет воспрещает расспрашивать о прошлом человека, если он сам о нем умалчивает. А Марим о своем молчит, по крайней мере при мне.
       — Где вы с ними встретились? В аресской тюрьме?
       — Там это называется «блок». — Они с Вийей немало потрудились над этой легендой — ведь Седри прекрасно понимала, что Барродах рано или поздно докопается до ее участия в шеланийской революции, — но лгать ей было крайне неприятно.
       — И как же вам удалось бежать? Арес слывет самой неприступной крепостью Панархии.
       — Он действительно был таким — до нашествия беженцев. Голодные бунты, если в них участвует достаточно народу, даже военный режим способны поколебать. Зачинщики одного такого бунта вздумали освободить из заключения своих соотечественников, и мы воспользовались случаем.
       — Разве вам не опечатали скачковые системы?
       — Разумеется, опечатали. Но мы сняли печати, укрываясь на Рейде среди беженцев, недопускаемых на станцию. Рейд еще хуже Рифтхавена — там порядка вообще нет.
       У Барродаха внезапно вырвался болезненный, скрежещущий смех.
       — Значит, мы нанесли Аресу весомый удар, раскрыв его координаты?
       — Насколько мы могли видеть, дела там плохи, — пожала плечами Седри.
       — Ну да — вы находились в заключении, поэтому о военных приготовлениях вам мало что известно. Так?
       — Вообще ничего не известно. Когда мы стартовали, то видели на Колпаке четыре покалеченных крейсера — только и всего.
       — Четыре? — Барродах потер щеку и тут же убрал руку. — Ларгиор говорит, что вы хотели бы поработать, — с возобновившимся недоверием добавил он.
       — Скучно все время сидеть в каюте без дела. Я готова взяться за любую работу — могу монтировать компьютерные блоки, настраивать пульты, все что угодно. Не обязательно допускать меня в ваш командный центр.
       — Рад, что могу исполнить ваше желание, — снова усмехнулся он, нажимая на кнопку вызова. — Пришли сюда Ларгиора. Лишние руки никогда не помешают, — сказал он, снова обращаясь к Седри. — Но во время опытов вашего капитана вы должны находиться вместе со своей командой, под нашей охраной. Этого требует безопасность.
       — Мне не нравится то, что в таких случаях происходит со станцией, и я только рада буду укрыться в собственной постели.
       У Барродаха сделалось такое лицо, что она поморщилась. Хороша же, должно быть, его эмоциональная аура! Вийю, вероятно, стошнило бы.

    7

    «МБВА КАЛИ».
    ДЕСЯТЬ СВЕТОВЫХ ДНЕЙ ОТ ПОЖИРАТЕЛЯ СОЛНЦ
       В громадном носовом причальном отсеке «бета» царила полная тишина. Коммандер Леонтуа Эфрик глядел вдоль прохода, образованного рядами офицеров и команды, в открытый люк. Там висел рифтерский эсминец «Глория», похожий на осу и лишь слегка искаженный энергией шлюзового поля. Он не двигался, и Эфрик хорошо видел эмблему на его борту: стилизованная новая звезда — концентрические круги в ореоле пламени — и пронзающая ее рапира.
       Позади тихо зашипела прибывшая капсула транстуба, и командор Мандрос Нукиэль, командующий сборной группировкой у Пожирателя Солнц, присоединился к Эфрику. Пряный запах его туалетной воды смешивался с пахнущей смазкой и озоном атмосферой отсека. На корпусе «Глории» блеснула вспышка, приняв угловатую форму челнока, который направился к «Мбва Кали».
       Лицо командора, как всегда, хранило сумрачное выражение. Эфрик уже десять лет был его первым помощником и давно понял, что этот суровый облик — часть командирского образа Нукиэля. Внутри он был совершенно другим.
       Но некоторое напряжение в капитане все равно чувствовалось.
       — На переборке в кают-компании младших офицеров появилась новая надпись, — с невозмутимой миной, глядя на челнок, сказал Эфрик. Нукиэль поднял бровь, и он закончил: — «Рифтхавен — 480 световых лет».
       Нукиэль хмыкнул, и Эфрик тоже позволил себе улыбнуться.
       — Нам ведь подобные мероприятия не впервой, — заметил он.
       — Только эту шайку мы встречаем несколько торжественнее, — скривил губы командор.
       Среди команды рифтеров, которых они захватили в начале войны, оказался человек, ставший впоследствии Панархом Тысячи Солнц. До своего опознания он успел немного испытать на себе, что значит быть рифтером, взятым в плен кораблем Флота. Как знать, не этот ли опыт обусловил его последний декрет о включении рифтерских флотилий в наступательную группировку?
       Эфрик хорошо понимал настроение Нукиэля. По всему отсеку холодно поблескивали объективы имиджеров. «Глория» — первый рифтерский корабль, поступающий в распоряжение Флота, и видеозапись этой встречи будет отправлена курьером на Арес. Панарх выразился ясно: он рассчитывает, что командор Нукиэль сделает эту первую встречу образцом для всех последующих.
       Гул причального буксира прервал раздумья коммандера. Резонанс сотряс его костяк, и рифтерский челнок прошел сквозь шлюзовое поле, излучая кольца света. С характерным блеском коронарного разряда он опустился на палубу.
       Командор Нукиэль двинулся вперед, Эфрик последовал за ним. Старшина тем временем разрядил челнок, и тот опустил трап.
       С челнока гуськом спустились четверо рифтеров. Взгляд Эфрика невольно обратился на двух самых высоких — один из них был красивый мужчина лет сорока, подтянутый и обряженный в расшитый мундир черно-красно-золотых тонов, с длинными рыжими волосами, заплетенными в украшенную драгоценностями косу. Позади него шла высокая крепкая женщина, темнолицая, с седыми волосами. Ее костюм, не менее роскошный, все-таки больше походил на военную форму.
       Эфрик, моргнув, осознал, что перед этими двумя идет капитан, на которого он как-то не обратил внимания. Между тем, судя по слухам, игнорировать Люкана Мипа было бы серьезной ошибкой — как, впрочем, и любого из его команды.
       Мип, маленький и толстый, с волосами неопределенного цвета, был одет в простой коричневый костюм и походил на мелкого чиновника из какого-нибудь захолустного мира. Он шел легкой походкой, с явным интересом поглядывая вокруг, но в его глазах сквозила какая-то давняя боль. Четвертой в группе была пожилая женщина, худощавая и быстроглазая, в темно-зеленой одежде серапистски. Когда они подошли поближе, Эфрик расслышал тихий перезвон монет в ее длинных белых косах.
       Нукиэль держался с безукоризненной вежливостью.
       Рифтеры сошли с трапа, мелиарх Рамстиг отдал команду, эхом прокатившуюся по отсеку, и десантники взяли на караул. Нукиэль с Эфриком отдали честь, и рифтеры ответили тем же, хотя далеко не столь четко.
       «Все как в предписании верховного адмирала», — подумал Эфрик. Ее приказ был снабжен объемистым приложением относительно правил этикета и возможных недоразумений, составленным явно не без участия специалистов Архетипа и Ритуала.
       — Добро пожаловать на борт крейсера его величества «Мбва Кали», — произнес Нукиэль. — Не стану говорить «добро пожаловать на войну с Должаром», ибо в ней вам уже довелось поучаствовать.
       «Глория» получила тяжелые повреждения и понесла большие потери, защищая Рифтхавен против Ароги Черное Сердце, — и Эфрик внезапно вспомнил, что среди погибших была подруга капитана.
       — Благодарю, командор, — ответил Люкан Мип. Его голос, неожиданно низкий, с интонациями образованного человека, не вязался с заурядным, незапоминающимся лицом. — Нам не терпится приступить к совместным действиям, чтобы отплатить Аватару единственной монетой, которую он признает.
       Вот оно, значит, как. Мип сделал ударение на слове «совместным»; он, как и ожидалось, полагал себя союзником, а не подчиненным, хотя в официальном протоколе, подписанном Аресом и Рифтхавеном, оба эти термина старательно обходились молчанием. Двусмысленность этого документа типична для Дулу высшего круга — но как ее воспримут рифтеры?
       Мип не замедлил дать на это ответ:
       — Нам хотелось бы поскорее ознакомиться с тактической ситуацией и принять меры к наиболее успешному ее изменению.
       Нукиэль, заметно успокоившись, пригласил рифтеров на тактическое совещание и последующий прием. Капитан с почти дулусской изысканностью выразил готовность подчиняться приказам при условии, что будет понимать их и участвовать в их разработке. Ну что ж, он попал на нужный корабль. Нукиэль, несмотря на свой формализм, всегда стоял за коллегиальность и заботился о том, чтобы его офицеры знали не только «что», но и «почему». Взамен он, разумеется, ожидал беспрекословного повиновения, которое и получал. Как-то приспособятся к этому рифтеры?
    * * *
       Мандрос Нукиэль смотрел на Люкана Мипа.
       Тот внимательно слушал лейтенанта Роган, представляющую тактическую службу «Мбва Кали». Она рассказывала о ведущихся против неприятеля рейдах и отвечала на вопросы других рифтерских офицеров. В конце концов Мип проявил свойственный ему, судя по имеющемуся досье, скептицизм:
       — Вы так уверены, что должарианцы держат на привязи каждый астероид в системе?
       — Каждый достаточно крупный, чтобы представлять опасность, — уточнила его инженер, мелодично звякнув своими серапистскими косами. — Они понимают, что на мелочь мы времени тратить не станем.
       «Мы», — с удовлетворением отметил Нукиэль.
       — Да хоть бы и так. — Мип показал на экран, ярко светящийся в полумраке тактической рубки «Мбва Кали». — Вон там сколько камней.
       — Это так, — подал голос Нукиэль. — Но не забудьте, что Должар находится в этой системе почти пятнадцать лет — более чем достаточно, чтобы окружить сенсорами все объекты на протяжении нескольких световых часов. А после начала войны они разграбили ряд флотских хранилищ, где разжились мониторами.
       — В любом случае, — сказала лейтенант Роган, — мы не имеем возможности выяснить, какие астероиды снабжены мониторами, а какие нет.
       — Верно, — кивнул Мип. — Кроме того, полагаю, сенсорные ряды способны засечь любую активность вокруг камня, есть при нем монитор или нет.
       — Судя по размерам этих рядов, которые еще увеличились благодаря вновь прибывшим рифтерским кораблям, они могут обнаружить любой выходной импульс на расстоянии трех световых дней.
       Дискуссия шла своим чередом, оставаясь на правильной орбите, но Нукиэля больше интересовали нюансы поведения рифтеров. Нестандартные они какие-то — или он ошибается?
       Высокий Рафе Азура бережно положил руку на плечо Мипа, вызвав улыбку в печальных глазах капитана. В досье указано, что Азура до войны в некоторых ситуациях выдавал себя за Дулу. Неудивительно — в нем чувствуется природная утонченность. Нукиэль вдруг осознал, что редко встречал удачливых членов рифтерской субкультуры среди известных ему рифтеров. Ему доставались одни подонки, не сумевшие либо договориться с властями, либо держаться подальше от флотских патрулей.
       Лейтенант Роган нажала что-то на пульте, и световой ореол окружил систему Пожирателя Солнц.
       — Как видите, хотя наши рейды осуществляются произвольно, мы прощупываем только астероиды в пределах одного светового дня от Пожирателя Солнц. Мы не гарантируем, что предназначенные для разгона астероидов двигатели крейсеров смогут преодолеть большее расстояние — и если они окажутся слишком далеко за радиусом, врагу может удастся сбить их с курса.
       — Высокий тактический уровень? — спросил Азура.
       — Вот именно. Мы хотим, чтобы они выходили из скачка настолько близко к световой скорости, насколько это возможно.
       — Это вы ловко придумали, — заметила рифтерский инженер Элла, обращаясь к коммандеру Бригаст-ви, инженеру «Мбва Кали». — От перегрузки корабль и астероид расцепятся на самом радиусе, и получится целая туча осколков. Попадание обеспечено.
       Бригаст-ви немного оттаял.
       — Не я один придумывал. У нас тут умников много.
       Нукиэль скрыл улыбку. Как ни мало он наблюдал за рифтерами, он уже пришел к выводу, что серапистка хорошо разбирается в людях; ему доставило удовольствие то, как ловко она рассеяла предрассудки коммандера относительно рифтеров.
       Интересно, какая информация насчет Бригаст-ви содержится в РифтНете. Что там имеется на него самого, Нукиэль уже знал. Курьер, доставивший ему приказ относительно «Глории», привез также целую кучу данных из РифтНета, включая наиболее свежие сведения по еще недавно неприятельскому Флоту, где каждому кораблю и каждому офицеру уделялось свое место. Про Нукиэля там говорилось больше, чем у него имелось про Мипа.
       — А как насчет нашего связника, командор? — внезапно обратился к нему рифтерский капитан. — Насколько я понял, он все еще на Аресе — вы намерены дать нам пока временного человека?
       Нукиэль ломал голову над этой проблемой с самого прибытия курьера. Теперь, познакомившись с капитаном Мипом и его офицерами, он немного примирился с решением, навязываемым ему двумя другими факторами. Связником этих влиятельных рифтеров должен быть не кто иной, как молчаливый лейтенант Осри лит-Омилов, близкий, по словам верховного адмирала, к Панарху. И первостепенная задача в этом беспрецедентном союзе пусть не врагов, но противников в условиях коварной и порой смертельной игры — это установить доверие.
       — Нет, капитан Мип. Весь смысл обмена связными — интеграция и взаимопонимание, и они едва ли будут достигнуты, если постоянно менять посредников. Подождем лейтенанта Омилова, а уж тогда обменяемся связными.
       Мип кивнул, и его следующие слова показали, что смысл сказанного Нукиэлем до него дошел.
       — Хорошо. Итак, как мы можем изменить сложившуюся ситуацию?
       — Наши рейды должны подняться на новую ступень с использованием новой разновидности драконьих зубов. Ваши более полные знания о рифтерах, патрулирующих в системе Пожирателя Солнц, позволят ввести психологический фактор для достижения лучших результатов — а ваш корабль, естественно, поможет в развертывании новой техники.
       — Какого рода эта техника? — спросил Мип.
       Нукиэль ответил и пояснил, откуда произошло как это новое оружие, так и его название. Ему было любопытно, как повлияет его рассказ на легкую ауру печали, окружающую этого рифтера.
       Какое-то время Мип молча смотрел на экран, а потом начал смеяться. Рафе Азура посмотрел на панархистов с откровенной благодарностью, и Нукиэль почувствовал, как тают последние его предубеждения о рифтерах.
    * * *
    «ГЛОРИЯ»
       — До светила Пожирателя Солнц 148 световых минут, отметка 32 и 75. — Голос Шерлот звучал ровно и распевно, как всегда, даже в бою.
       — Если война так и дальше пойдет, — сказала Ука Мип Калебу Азуре в соседнем кресле, — тоска будет зеленая! — И она снова стала смотреть на руки навигатора, с чьего пульта данные передавались ей.
       Калеб усмехнулся. Он, в отличие от Уки, был новеньким на борту «Глории», но на мостике они оба были новички. Он занимал место связиста, Ука проходила высшую школу навигации, чтобы после войны, если будет жива, принять командование на себя.
       — Станет веселее, если мы возьмем трофеи, — сказал он.
       — Где ты тут собираешься брать трофеи? — Ука махнула в сторону экрана, где в миниатюре была представлена система Пожирателя Солнц, наблюдаемая как бы с большой высоты. — Даже если чистюли нам позволят.
       Вот уж и правда тоска. Шерлот отправится на панархистский корабль, а им взамен дадут флотского навигатора. Чистюля на борту «Глории»! И может быть, даже скоро! От этой мысли с самой их встречи с чистюльским крейсером «Мбва Кали» все ее нутро бунтовало хуже, чем при переходе в скачок.
       Ука тайком бросила взгляд на Шерлот, высокую, дородную женщину, которая была рифтером еще до того, как отец Уки появился на свет. Легкая улыбка на лице навигатора показывала, что та слышала их разговор.
       Но улыбка пропала, как только в беседу вмешался спокойный голос капитана:
       — Навигация, следующие координаты...
       Шерлот, кивнув, неожиданно бросила Уке:
       — Возьми пульт на себя. Я не хочу, чтобы ты меня осрамила перед чистюлей. Попрактикуйся.
       Ука сглотнула. Ей хотелось надеяться, что этот внезапный экзамен у всех на виду не содержит в себе подвоха. Она знала, что отец пристально наблюдает за ней, хотя и не подает виду. В качестве капитана он любимчиков не признавал — это он вдолбил ей с самого начала. С тех пор как отец, Рафе, Шерлот и Элла принесли с флотского крейсера поразительную новость о скором переводе Шерлот на флотский корабль, Ука с удвоенным усердием стала брать у навигатора уроки — как у нее в каюте, так и здесь. Ука задалась целью сравниться с Шерлот в скорости и точности.
       Отогнав от себя посторонние мысли, она ввела новые координаты, запрограммировала курс и подала сигнал готовности. Капитан нажал скачковую клавишу, и смотровые экраны померкли.
       Краем глаза Ука заметила, что Калеб сморщился и опустил голову, занавесившись длинными волосами, но промолчала. Никому не хочется терпеть сочувствие или насмешки из-за того, что его тошнит при переходе в скачок. Ей самой это даже нравилось. Чувствуешь, что движешься куда-то. Но ведь она живет на корабле с двухлетнего возраста, когда отец ее удочерил, а Калеб до войны учился в планетной школе, а потом попал в лагерь для беженцев. Рафе, отец Калеба, не сразу узнал, что мать Калеба погибла в каком-то наземном бою с должарскими солдатами.
       Калеб раньше не знал, что его отец рифтер, хотя именно Рафе платил за его навороченную школу. Но связист из него получился что надо.
       Экран прояснился.
       — Пускай седьмую порцию, — приказал капитан. — Навигация, перенесешь нас в точку восемь, как только они закончат.
       Рафе за орудийным пультом сбросил очередной комплект драконьих зубов. Из левого шлюза посыпались черные корпуса гравимин, ползучих снарядов и прочих смертоносных устройств — они исчезали в космосе, чтобы после активации сеять гибель во вражеских рядах.
       Ука напоследок еще раз сверилась с новыми координатами. А ведь они не обязательно будут убивать должарианцев, сообразила она. Гибнуть скорее всего будут другие рифтеры.
       Подбодренная кивком Шерлот, она доложила о готовности. Снова заурчали скачковые, а Калеб стиснул зубы и заморгал.
       Правда, панархисты добавили в набор драконьих зубов другие устройства, не предназначенные для уничтожения. Это радовало Уку: авось они убедят кое-кого из Братства убраться отсюда подальше.
       — Ты чего? — спросил Калеб, услышав ее смешок. Голос его звучал почти нормально — наконец-то он начал привыкать. Ука надеялась, что неизвестному чистюле не придется издеваться над его космической болезнью.
       — Думаю об этих пирожкометах. На некоторых кораблях уж точно в штаны навалят.
       — Хотела бы я знать, почему они так называются? — фыркнул Калеб.
       — Наверное, потому, что келлийское название никто не выговорит. Это келли их изобрели.
       — Келли их и назвали, — вмешалась Шерлот. — В честь подвига, который совершил Панарх, отомстив за их архона.
       — Которого Эсабиан убил? — Горло Уки сжалось. Ей нравились келли — во всяком случае, единственная знакомая ей троица. Для нее это был самый тяжелый момент видеочипа с записью о том, что устроил Эсабиан в Тронном Зале далекого легендарного Артелиона. Прямо как сериал: трудно было поверить, что все это произошло в реальности. — Откуда ты это знаешь?
       — Джеп Хуманополис передал нам подборку аресских новостей перед тем, как мы ушли из аресского пространства. Я тебе прокручу, если хочешь.
       — Навигация, — раздался голос отца, — перенеси нас...
       — Капитан, скачковые нагреваются, — доложила Элла у пульта контроля повреждений.
       — Еще три раза, и все, — спокойно ответил Мип.
       Ука стала восхищаться им еще больше с тех пор, как они потеряли половину команды, в том числе и его подругу, и чуть не взорвались вместе с кораблем, обороняя Рифтхавен от Ароги Черное Сердце.
       Синдики отремонтировали «Глорию» за свой счет, а на место выбывших членов экипажа вызвалось много добровольцев. Ука сознавала, что в прошлом ее беззаботный отец взял бы любого мало-мальски годного, побеседовав с ним в клубе, — но это время миновало.
       Тогда-то Ука и получила повышение, а Калеба доставили из далекого Облака Найроба.
       А пару человек с корабля выбросили в космос. Во время войны, когда стали разваливаться давние союзы и синдикаты, должарианцам стало очень просто засылать на любой корабль своих шпионов — чтобы занимались диверсиями, если действия капитана их не устроят. Это проделывали с каждым капитаном, входил он во флот Эсабиана или нет. Но отец, Шерлот и Рафе приняли свои меры — Ука, к счастью, этого не видела.
       — Есть что-нибудь на связи? — спросил Калеба капитан. Калеб, хоть и сидел развалясь, дело свое делал.
       — Ничего — обычный шум.
       — Прекрасно. Навигация, твои координаты...
       Ука запрограммировала новый курс, даже не посмотрев на Шерлот в этот раз. Она была уверена, что отец удовлетворен быстротой ее действий, хотя он и молчал.
       «Это не просто Должар против чистюль, — сказал ей Рафе Азура, когда полгода назад пришел к ним на корабль и предложил ей начать заниматься на тренажерах. — Сейчас все, кто хочет что-то получить, воюют против всех, кто хочет удержать свое».
       Ука посмотрела на Рафе. Высокий, красивый, густые рыжие волосы, такие же, как у сына, заплетены в замысловатую косу. Кажется, другом отца теперь стал он, и Уку это радовало.
       Мысли Калеба, видимо, совпадали с ее собственными — он перегнулся к ней и тихо сказал:
       — Хорошо бы, когда дойдет до дела, мочить врагов, а не друзей.
       Ука состроила гримасу.
       — Первыми в списке стоят говнюки Ароги, которым удалось смыться.
       Элла оглянулась на них, мелькнув белыми косами, улыбнулась и вернулась к своей работе.
       Капитан впервые принял участие в беседе.
       — Бить будем тех, кого нам прикажут, — произнес он все так же спокойно. Спокойствие на памяти Уки ему ни разу еще не изменило, хотя после событий прошлого года он утратил значительную долю своего юмора.
       — У них тоже был шанс, — мрачно сказал Калеб, и Ука поняла, что он думает о матери.
       — Последний скачок, — объявил капитан. — Навигация, слушай координаты...
    * * *
    «КОГОТЬ ДЬЯВОЛА»
       Кира Леннарт растянулась на постели, подавив вздох.
       — Ты проверила, как там у Мавису с реакторами? — спросил Таллис.
       «Долго так не протянется», — подумала она. Секс перестал быть для Таллиса убежищем — да и для нее тоже.
       Лури, словно прочтя ее мысли, села и надула свои пухлые губки. Ей явно было мало.
       — Да, — ответила Лури Кира. — Он сделал, сколько мог, чтобы должарские засранцы не пронюхали. Скоро очередная инспекция.
       — Ты вроде бы говорила, что инспекции стали реже из-за чистюльских рейдов и потому, что приходит много кораблей Братства, — сварливо заметил Таллис.
       — Может, и так. — Кира старалась не показывать, как он ее достал. — Но разве ты доверился бы хоть кому-то из нас, будь ты на месте Ювяшжта?
       Таллис, видимо, чувствовал себя еще менее уверенно, чем обычно.
       — Значит, если мы решим смыться, нам придется ждать два дня?
       Тьфу ты! В этом весь Таллис — он избавляется от проблем, забывая о них. Но с логосом этот номер не пройдет. Кира ухватила капитана за мошонку и стиснула — не слишком нежно.
       — О-ой! Что ты де...
       Она закрыла ему рот чисто деловым поцелуем и шепнула ему на ухо:
       — Придурок! Проклятая машина все время тебя слушает.
       — Может, она тоже не прочь слинять.
       — Мы не знаем, чего она хочет, и спросить её нельзя. Если спросишь, она что-то заподозрит.
       Маленькая ручка Лури, протянувшись поперек живота Таллиса, настойчиво поползла вниз по телу Киры. Та снова подавила вздох и переместилась так, чтобы ласкать пышные округлости Лури, не отрываясь от разговора с Таллисом. Прикусив ему ухо так, что он взвизгнул, она стала шептать дальше:
       — Наш единственный шанс — разбудить эйдолона и убедить его взять контроль на себя.
       Таллис пробормотал, уткнувшись ей в плечо:
       — А что толку? Он ведь барканец.
       — Да, но он хоть человеком был.
       Неизвестно, правда, насколько он остается им теперь. Кира видела кое-какие элементы Среды, созданной логосом, чтобы отмежеваться от образа своего программиста и освободить себя для преследования собственных, нечеловеческих целей. Вряд ли такие вывихи характерны даже для Барки.
       — Я рассказал тебе все, что мог вспомнить о Руонне, — настаивал Таллис. Речь шла о барканском программисте, чей информационный образ был частью логоса. Волосы падали Таллису на лоб и на единственный, полный беспокойства глаз. Хорошо, что он внял просьбе Киры и стал носить на другом нашлепку. Лури паниковала всякий раз, когда искусственный глаз выскакивал, — а это при низкой гравитации, которую они предпочитали для секса, случалось частенько. — И ты вроде бы говорила, что уже вступала с ним в контакт.
       Кира вздохнула. Таллис может быть очень утомительным, когда боится: он слышит не то, что ему говорят, а то, что хотел бы услышать.
       — Я освободила эйдолона из скорлупы, в которую поместил его вирус Андерика, но он тут же ушел обратно в свои сексуальные грезы и не обращает на меня внимания.
       — Сексуальные грезы? — повторила Лури, лениво играющая с протеем.
       Кирс этот разговор уже опротивел до крайности, и она решила его прекратить.
       — Угу. Барканского образца. Десятки женщин, рядом с которыми ты показалась бы плоскогрудой, и Руонн с хреном, от которого даже алайнеанский мегатер убежал бы в ужасе.
       — Да ну? — Лури округлила глаза и скрутила протея так, что он удлинился и расширился до угрожающих размеров. Облизнувшись, она повернулась к Таллису.
       — Убери от меня эту штуку, — в панике потребовал капитан.
       — Да это не для тебя вовсе, — проворковала Лури, умильно глядя на Киру. Та усмехнулась. Таллис теперь еще не скоро придет в боевую готовность. А Лури, зацикленная на сексе, прекрасно чувствует возможности своих партнеров, как физические, так и психологические. Кира подалась было к ней, но остановилась, увидев огонек коммуникатора. Таллис подполз к пульту и рявкнул:
       — Чего надо?
       — Это Ювяшжт.
       Таллис сел так проворно, что стукнулся виском о переборку. Лури принялась целовать пострадавшее место, а должарианец продолжал:
       — Импульс монитора в твоем секторе. — Навигационный пульт, бибикнув, автоматически подал координаты. — Отреагировать немедленно. — И связь прервалась.
       Таллис взялся за голову, ненароком спихнув Лури в ворох шелковых простыней.
       — Он сказал «немедленно», — заметила Кира. — Пусть этим займется вспомогательный состав. Не можешь же ты все время торчать на мостике.
       Таллис, кивнув, передал по пульту инструкции. Через несколько секунд заурчали скачковые, и Таллис со вздохом повалился назад, а Лури полезла через него к Кире.
       В этот момент корабль затрясся. Попадание, что ли?
       Таллис выскочил из постели, в ужасе выпучив глаз, и включил свет, после чего из огнетушителя на переборке ударила струя пены. Капитан с руганью бросился в ванную, чтобы смыть ее с себя, и отшатнулся — из стока навстречу ему хлынул поток воздуха, разбрызгав пену во все стороны. Из унитаза забил зловонный бурый гейзер. Из соседней каюты донесся приглушенный вопль.
       Таллис отозвался эхом и попятился обратно. Обе женщины смотрели на него, как остолбенелые. Он стукнул по пульту:
       — Мостик! Какого хрена у нас творится?
       В ответ послышалось сочное блеянье, а после что-то закрякало:
       — Ньяк, ньяк, ньяк!
       Вслед за этим содом прекратился так же внезапно, как и начался. Включился коммуникатор, и перепуганный Эсбарт ответил с мостика:
       — Капитан! Там был ползучий снаряд, который окатил нас вирусами. Поглядите-ка, какое сообщение он передал.
       Экран замигал, и на нем появилось лицо флотского офицера — суровое, с рублеными чертами. Кира узнала его — кто же из рифтеров не знал Джефа Кестлера?
       — Мы могли бы убить вас прямо сейчас. В следующий раз, возможно, мы так и поступим — если не перейдете на нашу сторону.
       Дальше он стал говорить об амнистии и о том, как ею воспользоваться, а также пообещал запасные части для двигателя.
       Кира делила внимание между экраном и Таллисом, явно пришедшим в ужас. Выбор — вот что его ужасает, поняла она. Для него это сущее мучение — внезапно представившаяся возможность выхода из западни, в которую превратился «Коготь дьявола».
       Ибо выход очень опасен — и не только из-за должарианцев. Она снова подумала о барканском искусственном разуме, опутавшем корабль почти нерушимой кодовой паутиной. Даже если мы решим рискнуть, позволит ли логос?
       Сообщение закончилось. На экране снова возник Эсбарт, а техник контроля повреждений начал перечислять вышедшие из строя системы.
       Таллис стоял и думал — воля его, очевидно, пребывала в параличе. Лури погладила его по руке, но он в кои-то веки остался нечувствителен к этому. Лури со вздохом обернулась к Кире, положив мягкие ручки ей на плечи.
       Кира стряхнула ее прочь. Ей не хотелось даже думать о предстоящей работе — придется разгребать хаос, который снаряд сотворил в информпространстве «Когтя дьявола». И что еще хуже, логос может воспользоваться этим и захватить контроль над поврежденными системами.
       Снова мозгосос принимать. Она уже скоро на стенку полезет от передозировки, но иначе ей с логосом не справиться.
       Ох-ох-ох. Война слишком уж затянулась, и неизвестно, что хуже: ждать или вступить наконец в драку.
       Впрочем, выбирать ей не придется.
       Чистюли сделают это за них.

    8

    ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ
       Марим интересовала Барродаха в последнюю очередь.
       Кок был груб, связист с серебристыми глазами вежлив, но ни один из них не сказал Барродаху того, что ему было желательно. Они охотно говорили о Рифтхавене и о своей ненависти к Хриму, а также выражали готовность поделиться своими ограниченными впечатлениями об Аресе — за некоторое вознаграждение, разумеется.
       Хуже всех оказался мальчишка с вросшей в руку келлийской лентой. Он нес что-то о картинах, звуках и запахах — и Барродах, отчаявшись выловить хоть крупицу логики из его речей, отправил его с Ларом обратно.
       Воровку Марим он оставил напоследок — в ее досье не было ничего интересного. Последние несколько дней вся команда доводила его (он был в этом уверен), занимаясь продолжительной и шумной сексуальной гимнастикой поблизости от его датчика, и больше всех старалась Марим.
       Растущая интенсивность панархистских рейдов, набеги скучающего Эсабиана на компьютер (червяк Ферразина был недостаточно скор, чтобы оповещать о них Барродаха в реальном времени) и предполагаемые козни Моррийона чуть было не побудили Барродаха поручить допрос Марим кому-нибудь из своих доверенных лиц. Но он передумал, движимый глубоким убеждением, что малейшее упущение в чем бы то ни было может стоить ему жизни. Окончательным же доводом послужило злорадное желание досадить Моррийону.
       Барродах включил датчик, когда Ларгиор явился в рифтерскую каюту.
       — На этот раз сенц-ло Барродах вызывает Марим, — объявил Лар. Он говорил ровным, приветливым тоном, и Барродах не доверял ему ни на грош.
       Марим, в отличие от Ларгиора, соблюдать условности не желала.
       — Этот говнюк вообще не спит, что ли?
       — Сейчас почти у всей станции рекреационное время.
       — Ну, этому партнеров и за деньги не найти, — вставил томный связист, вызвав дружный смех.
       — От меня он тоже ничего не дождется, — заверила Марим. — Чтобы я да с таким уродцем?
       Барродах услышал, как чмокнула дверь, — значит, Ларгиор с Марим вышли. Нечувствительный к оскорблениям, он послушал еще немного — вдруг темпатка что-нибудь скажет? Она это делала очень редко — то ли она все время спит, то ли у нее свой тайничок с наркотиками. Остальные болтали о пустяках, и Барродах взял себе на заметку спросить Лисантера о физиологических показателях Вийи.
       В конце концов темпатка все-таки подала голос, велев всем заткнуться и дать ей поспать, — завтра у нее очередной тест. Барродах нахмурился, в который раз вспоминая странный разговор между ней и Анарисом в Тронном Зале. Эта Вийя гораздо опаснее, чем он думал, и не только из-за своих выдающихся темпатических способностей. Должарианка родом, она много лет провела вдали от своей планеты, в точности как Анарис, и научилась у панархистов искусству притворяться. И единственное, что может помешать ей стакнуться с Анарисом против него, Барродаха, — это награда, которую она потребовала. Эту награду может ей дать только Эсабиан, если она активирует станцию, — а тогда Эсабиан получит в руки кнут, который обеспечит ему власть над всеми и каждым.
       «И мне тоже», — подумал Барродах с угрюмой улыбкой, слыша, как чавкнула дверь приемной.
       Марим вошла одна — маленькая, ростом со среднего бори, с копной желтых кудряшек, проницательным взглядом и нахальной усмешкой.
       — Ваш капитан уже назначила плату за свои услуги, — сказал Барродах. — Тебе я хочу сообщить, что каждый, абсолютно каждый человек, который служит нам, будет вознагражден. Как тебе должно быть известно, средства у нас есть.
       Упоминание о деньгах было его стандартным приемом в беседах с рифтерами — и сейчас он впервые уловил в ком-то из этой команды проблеск интереса.
       Это не бросалось в глаза, и недоверие к нему по-прежнему побуждало ее напускать на себя браваду, но Барродах выдерживал смертельную гонку Катеннаха только потому, что научился читать мелкие физические признаки, о которых его собеседники сами порой не подозревали.
       — Ничего мне такого не известно, — развалившись на стуле, заявила она.
       «Если бы я предполагал обратное, я послал бы тебя на умовыжималку», — подумал со злостью Барродах, раздраженный ее явно искусственным зевком.
       — Награда дается не только за информацию, но и за работу, — сказал он. — Это видно на примере твоего капитана.
       Марим облизнула губы розовым язычком и повторила:
       — За работу?
       — Да. Вот ты, скажем, что умеешь делать?
       — Могу занять практически любое кресло на мостике любого корабля в размерах эсминца. В навигации я, правда, не очень — не так, как Ивард, и пилот я тоже средний. Но двигатели, связь и, само собой, контроль повреждений — это да. — Она сморщила нос и поерзала на стуле. Барродаху стало не по себе — может, у нее паразиты какие-нибудь или чесотка. — Но не думаю, что могла бы заниматься контролем повреждений в этой вашей конторе — фиг его знает, какие тут повреждения могут быть.
       Опять она ерзает!
       И вдруг до ошеломленного Барродаха дошло, что это она его так завлекает!
       Его разобрал такой смех, что он никак не мог остановиться, а ее отвалившаяся челюсть довела его чуть ли не до колик; он не мог припомнить, чтобы хоть кто-то делал ему такие авансы. Ей, видно, никто еще не отказывал!
       Он попытался овладеть собой, сознавая, что находится на грани истерики. Непривычное сочувствие к Лисантеру, который давился точно так же, когда он рассказал ему о страхе нижних чинов перед туалетами, помогло Барродаху свести спазмы к нормальному смеху, а смех — к несколько учащенному дыханию.
       Марим казалась не менее раздраженной, чем, вероятно, сам Барродах в глазах Лисантера.
       — Станцию мы контролируем сами, — сказал он, втягивая в себя воздух и успокаивая колебания своей диафрагмы. — Но ведь ты хотела бы, чтобы тебе позволили выходить из каюты?
       Гнев в ее голубых глазах уступил настороженному интересу.
       — Как ты, может быть, знаешь, мы работаем сверхурочно, готовясь передать станцию в руки господина Эсабиана. Наши работники очень нуждаются в отдыхе, но у меня не хватает времени его организовать. Если бы кто-то взялся наладить их досуг, мы сочли бы это ценной услугой.
       — И только-то? Игры и все такое? Без стукачества?
       «Без него нельзя, — подумал Барродах, одновременно качая головой в знак того, что ничего такого не требует. — Но я подожду, когда ты сама придешь ко мне с этим». Он назвал ей рекреационные часы и вызвал Лара, чтобы проводить ее обратно. Выходя, она ухмылялась во весь рот. «И ты придешь, — подумал Барродах, — придешь, если я хоть сколько-нибудь разбираюсь в людях».
       Загудел коммуникатор.
       — Таллис Й'Мармор на прямой связи, по распоряжению флагмана.
       Барродах встрепенулся. Что могло случиться, если Ювяшжт разрешил прямой контакт?
       Ответ он получил очень скоро.
       — Ты хорошо сделал, что доложил об этом, капитан, — сказал он под конец. — Я этого не забуду. — Его обещание не слишком обрадовало Таллиса, да бори и не ожидал, что обрадует. Тот предан им не более чем любой другой рифтер: только страх держит их в повиновении.
       Барродах перекачал информацию Таллиса на свой блокнот. Надо немедленно доложить Эсабиану. Возможно, все к лучшему — надо же чем-то уравновесить демонстрацию, запланированную Лисантером.
       Почти веселый, несмотря на страх, никогда его не покидавший, Барродах отключил пульт и вышел.
       Не часто кому-либо удается наблюдать своими глазами этапы борьбы за престол — и Моррийона при этом не будет!
    * * *
       Дымок из курильницы поднимался прямо вверх в неподвижном воздухе, и в помещении висел тяжелый кисло-сладкий запах. Анарис, следя за прозрачными струйками, поднял глаза вверх и встретился с пустыми глазницами дедова черепа над фамильным алтарем.
       Со времени своего назначения наследником Анарис больше ни разу не преклонял перед ним колен. Не дошли ли до отца слухи о том, как он вызывал дух Уртигена на «Кулаке Должара», над Артелионом?
       Нет никаких оснований предполагать, что это так. Анарис посмотрел на Эсабиана — тот в глубоком раздумье стоял на коленях, облаченный в черные одежды эгларрх гре-иммаш. Ежелунный обряд, долженствующий успокоить мятежный дух Уртигена, убитого Аватаром во время борьбы за престол, служил центральным столпом отцовского авторитета. Уступить его свершение признанному наследнику значило бы создать слишком большой перевес в их теперешней борьбе.
       Особенно теперь, когда эгларрх совпал с Каруш-на Рахали. Анарис чувствовал усиленные эмоции тарканцев, стоящих вокруг, да и сам испытывал то же самое.
       Эсабиан, встав, склонился над углями в медной жертвенной чаше, затем занес жертвенный стилет над своим левым запястьем и начал предпоследнее обращение к умершему:
       — Даракх этту мизпеши, Уртиген-далла. Даракх ни-палиа энташ пендеши, прон хемма-ми ортоли ти нархх. (Яви нам свое милосердие, великий Уртиген. Да не падет твое возмездие на потомков твоих — возьми взамен мою кровь, которая некогда была твоей.)
       Он погрузил стилет в вену, повернул его, и в чашу хлынула струя темной крови. Угли зашипели, и пахучий дым от них повалил вверх, окутывая череп Уртигена. Запах горящей крови проникал прямо в мозг всех присутствующих, вызывая целый комплекс эмоций. В такие минуты Анарис особенно полно понимал, что значит быть должарианцем. Одна часть его сознания наслаждалась наплывом бурных ощущений, другая боролась с ними.
       Но тут пульт стазисного контроля, стоящий в дальнем углу помещения, громко защелкал. Стазисные заслонки здесь были размещены столь же густо, как и в покоях Аватара. Кто-то ахнул, пол под ногами затрясся, и плотные драпировки на стенах заколебались.
       Эсабиан не отреагировал на это открыто, но в его застывшей позе Анарис прочел настороженность и гнев. Он гневался еще сильнее оттого, что никто не произнес ритуальных слов, которые однажды помогли Анарису «вызвать» дух деда: Уртиген миз-пеши — милость Уртигена.
       Просто всем ясно, что причина этого явления не Уртиген, а Пожиратель Солнц. Или карра, как, без сомнения, верят тарканцы. Если эти вездесущие демоны из должарских преданий где-то обитают, то Пожиратель Солнц — самое для них подходящее место. Моррийон говорил, что серые называют станцию Пастью, и тарканцы, конечно, того же мнения, просто их суровая дисциплина воспрещает им произносить это вслух.
       Но в чем же все-таки дело? Возможно, станция обладает какой-то чувствительностью к эмоциям собравшихся здесь людей? Как-никак она поглотила уже трех темпатов. Точнее, двух с половиной. Норио отрезали голову и выбросили ее в космос.
       Анарису стало весело: наделенный темпатией Пожиратель Солнц сделает Каруш-на Ракали весьма интересным. А сильное тело Вийи, возникшее у него в памяти, вызвало чувство иного рода. Она придаст всему этому еще больший интерес.
       Эсабиан произнес слова отпущения:
       — Чупкун иммашен энах т'галл. Этарр! (Жертва принята. Ступайте!)
       Чар-Мелликат, командир тарканцев, поднялся, отдал поклон, и гвардейцы вслед за ним двинулись к выходу. Их торжественный марш подпортил особо непристойный звук открывшейся двери.
       Анарис тоже встал с колен, но отец жестом задержал его.
       — Уртиген мизпеши, — сказал Эсабиан, пристально глядя в глаза сыну. Анарис, не мигая, выдержал его взгляд, и Аватар добавил: — На этот раз ничего. — Он коротко рассмеялся. — И в прошлый тоже.
       Он знает. Эта мысль встревожила Анариса, чего Эсабиан, как видно, и добивался.
       — Пойдем, — сказал отец и, не дожидаясь ответа, пошел к двери. — У Лисантера есть для тебя кое-что интересное.
       Анарис так и не успел достойно ответить на откровенный выпад отца. За дверью ждали двое тарканцев, почетный караул Эсабиана — высшая честь, доступная этим беззаветно преданным солдатам. Они никогда не отходили далеко — сторожили под дверью, готовые явиться на зов.
       Малейший намек на хорейские свойства Анариса мог свести на нет все его старания склонить их на свою сторону. Не это ли подразумевал отец, делая свое замечание?
       Однако в лаборатории Лисантера Анарис понял, что дело не только в этом. Ученый проводил их в небольшую смежную комнату, и тарканцы заняли пост у двери. Барродах уже ждал их там вместе с двумя громадными человекообразными фигурами, совершенно неподвижными. Сенсорные устройства на их лицах были расположены так, что придавали роботам идиотско-злобное выражение — точно у недоразвитых детей, которые любят обрывать ножки насекомым. Эти, однако, предназначались для расправы над более крупными объектами, а именно для борьбы с Шиидрой. Наверное, те самые огры, которых Барродах взял у Хрима.
       Анарису, несмотря на его артелионскос воспитание, стоило труда не выказать удивления: огры имели облик кипанго — карра из должарской легенды, которые могут смотреть сразу и вперед и назад и бросаться на свою жертву в любом направлении.
       Он чувствовал на себе взгляд отца — тот был как будто слегка разочарован отсутствием реакции со стороны Анариса. Не сказав сыну ничего, Эсабиан велел ученому:
       — Показывай.
       Лисантер с поклоном прошел к единственному в комнате пульту.
       — Я считаю небезопасным включать их программу полностью, мой господин. Демонстрация будет проходить под руководством станционного компьютера — и когда она закончится, они будут подчиняться только вашему голосу. — Лисантер показал им цепочку с чем-то вроде драгоценного камня. — Для людей, на которых огры не должны обращать внимания, нужно будет сделать вот такие бирки.
       Ученый набрал на пульте код. Левый огр тихо загудел, его сенсоры осветились, и два индикатора на месте глаз вспыхнули красным огнем. Анарис взял на заметку поручить Моррийону выяснить: сам ли Эсабиан приказал сделать огров такими или это сделали барканцы по каким-то своим мотивам.
       Огры топотали по комнате, двигая руками на человеческий лад. Ноющий гул, производимый ими, очень напоминал работу скафандровых сервомоторов.
       — Это режим террора, — сказал Лисантер. Он нажал еще несколько клавишей, и движения огров внезапно стали беззвучными. — А вот секретный режим.
       — Ну а твои модификации? — спросил Аватар.
       — О да, господин, — просиял Лисантер. — Это моя гордость.
       Новый код — и один огр замер, а другой с поразительной грацией сделал пируэт и приложил свои здоровенные ладони к стене. Из его пальцев хлынули разряды голубоватого света. Когда он убрал руки, стало видно, что в стене образовалось отверстие. Огр снова приложил руки к стене, и отверстие с громким чмоканьем закрылось, а он занял прежнюю позицию и застыл без движения.
       Анарис услышал позади прерывистый вздох — это Барродах перевел дыхание.
       — Стазисные заслонки в руках и ногах, — одобрил Эсабиан. — Превосходно. Теперь сама субстанция Пожирателя Солнц будет подчиняться моим командам.
       Анарис переменил положение, словно желая рассмотреть огров поближе, но истинным объектом его интереса был Барродах. Бори, еще бледнее обычного, крепко сжимал челюсти. Секретарь, как и наследник, расслышал угрозу. С ограми Джеррод Эсабиан получит больше власти, чем любой другой правитель за всю историю Должара. Тарканцы перестанут быть ему нужны — и секретарь тоже.
       — Мне продолжать демонстрацию, господин? — спросил Лисантер.
       Эсабиан сделал утвердительный знак, и Лисантер начал рассказывать о системах вооружения огров. Это впечатляло, хотя Анарис слушал его невнимательно. Надо будет, чтобы Моррийон представил полный отчет об их возможностях и ограничениях — если таковые имеются. Пока что огры выглядели еще более гибкими и опасными, чем о них рассказывали.
       Но о них Анарис поразмыслит позже, когда получит доклад Моррийона. Сейчас главное — разобраться в том, какова истинная цель этой демонстрации. Эсабиан никогда ничего не делает просто так. Этот его намек на экстрасенсорные способности сразу после обряда — почти осязаемое беспокойство его секретаря, которому теперь придется поднапрячься, чтобы удержать за собой свою позицию незаменимого советника.
       Неужели Эсабиан знал все с самого начала? Анарес почти не имел сведений о своей матери — за исключением того, что ее краткое пребывание в Хрот Д'очча было обусловлено договором после капитуляции каких-то очередных противников Аватара. Свои чувства она выразила как нельзя яснее, уехав в тот самый день, как родила Анариса.
       Она принадлежала к роду достаточно сильному, чтобы похоронить глубоко в своих анналах всякое упоминание о хорейской крови. На таком уровне Анарис копать не отваживался, поскольку Барродах следил за всеми его изысканиями.
       Оба робота выдвинули из торсов крупнокалиберные бластеры, и Анарис сообразил, что отец сделал свой намек в отсутствие Барродаха. Это могло означать сразу несколько вещей.
       Самое важное сейчас — тарканская линия. Упомянув о моем единственном опыте заклятия духов, он не только ткнул меня носом в мою хорейскую наследственность, но и дал понять, что знает, какую политику я веду с тарканцами. Теперь он нам показывает, что огры снова склонят чашу весов в его сторону.
       Он по крайней мере такого мнения.
       Огры сделали сальто и взлетели вверх. Нити голубого света, бьющего из ног, удерживали их под потолком. В этом положении они двигались не менее легко, чем по полу, — у Анариса от этого зрелища даже голова закружилась. Он посмотрел на тарканцев — на их лицах, как и полагалось, отсутствовало всякое выражение.
       Но он скорее всего не знает, как Пожиратель Солнц усиливает суеверные страхи. А вот тарканцы, как и все нижние чины, хорошо знают, что только потомки хореян способны повелевать демонами-карра.
       — Достаточно, гностор, — сказал Эсабиан, и Анарис вернулся к настоящему.
       Лисантер поклонился и выключил пульт. Огни на «лицах» огров погасли, но, даже отключенные, они излучали угрозу.
       Барродах боком пробрался мимо них к Эсабиану и сказал с низким поклоном:
       — Мой господин, я только что получил рапорт от одного рифтера — Таллиса Й'Мармора, который вернул себе контроль над своим кораблем.
       Эсабиан прищурился — он помнил это имя, но больше никакой реакции не проявил. Барродах подключил свой блокнот к пульту Лисантера, и они выслушали рапорт Таллиса с самого начала.
       Анарису важен был только смысл — он знал, что копия рапорта будет ждать его на собственном пульте. Ювяшжт скрупулезно передает ему все, что касается рифтеров, хотя приказы Анариса пока были немногочисленны. Кроме того, разжалованный офицер Терреск-джи, имевшая несчастье оказаться у коммуникатора, когда рифтеры показали Ювяшжту свой гнусный фильм во время битвы при Артелионе, теперь, стараниями Моррийона, стала связистом на Пожирателе Солнц. Поэтому у Анариса имеется и запасный источник информации. Пусть себе Барродах воображает, что держит все под контролем. Это даст Анарису время узнать побольше, а вот Барродах будет о нем знать далеко не все.
       Когда на экране появился панархистский адмирал, глаза Эсабиана весело блеснули.
       — Это кто такой?
       Барродах сверился со своим блокнотом.
       — Кестлер. В Артелионском банке данных значится как капитан — но теперь, судя по знакам отличия, командует флагманом.
       — Стало быть, он сменил Карра — Джеф Кестлер, Гроза Рифта?
       Барродах стрельнул глазами в сторону Анариса.
       — Он обрекает так называемую амнистию на провал, объявляя о ней лично. Однако Ювяшжт усилил надзор, уделяя повышенное внимание рапортам и инспекциям.
       Бори не смотрел на Анариса, но тот хорошо понимал, что подобное вмешательство в пусть даже номинальную область Барродаха выставляет его нерешительным и некомпетентным.
       Эсабиан, которому наскучило слушать, махнул рукой, и Барродах выключил пульт на подсчете Таллисом времени, которое займет переналадка компьютера, Аватар вышел, и Барродах, напоследок глянув сердито на Анариса, заторопился за ним.
       «Дурак ты, дурак», — с улыбкой подумал Анарис.

    9

    АРЕС
       Фиэрин лит-Кендриан, задержавшись на садовой дорожке, оглянулась на анклав. Яркий солнечный свет диффузоров достиг Южного полюса, стало смеркаться, и тени искусственного вечера падали от деревьев на длинный, низкий дом. Никого не было видно — даже десантников, неусыпно стерегущих покой правителя Тысячи Солнц.
       На нижнесторонний взгляд Фиэрин эти тени были слишком коротки для вечера — они скорее соответствовали ненастному полдню. Но теперь это был ее дом, несмотря на всю его странность.
       «Я подопечная Панарха», — думала она, идя к транстубу. Но что это, собственно, значит? В экономическом смысле — это хорошая острастка для всех сторонников Тау Шривашти, которые зарятся на имущество ее семьи. И как бы ни уменьшилось это имущество в результате махинаций Штулафи Й'Талоба и нынешнего правителя Торигана, она может с полным правом потребовать его назад. В политическом смысле — это мягкий намек ее могущественным дальним родственникам Вакиано на то, что им следует быть повнимательнее к своей родне.
       В жизни это означает, что она проводит каждый день с людьми, выше которых в Панархии нет — по крайней мере в социальном плане. На военных совещаниях, которые могут теперь происходить в любое время суток, она не присутствует, но все часы, свободные от посещений Осри Омилова, посвящает светской жизни в анклаве. Вечера... обеды... завтраки... балы... прогулки...
       Она до сих пор не понимала, почему Панарх принял в ней участие — разве что из-за своего путешествия на одном корабле с ее братом. Как бы то ни было, он поступил так из чистого альтруизма — никакой выгоды от этого он не имел. Этот долг она никогда не сможет ему вернуть, но попытаться все-таки надо.
       Капсула задерживалась, но на остановке в кои-то веки никого не было. Высоко на северном полюсе сквозь янтарную зарю светились огни каких-то больших строений. Закат еще долго не погаснет. Режим середины лета казался Фиэрин волшебным временем: даже если он не совсем походил на ториганское лето, он производил такой же эффект на кристаллы, зеркала и драгоценности. Они впитывали теплый свет и возвращали его назад, преобразуя самым чудесным образом.
       Так же, как это делают люди в Галерее Шепотов. Возможно, поэтому Ваннис и выбрала этот час. Тонкость этой двойственной символики заново поразила Фиэрин. Она чувствовала в Ваннис неизведанные еще глубины.
       Быстро и настороженно оглядевшись вокруг, Фиэрин вздохнула. Тау больше нет, и его сообщников тоже, включая ту страшную женщину, которая продала координаты Пожирателя Солнц Должару, — но Фелтона, зловещего телохранителя Тау, так и не нашли.
       Станет ли он преследовать ее? Никаких причин для этого как будто не было, но Фиэрин по-прежнему видела его в кошмарных снах.
       Вернувшись мыслями к анклаву, она ощутила удовлетворение от проведенного с пользой дня. Перспектива скорых боевых действий, хотя ни Брендон, ни Ваннис об этом не говорили, начинала сказываться на всех. Открыто это не проявлялось — они оба были для этого слишком хорошо воспитаны. Но им случалось задумываться за столом, когда их было только трое; они настораживались, когда пульт подавал определенные сигналы; в своем узком кругу они говорили друг с другом лишь о самых банальных вещах, но делали усилия, чтобы занять Фиэрин. Как будто я ребенок. Нет — как будто я не знаю чего-то плохого, что известно им обоим.
       Фиэрин под влиянием импульса предложила им исполнять роль хозяйки на некоторых обязательных мероприятиях, и они приняли это с непритворной благодарностью. С этого времени они стали чаще отлучаться из анклава — но, насколько она могла заметить, не вместе.
       «Ну и пусть я не понимаю, что происходит, зато на Большом Турне я была молодцом», — подумала она с насмешливой улыбкой в свой адрес, и глухой рокот под ногами возвестил о прибытии капсулы.
       Топот бегущих ног позади заставил ее круто обернуться, и она приняла уланшийскую стойку, в которой тренировалась каждый день. Но женщина, бегущая по дорожке, была ей знакома: маленькая, с кожей темной, как у самой Фиэрин, с большими шоколадными глазами. Она присутствовала на турне, которое закончилось около часа назад. Фиэрин запомнила ее именно потому, что та показалась ей знакомой — только она не могла вспомнить откуда.
       — Генц Кендриан? — с усмешкой спросила женщина.
       — Да? — Фиэрин приняла нейтральный вид, но приготовилась отвергнуть всякую попытку навязать ей разговор.
       — Ах, эта дулусская манера смотреть — как будто от меня пахнет, — засмеялась женщина. — Я Дерит Й'Мадок...
       — Теперь понятно. Вы репортер.
       — Верно. Мы следили за процессом вашего брата и беседовали с членами его команды. Видели вы нашу передачу об «Ух Ты имени Л'Ранжа»?
       — Нет. — Не станет же она говорить этой женщине, что на яхте Тау большинство каналов было для нее закрыто. К «новостям» он питал холодную, смертную ненависть.
       — Неужели так заняты были? — подняла брови женщина.
       — Там, где я жила, это было недоступно, — с извиняющимся жестом пояснила Фиэрин.
       Дерит подняла веки, и Фиэрин подумала, не совершила ли она ошибки. Впрочем, что бы я ни сказала, она все равно не отвяжется.
       Капсула подошла, и Дерит села в нее вместе с Фиэрин. К несчастью, там против обычного оказалось почти просторно и не было шанса затеряться в толпе. Дерит уселась прямо напротив Фиэрин и подалась вперед.
       — По поводу вашего брата... — начала она.
       — Поговорите с ним самим, — прервала Фиэрин.
       — Я бы с удовольствием. Где его можно найти?
       — Там же, где всю их команду. — Фиэрин понимала, что это слабо.
       В улыбке Дерит не было ничего враждебного, но блестящие глаза смотрели с наводящей смущение прямотой.
       — А команда ГД?
       Фиэрин потупилась.
       — Вы ведь знаете, что они пропали, правда? — продолжала Дерит. — Но это вас не слишком расстраивает — значит, вы знаете, где они.
       Фиэрин подняла на нее глаза.
       — Пожалуйста, не спрашивайте — я все равно ничего не могу вам сказать.
       — Хорошо, не буду. — Дерит откинулась назад. — Я вижу, что с вами мне ничего не светит. Но мы будем спрашивать других, пока не выясним, где они и почему они исчезли.
       — Но зачем?
       — Что — зачем? — удивилась Дерит.
       Фиэрин сжала губы, но долго сдерживаемые чувства помимо ее воли вырвались наружу.
       — Зачем вы пристаете к людям? Не кажется ли вам, что некоторые вещи остаются в секрете не без причины? Или жареные факты для вас важнее... важнее всякой этики?
       — Значит, их исчезновение имеет отношение к этике? — невинно осведомилась Дерит.
       — Ничего подобного, — вспыхнула Фиэрин. — Я хотела только сказать, что такие, как вы, лишены всякого понятия об этике.
       Капсула отошла от станции, набирая скорость. Дерит подождала, когда вошедшие усядутся, и продолжила:
       — Откуда мне знать, по какой причине они исчезли? Может быть, здесь что-то нечисто. Или произошла какая-то ошибка. Но отчего бы это ни произошло, это может коснуться всех.
       — Почему вы так говорите? — Фиэрин сжала руки у себя на коленях.
       — Есть две вещи, которые, если в них вступишь, сразу липнут к тебе и воняют так, что всякому ясно. Вторая — это политика.
       Это на мгновение рассмешило Фиэрин.
       — Но мой брат не имеет никакого отношения к политике — не больше, чем я.
       — А вот тут вы ошибаетесь. Я, конечно, подразумеваю политику в широком смысле слова — например, общение с влиятельными людьми. Не станете же вы отрицать, что находитесь в самом центре событий и ваш брат тоже некоторое время находился в нем. Ваша судьба, хотите вы того или нет, как-то повлияла на жизнь высокопоставленных лиц, которые, в свою очередь, влияют на жизнь всех остальных людей. Важно то, что вы делаете. Приходя к власти, вы теряете право на личную жизнь — ведь только зная, что и почему вы делаете, нижестоящие еще могут как-то влиять на ваши решения.
       Как было с Тау на Тимбервелле. В результате восстания он был низложен, и «новости», очевидно, помогали распространять информацию против него.
       — Я вижу, вы меня понимаете, — сказала Дерит.
       — Да, мне ясна ваша цель — хотя иногда ваши действия кажутся мне такими же непостижимыми, как решения, принимаемые лидерами.
       — Мы стараемся узнать то, что люди хотят услышать, — улыбнулась Дерит. — А новости неизменно вызывают у людей аппетит — и чем они грязнее, тем лучше.
       Фиэрин взглянула на экран — следующая станция была «Сады Джихана».
       — Мне пора, — сказала она. А если ты за мной увяжешься, Ваннис разделается с тобой получше, чем я.
       Но Дерит не сделала никакой попытки за ней увязаться.
       — Галерея Шепотов, я полагаю? — спросила она с грустной, озадачившей Фиэрин улыбкой. — К пяти часам? Мог бы получиться неплохой репортаж, но пусть этой помойной ямой занимаются другие.
       — Вы так настроены против Галереи Шепотов?
       — В этом, должно быть, проявляется коренное отличие поллои от Дулу. Я побывала там как-то раз. Бред какой-то. Фу!
       Фиэрин засмеялась и вышла из капсулы.
       Ваннис ждала ее на скамье под тихо позванивающим колокольным деревом. В теплом свете заката, отражаемом мраморными плитами, она точно сошла с живописного полотна Утерянной Земли: прелестное голубое платье, нитка жемчуга в замысловато уложенных, цвета красного дерева волосах и поза, достойная королевы.
       Увидев Фиэрин, она улыбнулась. Глаза у Ваннис, как и у Дерит, были карие, но более светлые, с зеленовато-золотистыми искрами.
       — Едва отделалась от репортерши, — сказала Фиэрин.
       — От репортерши? Что-то имеющее отношение... к вашему брату?
       — Хотела узнать, куда он делся, — кивнула Фиэрин. — Сказала, что все равно это выяснит.
       — Это, конечно, была Дерит Й'Мадок? Я так и думала, что она вас не минует. — Ваннис встала, с легкой улыбкой оправляя юбки. — И вы сказали ей, что...
       — Я ничего не сказала. — Фиэрин никогда не умела разгадать, что на уме у Ваннис.
       — А она не упомянула о том, почему так хочет это выяснить?
       — Она сказала, что занималась процессом и что я нахожусь в центре событий, и прочла мне лекцию о том, что люди, стоящие у власти, не имеют права на личную жизнь.
       Ваннис помолчала, стоя так тихо, что Фиэрин даже се дыхания не замечала. Но выражение ее лица не изменилось, и голос звучал все так же мягко, когда она, взяв Фиэрин под руку, пошла с ней по обсаженной цветами дорожке к Галерее.
       — Итак, это был вызов? Интересно.
       — Вызов? Кому — мне?
       — Тем, кому они докучать не осмеливаются.
       — Если вы о Брендоне, то его еще поймать надо, — засмеялась Фиэрин. — Я его вижу только на занятиях по уланшу, а ведь мы живем в одном доме. — Посмотрев на Ваннис, она решилась немного рискнуть: — А вас теперь вижу только на прогулках и за столом иногда. Неужели он и вас таскает на военные совещания?
       Ваннис беззвучно рассмеялась.
       — Нет, своим временем я распоряжаюсь сама. Что мне хотелось бы знать, так это что с нами будет после атаки на Пожиратель Солнц.
       — Вы хотите сказать — после нашей победы?
       У Ваннис дрогнули уголки рта.
       — Дорогая моя, нам очень повезет, если эта война закончится при жизни нашего поколения. Если мы не возьмем Пожиратель Солнц, Должар загонит нас на Окраины и еще дальше. А если мы одержим победу, нам придется гоняться за остатками их флота и вышибать рифтеров с захваченных ими планет, несмотря на Пакт Анархии.
       Они уже дошли до дверей Галереи.
       — Каким неприглядным представляется в ваших устах будущее, — скривилась Фиэрин. Ваннис успокаивающе пожала ее локоть.
       — В таком случае оставим будущее и положимся на мудрые достижения прошлого.
       Они вошли внутрь, где действовало правило: говорить только на заданную тему либо о том, что ты слышал. Фиэрин оставила при себе невысказанные вопросы, сознавая, что ей нужно хорошенько подумать. Молча они пошли вперед по выложенной плитками дорожке. Водяные стены по обе стороны с громким плеском падали к их ногам. Дальше тропинка разветвлялась, и Ваннис повернула сначала в одну сторону, потом в другую. Кругом переговаривались, иногда шепотом, голоса, а однажды послышался тихий, интимный смех.
       Ваннис, неодобрительно наморщив красивый лоб, свернула прочь, и нежелательные звуки заглушил водопад, на этот раз невидимый.
       — Метафора — признак умения мыслить, — улыбнулась Ваннис.
       — В таком случае, — произнес тихий женский голос, — обсудим мысль, высказанную одним утонченным человеком лет за пятьсот до того, как наши предки покинули Землю: «Самое полное счастье, возможное в этой жизни, — это состояние покоя, время от времени оживляемое моментами удовольствия».
       — Если мне будет позволено, исключительно в интересах дискуссии, занять позицию оппонента, — вмешалась женщина постарше, — то я скажу, что счастье, или удовольствие, если кто-то предпочитает этот термин, — понятие далеко не однозначное для каждого человека. Одни избирают удовольствия чувственные, как вульгарные, так и утонченные, другие — удовольствия духовные, умственные, удовольствие испытывать сильные эмоции, удовольствие быть добродетельным.
       — Добродетельным? — повторил кто-то под аккомпанемент негромкого смеха.
       — Добродетельным, — подтвердила женщина.
       — Оригинально, — протянул молодой голос, придав этому слову, как водится, совершенно обратный смысл. Фиэрин не нужно было видеть спорщиков, чтобы представить себе иронический жест, которым это сопровождалось.
       — Раз уж я так заинтересовала вас, дорогая, позвольте мне развить свою мысль, — сказала старшая — ее спокойная ирония как бы подчеркивала вульгарность ее молодой собеседницы. — Добродетель в моем понимании вовсе не отрицает радости и удовольствий. Слишком суровая добродетель не привлекает, а отталкивает; даже тот, кто уважает стезю, лишенную удовольствий, сам ей следовать не стремится.
       За этим последовал одобрительный шепот, и внезапно разговор, как это часто случалось в Галерее, прекратился.
       В этот миг Фиэрин услышала голос — вернее, его слабое эхо, — который вел какую-то мелодию. Ваннис слегка повернула голову в его сторону, но на перекрестке свернула в заросли папоротников, прочь от него.
       — Природе как будто нравится, когда ее имитируют, — произнес мужчина.
       — Любовь идет на убыль, — заметила Ваннис, — но его партнерша об этом еще не знает.
       «Как она сумела расслышать это в его голосе?» — удивилась Фиэрин.
       — Да, — откликнулась женщина, совсем юная, судя по тембру и энтузиазму. — Моя наставница, художница, придерживалась того же мнения. Она показывала мне, как природа с помощью света и тени создает шедевры на воде и полированных поверхностях. Эти ее этюды и вызвали у человека желание подражать еще в доисторические времена.
       «Может, она и молода, но отнюдь не глупа», — подумала Фиэрин.
       — Имитация идеала, — засмеялся мужчина. — Когда-то понятие «идеал» имело божественный смысл.
       — В школе нам говорили, что древние были убеждены, будто художники лучше служат богам, чем поэты.
       — Неплохой удар по помпезности, — с полузакрытыми глазами промолвила Ваннис. — Что-то я никак не могу узнать его голос.
       — Ш-ш, — сдерживая смех, остановила ее Фиэрин. — Ответный удар.
       — ...молодые и чувствительные, но неискушенные не сразу различают в хоре отдельные партии, а на картине — оттенки, перспективу, рисунок, гармонию цвета, хотя на чувства все это действует совместно...
       — Недостойный прием, — презрительно бросила Фиэрин под тихий смех Ваннис. — Использует ее возраст в качестве аргумента. — Ваннис сжала ее локоть, и они направились в другую сторону.
       Следующий голос они узнали сразу: Элоатри, Верховная Фанесса.
       — Нельзя рассуждать о любви, оставляя в стороне элемент неожиданности.
       — Это наше свойство — вечно выискивать что-то новое, — возразил другой голос, постарше, резкий, несмотря на дулусский распев.
       — Если вы позволите мне внести небольшую поправку...
       — Сделайте одолжение.
       — Тот, кто ищет, всегда видит или чувствует нечто неожиданное, но есть неожиданность более тонкого порядка: обыкновенность, предстающая в неожиданном для нас виде.
       — Проще говоря, — сказал резкий голос, — одни любят то, что знают, а другие то, чего не знают.
       — Пределы нам ненавистны, — размеренно, будто читая стихи, произнесла Верховная Фанесса. — Мы стремимся расширить сферу своего присутствия. Мы черпаем удовольствие в том, что смотрим вдаль.
       Они умолкли, и снова послышалось пение. Ваннис заметно затаила дыхание. Еще несколько шагов — и настала полная тишина.
       Фиэрин чуть было не высказалась вслух, но вовремя вспомнила правило. Заново сформулировав в уме свою реплику и улыбнувшись своему серьезному отношению к этой игре, она сказала:
       — Вот уж не думала, что у любви может быть что-то общее с религией.
       Ваннис вскинула голову порывистым, почти резким движением.
       — Я тоже, — сказала она. — Я тоже.
       Не слыша больше ничего примечательного, они все-таки продолжали свою прогулку, пока в третий раз не услышали пение. Тогда Ваннис повернула к выходу и почти сразу же рассталась с Фиэрин, приветливая и улыбающаяся, как всегда.
       Уже на подходе к анклаву Фиэрин вдруг спросила себя, откуда Ваннис известно, что репортеры не обращались к Брендону с просьбой дать интервью.
    * * *
       Дерит Й'Мадок устало плюхнулась в кресло.
       — Что, без толку? — спросила Тови из-за пульта, опустив подбородок на руки.
       — Это ты о чем? — невинно осведомилась Дерит. Тови ухмыльнулась, и Дерит, оглянувшись, увидела в дверях Ника. — Это тебе надо было поговорить с Кендриан, — сказала она ему. — Может, ты бы что-нибудь из нее и выудил.
       — Инстинкт подсказал мне, что это должна быть женщина. И без айны.
       — Бедняжка сама не своя от страха. Телос! Она и меня заразила — даже пропала охота нажимать на нее.
       — Но она знает, где они?
       — Наверняка. Мои вопросы с самого начала подразумевали, что она это знает, и она даже не пыталась отрицать. Но это дохлый номер — разве что Панарх узнает от нее, что мы разнюхиваем в этом направлении.
       — Вот и ладно. Значит, ты не совсем уж зря потрудилась — в отличие от нас, остальных. — Ник потянулся и зевнул, вызвав эпидемию зевоты у прочих сотрудников. — Как ни противно в этом сознаваться, — добавил он, — тут нам здорово помог 99-й. Омплари раскопал то, что раздобыли они.
       Все взгляды обратились на программиста, бледного и изнуренного. У Дерит из солидарности заболели виски и лоб — она знала, как действует мозгосос, если долго им пользоваться.
       — Это был эксперимент. Их послал Омилов. — Мог прижал пальцы к опухшим, красным глазам. — Гессинав заложила повсюду логические бомбы, предназначенные в основном для Флота, — но приберегла немного яду и для Омилова, и один из ее сюрпризов пробил многообещающую дыру в системе безопасности, куда и влез программист 99-го. Этот ход ведет в проект «Юпитер». Я воспользовался своим портом и вытащил вот это. — Омплари показал на свой пульт. — Решайте сами, что это значит.
       Все сгрудились вокруг пульта.
       — Рассказывай дальше, — сказала Дерит, убрав с полдюжины пустых контейнеров из-под алигрианского чая.
       — Омилов запланировал эксперимент, который они должны были провести подальше от Ареса, в сопровождении фрегата «Эмрис». В чем суть эксперимента, я так и не понял.
       — Когда он проводился? — спросил Ник.
       — В день суда.
       Юмек присвистнул.
       — Может, они погибли во время бунта? Гессинав пыталась натравить на них толпу, чтобы прикрыть свое бегство.
       Омплари, морщась, покачал головой.
       — Они все явились на борт своего корабля — совершенно легально. Только они — десантников с ними не было. Они стартовали вместе с «Эмрисом», как и было запланировано, но назад «Эмрис» вернулся без них.
       Эти слова у всех вызвали шок.
       — Ты хочешь сказать, что «Телварну» вывели в космос и взорвали? — дрогнувшим голосом спросила Лиэт.
       — Не знаю. Но я воспользовался уцелевшим куском гессинавского червяка и послал его проследить за передвижениями экипажа «Телварны» по записям в вахтенных журналах. Самое интересное то, что некоторые из них ночью накануне суда побывали в анклаве, а капитан ушла оттуда только утром.
       — Мог, а нельзя ли с помощью твоего червяка посмотреть, что записал в тот день журнал «Эмриса»? — спросил Ник.
       — Попробую. Если система меня еще не засекла, можно будет проскочить.
       — Давай прямо сейчас, а?
       — Что это значит? — спросила Тови, переводя взгляд с Ника на Дерит. — Я, видно, заработалась — ничего не соображаю.
       — Либо рифтеров взорвали, либо они улетели, — пояснила Дерит.
       — И если имел место второй вариант, то «Телварна» — единственный гражданский корабль, покинувший Арес после начала войны, — добавил Ник. — Неужели им доверяют настолько, что позволили улететь рифтерской темпатке, должарианке к тому же? Без всякой охраны? С недавним громким репортажем 99-го это как-то не вяжется. Должарианцам требуются рифтеры на Пожирателе Солнц — чтобы активировать станцию, по мнению многих.
       — Вот, по-моему, то, что вы ищете, — прервал их Омплари, выводя на большой экран структуру из окон. Он нажал несколько клавиш, и световые импульсы побежали по звеньям, подчеркивая отдельные участки.
       Ник застучал пальцами по столу.
       — Я так и знал, что здесь кроется какой-то паскудный секрет. Вы поглядите только! Приказ прервать задание исходит из анклава — от самого Панарха.
       — Выходит, Панарх их не посылал, — нахмурилась Дерит. — Что это значит?
       — Ну, теперь выбирайте, — сказал Омплари. — Я могу вскрыть там еще один узел — потом нас вышибут, да и выследить могут. Где копать?
       Ник указал на корабельный журнал «Эмриса».
       Омплари осторожно вскрыл его, и они просмотрели запись о том, как капитан сопровождающего корабля пыталась вернуть рифтеров обратно. После веселого и дерзкого ответа связиста «Телварны» на экране появилась метка ушедшего в скачок корабля.
       — Ну вот, — проворчал Юмек. — Опять тупик.
       — Ты думай головой, — возразил ему Ник, принимаясь бегать по комнате. — Ты же видел, как вела себя капитан «Эмриса». Она знала, как знал и тот, кто отдал приказ, что на «Телварне» скачковые системы действуют — иначе она бы просто приказала им вернуться. Куда же они отправились?
       — Но если они знали, что скачковые работают, а на борту находится темпатка, которая может получить целую планету, если запустит Пожиратель Солнц, почему они просто не взорвали «Телварну»?
       — И правда — почему? — после долгой паузы произнес Юмек.
       — Это неспроста, — кивнул Ник. — Есть еще что-то, о чем все умалчивают.
       — Что, к примеру? — шумно вздохнула Лиэт. — Думаешь, Панарх спал с кем-то из них? Или со всеми сразу?
       — Это уж чересчур, даже для Дулу, — буркнул кто-то. — Рифтеры, должарианка, парень, связанный с келли, — может, и выжигатели мозгов заодно?
       — Кто знает, какого пола эйя? — спросила Лиэт.
       — И есть ли у них вообще пол? — подхватила Тови.
       — Как будто Дулу не все равно, — заметил Омплари. Все, даже Ник, засмеялись.
       — Даже если Панарх спал с ними со всеми, стоит ли затрагивать его на этот предмет? — сказала Дерит. — Он теперь популярен, а сексуальные штучки срабатывают, только когда человека не любят.
       — Она права, — поддержала Тови. — Хреново будет, если мы состряпаем постельную историю про Панарха, а она ничего нам не даст.
       — Даст! — Ник продолжал метаться по комнате, трогая все, что попадалось под руку. — Подумайте сами! Мне наплевать, с кем и как он спит, но как бы он ни был связан в телварновскими рифтерами, сам факт существования такой связи затрагивает нас всех.
       — Шишки будут молчать, сам знаешь, — медленно проговорила Дерит. — Что до самого Панарха, он, могу поспорить, согласится дать интервью, но ровно ничего не скажет — а у меня не хватит умения вытянуть из него то, что он сам открыть не захочет. Может, у тебя хватит?
       — Сомневаюсь. — Ник покрутил головой и хмыкнул. — Послушать нас, так можно подумать, что интервью с Панархом уже назначено. Далеко же мы ушли со времен Реджинальского Облака. Ну, так или этак, а пора приступать к боевым действиям. Вдруг удастся раскрутить кого-то, кто не так хорошо умеет прятать свои секреты.
       — Провоцировать будем? — усомнилась Лиэт. — Рискованно.
       Дерит развалилась в кресле, сложив руки на груди.
       — А не начать ли нам с закрытых блоков? Например, с Пятого, где жили наши рифтеры.

    10

    ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ
       Анарис отодвинулся назад, бросив рапортичку на свой тяжелый, резного дерева письменный стол. Интересно, подумал он с улыбкой, как расценит Барродах его интерес к статистике по использованию туалетов. Не запросить ли статистику отравлений при пользовании клизмами, чтобы доставить Барродаху, определенно страдающему запором, новый повод для тревог?
       У Анариса вырвался смешок. Моррийон, работавший с блокнотом, молча передал его хозяину. Тот быстро просмотрел запись первой попытки Вийи включить станцию и заодно, повторно — запись своей собственной реакции. Сам он помнил только, что очнулся в своей постели с головной болью, по интенсивности не уступающей сверхновой. Одно ясно: при следующей попытке надо будет сконцентрировать все имеющиеся стазисные заслонки вокруг его кровати. Новые брать рискованно, учитывая повышенный интерес Барродаха к ним.
       Анарис вернул блокнот секретарю и уставился на потемневший от времени гобелен, припоминая свои, короткие пока, беседы с Вийей.
       Спокойное лицо, подобранная поза — результат многолетних занятий уланшу. А свое непредсказуемое чувство юмора, умение фехтовать словами она переняла не просто от панархистов — от Дулу. По-видимому, с Должара ее спас бывший любовник Брендона Аркада Маркхем лит Л'Ранжа, с которым Анарис пару раз встречался. В памяти остался быстрый обмен перемежаемыми смехом репликами, легкие дулусские жесты, доверительные товарищеские отношения этих двух юношей — белокурого и темноволосого. Как странно сложились события, приведшие к встрече Вийи с Брендоном. Как видно, ни благодарность за свое спасение после бегства с Шарванна, ни рейс на Артелион и обратно не помешали ему засадить Вийю и ее команду в тюрьму, стоило ему добраться до Ареса.
       Выбросив Брендона из головы, Анарис сосредоточился на Вийе. Она такой же гибрид, как и он сам. Ее мотивы и реакции разгадать трудно, и это делает ее еще интереснее. Ему, привыкшему внушать страх, ненависть или раболепное поклонение, занятно было общаться с человеком, который не старался ему угодить, проявляя к нему очень относительный интерес, и, несмотря на то, что признавал его главенство, никакого страха не выказывал.
       Но за этим спокойным фасадом скрывался устрашающей силы дар. Анарис знал, что его рудиментарный пси-талант — лишь свечка рядом с солнцем Вийи. Как ей удалось прикоснуться к Сердцу Хроноса, не испытав реакции, от которой Анарис страдал при очередной попытке каждого из темпатов? Он сам ни разу не трогал Сердца, да и не собирался, пока не научится как-то обуздывать эти свои реакции. Наркотики, похищенные Моррийоном у Норио, едва справлялись с ними даже на большом расстоянии от Палаты Хроноса.
       Он ни за что не скажет ей, что тоже отмечен клеймом Хореи, — не даст ей в руки такого оружия. Но ему необходимо узнать кое-что о ней. Должен же быть какой-то способ? И Анарис подумал о ее корабле.
       — Каков статус рифтерского корабля? — спросил он.
       — Закрыт, но не заперт, — ответил Моррийон. Анарис кивнул. Вийя, конечно, знает, что запирать корабль бесполезно — это только побудило бы Барродаха совершить взлом.
       — Корабль уже обыскан. Больше всего его, видимо, интересовала аптечка, — с оттенком высокомерия сообщил Моррийон. Анарис праздно поинтересовался про себя, как бори удалось взять верх над кем-то из тарканцев, — это явно и был источник его информации, ведь Барродах больше никого не взял бы с собой на обыск. — Еще он проверил компьютер, необычайно мощный, — этим, возможно, и объясняются их рифтерские успехи перед палиахом. — Бори набрал что-то па своем блокноте. — Этим как будто его активность исчерпывается.
       Анарис улыбнулся. Знай он, как забавно будет наблюдать за Барродахом, который каждый раз исходит страхом и яростью в присутствии Вийи, он давно бы уже занялся розысками темпата-должарианца.
       Впрочем, любой другой выходец из родного мира приложил бы все усилия, чтобы скрыть свой талант, — и был бы далеко не столь интересен.
       — Мне тоже стало любопытно, — сказал Анарис и встал. — Говорят, корабль — отражение своего капитана. — Он быстро зашагал по коридору к причальному отсеку, а Моррийон поспешил за ним.
       Тарканцы, охраняющие отсек, пропустили их беспрекословно: слухи о том, как он вызвал дух Уртигена в Тайной Палате на «Кулаке Должара», добрались уже и сюда.
       Старая «колумбиада» стояла рядом с двумя должарскими корветами, тихая, с погашенными бортовыми огнями. Анарис нажал кнопку, управляющую трапом. Тот опустился довольно быстро, и он в три шага взошел на корабль. Моррийон поднялся следом несколько медленнее. В шлюзе Анарис задержался, и секретарь молча подал ему блокнот со стандартным планом «колумбиады». Анарис взглянул, отдал блокнот и двинулся к мостику.
       Воздух был застойный и какой-то давящий — возможно, из-за духоты. В нем чувствовался легкий запах корицы. Это пробуждало какое-то воспоминание — слишком слабое, чтобы проявиться яснее. «Странно, однако, что их тианьги способно создавать запахи, которые держатся так долго», — подумал Анарис, продвигаясь вперед при слабом аварийном освещении. Интересно, кому из них понадобился запах корицы?
       Келли! — вдруг осенило его у самого входа на мостик. От келлийского архона на Артелионе тоже пахло жженой корицей. Может, запах заказал тот парень с вросшей в руку келлийской лентой? Программистка Моррийона извлекла из файлов Барродаха запись о кратком пребывании «Талверны» на Рифтхавене до того, как панархисты взяли ее в плен. Корабельный врач Монтроз отвел мальчишку, Иварда, к келлийскому доктору, и кто-то из медицинского персонала сообщил агенту Барродаха, что келлийская лента действительно как-то пристала к парню во время налета на Мандалу и медленно разрушает его здоровье.
       Однако сейчас у него вид вполне здоровый. Анарис, не думая больше о рыжем Иварде, включил энергию жизнеобеспечения. Зажегся свет, и из тианьги повеяло свежим прохладным воздухом.
       Со знакомым чувством смыкающегося круга Анарис осознал, что находится на мостике единственного корабля, сумевшего вырваться из отцовских лап на Артелионе. Ему живо припомнились кадры этого побега. Вийя опередила крейсер Эсабиана на какие-то доли секунды.
       Анарис стал за ее креслом и попытался представить, как она сидит здесь, видя громаду «Кулака» на экране, отстреливаясь от его снарядов и с риском для жизни пытается прорваться к радиусу до того, как Ювяшжт откроет огонь из рапторов. Это требовало величайшего мужества и хладнокровия. Интересно, куда она девала Брендона Аркада? Заперла в карцер или заставила стоять здесь и смотреть, как она играет в пятнашки со смертью над его захваченной планетой?
       Задавшись целью это выяснить, Анарис покинул мостик и стал искать капитанскую каюту. Она должна быть больше всех остальных и ближе всего к мостику, если эта старая «колумбиада» не подвергалась специальным переделкам.
       На корабле поддерживалась безукоризненная чистота, а его интерьеры носили заметный отпечаток дулусских вкусов. Наследство Л'Ранжа, должно быть. Воздух, несмотря на включенное тианьги, оставался тяжелым — чем дальше от мостика, тем тяжелее. Может, они нарочно настроили систему так, чтобы посторонним неповадно было? Моррийону тоже было не по себе — он нервно поглядывал по сторонам, однако молчал.
       Каюта оказалась там, где и полагал Анарис, и он открыл дверь, любопытствуя, не найдется ли и там следов Л'Ранжа. Но нет — каюта напоминала скорее тюремную камеру. Узкая койка и никаких личных примет, кроме гобелена на одной стене и крючка на другой. Под крюком осталась легкая потертость, как будто на нем что-то висело раньше.
       Подойдя к гобелену, Анарис с обострившимся интересом узнал старинную должарскую работу, изображавшую уничтожение острова Хореи.
       В детстве у Анариса была картина, изображавшая то же самое, хотя и по-другому — он хранил ее все долгие годы своего воспитанничества. Глядя на огни пожаров, старательно вытканные давно уже мертвыми руками, он вдруг испытал натиск чего-то, едва не сбившего его с ног. «Уж не предприняла ли Вийя новой попытки включить станцию?» — в приступе паники подумал он. Или он сейчас снова против воли будет втянут в видение о гибели Хореи, как это случилось с ним в причальном отсеке в день ее прибытия?
       Но головокружение схлынуло, оставив лишь неприятный осадок, который он приписал действию тианьги. Отвернувшись от гобелена, Анарис сел за пульт Вийи и включил его, но вскоре опять выключил. Как он и ожидал, Вийя закодировала все корабельные журналы, схоронив их глубоко в системе. Потребуется опытный программист и много времени, чтобы снова извлечь их на поверхность.
       Он вышел из каюты и остановился, стоит ли дальше обследовать корабль. Он уже направился было на корму, но раздумал. Его интересовала только Вийя — а если уж ее жилище ничего ему не дало, в других местах он и подавно не найдет ее следов.
       Вернувшись на мостик и отключив энергию, он решил, что настала пора побеседовать с капитаном «Телварны» еще раз.
    * * *
       Вийя перевела дух, пытаясь осмыслить поток информации, только что полученный ею.
       Вряд ли Эсабиан знает что-то о своем сыне, — мысленно произнес Ивард, неподвижно сидящий на стуле в метре от неё. Незадолго до этого он очнулся от дремы, получив по каналу своей постоянной связи с келли извещение о том, что Анарис обследует «Телварну».
       Он посетил только мостик и каюту Вийи — манипуляции келли с включенными тианьги, в том числе и ультразвуковые, отбили у него охоту к дальнейшим розыскам, и он не обнаружил троицу, спрятанную в каюте Иварда. Но близкое соседство позволило келли прощупать его сознание и передать другим мысли и действия Анариса, доступные их пониманию.
       Он знал Маркхема — и он тоже носит в себе хорейские гены. Он почти не думал о своем даре, но тот каким-то образом повлиял на келли, а через них и на эйя, пробудив их от спячки. Сам он, к счастью, так, видимо, и не понял, что случилось.
       Вийя закрыла глаза, борясь с нарастающей головной болью.
       Келли тут же послали ей успокаивающий импульс, заверив ее, что теперь, когда эйя проснулись, им, может быть, удастся смягчить некоторые стрессы, нагнетаемые на нее станцией.
       Вийя открыла глаза. Ивард смотрел на нее с юмористической неприязнью.
       Если бы Элоатри сказала нам, что недостающим членом единства был этот говнюк Норио, мы могли бы остаться на Аресе, — прочла она.
       Вийя невольно рассмеялась в уме.
       Это к лучшему, что он умер, — передала она в ответ. — Мысль о том, что ради запуска станции пришлось бы наладить контакт с Норио, угнетает меня больше всего остального.
       По-твоему, мы сумеем справиться сами? — с легким диссонансом недоверия подумал Ивард.
       Придется — иначе мы не сможем захватить контроль.
       Однако безмолвный скептицизм Иварда не перестал чувствоваться и тогда, когда в ее сознание вплелись музыкальные мысли келли. Анарис вызывает Вийю к себе, — передали они — а за этим последовал молниеносный диалог между ними и эйя, который она не успела перехватить.
       Какую-то секунду спустя к ним явился Моррийон — впрочем, Вийя знала, что чувство времени изменяет ей после таких контактов.
       Она отгоняла тени, маячившие на периферии зрения, и делала дыхательную гимнастику, пока Моррийон разговаривал с Монтрозом.
       Она слышала их голоса, но смысл до неё не доходил. Зато в ее ум внезапно вторглись эйя — расстроенные, судя по пронзительному писку.
       Пищали они, как видно, не только мысленно: Моррийон вздрогнул и в страхе выпучил свои косые глаза. Обернувшись, Вийя увидела, что маленькие существа вышли из своей комнаты — синие рты раскрыты, тонкие пальчики семафорят с невероятной быстротой: Эйя слышат далекого спящего.
       Эйя находятся близко к далекому спящему? — старательно сформулировала Вийя, стараясь излучать только спокойные эмоции. Келли тоже послали поток успокаивающей музыки, и эйя перестали пищать.
       Эйя близко и не близко, Вийя, Один-с-Тремя и трое находятся в улье далекого спящего, но далекий спящий пребывает в зимнем сне.
       Скоро мы пойдем к далекому спящему, — передала Вийя. Эмоции эйя, выражающие мучительное ожидание, достигли апогея, но келли снова вмешались со своей успокоительной гармонией.
       Теперь эйя должны праздновать улей далекого спящего, — произнесла она. — Различайте и празднуйте образцы в улье далекого спящего.
       Мы празднуем образцы в улье далекого спящего, — ответили они, и Вийя, переведя дыхание, открыла глаза.
       — Все в порядке, — говорил Ивард Моррийону. — Они всегда так ведут себя, когда просыпаются. Они не причинят вам вреда.
       Откуда у Иварда столько энергии? Вийя заставила себя встать, и Моррийон с заметным облегчением открыл дверь и вышел. Она последовала за ним, преодолевая головокружение.
       Он спешил, но из-за Вийи вынужден был сбавить шаг, и за время пути она немного пришла в себя. В этом районе станции она еще не бывала. Тарканцы стояли почти на всех перекрестках, и болезненный гул пси-заградников то и дело вторгался в ее мозг.
       Моррийон нажал на вестник и открыл дверь. Он отступил, и Вийя вошла в комнату, точно взятую из кошмарных снов ее детства.
       С трудом сохраняя равновесие, она заставила себя медленно оглядеться вокруг. Тяжелая резная мебель, гобелены, даже узор ковра на полу — все возвещало о богатстве и могуществе правителей Должара.
       Анарис, сидя в вольной позе за большим столом, наблюдал за ней со своим обычным саркастическим выражением.
       — Напоминает о доме? — спросил он.
       — Моим домом была ветхая, сложенная из камня хижина, где стояла ветхая, колченогая мебель. Это, — она обвела рукой комнату, — нам показывали только на видео. Что это — имущество какого-нибудь мелкого нобля, который опрометчиво позволил своей тени упасть на тень вашего отца? Доставленное сюда эскадрой военных кораблей ради поднятия престижа?
       Анарис, набрав что-то на пульте, ответил:
       — Должна ли эта великолепная бравада доказать, что вы преодолели наследие своих предков? — Небрежно повернув к ней экран, он добавил: — Если так, то вам придется постараться получше.
       На экране Вийя увидела себя на мостике «Телварны». «Я хочу сердце Хрима Беспощадного на острие моего ножа», — произнесла она по-должарски.
       С тихим смехом Анарис выключил изображение и указал куда-то ей за спину. Обернувшись, Вийя увидела себя в стальном полированном зеркале, Анарис подошел к ней, и они отразились рядом: оба высокие, сильные, с выступающими скулами, темноглазые и темноволосые, в строгой черной одежде.
       Вийя, посмотрев себе в глаза, убедилась, что никаких внешних реакций не проявляет. Она могла бы сказать ему, что черное стала носить только после смерти Маркхема, когда поклялась отомстить Хриму Беспощадному. Она еще тогда знала, что поступает как истая должарианка.
       Впрочем, она никогда не отрекалась от своего прошлого, И теперь, глядя на себя и Анариса, видела не сходство, а разницу. Она одета в удобный, не стесняющий движений костюм, который носят космонавты обоего пола. У Анариса с ней разве что цвет общий — его камзол и брюки из дорогой, тяжелой ткани подчеркивают его мощное сложение и призваны внушать почтительный трепет.
       Она встретилась с его глазами в зеркале, зная, что ее собственный взгляд выражает лишь полное безразличие.
       На лице Анариса, чего бы он ни искал в ней, отражалось не больше, чем у нее. Отойдя от зеркала, он вернулся на свое место и сказал:
       — Меблировка этой комнаты взята из покоев отца в нашей башне в Хрот Д'очча. А тебе известно, от кого ты произошла?
       Ясно, куда он метит. Хорейская кровь. Но он не знает, что она знает о его собственных хорейских генах — и он, как и она, использует нейтральную форму обращения, тогда как мог бы выбрать полдюжины других, одинаково оскорбительных. Учитывая все это, Вийя ответила:
       — Моя мать и все праматери были ткачихами — никто из них не обладал даром. По словам матери, я плод ее злосчастной встречи с отпрыском дома Герджгрунов во время зимнего Каруш-на Рахали.
       — В каком городе?
       — Эфин Хоч-джан.
       Анарис тихо пробормотал что-то, подняв глаза к потолку.
       — В том году Герджгруны осуществили палиах против Тхарчюсов.
       Выходит, он знает год ее рождения? Ну разумеется. Моррийон, должно быть, перелопатил все ее досье, как только ее корабль вошел в систему.
       — Ты сказала, что больше не будешь экспериментировать без эйя, — добавил он. — Предлагаю тебе разбудить их.
       — Они уже проснулись. Мы можем начать в любое время. Я через Лара посоветовала Лисантеру не устраивать им физических тестов. Они не выносят, когда их трогают.
       Анарис вставил в свой пульт какой-то чип и через некоторое время спросил:
       — В той камере трансфигурации под Большим Дворцом, где вы спасли гностора Омилова, — это были эйя.
       Она кивнула.
       — Барродах уверял, что вы использовали какое-то секретное панархистское оружие, — улыбнулся Анарис. — Известно ли тебе, что он дал пирожной атаке Брендона такое же объяснение?
       — Что с ним, собственно, стряслось тогда? — усмехнулась она.
       — Джессериан нашел его в глубоком обмороке. Видимо, один из роботов-официантов залепил ему прямо в голову особенно ядовитым пирогом.
       Не сомневаясь, что у Анариса есть причина — и скорее всего неблаговидная — поделиться с ней этими сведениями, она все-таки с большим удовольствием представила себе смятение Барродаха, даже не пытаясь это удовольствие скрыть.
       Анарис нажал на кнопку вызова.
       — Я, пожалуй, не стану его разуверять. Он способен перестрелять всю твою команду, а тебя держать на транквилизаторах за исключением тех периодов, когда ты требуешься Лисантеру.
       Не желая, чтобы он принял ее молчание за благодарность, она сказала:
       — Видимо, есть еще какая-то причина, кроме досаждения Барродаху, чтобы оставлять нас на свободе?
       — Так веселее, — ответил он.
       Дверь, чмокнув, открылась, и в комнату с поклоном вошел Моррийон. Анарис, лениво махнув рукой, отпустил обоих. Моррийон снова поклонился, и Вийя вышла, сопровождаемая язвительным смехом Анариса.
    * * *
       Моррийон уныло оглядел баррикаду, которую нагородил под саркастическим наблюдением Анариса, — тот, поджав ноги, сидел на кровати.
       — Раньше времени он не начнет, — сказал наследник, впившись в Моррийона темным взглядом. Дираж'у, извивающийся в его сильных пальцах, застыл. Бори опустил глаза на свой блокнот. Он не любил смотреть, как Анарис плетет проклятия под действием наркотиков, которые принимал в преддверии очередного темпатического сеанса в Палате Хроноса.
       Его кривая улыбка беспокоила Моррийона еще больше, чем мысли о подвохе, который может устроить им Барродах. Наркотики ничуть не помогали против странных настроений, все чаще накатывающих на Анариса. Можно было подумать, что эти настроения берутся из совсем другой части его характера. Моррийон вспомнил тот первый раз, когда он присутствовал при проявлении хорейских способностей своего господина: одним из видений, потревоженных телекинезом Анариса, был образ Геласаара. Неудивительно, что Анарис так интересуется должарской темпаткой — она такой же гибрид, как и он.
       — Одно остается неясным, — сказал Анарис. — Я не продемонстрировал телекинез в причальном отсеке, когда Норио произвел свою попытку.
       — Вы думаете, это потому, что двое... хореян сошлись вместе? — осторожно спросил Моррийон.
       Невыносимо долгое время Анарис молча смотрел на него. Моррийон проглотил слюну. Единственный способ это проверить заключается для Анариса в том, чтобы отправиться в Палату Хроноса во время эксперимента. Не этих ли слов ждет от него наследник?
       Блокнот загудел, выручив Моррийона.
       — Последняя инъекция, господин, — извиняющимся тоном сказал бори.
       Анарис все так же молча взял шприц, прижал его к локтевой выемке и бросил Моррийону. Бори аккуратно убрал шприц и запер. Анарис улегся, глядя в потолок, а Моррийон укрылся в своем импровизированном бункере. Глядя в щель между двумя картотечными шкафами, он ждал критического момента. «Хоть какая-то польза будет от этих картотек», — подумал он, несмотря на страх. Для Анариса они никакого интереса не представляют — вся информация, содержащаяся в них, дублируется в блокноте Моррийона.
       Сейчас на экране блокнота шел отсчет. Барродах мог бы это отследить, если бы направил достаточно компьютерных мощностей на расшифровку, но без ведома Моррийона он этого сделать не сможет. Сам Барродах, со своей стороны, не может быть уверен, что его подчиненные не захотят влезть в его блокнот, поэтому для сохранения секретности ему необходимы твердые копии. «Он скоро утонет в бумажках», — с улыбкой подумал Моррийон.
       На экране уже мелькали однозначные числа, и это прогнало из его головы все прочие мысли.
       Но и после нуля некоторое время ничего не происходило — только тихо, почти подсознательно дрогнула станция. Анарис на это не отреагировал. Моррийон даже усомнился, что почувствовал толчок на самом деле, но тут замигал свет, и стало вдруг трудно дышать. Станция содрогнулась, испустив протяжный стон, и плотный ковер под кроватью заколыхался, как хищное морское животное, пробуждающееся от долгого сна.
       Все остальное, к недоумению Моррийона, осталось на месте. Если равняться на предпоследнюю попытку Норио, сейчас по комнате должен был кружить вихрь мелких предметов — Моррийон отнюдь не был уверен, что замки продержатся долго. А между тем...
       У него стиснуло горло, когда он заметил, что между Анарисом и кроватью образовался просвет шириной в ладонь. Тело Анариса, оставаясь спокойным, постепенно принимало положение, свойственное спящему человеку во время невесомости. Медленно вращаясь сразу в двух измерениях, оно наконец повисло лицом вниз под прямым углом к кровати.
       Моррийон оцепенел — ужас тикал в нем, как бомба с часовым механизмом. Если он хоть на секунду утратит контроль, она рванет, и его рассудок разлетится на куски. Поэтому он не испытал больше никаких эмоций, увидев, как на стене рядом с головой Анариса вздулся пузырь.
       Бори заставил себя подняться на слабые, как будто вареные, ноги. Блокнот праздно болтался у него на поясе. Он вышел из своего укрытия, и очередной спазм станции повалил его на колени. На мгновение он ощутил влияние какой-то злой воли — затем пузырь с громким чмоканьем раскрылся и втянул в себя Анариса.
       В отверстие пролезла только голова — плечи застряли. Вокруг шеи сомкнулись наросты наподобие губ, и тело Анариса обмякло.
       Моррийон завопил от ужаса, решив, что Анарис лишился головы, но, взгромоздившись на ноги, увидел, что тот болтается, как повешенный. Бори обвел комнату безумным взором и заметил, что пузырь имеет форму неправильного эллипса, такую же, как двери.
       Моррийон проклинал решение Анариса не держать в своих комнатах оружия; уж лучше обострить немного политическую обстановку, чем быть задушенным мерзким изобретением чуждой цивилизации. Порывшись в рукаве своего господина, бори нащупал пешах. Прикосновение к ритуальному кинжалу нобля у Детей Дола каралось смертью, но Моррийон был уже по ту сторону страха. Бросившись к двери, он перерезал крепления, удерживающие кабель открывающего механизма, и выковырнул прибор из порога. Вытянув кабель на нужную длину, он наставил открыватель на фокус эллипса, где полагалось быть «замочной скважине», и, нашарив блокнот другой рукой, нажал на отпирающую клавишу.
       Радиоактивное копье, сверкнув в воздухе, пронзило пузырь — тот звучно лопнул, и тело наследника сползло на пол. Лицо у него побагровело, но Моррийон, подбежав к нему, услышал звук его шумного дыхания.
       Что это было — телекинез, обернувшийся против Анариса, или сама станция? Оба варианта были неутешительны. Внезапно ноги под Моррийоном снова подкосились, и он повалился рядом со своим господином, словно под гнетом той опасной неизвестности, которая ждала его в будущем.
    * * *
       Жаим выложил карты на стол и деланно скучающим голосом объявил свои очки. Локри напротив него издал недовольный возглас и вопросительно посмотрел на Иварда, сидящего с ногами на койке. Тот кивнул, закрыл глаза и уронил голову на руки.
       Серебристые глаза Локри обратились к Жаиму и Седри Тетрис, стоявшей рядом с пультом. Седри слегка кивнула, Жаим тоже дал понять, что готов, и Локри завопил:
       — Не стану я больше с тобой играть, говнюк слизистый! Да и никто не станет!
       Он бросился на Жаима, и они сцепились, стараясь повалить как можно больше мебели. Седри внесла свой вклад, швырнув на пол поближе к датчику пару книг.
       Как раз в этот момент станция вздрогнула, испустив почти инфразвуковой стон, и комната ощутимо заколебалась. Марим в своем углу перестала дуться — что она делала с тех пор, как Лар заставил ее покинуть рекреационную раньше времени — и, подавляя смех, запустила в пульт чьими-то башмаками. Один башмак попал в Седри, но она, поглощенная своим делом, не обратила на это внимание.
       Драка была идеей Седри — пусть слухачи Барродаха думают, что рифтерам не до манипуляций с пультом и что местный узел вышел из строя вследствие повышенной активности станции.
       Еще несколько секунд — и Седри отодвинулась от пульта, громко объявив:
       — Порядок.
       Жаим повалился на стул с облегчением вопреки продолжающемуся катаклизму. Локри, напряженный и встревоженный, плюхнулся на другой стул.
       Стены прогибались, и по ним бежала рябь. Все существо Жаима вопило об опасности, хотя Вийя с Ивардом утверждали, что сейсмическая активность станции при попытках ее включить серьезной угрозы не представляет. Стараясь успокоиться, он стал смотреть на Иварда, который так и сидел у себя на койке, равнодушный ко всему окружающему. Худощавое молодое лицо выражало глубокую сосредоточенность, но страха Жаим на нем не видел.
       Через некоторое время станция утихомирилась — только рябь еще порой пробегала по стенам и полу.
       Рифтеры переглянулись. Возможность говорить, не взвешивая каждое слово, воспринимаемая раньше как должное, теперь представлялась небывалой роскошью.
       — Надолго это? — спросил Жаим. Седри пожала плечами.
       — Пульт выдаст статический разряд, когда они восстановят жучки, но отныне я буду отключать их на короткое время, когда нам понадобится поговорить. Через неправильные интервалы. Система у них так засорена, что они припишут это очередным бродячим битам.
       Марим оправилась первая и смачно выругалась. Седри под ее аккомпанемент добавила:
       — Мне кажется, Лар, а через него и его кузина Тат начинают мне доверять. Тат считается программисткой Эсабиана и выполняет задания Лисантера, но фактически подчиняется Моррийону, а не Барродаху. Есть вероятность, что Моррийон может стать нашим союзником — разумеется, в очень ограниченном смысле.
       — Они с Барродахом враги, — заметил Локри. Марим, заметно раздраженная тем, что на нее не обращают внимания, заявила:
       — Барродах — придурок. Я его быстро расколю, вот увидите.
       Монтроз сжал губы, но Седри, послав ему быстрый взгляд, сказала спокойно:
       — Это было бы здорово, Марим. Чем больше свободы и привилегий ты добьешься для нас, тем лучше.
       — Но по-настоящему-то все зависит от Вийи, — сказал Жаим. Все посмотрели на него и на Иварда — тот шевельнулся, открыл глаза и поднял голову.
       — То, что мне снится, существует здесь реально, и в нем заключено большое зло — но это не станция. Эйя ненавидят его, но объяснить ничего не могут. — Он нажал на переносицу пальцами обеих рук. — Оно нам мешает. Думаю, что Вийя могла бы нарисовать нам план станции, но как захватить физический контроль? Это все равно что пытаться дотронуться до какой-то поверхности, находясь в невесомости.
       — Но ведь Норио умер, — сказал Монтроз. — Разве не он был тем недостающим человеком, на которого нацеливала нас перед отлетом Верховная Фанесса? Вот уж не думал, что когда-нибудь пожалею о том, что этот мозголаз отдал концы.
       — Не знаю, как бы мы сработались с Норио, — вздохнул Ивард. — Вийя говорит, у него мозги были совсем набекрень. Но нам обязательно нужен кто-то еще, кто помог бы нам, — он пошевелил пальцами, — продвинуться. — Сказав это, Ивард снова ушел в себя.
       — Давайте-ка я покажу вам кое-какие знаки, которым научилась от бори, — предложила Седри. — Будем пользоваться ими, когда жучки опять наладят. А если нам все-таки дадут свободу, мы сможем общаться с низшим персоналом. Нельзя только, чтобы солдаты или бори-катеннахи это заметили.
       — А как их отличить от прочих, катеннахов? — спросила Марим.
       — Катеннахи — это те, кто посвящает свою жизнь службе должарским правителям. Различить их легко — они носят не серые комбинезоны, как все остальные бори, а серые кителя, как Моррийон и Барродах.
       — И у них нет никого, кто был бы за нас? — допытывалась Марим. — Все стукачи?
       — Наших сторонников здесь нет, — сдвинул брови Монтроз. — Помни об этом, когда захочется распустить язык. Эти люди всегда на стороне сильного — того, кто в данный момент побеждает, — и могут сменить свою лояльность в мгновение ока.
       — Бори-рифтеры хотят убраться отсюда не меньше нашего, — сказала Седри. — Лар все прозрачнее намекает на это. Я начинаю думать, что на них можно положиться — до тех пор, пока мы не усугубим и без того опасную для них обстановку. — Седри серьезно посмотрела на Марим. — Кстати, если ты не знаешь — я, например, не знала, — то все катеннахи люди неполноценные. — Ее лицо выразило глубокое отвращение. — Мужчин кастрируют, а женщин...
       Марим изумленно взвизгнула, прервав Седри, и закатилась хохотом.
       — Только не говори мне, что ты пыталась соблазнить кого-то из них, — протянул Локри. Марим, не отвечая, зажала рукой рот. Монтроз вздохнул, остальные посмеялись вместе с ней. — Вот уж ненасытная натура. Скажи хоть, кто это был?
       Она сердито пожала плечами.
       — Какая разница? Толку-то все равно никакого!
       Жаим заметил, что она никому не смотрит в глаза, и его это обеспокоило.
       — Зачем это нужно? — спросил Локри. — Что, должарианцы кайф какой-то ловят, уродуя визжащих ребятишек-бори, или просто не хотят, чтобы они трахались?
       — Бори идут на это добровольно, — пояснила Седри. — Так они доказывают свою преданность должарским господам. А после они, конечно, избегают заводить отношения с другими, нормальными людьми, и семьи у них не бывает.
       — В то время как для бори семейные узы очень важны, — задумчиво произнес Монтроз.
       — Поэтому у катеннахов нет фамилий. Только имена, словно у малых детей, — сообщила Седри.
       — Не могу представить, чтобы у Барродаха хоть когда-нибудь была семья, — пробормотала Марим, опершись подбородком на руку. — Таких, поди, в инкубаторе выводят. — И она добавила, тряхнув кудряшками под общий смех: — Ладно, Тетрис, показывай свои знаки.
       Седри учила их сигнальному коду бори, пока из пульта не вырвался статический разряд. А вскоре после этого вернулась Вийя.
       Вид у нее, как и в первый раз, был бледный и изнуренный, эйя же нисколько не утратили своей обычной энергии. Проходя мимо Иварда, они что-то просемафорили ему.
       Он ответил им, тоже знаками, и повернулся к Вийе, рухнувшей на койку рядом с ним. На какое-то время их взгляды слились, потом Вийя посмотрела на Жаима, разминавшего руки, и на миг закрыла глаза. В другом ответе он не нуждался. Она легла лицом вниз, и Жаим, оседлав ее, стал массировать мускулы ее шеи и плеч.
       Даже если учесть, что у должарианцев, привыкших к тяжелой гравитации, мышечная ткань плотнее, чем у жителей других планет, ему казалось, что он мнет стальной трос.
       Но Жаим был терпелив и много замечал, хотя высказывался не часто. Занимаясь уланшу, он научился заодно массировать чакры и снимать боль. Чтобы понять один жуткий эпизод своей жизни, он взялся учить должарский и продолжал свои занятия, пока оставался один в анклаве. Он уже многое понимал, но ни разу еще не заговаривал с Вийей на языке ее предков.
       Сейчас он это сделал.
       — Теперь у нас канун Каруш-на Рахали.
       Краем глаза он заметил, как Седри, поморщившись, решительно перешла на другую сторону комнаты. Слишком честна, чтобы подслушивать.
       Вийя не сразу ответила — но они знали друг друга много лет, а Жаим говорил очевидные вещи, только когда хотел открыть тему.
       Он молча двигался вдоль ее позвоночника, захватывая лопатки. Она сказала:
       — Страх, испытываемый бори и прочими нижними чинами, и похоть власть предержащих могли бы заново убить Норио Данали, доживи он до этого дня.
       Жаим пораздумал над ее ответом. У Вийи, как и у всех, бывали свои настроения, но ярче всего ее должарианство проявлялось тогда, когда ее преследовали собственные, персональные призраки. В такие периоды она не терпела никаких намеков на свои слабые стороны.
       Но он должен был знать, намерена ли она выйти на охоту — и, что еще важнее, позволит ли сама поохотиться за собой.
       Он попробовал зайти с другой стороны:
       — Кстати, о бори — не говорили ли Моррийон или Барродах, какая участь ожидает нас в это время?
       — Нет. Самым слабым ничего не грозит — остальным лучше забаррикадировать двери.
       Она не сказала, останется она с ними или нет.
       Жаим в нерешительности поглаживал ее сильную, покрытую шрамами спину. Ивард, все так же сидевший на койке, встретился с ним глазами. Он молчал, но Жаим чувствовал его беспокойство. Может, Ивард тоже понимает по-должарски? Или смысл разговора ясен ему благодаря его телепатическому контакту с Вийей?
       В соседней комнате высокими голосами защебетали эйя, произнося какие-то ритуальные фразы. Ивард, улыбнувшись, проделал тремя пальцами тройственное движение, и Жаим понял. Не одному ему дорого благополучие Вийи — Единство тоже сделает для нее все возможное по своей неосязаемой части.
       Придется ему пока что удовольствоваться этим.

    11

    АРЕС
       Маленький круглолицый человек ангельски улыбался с большого стенного экрана. Красноречивая гладкость лба над вздернутым носом указывала, что он репортер «новостей» — но на этот раз ведущий интервьюер 25-го канала не имел при себе айны
       Сейчас знаменитый Ник Корморан не задавал вопросы, а рассказывал сам.
       — Это жилой сектор номер пять, — говорил он, прохаживаясь по периметру скромного сада. — До последнего времени, на протяжении семисот лет своего существования, он был известен как Пятый блок. В отличие от усиленно охраняемого Первого блока, где в основном содержались гражданские лица, совершившие тяжкие преступления, и Второго блока, предназначенного для военных преступников, три оставшихся блока послужили пристанищем яркой коллекции нежелательных элементов, от Крисархеи несколько веков назад до более современных мятежников.
       До недавнего времени здесь помещалась часть команды корабля, чье название знакомо всем на Аресе и скоро будет знакомо всей остальной Тысяче Солнц — а именно «Телварны». — Сделав паузу, Ник открыл дверь в скромную жилую секцию. — Вот здесь они и жили. Теперь их квартира служит временным жильем для двух семей беженцев, которые любезно разрешили нам пройти.
       Открыв дверь комнаты, Корморан продолжил:
       — Здесь, как я сказал, жила только часть команды. Кок Монтроз и механик Жаим входили в штат Панарха и обитали в анклаве. Был еще связист, бывший Дулу, именовавший себя Локри, — все время до судебного процесса он провел в Первом блоке по обвинению в убийстве. — Он прошел в почти голую комнату, где видны были только пульт и аккуратно заправленная койка. — Здесь жила и работала капитан «Телварны». Она и еще одна программистка, отставной коммандер Флота, проникнув глубоко в ДатаНет, не только нашли настоящих убийц, но и свергли высокопоставленный триумвират, пытавшийся отнять власть у нового Панарха.
       Ник закрыл дверь и подошел к следующей.
       — В этой комнате помещались эйя, существа с планеты, где людям больше не разрешается садиться. Насколько нам известно, двое эйя, входившие в экипаж «Телварны» — и, очевидно, имевшие темпатическую связь с ее капитаном, — это единственные представители их расы, покинувшие свою планету.
       Он прошел к третьей комнате.
       — Здесь жил мальчик-подросток, в чей организм проник геном келлийского архона — Старейшины расы — во время рейда «Телварны» на Артелион. Он — первый человек, выживший после подобного случая.
       Корморан облокотился на спинку стула, серьезно и доверительно глядя на зрителя большими, влажными карими глазами.
       — Для обыкновенной шайки преступных элементов эти рифтеры слишком тесно связаны с одним из самых влиятельных... правительств в нашем сегменте галактики. Речь, естественно, идет о нашем. — Корморан вышел из квартиры. — Они спасли — или, по другой версии, похитили — Крисарха Брендона нур-Аркада, доставили его в Мандалу, где никто из рифтеров еще не бывал, спасли там гностора Омилова; они завладели загадочным урианским артефактом, который десять миллионов лет хранился на Храмовой Планете в системе Парадиза, а затем потеряли его. Вот то, что нам известно. Мы знаем также, что Крисарх во время этого знаменитого рейда на Артелион подарил капитану бесценный предмет, именуемый Камнем Прометея.
       Другим лицам все вышеперечисленное принесло бы достаток и высокое положение, но команда «Телварны», видимо, не пожелала занять место в структуре Панархии. А теперь они и вовсе исчезли, — с улыбкой развел руками Корморан.
       Лейтенант Осри Омилов отвернулся от экрана, убавив звук до минимума.
       — Они как-то добрались до флотских записей и узнали, что «Телварну» в космос послал мой отец, а вы отозвали обратно. Пока это все, что они знают. Хотите послушать?
       — Нет необходимости, — ответил Брендон хай-Аркад, ныне Панарх Тысячи Солнц. Простой голубой камзол без всяких украшений показывал, что он желает держаться на заднем плане, и признаков нервозности он не проявлял. — Возможно, им известно не только это — но это все, что они говорят.
       Осри подавил желание вытереть влажные ладони о свой свеженький мундир.
       Меньше чем через час начнется эксперимент по уничтожению гиперреле, доставленного на Арес рифтерским капитаном Лохиэль Маккензи. По его результатам будет видно, сможет ли атака десантных катеров на Пожирателя Солнц принести успех. Они оба будут присутствовать: Брендон — во флотском испытательном центре, Осри — в лаборатории «Юпитер», как официальное лицо по связи Флота с отцовским проектом. Лично для него исход эксперимента мало что значил, но он чувствовал сухость во рту и брожение в животе.
       Осри взглянул на Брендона. Для Панарха результат как раз имел большое значение — ведь если десантная атака невозможна, Флот не сможет помочь Вийе и ее команде, — но в спокойных голубых глазах и легкой улыбке не замечалось никаких следов напряжения. Однако Осри, наблюдая за Брендоном, задумчиво глядящим на пустой видеоэкран, вдруг подумал, что Панарх, всегда выглядевший намного моложе их общего возраста, теперь стал выглядеть старше. Нельзя было выделить какую-то отдельную черту, обусловившую эту перемену, — даже легкие морщинки в уголках глаз присутствовали у Брендона и раньше. Но кожа, костяк лица, и конфигурация рта, и быстрый кобальтовый взор — все вносило свой вклад.
       Как это сказал однажды отец: «В отличие от наших предков, мы стараемся продлить свою молодость до бесконечности, пока ответственность, саморазрушение, а наконец, и время не одолевают нас».
       Брендон внезапно поднял глаза, и Осри, смущенный тем, что его поймали на подглядывании, спросил:
       — Почему вы так уверены, что они говорят не все, что знают?
       — Я не уверен. Просто чутье, основанное на том, как они преподносят свою информацию. Чутье и почти верное знание того, какими источниками они пользуются.
       Осри со вздохом посмотрел на хроно. Как медленно ползет время.
       — Если хотите, чтобы я вас понял, говорите проще. Я не обладаю вашей загадочной способностью воздвигать горы информации на основе пары не связанных между собой фактов.
       Брендон со смехом присел на край стула.
       — Тут нет никакой загадки — просто широкий доступ плюс развитое чувство самосохранения. — Он указал на пульт, и простое кольцо Верховной Фанессы блеснуло у него на мизинце. — То, о чем догадывается Корморан, а теперь уже и все прочие службы новостей, состоит в следующем: «Телварну» послали на Пожиратель Солнц. Догадаться об этом достаточно просто: их нет ни на Аресе, ни на одном из сборных пунктов, мы их не расстреливали, и в их команду входит троица келли и недавно вышедший в отставку офицер Флота, известная как выдающийся программист. А через рифтеров, примкнувших к Флоту, «новостям» стало известно, что должарианцам нужны темпаты. Но они не станут обнародовать свои догадки, пока не получат доказательств — ошибка повлекла бы за собой крайне нежелательные последствия. Хорошие репортеры не лгут — они просто строят предположения на основе известных фактов.
       Одри кивнул.
       — И о том, что это произошло в действительности, знают только мой отец, командование Флота, Верховная Фанесса, супруга покойного Эренарха и ваша подопечная. Ну и мы с вами.
       — Еще Мандериан, Должарский консультант Элоатри — и «новости», вероятно, это тоже вычислили. Большого ума тут опять-таки не требуется. Все упомянутые лица известны своим умением держать язык за зубами. «Новости» не просят у нас интервью, поскольку знают, что мы все равно ничего не скажем, и в то же время остерегаются выступать с информацией, которая может оказаться ложной.
       — Допустим, они каким-то образом выяснят правду — какой в этом вред? Сделанного не воротишь — и я думаю, что командование не станет менять свои планы из-за рифтеров. — Не успев сказать это, Осри понял, что говорит не то, но Брендон лишь слегка пожал плечами.
       — Командование не станет менять свои планы, но меня могут вынудить изменить мои, — ответил он после долгой паузы. Осри медленно кивнул.
       — Вы будете участвовать в атаке. Я это понял уже некоторое время назад. — Он хотел добавить еще что-то, но промолчал.
       Улыбка Брендона приняла саркастический оттенок, но мягкий юмор в глазах смягчал сарказм.
       — Язык проглотил? Ты всегда высказывался о моих действиях, этике и мотивах с замечательной откровенностью.
       Кровь бросилась Осри в лицо, и жесткий воротник мундира вдруг стал тесным.
       — Раньше все обстояло по-другому.
       — Ну да — тогда ты полагал, что превосходишь меня в моральном отношении, — уже не скрывая юмора, сказал Брендон. — Что же, собственно, изменилось? Многие продолжают думать, что я лишен какой бы то ни было морали.
       С тех жутких дней на «Телварне» Осри только раз видел его пьяным — в ночь после отлета рифтеров, — а о сексе молва и вовсе умалчивала; Осри подозревал, что последнее время Брендон ведет себя еще воздержаннее, чем он сам.
       При мысли о Фиэрин Осри ощутил прямо-таки радиоактивный жар.
       — Прости! — засмеялся Брендон. — Мне не следовало вызывать тебя на откровенность. Ты все равно будешь молчать, верно? Из уважения если не ко мне, то к сану, навязанному мне обстоятельствами?
       В этот миг Осри понял, что слова, сказанные им в пылу гнева несколько месяцев назад, возымели действие — что Панарх, несмотря на разницу их положений, считается с его мнением.
       Осри уже довольно давно осознал, что заблуждался насчет Брендона и был неправ почти во всем, что говорил, — однажды ночью он полностью раскаялся в своей слепоте и с тех пор по крайней мере держал язык за зубами, что доставляло ему некоторое утешение. Он заблуждался не только относительно Брендона, по и относительно рифтеров — отчасти поэтому он и вызвался в присутствии верховного адмирала занять место на рифтерском корабле. Это решение он принял ещё и потому, что думал, что Брендон как Панарх в тот момент хотел именно этого — и лишь потом, наедине с собой, признал свою ошибку. Впрочем, Брендону это все равно, полагал он, — тот слишком занят восхождением к новым высотам власти и престижа и давно выбросил из головы старые предрассудки на свой счет.
       «А между тем мне следовало бы перед ним извиниться», — подумал Осри теперь. Как перед любым своим другом, военным или штатским, по отношению к которому был несправедлив.
       — Я прошу у вас прощения, — сказал Осри, — за все, в чем обвинял вас, когда мы были у рифтеров, — и еще раньше, когда мы были мальчишками...
       Сознавая, что этого недостаточно, он оттянул воротник. Что же теперь, пускаться в пространные объяснения? Или, еще того хуже, избрать трусливый путь, заняв позицию подданного, взывающего к монарху о милосердии?
       Но, подняв глаза, он понял, что ничего больше говорить не надо, и впервые возблагодарил судьбу за острую наблюдательность Брендона.
       — Если вспомнить, сколько трудов я приложил, чтобы заставить всех — а в особенности моего бесценного старшего брата — поверить во все это, то, пожалуй, следует порадоваться своему успеху.
       — Все эти пьянки и связи с женщинами, наверное, были для вас сущим мучением, — посочувствовал Осри.
       Брендон запрокинул голову и от души расхохотался, заразив и его. Это смыло всякий обидный осадок, и Осри спросил:
       — Ладно, если начистоту — зачем вы хотите отправиться к Пожирателю Солнц? Там вы сможете быть только наблюдателем, и если корабль, на котором вы будете, попадет под выстрел, наше положение станет еще хуже прежнего, даже в случае победы. Ваше место здесь. Панархи и Кириархеи не участвовали в боевых действиях с тех пор как... — Осри порылся в своих скудных исторических познаниях и пожал плечами. — Ну, не важно. Даже ваш отец не был при Ахеронте, хотя Эсабиан убил вашу мать.
       — Ты мыслишь, как Дулу, Осри. С их точки зрения, мое участие в атаке действительно не имеет смысла. Этим я символически поставил бы себя на одну доску с Эсабианом — и он тоже это понимает, судя по представлению, которое он устроил в Изумрудном Тронном Зале. Он очень хорошо понял символику того, что мой отец остался в Мандале, послав своих подчиненных подавить мятеж у Ахеронта, — и это, думаю, еще усилило жажду мести, план, который он вынашивал двадцать лет. Но меня это не волнует. — Брендон прошелся по комнате, сцепив руки за спиной. — Мое появление у Пожирателя Солнц послужит не менее символическим актом для рифтеров, которых мы медленно и с великим трудом переманиваем на свою сторону. Мне нужно, чтобы они в меня поверили — хотя мои сторонники и противники в стане Дулу не только этого не понимают, но активно препятствуют этому.
       Осри, чей мозг работал на полных оборотах, кивнул:
       — Вы нужны им здесь, чтобы создать видимость иерархии — даже если мы потерпим поражение и от Панархии останется только эта видимость.
       — Вечная борьба за престиж, — согласился Брендон. — Теперь они еще сильнее цепляются за старые традиции. В данный момент я работаю над тем, чтобы объединить два взгляда — рифтерский и дулуский; это позволит мне сохранить свою наследственную базу власти, если — когда — я все-таки отправлюсь на войну. Но кто-то прикладывает не меньше усилий, чтобы мне помешать. И в Малом Совете, и на светском вечере я постоянно наталкиваюсь на противодействие, и оно постепенно набирает силу.
       — Вы уверены, что это не плод вашего воображения? — нахмурился Осри. — Я лично сталкивался только с общим мнением о том, что вы останетесь на Аресе, поскольку такова традиция.
       Брендон, сделав быстрый отрицательный жест, прислонился к пульту.
       — Противодействие существует, причем активное, и возглавляет его человек, владеющий искусством высшей школы уланшу — добиваться наилучших результатов, прикладывая минимум энергии. Вспомни, что ты сам сказал о моем отце и Ахеронте, и посмотри на «Телварну» в этом свете.
       Осри посмотрел и поморщился — он терпеть не мог вторгаться в чужую личную жизнь. Но когда он заговорил, голос его звучал ровно:
       — «Новости» еще не знают о нашем союзе с рифтерами, но уже намекают на ваши близкие отношения с Вийей. Они решат, что вы хотите пожертвовать всем лишь ради того, чтобы спасти ее.
       — Вот именно. И если это произойдет, вся моя работа пойдет насмарку и я лишусь возможности сделать что-нибудь для рифтеров, которые до сих пор существовали, благополучно и не очень, по ту сторону нашего закона. Мне придется остаться здесь.
       Осри вздохнул и посмотрел на хроно.
       — Нам пора. Однако все это чисто умозрительные рассуждения. Вы сами сказали, что люди, которые знают, умеют держать язык за зубами, и у них нет причин желать, чтобы ваш союз с рифтерами развалился. Это было бы самоубийство — у нас каждый корабль на счету.
       — Ошибаешься, Осри, — возразил Брендон, открывая дверь. — Есть один человек, которому нет дела до союза с рифтерами, который полагает, что мой долг — остаться здесь, который обладает значительным и всевозрастающим влиянием... и знает о миссии «Телварны» и даже непосредственно участвовал в ее отправке.
       — Только не мой отец, — торопливо заметил Осри. — Его единственное желание — спасти Пожирателя Солнц.
       — Верно — это не Себастьян. — Они сели друг против друга в капсуле личного транстуба Панарха. — Подумай как следует.
       Но Осри не нужно было думать. Теперь его мысль повернула в новом направлении, совпадая с некоторыми личными наблюдениями.
       — Ваннис, — выпалил он, и во рту у него снова пересохло.
    * * *
       Себастьян Омилов, облокотившись на свой пульт, с тяжелым сердцем смотрел в огромный иллюминатор лабораторного модуля. Снаружи, над поверхностью Колпака, в облаке индустриальных газов и пыли сверкали яркие вспышки — это поврежденный крейсер буксировали в ремонтную яму. Серебристый овал корабля уродовали вмятины и разрывы, на месте одной из рапторных башен зияла дыра, и в ней шли сварочные работы. Пламя, бьющее из радиаторов, отбрасывало огромные тени, гораздо темнее теней от гигантского солнца, чья гравитация защищала Арес от нападения.
       По крайней мере пока. Гностор отвел взгляд от корабля и произнес:
       — Наводка на объект. — В окне послушно возник прицельный квадрат, ограничивающий недоступный невооруженному глазу кусочек неба, где в световой минуте от станции кружила по своей орбите испытательная капсула.
       — Что вы полагаете там увидеть? — скептически, с оттенком нетерпения спросил сзади Джеп Хуманополис.
       Поскольку Омилов не был допущен на последнюю стадию переговоров, с рифтхавенским синдиком он встречался всего лишь второй раз, но понимал, что за этими жестокими глазами и саркастической улыбкой скрывается незаурядный ум. Хуманополис, хоть и не принадлежал к Дулу, был не менее сложен и не менее трудно поддавался разгадке.
       — Ничего, — ответил Омилов, Он чувствовал себя неуютно — не оттого, что должен был вдобавок ко всему соблюдать дипломатию, а из-за своего опального положения. Он перевел взгляд на ряды экранов, которые покажут во всех подробностях тест на разрушение урианского гиперреле, доставленного на Арес рифтерским капитаном Лохиэль. — Если команда из Энергетики хоть сколько-нибудь разобралась в технике квантового уровня.
       — Я так и не поняла как следует то, что вы объяснили, — сказала Элоатри. Многочисленные приборы ее, видимо, интересовали не больше, чем живописная картина космоса, — Верховную Фанессу, как всегда, гораздо сильнее занимали присутствующие в лаборатории люди.
       — Это потому, что я сам толком не понимаю. Могу лишь повторить то, что сказал Клоус из Энергетики: гранулярность работы урианской гиперрации близка к теоретическому максимуму. В отличие от человеческой техники, каждый аспект ее структуры вплоть до внутриатомного уровня играет свою определенную активную роль — вернее, несколько ролей.
       — Это вы и раньше говорили, — пожала плечами Элоатри. — Мне как-то понятнее то, что одна молодая женщина — которая потом стала профетом — сказала о Сердце Хроноса после четвертой экспедиции на Храмовую Планету.
       — И что же она сказала? — спросил рифтер.
       — Что при виде его она чувствует, что оно просто не может быть другим — что любая перемена в нем привела бы к разрушению.
       — Что-то я не улавливаю разницы между теологией и энергетикой, — фыркнул Хуманополис.
       — Когда вы побываете на Дезриене, Джеп, — улыбнулась Элоатри, — то даже и пытаться не станете.
       Омилов с удовольствием прислушивался к их диалогу. Элоатри, очевидно, играла на переговорах ключевую роль, и в результате между этими двумя возникли неформальные отношения, развившиеся потом если не в дружбу, то в дружеское перемирие. Омилову Элоатри сказала, что рифтер напоминает ей ее деда.
       Но странное высказывание о Сердце Хроноса вызвало у гностора внутренний холодок. Быть может, теософское восприятие этой женщины открыло то, что было не под силу пси-энергии — по крайней мере до тех пор, пока в пламени должарской войны не родилось странное получеловеческое Единство, находящееся сейчас на Пожирателе Солнц? Эта мысль снова подвела его слишком близко к Сновидению, в подлинности которого он больше не сомневался. Он взглянул на Элоатри: была ли ее плата за предательство столь же высокой, как у него самого? Товр Иксван сказал ему незадолго до суда и последующего бунта: «Один из основных принципов номики гласит, что страдание не обладает конвертируемостью».
       — Три минуты до эксперимента, — объявила Изабет, его старший техник. Благодарный за возможность отвлечься, Омилов сосредоточил внимание на экранах. В основном это были обычные компьютерные дисплеи; один из них показывал флотский контрольный центр, откуда, собственно, и проводилось испытание, на центральном же был виден сам испытательный модуль. Странная, почти органического вида урианская машина была закреплена в длинном каркасе, и паутинное дуло излучателя целило прямо в нее. Газовая дымка отсутствовала: на испытательном полигоне вакуум был намного чище.
       Омилов с близким к страданию чувством сознавал, что его присутствие здесь столь же символично, как присутствие Верховной Фанессы и рифтерского магната. Тест проводят техники Флота, а его группа только наблюдает — его знание культуры Ура не включает в себя знакомства с их техникой.
       До открытия Пожирателя Солнц был известен только один урианский артефакт предположительно не художественного назначения — Сердце Хроноса, — и его Хранители запрещали доступ к нему. Человечество знало Уров — насколько можно знать расу, исчезнувшую из вселенной десять миллионов лет назад, — только по их произведениям искусства, от субмикроскопических фрактальных кристаллов в Облаке Неизвестного на Шаденхайме до Обреченных Миров, разбросанных как по Тысяче Солнц, так и за ее пределами. А их гибель — или исчезновение — знаменовал Рифт, хаотический вселенский провал, малая доля которого вклинивалась в Тысячу Солнц.
       Омилов покрутил головой, разминая напряженные шейные мышцы. На экране, показывающем испытательный центр, среди серых флотских роб мелькнуло что-то голубое. Панарх шел за адмиралом Нг между рядами рабочих пультов — профиль исполнен задумчивости, руки сцеплены за спиной. Невозможно угадать, что он думает о происходящем и насколько важен этот эксперимент для его личных планов. «Что само по себе показательно», — устало подумал Омилов.
       Он тяжело вздохнул. То, что раньше принадлежало ему, теперь перешло к его сыну: персональное доверие правителя Тысячи Солнц. Гностор взглянул на Осри — тот стоял в задней части лаборатории, прямой и подтянутый в своей флотской форме. Интересно, надевает ли он когда-нибудь штатское? Или я вижу его, только когда он на службе?
       — Одна минута до поступления данных, — сказала Изабет. — Первый этап завершен. Сигнал гиперрации без изменений.
       Омилов, хотя решил не делать этого, невольно оглянулся на дипластовый иллюминатор. Изабет не может знать, чем завершился этот первый этап, но то, что случилось, уже случилось, и они узнают результат через шестьдесят секунд. Отсутствие реакции со стороны гиперрации еще ничего не значит: невозможно предугадать, как отразится на ней то, что происходит в гиперреле.

    Меж замыслом и реальностью.
    Меж движением и действием
    Лежит Тень.

       — тихо произнесла Элоатри.
       — Что? — Омилова пробрало ознобом от этих слов.
       — Это просто стихи, которые я видела в Нью-Гластонбери. Они вырезаны на алтаре.
       — Люди на Утерянной Земле верили, что мгновение между разрядом молнии и ударом грома имеет волшебную силу, — с ядовитым смешком сказал Хуманополис. — Но на Рифтхавене молний нет.
       Их взгляды обратились к экрану, когда вспышка света в иллюминаторе подтвердила окончание первого этапа. На экране сверкнула такая же вспышка — разряд излучателя, — и гиперреле засветилось, словно возвращая обратно энергию, поступившую в него со сгустком ультраплотной материи. Экран на секунду померк, затем изображение восстановилось: крепящий каркас гиперреле тоже светился, раскалившись добела.
       — Все параметры без изменений, — сообщила Изабет. — Эффект излучателя оказался непродолжительным. Это исключает стандартную десантную атаку.
       Эти слова вызвали у Омилова почти физическую боль. Теперь даже у него может не остаться иного выбора, кроме уничтожения станции. Но возможно ли оно — уничтожение? При этой мысли Омилов ощутил странную смесь надежды и страха.
       Манипулятор протянул к гиперреле свое щупальце с плоским диском квантового блока. Тот прилип к поверхности урианской машины. Гносторы энергетики надеялись использовать информационные тропизмы этого материала, только одни способные контролировать работу машины, для ее разрушения.
       По лаборатории внезапно пронесся пронзительный стон — ни дать ни взять тот огромный гонг под волосяным смычком одного из китари на знаменитом концерте, который дал здесь, на Аресе, Брендон несколько месяцев назад.
       — Второй этап завершен. Сигнал из гиперрации
       И остальные гиперрации сигналят точно так же. Интересно, что думают на этот счет должарианцы?
       Манипулятор убрал руку. Снова вспышка излучателя — но на этот раз в ней змеились темные вены. В иллюминаторе вспышки не было. Отдельные части гиперреле светились колеблющимся пламенем, словно болотные огни, которые довелось однажды видеть Омилову, — другие части погасли, утратив характерное красное свечение урианской техники.
       В испытательном центре крикнули «ура», Омилов же чувствовал странную пустоту. Теперь они удостоверились как в возможности уничтожения станции, так и в том, что на нее можно высадить десант. Захочет ли Флот рисковать своими людьми в такой операции? Омилову показалось, что голубые глаза Панарха с экрана смотрят прямо на него — может быть, Брендону известно, где расположен передающий имиджер, и он таким образом посылает свое сообщение? Но кому?
       Элоатри и Хуманополис вышли, техники занялись анализом информации, и Омилов на мгновение остался один.
       Потом к нему подошёл Осри и молча стал рядом, глядя в иллюминатор. Омилов бросил на сына быстрый, испытующий взгляд — взгляд отца на своего взрослого сына, когда тот не видит, — и решил, что Осри выглядит неплохо. Вид у него отдохнувший и более спокойный, чем когда-либо на памяти отца.
       — Ты ничего не хочешь добавить к моему рапорту? — с легким смущением спросил наконец Осри.
       — Нет, сын, не хочу. Спасибо. Я сам представлю свой вариант на генеральном стратегическом совещании.
       Осри молча поклонился, удивив отца нехарактерным для себя дулуским жестом, и вышел.
       «Все дело в его отношениях с наследницей Кендрианов, — подумал Себастьян. — В то время как все мы словно постарели на десять лет после недавних переживаний, мой сын выглядит так, словно те же десять лет с себя сбросил». Эта мысль слегка развеселила Омилова, но только слегка. Он надеялся, что Осри не унаследовал его злосчастной склонности к моногамии. В короткий, но стремительной карьере Фиэрин не видно ничего такого, что отличало бы ее от прочих Дулу. Омилов подозревал, что сын его имеет очень мало опыта в сердечных делах — лучше бы он перенял у матери ее аппетит к перемене любовников, чем на всю жизнь влюбился не в того человека.
       Омилов невидящим взором уставился на свой пульт, показывающий теперь испытательный полигон, где фигуры в скафандрах воздвигали лабораторный модуль вокруг поврежденного гиперреле. Эксперимент будет продолжаться в рабочей обстановке все в том же безопасном удалении от Ареса, но сам гностор почти не будет принимать в нем участия. Его работа, если не считать нескольких мелких задач, в основном завершена. Решение больше не зависит от него — и он знал, что проиграет.
       «Нас, желающих сохранить станцию, только двое, — подумал он. — Я и Панарх. А он хочет спасти станцию только потому, что там находится его рифтерская любовница».

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ

    12

    МБВА КАЛИ».
    СБОРНЫЙ ПУНКТ У ПОЖИРАТЕЛЯ СОЛНЦ
       ...Корабль стонал и трещал, медленно разрушаемый беспощадной хваткой черной дыры. На Мандроса Нукиэля накатила тошнота — это отказали гравиторы. Растущие приливные силы выбросили его из командного кресла и несли головой вперед к черной дыре. Голову и ноги тянуло прочь от солнечного сплетения — черная дыра распинала его в паутине искривленного пространства-времени.
       Такому же противоестественному искривлению подвергалось его нутро, и его выворачивало наизнанку. Напор на диафрагму усиливался, не давая дышать. Перед глазами стоял красный туман, кожу головы покалывало.
       На главном экране сращенный диск вокруг аномалии переливался цветами, у которых не было названия; клубки возмущенной материи вились вокруг, словно волосы на голове ведьмы. Ведьма разинула черную пасть, и корабль втянуло в нее...
    * * *
       Мандрос Нукиэль проснулся скованный параличом, тяжело дыша. Прошла целая вечность, прежде чем кошмар отпустил его.
       — Свет, — прохрипел он, медленно садясь. Слабое ночное освещение прогнало тени и вернуло каюте привычный вид. Он спустил ноги с койки — теплый ковер на полу был успокаивающе реален. Нукиэль потер руками лицо и выпрямился.
       Сознание твердило ему, что название злосчастного рифтерского корабля — простое совпадение с тем, что ему привиделось, но подсознание, очень окрепшее ночью, уверяло в обратном. Нукиэль не мог отделаться от видения, зазвавшего его на Дезриен, — видения, где Богиня в образе Ведьмы разрушила его небесное жилище.
       Он прошлепал босиком к пульту, рассеянно накинув по дороге халат из шанта-шелка. Сиденье холодило тело сквозь тонкую ткань. В окне на экране появилась Элоатри — это был ее ответ на запрос об этих снах. Он снова с благодарностью отметил, что она говорит с ним из сада Обители — пестрые цветы и изумрудная трава служили визуальным антонимом наготе космоса, служившего ей фоном в его видении. У Богини, явившейся ему, было лицо Верховной Фанессы. Элоатри не пугала его, но и не успокаивала.
       — Я уже говорила вам над Дезриеном, что Богиня не оставила нам послания для вас, но вы сами заметили, что кое-какие моменты призвавшего вас видения предвосхитили вашу теперешнюю ситуацию. — Она устало улыбнулась. — Одно несомненно: ни вы, ни я не знаем, в каком облике Она предстанет перед вами в следующий раз.
       Он тряхнул головой, невнимательно слушая знакомые слова и замечания, отмечая, как тианьги, подстраиваясь под сад Элоатри, переходит на летние запахи. Предвосхитили, ничего не скажешь! Он не мог придумать лучшего воплощения Ведьмы, Богини-Разрушительницы, чем зияющая пустота черной дыры.
       Верховная Фанесса закончила говорить, и на экране появилось стилизованное изображение Диграмматона. Нукиэль убрал его и вызвал собственное письмо к Элоатри, чтобы закончить его. До отправления следующего курьера осталось меньше шести часов.
       Но не успел он приняться за дело, пульт тихо загудел.
       — Нукиэль слушает, — ответил командор.
       — Это Асавар. Корреляции по звездным измерениям закончены. Вы приказывали немедленно уведомить вас об этом.
       Страх, не совсем еще оставивший Нукиэля после кошмара, окреп заново, когда он заметил напряженность в глазах лейтенант-коммандера. Офицер, почувствовав, видимо, реакцию командора, слегка улыбнулся и кивнул:
       — Как я и боялся, радиус Пожирателя Солнц расширяется. Если соотнести мощность Пожирателя Солнц с количеством материи, падающей в черную дыру, мощность их оружия возрастает с той же скоростью. — В окне на экране возник график, иллюстрирующий доклад Асавара, — Показатели похожи на метку цефеиды* [2], — продолжал офицер, — но с каждым циклом выходят на чуть более высокий уровень — возможно, в итоге работы сходного механизма.
       — Думаете, это темпатка? — Голос Нукиэля звучал хрипло, и он прочистил горло. У него вызывала неуютное чувство техника, способная регулировать мощность звезды, — и уж тем более рифтерша, контролирующая, в свою очередь, эту технику.
       — Кто его знает? — пожал плечами офицер. — Но если Аватар согласится подождать еще пару месяцев, она ему больше не понадобится.
       — Это если скорость не будет возрастать — иначе столько ждать не придется.
       — Какой оптимизм, командор! — мрачно улыбнулся физик.
       — Что поделаешь, коммандер, все это паскудство скапливается здесь. — Нукиэль обвел рукой свою каюту. — Вы хорошо поработали. Подготовьте рапорт к отправке курьера, а я к нему добавлю свои примечания.
       Асавар исчез с экрана, и его заменила красивая мозаика Иремклаахской школы. Нукиэль мог только догадываться, как воспримут эту новость на Аресе, если еще не получили ту же информацию из других источников. Это определенно даст новый козырь фракции, стоящей за уничтожение Пожирателя Солнц, к которой Нукиэль причислял и себя.
       Он вздохнул и стал одеваться, размышляя об изменениях, которые это новое открытие заставит его внести в собственный рапорт. Спать он все равно не сможет — а если и уснет, один Телос знает, что ему приснится.
       Пульт снова загудел.
       — Нукиэль слушает. — Отдохнул, называется!
       — Командор, — доложил Эфрик, — десять минут назад мы обнаружили выходной импульс, пеленг 167 с отметки 24, поправка 21 светоминута. Корабль опознан как «Красный череп», но разведчик ничего не обнаружил. Я выслал на поиски две полные келлийские триады.
       — Хорошо. Объявляйте аврал, сделайте скачок к выходным координатам, тактический уровень шесть, и начинайте стандартный поиск. Я сейчас приду.
       Эфрик кивнул, и окно на экране погасло.
       Нукиэль закончил одеваться, почти не обращая внимания на вой сирены. Этого он и боялся. Что мешает кому-то из рифтеров перехитрить их — сделать скачок на явочный пункт, удостовериться, что он существует, а потом скакнуть обратно и продать его координаты врагу?
       Он ощутил легкую дрожь скачка, а потом нутряной спазм выхода. Если такой факт действительно имел место, группировке у Пожирателя Солнц придется сменить свою позицию — а это потребует времени, иначе их снова засекут. Как можно было вообще доверяться рифтерам?
       Нукиэль покачал головой, садясь в капсулу транстуба. Делать нечего. Панарх высказался ясно, и письма Элоатри дают четкую картину политической обстановки. У его величества хватает забот и без тревожных сообщений со сборного пункта. Придется как-то справляться своими силами.
       Он ощутил еще несколько скачков до того, как капсула затормозила
       — Мы нашли их, — сообщил Эфрик, когда командор вошел на мостик. На экране в свете далекого бинария черной дыры поблескивал угловатый стрекозиный корпус эсминца альфа-класса. Цифры внизу указывали, что он находится на расстоянии две тысячи километров. Снарядная трубка была повернута в сторону, противоположную «Мбва Кали».
       — Они не отвечают на наши сигналы. Наши носовые башни бета и гамма наставлены на них.
       Нукиэль, кивнув, занял командное кресло. Инфразвуковые импульсы тианьги настраивали команду мостика на максимальную собранность, используя грозовую атмосферу Утерянной Земли, уже миллион лет знакомую человеку.
       — Обнаружение, есть что-нибудь?
       — Низкоуровневые импульсы стрелкового оружия внутри эсминца, сэр. В левом кормовом отсеке прогревается корабль. Метка гиперснаряда отсутствует.
       — Хорошо. Орудийная, раптор на перехват любого корабля, который покинет рифтерский эсминец. Связь...
       В этот момент случились одновременно две вещи. На главном экране открылось окно, показывающее мостик «Красного черепа», и от эсминца отошел челнок. Загудел раптор и перешел на режим ускорения.
       — Скачковые выведены из строя, — сообщило обнаружение.
       Но все внимание Нукиэля было обращено к женщине, глядящей с экрана. На лбу у нее виднелись красные волдыри. И по черным от копоти щекам тянулись следы слез. Клубящийся вокруг дым вызывал у нее мучительный кашель.
       — Извините за беспорядок, командор, — сказала она, с трудом остановившись. Позади нее кто-то заорал:
       — »Кали» пальнула в них из раптора, но они удирают в гравирежиме!
       — Одну минуту. — Женщина отвернулась. — Туори, ну-ка сбей их!
       Луч света с эсминца лизнул убегающий челнок, и тот превратился в облако пламени, которое начало медленно угасать.
       — Ну вот, — удовлетворенно произнесла женщина, снова повернувшись лицом к Нукиэлю. — Наш дорогой капитан еще с парой засранцев вознамерился сообщить должарианцам, где вы есть. У нас другие намерения, и теперь капитан я, а они испарились. — Хмыкнув, она отдала честь. — Капитан Юмилла и «Красный череп» для прохождения службы явились, командор. Разрешите подняться на борт?
       — Благодарю вас, капитан, — с чувством ответил Нукиэль. — Подняться на борт с большим удовольствием разрешаю. Добро пожаловать на сборный пункт у Пожирателя Солнц.
    * * *
    ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ
       Тарканцы, стоящие на посту у гиперволновой рубки, как всегда, не обратили на Лисантера внимания — они следили за входящим и выходящим персоналом. Это помещение представлялось Лисантеру нервным центром Пожирателя Солнц.
       Похоже, только он один мог спокойно позволить себе такое сравнение. Остальные по мере возможности старались обходить органические подобия, навеваемые закругленными линиями урианской архитектуры — если это можно было назвать архитектурой. Даже Лисантер не понимал до конца, что такое эта станция — строительное сооружение или живой организм.
       У входа он уступил дорогу двум рабочим, которые вывезли гравикаталку в удерживаемую стазисным полем дверь, ступая по серой полосе на полу. Они очень старались не сходить с этой полосы, поскольку в этом месте пол, не менее прочный, чем на всей станции, был, однако, совершенно невидим. Под ногами у того, кто сходил с прочерченных повсюду полос, сияли звезды — впрочем, этого не делал никто, кроме Лисантера.
       Сейчас он тоже ступил в сторону и пошел к центру рубки, наслаждаясь атавистическим трепетом человека, идущего среди звезд. На мгновение он остановился и обвел взглядом огромное помещение.
       Высоко вверху на паутинной конструкции горели светильники, висели имиджеры и датчики. Красный светящийся потолок, изобилующий органическими сводами и куполами, ребристыми уступами сходил к плавным очертаниям гиперволновых модулей, расставленных через широкие интервалы на невидимом полу. Над каждым модулем световые линзы переливались причудливыми цветами, которые ни один анализ не мог соотнести с работой гиперраций, — возможно, потому, что любой вид связи требовал участия всех модулей до единого.
       Каждая гиперрация соединялась со своим банком компьютерных мощностей проводами, которые тянулись из квантовых блоков, густо налепленных на модули, а от компьютеров змеились к выходу бронированные кабели, несущие бесконечный поток приказов и подтверждений.
       Тсхники-бори сновали от рации к рации, то и дело поправляя квантовые блоки. Единственные звуки в зале составляли шепот, шарканье ног и шорох лабораторных халатов, отражающих мерцающие над каждым модулем огни.
       Одну из раций техники просто облепили — сюда-то рабочие и везли свою каталку с грузом новых, только что изготовленных квантовых блоков. Бори принялись лихорадочно заменять ими старые — Барродах не допускал сколько-нибудь длительных перерывов в работе гиперсвязи.
       Жаль, нельзя им сказать, что Барродах в кои-то веки пребывает в хорошем настроении и не будет слишком уж придираться. Старые блоки будут использованы для исследований и мониторинга новых участков, которые будут открываться на станции — что последняя попытка Вийи делает весьма вероятным; другая часть будет переработана на стазисные заслонки, чтобы ублажить Барродаха и избавиться от его вмешательства — хотя бы частично. Полное невмешательство возможно лишь в случае его смерти.
       Лисантер тряхнул головой, отгоняя от себя эту истинно должарскую мысль. Хорошо, что он не стал изучать их язык. Он взглянул себе под ноги, чтобы отвлечься. Яд катеннахской политики уходил сквозь его тело и подошвы ног в беспредельность космоса.
       Звезды и туманности, не мигая, светились под ним. Лисантер слышал, что бори называют это место Балала-Сикома — Грезящий Глаз. Но какой же глаз смотрит в собственное сердце? Тщательно проведенные измерения показывали, что Лисантер стоит сейчас в одной из оконечностей колодца, который проходит у трона в Палате Хроноса.
       На другом конце тоже сияли звезды, но бесконечно далеко, ибо ось колодца пересекала черную дыру. Все попытки исследовать это странное поведение четырехмерного пространства-времени провалились; температура пробников, опускаемых б колодец, падала до абсолютного нуля, расстраивая аналитические приборы и превращая показатели в полный бред. Лисантер подозревал, что имеет дело с фазой кристаллизации гиперпространства, изолирующей станцию от черной дыры, но доказать ничего не мог.
       Но какими бы далекими ни казались ему звезды, которые он видел вверху, звезды под ногами были значительно ближе и принимали все более враждебный вид. Где-то там среди них скапливались панархисты, уже активно обстреливающие рифтерские пикеты. В скором времени они, вероятно, предпримут атаку. Но Барродах напрасно беспокоится по поводу десантных катеров. Испытания на прочность урианского квантопласта уверили Лисантера в том, что десант обречен на провал, а вот для сидящих внутри катеров столкновение может оказаться гибельным. Скорее следует опасаться потенциальной астероидной атаки, но ученый был уверен, что Пожиратель Солнц и с этим справится. Станция без всяких повреждений пробыла десять миллионов лет в этой довольно грязной, по всем стандартам, системе. Осталось только выяснить, как она обороняется и как движется — Лисантер был уверен, что Пожиратель Солнц мобилен.
       Татриман осторожно продвигалась к нему по прозрачному полу. Лисантер махнул ей рукой и перешел на серый наблюдательный островок. С техниками полезнее беседовать, когда они не охвачены страхом. Бори как будто не имели ничего против стояния на краю бездны, но стоять прямо на ней было выше их сил.
       — Татриман, я хочу, чтобы вы проверили артелионские корреляторы. Мне кажется, в журнальных узлах завелся жучок.
       Бори молча кивнула, настороженно глядя на Лисантера.
       — Моррийон не пытается отнять у вас больше времени, чем положено? Может быть, мне снова вмешаться?
       — Нет, гностор Дювиэль, моей работе это не мешает. — Она не ответила на его вопрос, но он, сознавая, что она, подобно ему, является невольной участницей непрестанных катеннахских интриг, предпочел не настаивать. Работает она вполне удовлетворительно: он получил возможность передать почти весь контроль над компьютерными функциями ей, хотя тщательно скрывал этот факт от Барродаха. Тот не поймет — ему нет дела до научной работы, для которой у Лисантера освободится время, хотя именно эта работа позволила модифицировать квантовые блоки и пообещать тому же Барродаху его драгоценные стазисные заслонки.
       — Вы хотели что-то сообщить мне? — спросил Лисантер, вспомнив, что бори подошла к нему первая. Ее настороженность усилилась.
       — Да, гностор. Несколько минут назад я закончила корреляционную операцию, назначенную вами, и думала, что вы захотите посмотреть результаты немедленно. — Она подала Лисантеру блокнот, и он с удовлетворением прочел данные на экране. Так он и думал; приборы уже некоторое время подсказывали ему, что темпатка включила на станции некий автоматический процесс — и он постепенно набирает силу.
       Какое-то мгновение он играл с мыслью утаить на время эту информацию. Всегда можно сказать, что он не хотел докладывать о столь важном открытии, не имея подтверждения. Но Аватару и так не терпится — его не волнует, что эксперименты будут прерваны.
       Лисантер вернул блокнот Татриман и хотел отпустить ее, но страх в ее глазах его остановил. Еще секунда — и он ощутил под ногами едва уловимую дрожь.
       Дрожащий, ни на что не похожий вой, исторгнутый станцией, напоминал Лисантеру жуткий момент его поступления на должарскую службу. Умовыжималка! Он не мог забыть то, что показал ему Барродах, желая объяснить, что ждет его в случае провала.
       Лисантер рефлекторно вздрогнул, хотя и понял уже, что этот звук исходит не от человека. Вся работа остановилась, и бори в страхе застыли на местах.
       Но звук уже оборвался.
       Блокнот Лисантера сигналил; ученый взял его в руки и нажал на клавишу приема. Встревоженный голос Барродаха спросил:
       — Что это было?
       — Не знаю, серах Барродах. — Лисантер направился к выходу, сделав Татриман знак следовать за ним. — Сейчас займусь анализом. — Его подозрения оправдались — у Барродаха имеется здесь шпионский датчик.
       — Вот-вот, займитесь. Для вас будет лучше подготовить объяснение до того, как Аватар его потребует, — рявкнул бори и отключился.
       Еще пару минут назад угроза вызвать недовольство Аватара была бы весомой, но последнее загадочное явление затмило собой все остальное. Какие тайны оно открывает? Возможно, это еще один, замедленный эффект опыта темпатки? Лисантер, сам того не замечая, начал мурлыкать какой-то мотивчик в предвкушении новых горизонтов.
    * * *
       Тат Омбрик, подавляя рвущийся из горла жалобный звук, до боли прикусила губу. Только не паниковать!
       Однако все происходило слишком быстро. Кругом скопилось столько опасностей, что она не знала, как проживет следующие сутки. Сначала открылось, что Аватар все равно получит желаемое, будут дальнейшие опыты темпатки успешными или нет — а потом этот жуткий звук.
       Здесь что-то пробуждается. Тат напряглась, борясь с собственным воображением: Лисантер стоял рядом с ней, мурлыча что-то себе под нос. Она знала, что этим он выражает удовольствие, а не нетерпение, но все же склонилась над пультом, пытаясь овладеть хотя бы лицом, не говоря о прочем.
       — Еще раз, Тат. — Она послушно повторила широкодиапазонную запись вопля, вырвавшегося из гиперрации. Ей казалось, что она читает колебания волн на экране — их вид оживлял слуховую память об этом нечеловеческом предсмертном крике.
       Мурлыканье перешло в нечто более осмысленное.
       — Угу. Ага. — И Лисантер, то ли решив задачу, то ли найдя путь к ее решению, начал тихо насвистывать сквозь зубы.
       При этих звуках в компьютерном зале снова возникло напряжение. Техники-бори подняли головы, двое надзирателей Барродаха замерли — свист вызывал у них крайне неприятные эмоции. Лисантер заметил это и перестал свистеть.
       Хорошо хоть тарканцев поблизости не было. При должарианцах свистеть нельзя. Тат очень желала бы не знать почему, однако знала. Она не верила в привидения, но утбурды, свистящие призраки умерщвленных младенцев, иногда являлись ей во сне.
       — ...и ведите постоянный мониторинг загрузки.
       Тат, вздрогнув, поняла, что Лисантер обращается к ней.
       — Да, гностор. С каким уклоном? Он посмотрел на нее с недоумением.
       — Корреляторы и скоростная память, конечно. Моя идея потребует огромного пространства для поиска образов.
       Она кивнула и стала настраивать пульт, накачивая мощность и подключая модули, чтобы обеспечить необходимые Лисантеру программные средства. Отвлекаться больше нельзя.
       Когда Лисантер ушел, скрывшись в своей кабине, Тат иронически скривила губы. Его сиюминутные потребности сейчас совпали с ее долгосрочными. Средства, которые требуются ему для исследования спектральной картины боя, она сможет использовать для дешифровки и глубокого проникновения в систему. Она увеличила мощность — Лисантеру не до того, и он не заметит.
       Тат встала, потянулась и пошевелила пальцами. Для Фазарган и Низериана, не спускающих с нее глаз, это выглядело как обычные эргономические упражнения, разминка, предшествующая долгому сидению за пультом. А на пальцы-то они и не смотрят.
       Зато ее сотрудники прочтут сигнал «прикройте меня» и настроят свои пульты так, чтобы оправдать дополнительные мощности, которые запрашивает она.
       «Шум и ярость, не имеющие смысла»* [3], — сказал как-то о таких модулях другой рифтерский программист. Где-то он теперь, Мги?
       * * *
       Тат выбросила его из головы и села. Набрав код, она со смешанными эмоциями стала ждать знакомой метки — а когда дождалась, у нее перехватило дыхание. Структура разрослась, разветвилась, достигнув уровня почти фрактальной сложности.
       Все началось как дуэль с программистом Барродаха. Его, сначала неизвестного ей, она потом опознала как Ферразина, находящегося на Артелионе. Мысль о борьбе с другим программистом через многие световые годы реального времени на первых порах привела ее в восторг. Она не могла прочесть переписку между ним и Барродахом, но засекала каждый его код и многое узнала о своем противнике.
       Поначалу он казался простым, но потом почему-то окреп. Его код теперь почти не поддавался разгадке. Не будь этого срочного задания, она никогда бы не собрала достаточно ресурсов, чтобы его расколоть.
       Между тем Моррийон не станет слушать никаких оправданий. Он, возможно, не такой урод, как Барродах — по крайней мере духовно, — но не менее опасен. А может, и более, если учесть, кому он служит.
       Она проверила каналы Лисантера. Как она и ожидала, запрошенная ими мощность накапливалась с предсказуемой скоростью, оставляя ей свободу для собственной тайной деятельности.
       В конце концов ей удалось расколоть одну из конструкций Ферразина, что усилило ее тревогу. Это был жучок, запущенный в ее собственную интерфейсную программу — в ту, которую Лисантер велел подготовить для Аватара. Тот, кто пользуется этим жучком, должен быть в курсе всего, чем Аватар интересуется.
       Но с этим она ничего не могла поделать: жучок, несомненно, создан для Барродаха, и пресечь ему доступ к интерфейсному журналу было бы фатально.
       Тат не слишком упрекала Барродаха в этом отношении; когда дело касается должарских господ, сюрпризы могут привести к гибели.
       Нейраймаи продолжали свою кропотливую работу, и Тат испытала шок, увидев, что они раскопали. Она уже где-то видела этот код!
       Однажды она играла в ДатаНете в щураки — кто глубже нырнет, как в известной игре высокожителей, только программисты используют для этого не низкогравитационные крылья близ оси вращения, а пульт и код. И в том, и в другом случае опускаться слишком низко опасно.
       И Тат, и ее противника — это, кстати, был Мги — чуть было не засекли тогда. Фаг, разбивший в пух и прах их пробники, носил такую же метку, Метку Мандалы.
       Если Барродах получает желаемую информацию, то чистюли, похоже, делают то же самое.
       Тат, как и все на станции, знала, что Панархия собирает силы для атаки, хотя рифтеры, патрулирующие вокруг Пожирателя Солнц, ничего нового не сообщали. Но только ей одной теперь известно, что они некоторым образом уже здесь.
       Это не может быть Седри Тетрис. Или может? Вряд ли какой-либо программист способен проделать подобную работу с увечного пульта в рифтерской каюте — хотя отставной коммандер, вероятно, уже сделала все, что в ее силах. Тат, как и любой программист, на ее месте поступила бы точно так же. Но знакомый код пришел по гиперсвязи и не мог иметь отношения к Седри.
       Тат потихоньку перенесла метку и матрицы нейраймаев в свой блокнот и переключилась на задание Лисантера. Его мощностные запросы достигли своего пика — возможно, ей и хватит времени.
       Сердце у Тат стучало, и в желудке зарождалась тошнота. Обратной дороги нет — но, возможно, у нее никогда уже не будет такого шанса. Она быстро достала капкан, который с таким трудом создавала, и использовала свою временную власть, чтобы погрузить его глубоко в систему. Несколько минут спустя она, мокрая от напряжения и терзаемая головной болью, нажала клавишу ПРИЕМ и принялась затирать свои следы.
       Теперь она сможет вернуться сюда с любого пульта — и если делать это достаточно медленно, дополнительная загрузка не будет замечена. Конечно, если ее обнаружат, некоторая часть мощностей станций будет временно направлена на умовыжималку — с Тат в качестве жертвы.
       Что же теперь?
       Тат посмотрела на хроно. Смена пять минут как закончилась, но Лисантер уже освобождает емкости. Пора побеспокоиться о другом: надо найти попутчиков, идущих к рециркулятору, чтобы перехватить Дема, пока он не ушел. Она должна благополучно довести его до их каюты — или хотя бы до сектора, занимаемого бори.
       Пульт заговорил голосом Лисантера, и Тат подскочила на месте.
       — Это все, Татриман. Можете восстановить баланс.
       Он по-настоящему взволнован — что он такое мог открыть?
       Через пару секунд гностор пронесся мимо нее с отсутствующим видом. Разобрав его конструкции и освободив компьютерные мощности, она запустила пробник в его рабочую зону, замаскировав его под чистильщика. Впрочем, результаты лежали неглубоко.
       Тат почти что пожалела об этом, ибо то, что она обнаружила, сметало все ее успокоительные надежды, касающиеся рифтеров, в частности Тетрис, и в то же время делало еще более настоятельной необходимость довериться им. Она очистила пульт и поспешно вышла.
       Сначала Дем, потом Лар. Он знает этих рифтеров лучше, чем она. Надо решать, не пора ли открыться перед ними.

    13

       Лар сдерживал себя, чтобы не смотреть то и дело на хроно, — но в этот момент дверь чмокнула, и влетели Тат с Демом.
       — Вот уж не думал, что когда-нибудь обрадуюсь этому звуку, — сказал он вместо приветствия, и его натянутые нервы напряглись еще больше при виде лица Тат.
       — Задержалась из-за Лисантера. Я вся липкая — пойду приму душ.
       — Мы с тобой, — с бьющимся сердцем ответил Лар. Что у нее еще стряслось?
       Они вместе вымыли Дема, уложили его в постель, и он почти сразу уснул. Вдвоем они вернулись в душ и под шум воды заговорили разом, автоматически перейдя на жаргон, включающий в себя бори, уни и слова из дюжины других языков, употребляемых на Рифтхавене.
       — Не опаздывай больше, — сказал Лар. — Хоть сигнал подавай, если что. Во всяком случае, пока этот сраный Каруш-на Рахали не кончится.
       — А что, господа все-таки охотятся за бори? Ведь это только начало!
       — Альзиах говорит, господа начнут далеко не сразу и мы их, наверное, даже не увидим. Их нам опасаться нечего, а вот нижние чины — другое дело. Поэтому ты должна ходить только в компании — это единственный способ обезопасить себя.
       — Да помню я, — устало ответила Тат. — Я нашла попутчиков и забрала Дема, как мы и договорились. Что случилось? Ты видел что-нибудь?
       — Нет, мне сообщили знаками. — И Лар рассказал ей о бори, которому переломали ноги, — он шел один с третьей смены в рециркуляторе, и его поймали в коридоре. Еще одну женщину поймали у самого жилого сектора бори — ей сломали ключицу и проломили череп. — Поэтому остальные твердо заявили, что отказываются обслуживать казармы серых. Даже Катеннах не сдвинет нас с места. — К тарканцам бори вообще не допускались — единственное правило на этой станции, за которое Лар возносил благодарность всем сущим богам.
       Тат подставила лицо под струю воды, и Лара охватила жалость. От этого жуткого напряжения их ничто не спасет, кроме бегства — или смерти.
       — А у тебя что нового? — спросил он.
       Тат опустила голову и прошептала сквозь завесу воды:
       — Надо решать прямо сейчас — довериться рифтерам с «Телварны» или нет.
       Лар заколебался. Снова они оказались на лезвии бритвы, снова их жизнь зависит от правильного выбора. Вот оно, проклятие нашей жизни: малейшая ошибка ведет к смерти, и вся награда за правильный поступок — это возможность существовать дальше. Но он поборол свои эмоции и стал думать о стоящей перед ними проблеме. Последнее время он послушно осуществлял все уловки и стратагемы Тат, чтобы проверить, заслуживают ли новые рифтеры — особенно программистка — доверия. Но все это либо игнорировалось, либо встречалось пытливыми, хотя и дружественными, вопросами.
       Лар мог понять, зачем люди учат должарианский. Они с Тат портили себе мозги этим гнусным наречием с тех самых пор, как поняли, что так просто им отсюда не выбраться. Но учить бори? На нем никто не говорит помимо самих бори — а бори-катеннахи стараются его забыть и никогда им не пользуются. В случае особой необходимости они говорят на уни, меняя язык одних победителей на язык других.
       Будь у них хоть немного времени, он выяснил бы мало-помалу, можно ли доверять бывшему офицеру Седри Тетрис. Но, похоже, времени у них больше нет.
       — Чистюли здесь. Доказательства раскиданы по всему информпространству, — шептала Тат ему на ухо, так тихо, что он едва слышал ее сквозь шум льющейся на голову воды. — Хуже того, после очередной попытки темпатки станция стала набирать мощность сама по себе. Это медленный процесс, но кто знает, как долго он будет длиться? И как отреагирует на это Аватар? Надо решать прямо сейчас — и действовать. Прямо сейчас.
       Лар прижал большие пальцы к глазам и застонал, не заботясь о том, что гипотетический шпион может его услышать. Хуже все равно уже не будет.
       Он пытался как-то уравновесить все факторы. Панархисты каким-то образом присутствуют здесь; у Барродаха с каждым днем крыша едет все сильнее; и стресс усугубляется до сюрреалистических размеров тем, что где-то за сотни световых лет сошлись вместе треклятые должарские луны, побуждая должарианцев с горящими глазами рыскать в поисках секса — чем насильственнее, тем лучше. А тут еще и огры — пока Аватар забавляется только двумя, говорит Тат, но скоро к ним прибавятся другие.
       Тат чувствовала его нерешительность.
       — Я оставила капкан в системе — авось что и попадется.
       — Ну а огры? Рифтеры тут не помогут, даже выжигатели мозгов.
       — Может быть, сумеем подделать бирки — защитить себя, Дема и других.
       Лар вздохнул и выключил душ.
       — Ладно, попробуем. Я знаю, что они теперь делают, а Дем здесь в безопасности. Я схожу за ними, а ты спрячься в кладовке около коридора, ведущего в рекреационную.
       Губы Тат сжались в белую линию.
       — Только скорее. Бегом.
    * * *
       Планы, роящиеся в мозгу Седри наподобие взбесившихся насекомых, исчезли в мгновение ока, когда они с Марим, идя за Ларом, свернули за угол и бори внезапно остановился. Седри заглянула в длинный туннель, не зная, чего ожидать, и увидела несущуюся к ним Тат, чьи шаги создавали эхо в розовато-серых стенах.
       Задыхаясь и силясь казаться беззаботной, маленькая бори проговорила:
       — Я только что сменилась. Можно мне с вами? — В ее голосе слышался красноречивый трепет.
       — Конечно, — усмехнулась Марим, весело поблескивая голубыми глазами. — Чем больше народу, тем лучше. Что-то в рекреацию последнее время никто не ходит — скукота!
       Тат, открыв было рот, перевела взгляд с Марим на Седри и промолчала. Решила, видимо, что Марим знает, в чем дело и просто насмешничает.
       — По-моему, мы должарианцев не интересуем, — сказала Седри. — Пойдем. Ты как насчет третьего уровня?
       — Моя любимая игра, — с жаром ответила Тат. Лар посмотрел на нее вопросительно, и она сделала ему знак занять чем-нибудь Марим. Он показал, что понял и согласен, к великому облегчению Седри. Из этого быстрого молчаливого обмена знаками она вынесла, что двое бори хотят довериться ей. По крайней мере настолько, насколько вообще можно доверять человеку в этом проклятом месте.
       — Мне не часто выпадает случай поиграть с другим программистом, — сказала Тат. Ее светло-карие глаза смотрели твердо, тонкие брови озабоченно выгнулись, а пальцы просигналили: «надо поговорить».
       Седри ответила тем же сигналом, и Тат тихо перевела дыхание. Оба бори внимательно оглядели лежащий впереди перекресток, и Седри поняла: прежде чем говорить, надо благополучно добраться до рекреационной.
       В двух следующих коридорах никого не было; в третьем несколько бори, сбившись в кучку, чуть ли не бегом продвигались вперед — картина, от которой у Седри адреналин повысился еще больше. Не надо было ей спрашивать Лара, что происходит. Страшнее всего, что ты вообще не видишь должарианцев, пока они на тебя не накинутся. Она представляла себе, как шайки распаленных серых и тарканцев топочут повсюду в своих сапожищах, заглядывая в жилые комнаты, — а в действительности их совсем не видно. Значит, они не смыкали глаз несколько суток, обдумывая, на кого и когда напасть, и не говоря никому ни слова. Вот эта скрытность и обособленность хуже всего. Бори, как объяснил Лар, смотрят на это как на величайшее извращение, у Седри это вызвало испуг — и грусть.
       Она не сдержала нервного смеха при мысли о том, что должарианцы тоже считают бори извращенцами за то, что те занимаются сексом с родственниками, а если кто-то решается найти себе пару на стороне, избранник тоже принимается в семью.
       «Как же еще научиться этому, чтобы потом не страдать?» — на полном серьезе заметил Лар. Седри оставила свою реакцию на этот освященный обычаем инцест при себе, и Лар добавил с гримасой отвращения: «А вот должарианцам нравится причинять людям страдания».
       Они дошли наконец до относительно безопасной рекреации.
       — Надо же, мы одни тут, — воскликнула Марим. — Вот дерьмо!
       — Смена только что кончилась, — пояснил Лар, стрельнув глазами в сторону Тат.
       — Вот хороший пульт, — показала Седри.
       Тат кивнула, соглашаясь: позиция обеспечивала хороший обзор и предоставляла целых два пути для отступления, если понадобится.
       Лар, сказав что-то, направился в другую сторону, и Марим охотно последовала за ним, щебеча о том, что у двери сидеть куда лучше: сразу видно, кто входит и выходит.
       Седри села напротив Тат, удостоверившись, что Марим ее не видит.
       — Я подключу свой блокнот, чтобы расширить игровое поле — у меня там есть отличный набор для третьего уровня, — сказала Тат, снимая блокнот с подвески на поясе. Седри улыбнулась про себя — оказывается, бори тоже мастера использовать игры для маскировки. Вспышка света соединила блокнот с архаическим пультом. У Седри шумело в ушах, но лицо Тат выражало полное безразличие.
       На экране появился заголовок, и Тат напечатала под ним: «Это твое?»
       Седри недрогнувшими пальцами набрала: «Нет. Но здесь налицо очень глубокий префикс — глубже, чем я когда-либо видела».
       «Не знаешь, что это такое?» — вздохнув, спросила Тат.
       Сердце Седри гулко стукнуло, Тат сделала первый шаг — она должна сделать следующий, несмотря на опасность. Сделав знак «подожди» и продолжая говорить об игре и добавлениях Тат, Седри ввела свой флотский опознавательный код.
       Она с изумлением увидела, как что-то собирается вокруг него — в сегменте, уведомляющем о ее отставке, наблюдался диссонанс. Таинственный заголовок происходил не с Ареса.
       Вокруг введенного ею стержня продолжали скапливаться чужие коды. Седри слегка затошнило: тот, кто это программировал, подошел опасно близко — ближе, чем когда-либо посмела бы она, — к нарушению запрета на искусственный интеллект.
       Неизвестный, видимо, все-таки принял ее опознавательные данные и сформулировал вопрос — не словесно, а символически, с помощью вопросительного указателя. Частью сознания Седри отметила, что Тат играет за двоих, прикрывая ее, но Седри больше ничего не могла сделать. Она связала указатель с опознавательным узлом пульта у себя в каюте, недоступным сейчас. Остальное придется сделать Тат.
       «Я не могу понять, — напечатала Седри. — Где ты это взяла?»
       «Пришло по гиперсвязи. Это с Ареса?» Сердце Седри снова болезненно забилось, и ей стало по-настоящему плохо, когда она прочла: «Лисантер только что обнаружил, что у чистюль есть гиперрация. Когда Эсабиан узнает...»
       Тат оборвала фразу — продолжать не было нужды. Она не могла знать, насколько эта новость ухудшает ситуацию, а Седри не могла ей сказать без разрешения Единства — а может, и совсем не могла.
       У нее все сжималось внутри. Тат с Ларом ей нравились, и она от души жалела всех бори. Они не заслужили существования в этом аду — а после обнаружения аресской гиперрации здесь станет еще хуже. Но прежде всего она обязана верностью Единству — какой бы странный вариант ее собственной веры оно ни исповедовало, — а после него всем людям Тысячи Солнц.
       «Думаю, что смогу поработать с этим», — напечатала она.
       — Вот гадство, опять ты выиграла. Еще раз? — сказала она вслух, бросив взгляд на Марим и Лара, — они смеялись, поглощенные игрой. Потом тряхнула рукой, так что браслеты вышли из рукава, сняла с одного из них камень и подала Тат.
       «Я ношу их на себе с самой посадки, на всякий случай, — быстро напечатала Седри. — Это деструктивный читающий кристалл. Фаг высшего уровня. Он уберет фильтры с нашего пульта, и я смогу нырнуть в систему. Обещаю, что к тебе след не приведет».
       Седри знала, конечно, что Тат сначала проверит кристалл, чтобы совместить его с системой Пожирателя Солнц. Тат поймет, что Седри дает ей на это молчаливое разрешение.
       Тат кивнула, зажав камень в ладони, и выключила пульт. В этот самый момент чмокнула дверь, и послышались голоса должарианцев.
       Тат быстро восстановила игровую программу, а Седри сказала громко:
       — Ладно! Сейчас в моей груди пылает адское пламя. Реванш! Только без твоих дополнений. — Она усмехнулась, вспомнив Монтроза с его оперой — искусство, к которому она постепенно приобретала вкус. Королева Ночи — подходящая фигура для программиста.
       Тат прицепила блокнот к поводку и сделала вид, что целиком сосредоточилась на игре.
       Серые болтались по комнате, и один из них громко заржал. Уж не наелись ли они галлюциногенных ур-плодов? Седри набрала воздуха, приготовившись к бегству в случае необходимости. Но дело того стоит: у «Телварны» теперь есть союзники.
    * * *
       Эсабиан не повернулся к вошедшему Барродаху — лишь слегка повел головой, когда дверь с чмоканьем сомкнулась.
       Аватар стоял перед огромной голокартиной, которую Барродах недавно оживил, надеясь хоть немного развеять скуку Эсабиана. Картина, как и прежде, представляла вид из окна башни в Хрот Д'очча, фамильном поместье Эсабиана на Должаре над далекими вулканами. На северной границе Хрот Д'очча пылали настоящие карра-огни. Тени, пробегая по древним гобеленам на стенах, заставляли двигаться богов и аватаров Утерянной Земли, и они в своих танцах и битвах разыгрывали жуткую пародию на содрогания Пожирателя Солнц.
       Барродах поежился. В покоях Эсабиана, где стазисных заслонок было больше, чем где-либо на станции, этих содроганий не чувствовалось, но нигде бори не было так неуютно, как здесь. Красивая мебель из библиотеки покойного Панарха напоминала ему о единственной встрече с призраком, являющимся на далекой Мандале, а ее контраст с мрачным настроением Эсабиана еще больше усугублял напряжение. Пожиратель Солнц в худшем случае мог всего лишь убить — Эсабиан был способен на большее.
       Так по крайней мере полагал Барродах, несмотря на кружившие по станции странные слухи.
       Едва заметные движения широких плеч Аватара говорили о том, что он плетет проклятия, и Барродах порадовался, что Эсабиан продолжает стоять лицом к картине, как будто глядя в окно.
       — Что это был за звук? — тихо спросил Аватар.
       Барродах проглотил слюну. Еще один его страх подтвердился: у Аватара есть шпионский датчик в гиперволновой рубке — или он, что еще хуже, подключился к датчику Барродаха без его ведома. А если так, то к чему еще?
       — Мы пока не знаем, господин. Лисантер занимается анализом. Темпатка здесь ни при чем — она спала, когда это случилось.
       Эсабиан помолчал. Барродах, не видя, что он делает, слышал, как свистит шелковый шнур в его руках.
       — Докладывай, — произнес наконец Властелин-Мститель.
       — Как вы и предполагали, мой господин, растущее сопротивление на панархистских планетах и в Высоких Жилищах препятствует более мелким домам объединиться против вас. Однако имеются признаки брожения на Должаре, где отвлекающих факторов нет.
       Барродах поколебался и, не слыша комментариев Эсабиана, привел столько подробностей, сколько счел безопасным. Приходилось балансировать на канате между слишком малым их количеством, могущим вызвать подозрение в скрытности, и слишком большим, могущим породить нетерпение.
       В этом случае, однако, он ничего не собирался скрывать.
       — Полный рапорт передан на ваш пульт. — В этом рапорте, над которым Барродах и его подчиненные работали долго, махинации должарских домов и кланов излагались во всех подробностях — он надеялся, что это займет Эсабиана. Скучающий, он опасен: Барродах ужаснулся числу компьютерных запросов Эсабиана, раскрытых червяком Ферразина.
       — Их амбиции мне известны без всякого рапорта. — Бори расслышал оттенок гнева в голосе Аватара. — Они целуют сапог, который пригибает их головы вниз, но их клыки ищут незащищенное тело. — Последовало долгое молчание, и Эсабиан внезапно бросил, заставив Барродаха подскочить на месте: — Все они глупцы. Огни моего мщения будут гореть вечно...
       «Окхаш эммер ти очча-ми» — жесткие согласные древнего изречения отражали глубокую связь, существующую в Должарском языке между местью и огнем, и перекликались с именем вулканической вотчины Эсабиана, чье изображение висело перед ним: Джар Д'очча, Королевство Мести.
       У Барродаха дрогнули нервы, когда картина, внезапно изменившись, показала негаснущий огонь бинария черной дыры, снабжающего энергией Пожиратель Солнц. Яркий свет огромной спирали материи, подвергающейся уничтожению более ужасному и бесповоротному, чем подвластно человеческой мести, делал сильную фигуру Эсабиана темной — он был как черная космическая дыра, принявшая форму человека.
       Кто запрограммировал для него эту картину?
       — Что может противопоставить Должар этим огням, над которыми я буду господствовать? — Глагол, употребленный в безусловно-будущем времени, увеличил беспокойство Барродаха. Хорошо бы Лисантер не утратил своей недавно проявившейся склонности к сотрудничеству — Аватар в таком настроении не потерпит никаких препон на пути к желаемой цели. Барродах боялся лишиться своих дополнительных стазисных заслонок и компьютерных мощностей.
       Эсабиан повернулся и сел в большое кресло, стоящее спиной к голо.
       — Значит, Джар Эпоим полагает, что пришло время утвердить свои позиции? — произнес он, окруженный ореолом звездного катаклизма. Дираж'у ритмично извивался в его сильных пальцах. — Неужто они так скоро позабыли мой урок?
       Барродах сомневался в этом. Ни один должарианец не оспаривал необходимости отомстить за поражение при Ахеронте двадцать стандартных лет назад. Но Саммонил Эпоим, отец нынешнего главы клана, оспорил то, достоин ли Джеррод Эсабиан возглавить палиах после упомянутого поражения. Их спор разрешился тем, что Эсабиан приказал приковать Эпоима к корпусу собственного челнока.
       «Разве я не Властелин-Мститель?» — осведомился Аватар, напомнив всем название владений своего клана, и проследил за тем, как его соперник испустил дух в открытом космосе. Мумифицированное вакуумом тело Эпоима до сих пор кружило над планетой.
       Бори промолчал, и его господин вскоре опустил дираж'у на колени, ослабив пальцы.
       — Хватит об этом. Что слышно на Артелионе?
       Барродах напрягся. Приходилось сознаться, что Джессериан с Ферразином боятся правды не меньше, чем он, и это обостряло ощущение балансировки на лезвии ножа. Перевозка обстановки библиотеки Панарха на Пожиратель Солнц ничуть не уменьшила собственнического отношения Эсабиана к дворцу его побежденного врага. Аватар приказал даже реставрировать Зал Слоновой Кости, разрушенный при неудавшемся покушении на Брендона нур-Аркада, дабы все было в полном порядке к его триумфальному возвращению после истребления всех врагов силой пробужденного Пожирателя Солнц.
       — Реконструкция Зала Слоновой Кости продвигается успешно, — доложил Барродах. — После завершения предварительного этапа и уборки наиболее опасного мусора смертность рабов от радиации резко снизилась, и темп работ ускорился.
       На самом деле работы шли еще медленнее прежнего, но с этим ничего нельзя было поделать. Поначалу рабов, в основном бывший флотский персонал, чьи данные вырвали из компьютера на Лао Цзы, вынуждали расчищать зал в самых хлипких противорадиационных костюмах — полная экипировка недопустимо замедляла темп, и выгоднее было заменять выбывающих рабов новыми.
       Но потом начались «несчастные случаи»: за каждого умершего рабочего погибал или подвергался увечью серый солдат. Причину этого понять было невозможно, и репрессии ни к чему не привели. Подпольщики несли ответственность разве что за малую долю этих происшествий — в основном это была работа дворцового компьютера, умело использовавшего должарские суеверия.
       Если бы не порции полезной информации, которые компьютер время от времени выдавал Ферразину, Барродах приказал бы его уничтожить. Уж очень хорошо эта информация помогала занимать Аватара.
       Однако серые на Артелионе испытывали ужас перед центром Большого Дворца, где чаще всего показывался призрак. А рабы трудились в меру своих сил, в усиленных противорадиационных скафандрах.
       — В Тронном Зале больше не было происшествий?
       — Нет, господин. Ферразин нашел нужные схемы и модифицировал их соответствующим образом.
       Компьютер, разумеется, тут же вырастил новые. Но происшествий и правда больше не было. И неудивительно — даже самые храбрые тарканцы, несущие патрульную службу в Большом Дворце, в Тронный Зал больше не заходили.
       Барродах верно рассчитал время, чтобы доложить об одном небольшом достижении.
       — Мы вернули в Аванзал Слоновой Кости еще одно произведение искусства...
       — Но остальные погибнут вместе с Аресом и Рифтхавеном, — сердито оборвал Эсабиан. — Аванзал следует полностью обновить. Я доставлю туда моих предков с Должара, и это место будет их обиталищем, а все, что удастся восстановить, — данью их памяти.
       От музея — к мавзолею.
       — Будет исполнено, — сказал Барродах, однако не ушел.
       — Еще что-нибудь? — Эсабиан впервые проявил признаки интереса. Неожиданность всегда пикантна. Теперь отступать было некуда.
       — Рифтхавен продолжает требовать возмещения убытков за утерянные в бою корабли, хотя мы заявили, что никакой ответственности за это не несем.
       Эсабиан обнажил зубы.
       — Ты полагал, что после смерти Хуманополиса они успокоятся.
       У Барродаха екнуло сердце. В ту пору известие о том, что Хуманополис отравился, очень его порадовало, но без старого синдика, обладавшего тонким чувством политического равновесия, два других лидера стали совсем неуправляемыми.
       — Пообещай им что-нибудь. Наследник скоро разделается с ними.
       Блокнот Барродаха подал сигнал, и бори от неожиданности дернул щекой. Что такое стряслось, если Гилеррант смеет прерывать его встречу с Аватаром?
       — Прошу прощения, господин, — начал он, но Эсабиан прервал его:
       — Выведи сюда, если это что-то важное. — Аватар добродушно указал на экран против кресла.
       Что ж, по крайней мере ему не скучно. Блеснул световой луч, и на экране появился Лисантер. При виде его лица боль в челюсти и голове Барродаха достигла апогея — умовыжималка и то, вероятно, не доставляет таких мучений.
       — Мой господин, — сказал Лисантер, — я обнаружил, что станция теперь набирает мощность сама по себе. Если скорость роста не изменится, до полной активации, по моим расчетам, осталось не более шестидесяти дней.
       Барродах сквозь пелену боли испытывал самые противоречивые эмоции. В уме у него возник образ темпатки, выбрасываемой из шлюза. Такая хорошая новость — почему же ученый выглядит таким несчастным?
       Та же мысль, вероятно, посетила и Аватара, который произнес одно только слово:
       — И?
       Лисантер конвульсивно сглотнул. И его слова ввергли мучимого болью Барродаха в ужас.
       — Мой господин, у панархистов есть гиперрация.

    14

    АРЕС
       Ник Корморан нажал на дверную клавишу, испытывая нетерпение от микрозадержки отпирающего механизма. В студии пахло потом, несвежей пищей, старой заваркой и озоном.
       — Есть одна рыба, — сказала Дерит Й'Мадок. — Большая.
       Ник потер руки, забыв про запах.
       — Кто такой?
       — А ты угадай. — Дерит повернула к нему кресло, весело прищурив темные глаза.
       Ник со вздохом плюхнулся в собственное кресло.
       — Терпеть не могу загадок. Фазо? Нг? Кестлер? Панарх? — Он называл кого попало, сам не свой от нетерпения.
       — Тепло. Даже очень.
       Раздражение Ника как рукой сняло.
       — Уж не Ваннис ли Сефи-Картано?
       — Теперь ты понимаешь, зачем я тебя вызвала, — кивнула Дерит.
       — Я к ней не пойду, — заявила Лиэт с другого конца комнаты. — Она меня обжарит на медленном огне и выдаст тонкое критическое эссе относительно вкуса.
       Ник обвел взглядом других репортеров — все гримасничали и отмахивались. Дерит, когда пришел ее черед, сказала кисло:
       — А меня ты туда не пошлешь даже ради девяноста процентов баллов.
       — Какой улов-то? — вздохнул Ник. — Покажи мне ее письмо.
       — На поверхности, разумеется, ничего обнаружить нельзя. — Дерит прошлась по клавишам пульта. Ник воззрился на экран.
    ...
       «Что касается вашей недавней передачи, я очень рекомендую вам прогуляться по Галерее Шепотов в пять часов вечера».
       Ник прищурился, словно пытаясь проникнуть сквозь экран в мозг отправительницы.
       — Пять — это время их новомодной затеи, так ведь? — спросила Тови.
       — Придется говорить о любви, — ввернул кто-то.
       — В игры играет, засранка, — проворчал Юмек.
       — Все мы любим играть в игры, — сказал Ник, — а игра всегда одна и та же, только правила меняются. Генц Сефи-Картано делает высокую ставку, и это пятичасовое свидание само по себе говорит о многом.
       Дерит кивнула с серьезным видом:
       — Она знает, о чем мы умалчиваем, — стало быть, должна знать почему. Следовательно, она либо хочет помочь нам...
       — Либо заткнуть нам рот, — хмуро бросил Юмек.
       — Либо заткнуть нам рот, — согласилась Дерит, — по в любом случае она хочет что-то взамен. Одно несомненно: для нее это важно, иначе она вообще не стала бы нам писать.
       — И у нее есть нечто, могущее заманить нас на ее территорию, — быстро смекнул Ник.
       — Что-то насчет рифтеров? — спросила Лиэт. — О них ведь речь?
       — М-мм. — Ник сунул руки в карманы, покачиваясь на каблуках.
       — Притом в любовном контексте, — вскинула косые брови Тови.
    * * *
       Ник вернулся в тесное жилище, которое делил с несколькими техниками среднего уровня. Часть внимания он, как всегда, уделял болтовне в общей комнате и коридорах. Разговоры о войне и жалобы на трудные условия жизни прошивались извечными нитями интимных сплетен.
       По привычке Ник всегда выбирал самые людные дороги и самый густонаселенный район обитания. Перед дверью в свою комнатушку он вдруг осознал, что всю свою жизнь прожил в поллойской версии Галереи Шепотов.
       Только место красивое, а так все то же самое: слушаешь чужие сплетни и сеешь свои. Правда, Дулу при этом прячутся — типично для них.
       Окружающие его люди по крайней мере имели мужество высказывать свои убеждения, хотя их и к ответу могли притянуть.
       Однако сейчас не до них. Ему надо сосредоточиться на рифтерах, политике и леди Ваннис Сефи-Картано, первой величине старого и нового двора.
       Ник принял душ, подстригся и надел намеренно неприметный костюм. Всякое действие требует доспехов особого рода. Ник не хотел выглядеть ни опасным, ни богатым, ни даже влиятельным — он просто не желал бросаться в глаза. Он всегда чувствовал, что самая большая ошибка, на которую способен поллои, — это перенимать у Дулу их моду и манеру говорить. В лучшем случае это ставит его в положение армии, воюющей на незнакомой территории, в худшем — делает предметом насмешек.
       Сев в транстуб и предвкушая дуэль, которую надеялся выиграть, Ник с мрачным юмором подумал, что будет только хорошо, если утонченная леди Ваннис примет его за полное ничтожество.
       Под вечер в дулуских районах всегда было мало народу и много места. В транстубе не было табличек, запрещающих доступ поллои, но через несколько остановок Ник остался чуть ли не единственным в капсуле, кто не принадлежал к Дулу или обслуживающему их персоналу.
       И он был единственным поллои, вышедшим в «Садах Джихана». Остальные пассажиры, четверо Дулу, даже взглядом его не удостоили.
       Так же обстояло дело и с теми, кого он встречал на дорожке, но он принуждал себя идти медленно, примечая всякую мелочь. Цветы и кустарники его мало интересовали, хотя он знал, что для Дулу они полны скрытою смысла. Место, отведенное каждому растению, подбор красок и ароматов — все это говорило о чем-то, возможно, даже о многом. Но Ника привлекали более явные знаки и символы, имеющие форму человеческих фигур. На здании не было никакой вывески, однако Ник узнал его сразу. Его размеры и форма плохо поддавались оценке. Ник сверился со своим хроно: ровно пять. Приближаясь к простой двери, он удостоверился в том, что пишущее устройство его босуэлла включено. Она может заметить, как дернется мускул при включении, если сделать это в ее присутствии. Айну он оставил в студии, уверенный, что Ваннис не покажется, если он ее наденет.
       Двери тихо раскрылись. Он переступил через порог и заморгал. Он знал, что это место представляет собой лабиринт, и ожидал увидеть извилистые коридоры и темные углы. Вместо этого он как будто попал в центр огромного бриллианта, где каждая грань была головокружительной комбинацией из геометрических линий кристаллического света, струящейся воды и колеблемых бризом пальмовых ветвей.
       Это зачаровывало и в то же время дезориентировало. Ник, несмотря на решимость отмечать свой путь, скоро запутался окончательно.
       Голоса наплывали на него, как бесплотные духи. Одни были едва различимы за плеском фонтанов, другие звучали где-то совсем рядом, отражаясь от блестящих стеклянных поверхностей.
       — ...попытался воссоздать копию ее дома — просто так, в подарок...
       — ...Если вы в интересах дискуссии позволите мне возразить...
       Женский смех прожурчал музыкально, как фонтан.
       — Шарм заключается в уме, а не в лице, которое всего лишь красиво и не меняется с самого начала. Шарм же раскрывается мало-помалу. Он может скрываться, чтобы потом появиться внезапно и преподнести сюрприз — в этом вся суть шарма.
       — По-вашему выходит, дорогая, что шарм — всего лишь синоним остроумия, — протянул мужской голос.
       — А остроумие — синоним оружия, — добавил другой мужчина.
       Легкий смех раздался прямо позади Ника. Он круто обернулся — и не увидел ничего, кроме водопада перед стеклянной стеной.
       — Остроумие чарует, лишь когда проявляется спонтанно, — ответила женщина, — а не репетируется заранее. Шарм нельзя приобрести — чтобы иметь его, нужно быть наивным. Разве можно стать наивным по заказу? Наивность нравится нам, но нет стиля, более трудного для подражания.
       — Она поразила вас прямо в сердце, — сказал один мужчина другому под одобрительный шепот.
       Ник сделал еще два шага, и голоса умолкли.
       Он свернул на тропу, овеваемую потоком прохладного ароматного воздуха. Из-за отраженного в зеркале водопада — прямо на него, как могло показаться, — вышла женщина, которую он сразу узнал. Ваннис Сефи-Картано, вдовствующая супруга Эренарха, в жизни оказалась еще красивее, чем на видео, но Ника позабавило то, какая она маленькая — даже ниже его.
       Она шла скользящей, бесшумной походкой. В густых каштановых волосах поблескивала маленькая нить драгоценных камней — такая же, как на гладкой шее и на запястьях. Превосходно сидящее платье из какой-то зеленой ткани казалось, но не было прозрачным, и духи пахли восхитительно.
       Ник скрыл свою реакцию. На видео эти Дулу со своими сказочными нарядами и плавными, как в танце, жестами, выглядели красивыми, но какими-то бесполыми. В действительности, благодаря тонким ароматам, намеку на крепкие мускулы под легкой тканью, даже тембру журчащих голосов, дело обстояло совсем по-другому.
       «Поскольку завлекать ей меня ни к чему, все это направлено против меня», — сказал себе Ник, когда Ваннис поравнялась с ним.
       Ее приветливая улыбка показывала, что она его узнала. Ник ухмыльнулся в ответ, думая: «Я знаю ее, она знает меня. Мы оба знамениты: она как произведение искусства, я как его средство».
       — Скромность, — сказала она, — есть составная часть отношений, которые мы желаем поддерживать.
       Усек. Никаких имен, обещание будущих контактов — и хочет вывести меня из равновесия, насколько возможно.
       — У Дулу — возможно, — сказал он. — Мы, поллои, любим шум. В конце концов, чем больше о нас знают, тем меньше приходится скрывать.
       — И вы уходите без последствий, с карманами, набитыми громкой славой. Но это предполагает, что вы рискуете только своим достоянием.
       — Риск присутствует в любых отношениях, — сказал Ник и поморщился. На таких банальностях далеко не уедешь. Ладно, пусть думает, что я идиот, — авось быстрее перейдет к делу.
       — У нас это часто вопрос степени, — сказала она.
       — Кстати, я давно хотел спросить... У вас, как и у нас, есть партнеры, законные и незаконные, приносящие обет пожизненной верности и не приносящие. — Он умолк, и Ваннис сделала изящный жест, показывая, что внимательно его слушает. — У вас есть также брак, то есть семья, общая собственность, дети, в том числе и приемные...
       Снова жест, на этот раз выражающий сомнение.
       — Упрощение может привести к дезинформации...
       — На разных планетах свои обычаи, но сейчас я говорю о Дулу высшего круга.
       Она ответила знаком согласия.
       — Так вот, есть также люди, которые не являются сожителями, не имеют официального статуса, но о которых все знают...
       — Например, подруга покойного Эренарха Семиона, Сара Дармара Таратен. И мой друг Кольм Вишневский.
       — Вы сами их назвали, — усмехнулся Ник. — Не я.
       — «Наивность, — начала Ваннис, явно цитируя, — это притворство, лежащее между высоким и низким стилем и столь близкое к последнему, что бывает трудно не впасть в вульгарность...»
       — «...в чем и заключается пикантность», — закончил Ник.
       Ваннис со смехом захлопала в ладоши. Фонтан позади нее казался сотканным из жидкого света — если положить в него руку, она, наверное, обледенеет.
       — Эти люди не были нашими партнерами, — сказала Ваннис. — Не кажется ли вам, что мы все пользуемся общим человеческим опытом — Дулу, поллои...
       — Рифтеры и должарианцы, — добавил Ник.
       — Совершенно верно. — Глаза Ваннис отражали зелень нависающих над ними папоротников. — Я держала Кольма при себе, потому что с ним было весело, а он оставался, поскольку я оплачивала его расходы. Сара Дармара оставалась с Семионом... по разным причинам, ни одна из которых не имеет отношения к предмету нашей беседы.
       — То есть к любви, — сделал свой ход Ник. Ее глаза превратились в две точки света, холодные и бриллиантово-твердые, как лабиринт вокруг них.
       — Если вернуться к вашему первоначальному вопросу, то разнообразие отношений еще более усложняет фактор, который можно определить как ортогональное деление. Это вопрос степени.
       — Или, говоря попросту, по-поллойски — политики и социологии.
       Шепот, долетевший неведомо откуда, заставил Ника вздрогнуть:
       — Поллои с их предрасположенностью к бунту...
       Здесь могут услышать и переиначить все, что я говорю. Зачем она выбрала это место? Одна из водных струй задела какие-то невидимые колокольчики, и Ник, отвлекшись, понял, что здесь они в каком-то смысле на равных — оба вынуждены говорить обиняками. Да пишет ли что-нибудь его босуэлл? Может быть, это одно из редких на Аресе мест, где они не работают?
       Ваннис с рассчитанной грацией подняла руки ладонями вверх и сказала:
       — В нашем контексте — всегда.
       «Вот мы и подошли к делу, — подумал он. — Если кто-то из них и знает о Панархе и Вийе, то не придает этому никакого значения. А она, предполагая, что и я знаю, только что фактически сказала мне, что эта связь имеет политический оттенок».
       — Когда личности выступают так же, как символы для разных человеческих групп, — продолжила Ваннис, — их персональные решения влияют не только на сами группы, но и на действия, которые могут быть предприняты для блага этих групп.
       Ник перевел дыхание. Ладони у него вспотели. Это она о рифтерах и Пожирателе Солнц — готов съесть свою айну, если не так. Но подразумевает ли она, что Панарх готов отправиться вслед за ними?
       — Например, такие действия, как последовать за возлюбленной в самое жерло ада, — сказал Ник и добавил: — Это только в видеофильмах хорошо кончается.
       — Иногда это не кончается ничем. — Ваннис провела пальцами по мелкому водоему на уровне своей талии.
       — Это угроза? — Вода потом схлынула куда-то вниз, Ваннис не ответила, и Ник повернулся к ней лицом.
       Выдержав паузу, превышающую все границы неловкого молчания, она сказала мягко:
       — Позвольте мне, генц Корморан, привести еще одну цитату из уже известного вам источника: «Рассмотрим понятие антитезы. Антитеза выражений не маскируется, в отличие от антитезы идей. Последняя всегда рядится в те же одежды, первая меняется, как ей заблагорассудится; одна имеет вариации, другая нет».
       Ник сглотнул, уяснив предупреждение. Что бы ни стояло за этим странным разговором, силой он ничего не выяснит. Она просто уйдет, а он останется ни с чем.
       — Антитеза в качестве счастливой случайности? — спросил он. Ее ладонь раскрылась, словно предлагая что-то в дар.
       — Есть еще и неожиданность, — улыбнулась она. — Вы ведь однажды уже убедились в этом, не так ли?
       Что это — напоминание о бомбе, которую она взорвала в день суда, или еще и намек на нечто, имеющее такой же потенциал?
       — Я люблю сюрпризы, — с надеждой сказал он.
       — Предлагаю вам взглянуть на наши предполагаемые отношения с точки зрения Дулу.
       Опять скромность; она не хочет, чтобы мы это обнаружили. Он снова сглотнул.
       — Как долго я должен рассматривать их таким образом?
       — До нашей следующей встречи и новой беседе об... антитезе.
       — Поллои предпочитают откровенность. Она уравнивает.
       Она снова сделала жест открытыми ладонями.
       — Когда предметом является любовь и вы подыскиваете ей антитезу, чем может сопровождаться уравнивание?
       Перед ними внезапно открылся ряд зеркал. Свет, преломляясь, уходил в бесконечность, и от этого кружилась голова.
       Чем сопровождаться? Войной... разрушением. Она даст понять, что с разговором спешить не надо... что это имеет отношение к войне.
       Он должен был выйти отсюда.
       — Разрушением, — сказал он охрипшим голосом и прочистил горло. — Предпочитаю сюрпризы.
       — Из которых один лучше другого. — Она кивнула, и он с опозданием понял, что это согласие — обещание.
       Сердце у него заколотилось. Они прошли еще два-три шага. И он взглянул на нее: она ждала, чтобы и он подтвердил без слов свою готовность к сотрудничеству. Поняв это, он тоже кивнул.
       Она коснулась его руки и свернула в боковой коридор, шурша юбками по плиткам дорожки. Ник постоял, пытаясь унять сердцебиение, и устремился за ней — но шорох превратился в плеск фонтана, падающего в водоем.
       Вокруг не было ничего, кроме стекла, зеркал и подсвеченной воды, похожей на текучее пламя.
       Впереди он увидел неприметную дверь. Пять ступенек, шесть — он дошел до нее и оказался снаружи.
       С прослушиванием записи он подождал до транстуба, но, включив воспроизведение, услышал только шум падающей воды. Но он готов был голову прозакладывать, что по возвращении в студию его будет ждать письмо, содержащее такое, за что другие каналы пошли бы на убийство. Вот это жизнь!
       Ник закинул голову назад и засмеялся.
    * * *
       — Ты уверена, что хочешь присутствовать? — Тяжелые брови Осри образовали прямую линию над его темными глазами. Фиэрин с улыбкой взяла его под руку.
       — Ведь это недолго. Я знаю, что это глупо, — уверена, что Джеп Хуманополис и мой брат никогда не встречались, — но когда я вижу Хуманополиса, это как-то приближает меня к Джесу. Ведь последние пятнадцать лет его домом был Рифтхавен.
       — Его домом был Дис — не знаю, правда, как долго, — а этого места больше нет.
       — Но он и на Рифтхавене бывал — это был дом его души, как у нас Мандала. Мне трудно объяснить, но я хочу это видеть.
       — Будь по-твоему. Отец обещал занять нам хорошее место.
       — Разве члены Малого Совета не участвуют в церемонии? — Удивилась Фиэрин.
       — Только Панарх, верховный адмирал и Верховная Фанесса.
       Фиэрин думала об этом, пока транстуб вез их к Кругу.
       — Откуда они знают, что нужно делать — ведь прецедентов не было? Не могут же они обращаться с ним, как с главой государства, будто рифтеры — вновь обретенные изгнанники?
       — Пожалуй, нет, — нахмурился Осри. — Хотя, — добавил он, не столько обращаясь к ней, сколько размышляя вслух, — это неплохое определение для них.
       Она не успела спросить его, что он имеет в виду, потому что Осри воскликнул:
       — А вот и отец — он нас видит.
       Они влились в толпу титулованных Дулу и высокопоставленных правительственных чиновников.
       Церемония началась. Фиэрин почти не слышала слов, но это ее не заботило — в них все равно нет никакого смысла. Она предпочитала наблюдать за людьми, захваченная стилизованным ритуалом. Оно очень походило на танец и при этом содержало в себе рассказ. Кое-что показалось ей странным; вскоре она поняла что и сказала:
       — Они не упоминают о времени.
       — Что-что? — повернулся к ней Осри.
       — О времени его прибытия. Это официальная встреча, но они делают вид, будто он прибыл только что.
       Осри иронически поднял брови.
       — Это значило бы злоупотребить доверием — даже со стороны официальных лиц.
       Себастьян Омилов по другую сторону от Фиэрин произнес:
       — Ты хочешь сказать, что официальные лица делают это для вида?
       — А разве не так?
       — В сиюминутном смысле — возможно. Но даже прагматики признают нужность символики.
       — Они не могут притворяться, будто он прибыл только что, поскольку 25-й канал уже рассказывал о его пребывании на Аресе, — сказала Фиэрин. — А 99-й вылил на рифтеров целый ушат грязи. Все знают, что он здесь. Вот почему я подумала, что эта церемония проводится неспроста.
       — Ее запись будет передана в ДатаНет, — пояснил Себастьян. — Она предназначена не столько для Ареса, сколько для всего прочего населения Тысячи Солнц — включая рифтеров.
       — Теперь Рифтхавен не сможет взять назад свое слово, и это посеет раздор между теми, кто еще остается на стороне Должара, — добавил Осри.
       Фиэрин вернула внимание к происходящей внизу сцене. Элоатри отошла. И к Джепу обратился Брендон.
       — Думаешь, Ник Корморан от военных узнал, что он здесь?
       — Нет, — сказал Осри. — Мы предпочли бы сохранить это в секрете.
       Фиэрин смотрела на жестокое, изборозжденное морщинами лицо Джепа, отвечающего на приветствие Панарха. Она чувствовала, как тщательно рифтер выбирает слова, словно балансируя на лезвии бритвы. Продуманная двусмысленность его выражений позволяла использовать неоднозначность символов в интересах дипломатии.
       Некоторое время Фиэрин и Осри молча следили за жестами Панарха, снова взявшего слово. Судя по улыбкам на лицах других, он пошутил.
       — Панарху не нужен состряпанный на скорую руку союз — он хочет создать новую структуру, в которой могли бы существовать обе стороны.
       Фиэрин прикусила губу, глядя, как все четверо медленно выходят из зала между рядами зрителей. Перебрав в уме известные ей факты, она сказала:
       — Значит, 25-й канал получил свою информацию от кого-то другого? Возможно, от самого рифтера?
       Осри открыл было рот, но гностор опередил его:
       — Чего только эти «новости» не откопают! — И он добавил, сделав едва заметное движение пальцами и многозначительно посмотрев на них: — Предлагаю пойти ко мне и позавтракать.
       Фиэрин не стала оглядываться, чтобы посмотреть, чьих ушей опасается Себастьян, а просто приняла предложенную им руку. Осри шел с другой стороны, задумчивый, сцепив руки за спиной.
       Они не спеша продвигались сквозь толпу, говоря о пустяках, пока не дошли до мирного сада Обители.
       Фиэрин уже была здесь однажды с Осри. Здесь все — и архитектура здания, и разбивка сада — навевало чувство оторванности от времени. Даже воздух казался другим, хотя Фиэрин понимала, что это нелепо: воздух был такой же, как всюду на Аресе.
       И все же, опустившись на полукруглую скамью, она ощутила, как покидает ее напряжение, в котором сама не отдавала себе отчета.
       Осри сел рядом с ней, Себастьян поместился напротив, сложив пальцы домиком.
       — Теперь мы можем продолжить разговор — я посчитал, что здесь будет лучше.
       Некоторая доля напряжения вернулась.
       — Значит, это все-таки имеет отношение к Джесу и его товарищам по команде?
       Отец с сыном переглянулись, и Осри потупился.
       — В некотором смысле, — медленно ответил гностор. — В некотором смысле. Но прежде чем углубляться в этот предмет, могу ли я задать вам несколько вопросов? Можете не отвечать, если они покажутся вам... неподобающими — думаю, объяснять нет нужды.
       Удивленная Фиэрин кивнула.
       — Я не знаю ничего, что можно счесть неподобающим, — спрашивайте, что сочтете нужным.
       — Мои вопросы, — гностор встал и начал прохаживаться перед переплетенной стеной кустарника, — касаются Панарха и леди Ваннис.
       Фиэрин, еще больше удивившись, ждала продолжения.
       — Не обсуждали ли они при вас вопроса союза с рифтерами?
       — Нет.
       — А вообще о политике говорили? — впервые после прихода сюда подал голос Осри.
       — Ни разу. — Фиэрин перевела взгляд с одного на другого. — Надеюсь, вы не собираетесь расспрашивать меня, не дав никаких объяснений?
       Осри отрицательно мотнул головой, и Фиэрин по его напряженной позе поняла, что он чувствует себя крайне неловко. А вот по Себастьяну ничего заметно не было, как будто они продолжали вести чисто светскую беседу.
       — Не подумайте, что мы не доверяем вашей скромности, — ласково улыбнулся он. — Напротив, учитывая количество опасных секретов, с которыми вам пришлось иметь дело в вашей юной жизни...
       — Этого можно было и не говорить, — нахмурившись, заметил отцу Осри.
       Гностор поклонился, держа руки как человек, воздерживающийся от суждения. Жест и поклон служили молчаливым свидетельством его собственной полной секретов жизни. У Фиэрин сжалось сердце. В ее юной жизни действительно было мало людей, которые по-настоящему заботились о ее благополучии, вопреки ходившим о ней слухам. Сын упрекнул отца в отношении, которое могло показаться снисходительным, — отец без слов дал понять, что здесь все равны.
       Больше чем равны — одна семья.
       У Фиэрин защипало глаза, но она свирепым усилием воли сдержала слезы.
       — Выходит, они говорят только о пустяках? — продолжал Омилов. Она кивнула. — Они относятся друг к другу вежливо? Приятельски? Быть может, почтительно?
       — При мне да, — овладев голосом, сказала Фиэрин. — Как они ведут себя наедине, не знаю. Хотя... — Она подумала немного и сказала: — Мне кажется — я просто уверена, — что они никогда не бывают наедине. Либо мы трое, либо большое общество, либо мы с Ваннис. С ним наедине я тоже не бываю — он слишком занят. Это как-то связано с рифтерским союзом и с сегодняшним торжеством в честь этого Хуманополиса? Мы говорили, что ее устроили из-за того, что 25-й канал рассказал о его пребывании здесь. Что тут такого секретного? Может быть, Хуманополис сам раскрылся перед «новостями», чтобы приобрести некое преимущество?
       — Возможно, но маловероятно, — сказал Осри. — Не думаю, чтобы он, первым из рифтеров, проделал весь этот путь, чтобы осложнять переговоры двойной игрой.
       — Кто же тогда? Разве ты не можешь это выяснить?
       — «Новости» зажимаются еще больше, чем военные, когда речь заходит об их источниках. Они не станут говорить, если ждут от этого источника еще чего-то.
       — Кто же все-таки? — повторила Фиэрин.
       — Быть может, сейчас не так важно «кто», как «зачем».
       — Ясно зачем — чтобы расстроить союз с рифтерами, — заявила Фиэрин.
       — Отчасти да, — сказал Осри так тихо, что она едва расслышала.
       — Но какая будет выгода этому человеку, если союз развалится? Мы проиграем войну, только и всего. Выходит, он враг?
       — Тот, кто передал информацию 25-му каналу, заручился, видимо, тем, что рифтеры будут представлены в положительном свете, — заметил Себастьян.
       — Но 99-й это не остановило, — с гримасой ответила Фиэрин. — Они собрали всю старую грязь о рифтерских зверствах и вероломстве — то, чем потчевали нас перед процессом Джеса. Я понимаю, к чему вы клоните: тот же источник мог дать информацию о Хуманополисе и 99-му, и любому другому каналу.
       — Совершенно верно, — сказал Себастьян. — Выбор 25-го капала не менее красноречив, чем сегодняшняя церемония. Это зашифрованное послание — или выпад в некой безмолвной дуэли.
       Фиэрин, глядя на него, перебрала в уме весь этот странный разговор — и внезапно все стало па место.
       — Вы имеете в виду Ваннис, не так ли? Ваннис и Брендона.
       Мужчины не ответили, но в этом и не было нужды.

    15

    РАДИУС СИСТЕМЫ ПОЖИРАТЕЛЯ СОЛНЦ
       Кювернат Ювяшжт, стоя перед видеоэкраном, смотрел, как исчезает за кормой «Кулак Должара». Сенсорный ряд маленького челнока переставал давать четкую картину, и изображение начинало распадаться.
       Ювяшжт, не склонный к самокопанию, испытывал, однако, весьма противоречивые эмоции. Первое место держали возмущение упрямством Аватара — опасное чувство — и гнев оттого, что его на три дня отрывают от командования, не говоря уж о времени, которое ему придется провести на Пожирателе Солнц. Одноразовые коды, которые используются теперь при переговорах между Пожирателем и «Кулаком», расколоть невозможно — зачем же понадобилось его физическое присутствие на стратегическом совещании, устраиваемом Аватаром? Что, если панархисты начнут атаку, пока он будет на станции?
       Ювяшжт принудил себя оставить пилота делать свое дело и пошел обратно в свою каюту, единственную на корабле. В коридоре ему пришлось пройти мимо грубияна рифтера и его барканца. Его внимание привлекло движение, которое сделал рифтер в сторону длинного футляра у своих ног, но он промолчал. То, что им придется провести два дня на не слишком удобных сиденьях, ничуть его не смущало. Будь они Настоящими Людьми, они не обращали бы внимания на такие мелочи, а о прочих и вовсе нечего беспокоиться.
       Когда он устроился в каюте, сенсоры совсем потеряли «Кулак» из виду — он превратился в яркую звезду на фоне более тусклого скопления, где собирал свои силы невидимый враг.
       А я сижу здесь, как заложник скуки Аватара. Сначала на ум Ювяшжту пришло другое слово, но он отогнал его. У человека меньшего калибра такая непреклонность действительно граничила бы с безумием, но Властелин-Мститель имеет власть подчинять реальность своим капризам — по крайней мере в том, что касается его подчиненных.
       С этим Ювяшжт ничего поделать не мог. Гораздо больше угнетало его ощущение, что бюрократы-бори делают его пешкой в своей игре.
       Он плюнул. Ничего, Барродах еще пожалеет об этом. И тайное послание от секретаря наследника даст ему, Ювяшжту, нужный рычаг, чтобы это осуществить. Фигу ему, а не стазисные заслонки. Открытие того, что у панархистов имеется рация, требует значительно больших шифровальных усилий — надо обеспечить безопасность переговоров с рифтерскими судами, которым одноразовые коды доверять нельзя. А программирование огров для обороны займет все оставшиеся мощности.
       Его проняло холодом при мысли об этих неуклюжих гуманоидных фигурах, стоящих в трюме челнока. Ни дать ни взять кипанго, самые страшные из демонов карра, населяющих должарские легенды. Известно это барканцам или внешность, приданная ими стандартным панархистским ограм, — просто совпадение? И зачем Барродах затребовал на станцию этого рифтера, чье досье представляет собой отвратительную смесь разврата и беззаконий, вместе с барканцем?
       Все дело в борьбе за престол. Эта мысль принесла с собой холодное дуновение. В такое время никто не может считать себя в безопасности.
       Ювяшжт мотнул головой. Пусть об этом беспокоится Чар-Мелликат, командир тарканцев на Пожирателе Солнц, — ему, Ювяшжту, и без того есть чем заняться.
       Некоторое время все его внимание поглощал непрерывный поток информации, поступающий по тугому лучу с его корабля. Но постепенно возрастающий разрыв между ним и «Кулаком Должара» обрекал его на роль наблюдателя при своем первом офицере. Ювяшжт начал терять терпение — чувство бессилия, вызванное запаздывающей связью в реальном времени, было чуждо его натуре. Он так и не забыл едкого замечания какого-то рифтера во время гнусной гиперволновой передачи, которую навязали ему те две женщины в процессе битвы при Артелионе: «Ювяшжт ким Каруш-на бо-синнарах, гри туш пи-синнарх перро-ти!»
       Он и теперь краснел, вспоминая это. Приравнивание чьей-то борьбы за продолжение рода к мастурбации — самое, пожалуй, тяжкое оскорбление в должарском языке. Рифтера, который это сказал, так и не нашли — он укрылся за анонимностью гиперсвязи.
       Воспоминание оживило то, что хуже всего влияло на его душевное равновесие: обманутые ожидания. Приближался Каруш-на Рахали, и прилив Должара вздымался в его крови — но теперь он окажется среди чужих.
       Ювяшжт, будучи в одиночестве, позволил себе кислую гримасу. У него есть два дня, чтобы изучить список команды Пожирателя Солнц, которую он заложил в свой блокнот. Почему бы не начать прямо сейчас?
       Он сел и включил блокнот. Среди тарканцев Аватара определенно должен найтись достойный соперник. Первое имя, попавшееся ему на глаза, заставило его поморщиться. Шо-Эрехнат Терреск-джи. Нет, только не она. Хотя то рифтерское шоу проскочило не по вине связистки, он все равно не забудет ее роли в этом деле.
       Прозвенел вестник, и Ювяшжт отозвался резче, чем намеревался:
       — Войдите.
       Молодая женщина, младший офицер, прикомандированный к челноку, принесла ему обед. Тиадемет — он вспомнил ее имя — имела крепкое сложение. Он окинул ее оценивающим взглядом, но она даже не взглянула на него, соблюдая субординацию, и он потерял к ней интерес. В нем проснулся аппетит иного рода, и в животе заурчало от вкусного запаха, идущего от горячего судка.
       Любопытство, однако, побудило его заговорить с эвошнат, когда она, отдав честь, уже собралась уйти:
       — Что поделывает рифтер?
       — Жалуется на пищу. — Эвошнат, к удивлению Ювяшжта, взглянула ему в глаза и добавила с оттенком юмора: — А также требует развлечений.
       Ювяшжт поднял бровь.
       — Я дала ему чип с дхош-Татхну.
       — Но понимает ли он Истинную Речь?
       Она покачала головой, кривя губы.
       Ювяшжт рассмеялся. Стилизованная литургическая драма с ее девяноста девятью фигурами и тридцатью тремя обозначениями вряд ли придется по вкусу кому-то, кроме должарианца, даже и знающему язык. Интересно поймет ли рифтер, что этим ритуалом, который исполняется только перед Каруш-на Рахали, движет сексуальная энергия?
       Ярко выраженное чувство юмора Тиадемет вновь пробудило его интерес к ней.
       — Сядь, — приказал он и подвинул к ней судок. — Ешь. Набирайся сил для борьбы.
       Она повиновалась со сдержанностью, приличной ее молодости. Ювяшжт продолжал рассматривать ее во время разговора и чувствовал, что она тоже к нему приглядывается. Следуя законам иерархии и обычая, они осведомились друг у друга о семье и клане и даже сочлись родством, происходящим от войн за продолжение рода между благородными семействами. На Должарском Флоте офицерами служили только нобли.
       Разговор, как это часто случалось между офицерами единственного корабля, оставшегося во флоте Аватара после Ахеронта, перешел на союзников-рифтеров. Вынужденная зависимость от этой беззаконной, недисциплинированной орды коробила всех.
       Вспомнив суетливое движение рифтера в коридоре, Ювяшжт спросил:
       — Ты ведь присутствовала при обыске двух наших рифтеров?
       Тиадемет, к его удивлению, скорчила гримасу:
       — Так точно, кювернат.
       — Что у него в этом ящике? И почему его не поместили с остальным багажом?
       Она ответила с хрипотцой, причину которой он не сразу понял:
       — Он не захотел отдавать, и в ящике нет ничего серьезного. Это не оружие. То есть не совсем. — Тут Ювяшжт понял, что она до крайности смущена, и это его развеселило. Чувствуя мягкое тепло в паху, он медленно улыбнулся. Он знал, что ей придется договорить, и наслаждался своей невысказанной властью. — Это... протей.
       — Что-что?
       — Протей. Такое извращение.
       Ювяшжт уставился на нее, и она отвела глаза. Семя Аватара, уж не смеется ли она над ним, намекая на то гнусное шоу, из-за которого он чуть не лишился своего корабля? Но наряду со сграхом в ней чувствовалась решимость, и это сбивало его с толку.
       — Имитация мужского органа, — ровным служебным тоном пояснила Тиадемет.
       Но ведь футляр чуть ли не метр длиной!
       — Это все, что там есть? — уточнил Ювяшжт.
       Она, видимо, приняла напряженность в его голосе за гнев и только кивнула в ответ. Напряжение Ювяшжта разразилось взрывом презрительного смеха.
       — Стало быть, он вооружился для Каруш-на Рахали?
       Она вытаращила на него глаза и тоже залилась мелодичным контральтовым смехом, от которого ему сделалось еще теплее. Возможно, ему не придется искать кого-то на станции — он возьмет ее с собой в качестве секретаря.
       — Сначала я подумала, что это рука. — Тут она, перестав смеяться, с отвращением скривила рот. — Видели бы вы, как смотрел на эту вещь барканец.
       Ювяшжт тоже оборвал смех.
       — Они все извращенцы в Тысяче Солнц. Эти двое, бандит и троглодит, конечно, любовники, если не занимаются кое-чем похуже.
       — Наверняка. Но он уверяет, что Аватар намерен наградить его и барканца за доставку огров. Говорит, что Барродах ему обещал.
       — Бори, как всегда, что-то крутит. — Ювяшжт взмахнул рукой в воздухе, словно отгоняя дурной запах. — Пусть извращенцы имеют дело с себе подобными. У нас есть долг и честь — нам этого довольно.
       Тиадемет, глядя прямо в глаза, повторила:
       — Долг и честь. И борьба, укрепляющая нашу силу.
    * * *
       Ювяшжт за весь перелет от «Кулака Должара» до Пожирателя Солнц виделся с Хримом всего три раза, и каждое его появление приоткрывало Хриму, отсидевшему себе задницу, новую грань Должарского характера. В первый раз он проигнорировал Хрима, продемонстрировав нерассуждающую уверенность в своем превосходстве, общую для должарианцев и Дулу, и вызвав в капитане приступ привычной злости.
       — Гнет из себя не хуже, чем старина Танри, — заметил Хрим ему вслед и улыбнулся, вспомнив, как славно хрустели кости архона под железной палкой. Интересно, Ювяшжт в таком случае тоже молчал бы? Вряд ли ему представится шанс это проверить.
       Риоло вскинул глаза, явно опасаясь жучков в стенах, но Хриму было наплевать. Договор есть договор, хотя бы и со скользким слизняком Барродахом. А кропотливая работа Риоло позволит ему осуществить этот договор. Сто огров не то же самое, что крейсер, но в замкнутом пространстве Пожирателя Солнц они могут оказаться куда полезнее.
       И эта паскудная Вийя со своими выжигателями мозгов ничего им сделать не сможет. Как-то Норио с нею ладит? Возможно, мозголаз ему обрадуется — тогда Хрим и об него ноги вытрет. Капитан откинулся на твердую дипластовую спинку и погрузился в приятные мечты о мести и унижении врагов.
    * * *
       Второе свидание с Ювяшжтом продемонстрировало должарскую привычку повелевать и незавидное положение рифтерских союзников.
       Хрим окончательно отсидел себе копчик — как ни садись, все равно больно. Они провели в этом узком коридоре больше сорока часов и выходили только в туалет, да и то под охраной. Воздух сделался затхлым, и было холодно.
       Хрим свирепо смотрел на мирно спящего Риоло. Барканец отцепил свой громадный гульфик и приспособил его вместо подушки. Благодаря этому и своему малому росту он расположился почти что удобно.
       Хрим перевел взгляд на футляр с шестеком. Он не представлял себе, как тяжко ему придется без него почти двое суток. Но Хрим помнил, как глянул должарский офицер на него и на футляр. Может, засунуть шестек себе в брюки? Но даже если он на это отважится, его уж точно убьют на месте.
       Проклятые должарианцы. Ни в чем не смыслят, кроме своих пыток.
       На него упала тень — он поднял глаза и увидел женщину-офицера, глядящую на него бесстрастным взором.
       — Чего надо? — рявкнул Хрим.
       — Надо не мне, а кювернату. Мы эту разницу, в отличие от вас, понимаем.
       Ухватив Хрима за грудки, она подняла его на ноги без видимого усилия. Это так его изумило, что какой-то миг он только хлопал глазами. Затем растерянность сменилась гневом, но женщина уже отпустила его и отвернулась. Это безмолвное оскорбление взбесило его еще больше.
       Риоло тронул его за рукав и сказал, моргая опухшими со сна глазами:
       — Капитан, не делайте ничего необдуманного. Может, мы получим какую-то информацию.
       — У тебя только информация на уме, трог поганый. — Хрим стряхнул руку барканца и машинально поднял футляр с шестеком. Все лучше, чем эта скука смертная, и он может действительно что-то узнать. Из рифтеров никто не знает, каковы условия жизни на Пожирателе Солнц, хотя байки рассказывают одна другой страшнее — а до станции осталось всего несколько часов.
       Не успел он сделать и пары шагов к люку, как женщина бросила резко:
       — Оставь это здесь.
       — Это не оружие, и я его не оставлю.
       — Я знаю, что это такое. Оставь свою мерзость здесь, иначе я вышвырну ее за борт.
       Взбешенный Хрим поставил футляр на сиденье и пошел за женщиной. Придушить бы ее, связав предварительно покрепче. Хрим уже затаил на нее злобу в начале полета, когда она всучила ему видеочип, где должарианцы в дурацких костюмах машут руками, строят рожи, — теперь, столкнувшись с её недюжинной силой, он еще больше возненавидел эту бабу, ее начальника и Риоло, который углядел какой-то смысл в паскудном Должарском видео.
       В каюте Ювяшжта было еще холоднее, и руки Хрима покрылись гусиной кожей. Должарианец некоторое время его игнорировал, но Хрим просто сел, не дожидаясь приглашения, и стал смотреть на офицера, от которого он, как все связанные с Эсабианом рифтеры, получал приказы, но ни разу не встречался с ним лично.
       Наконец Ювяшжт соизволил поднять голову. Казалось, что его глаза, как черные колодцы, поглощают без остатка резкий свет, горящий у него над столом.
       — Почему тебя зовут Хримом Беспощадным?
       Хрим моргнул. Странное начало разговора. Перебрав в уме несколько ответов и не видя никакой уступчивости на лице Ювяшжта, он сказал попросту:
       — Потому что я никого не щажу — и никому, кроме себя, не верю.
       — Ты командуешь кораблем — разве ты не доверяешь своим людям?
       — Они делают то, что я говорю, и знают, что будет с ними в противном случае. — По привычке Хрим вытянул ногу и тряхнул ею, чтобы выпустить шпору, но тут же покраснел, вспомнив, что шпоры с него сняли при посадке на челнок. В глазах должарианца мелькнула тень насмешки. — Беру пример с вас, — добавил Хрим и с удовлетворением увидел, что насмешка пропала.
       — Между нами нет ничего общего, — отрезал Ювяшжт.
       — Тогда как объяснить, что мы вместе летим к Аватару на этом челноке? — Эту фразу он произнес с сарказмом, балансирующим на грани дозволенного. Уж эти должарские придурки с их аватарами и демонами — чего еще и ждать от нижнесторонних, чья планета никому больше даром не нужна.
       Челюсть должарианца дернулась, и он молчал почти минуту, не сводя с Хрима глаз. Хрим стойко выдерживал его взгляд, гадая, что Ювяшжту от него нужно.
       Потом до него дошло. Я ведь заключил сделку с Барродахом, а он остался в стороне. Эта мысль успокоила рифтера. Может, Ювяшжт хочет получить информацию об этом договоре не меньше, чем Хрим — информацию о Пожирателе Солнц.
       Кювернат, почуяв, должно быть, окрепшую уверенность Хрима, слегка расслабился.
       — Может, ты и прав... до некоторой степени. — Эти слова дались Ювяшжту нелегко, и произнес он их без улыбки. — У нас действительно есть нечто общее... в чьих намерениях мы не можем быть уверены.
       Моя, значит, правда! Хрим молча пожал плечами. Молчание затянулось, и Ювяшжт снова помрачнел.
       — Не испытывай моего терпения, Хрим Беспощадный. Твое положение не столь безопасно, как ты думаешь. — Он нажал кнопку у себя на столе, и Хрим удивленно вскрикнул: на стенном экране появился причальный отсек «Цветка Лит», наполненный должарскими солдатами. — Ты думал, мы оставим тебе работающие реакторы? Ты останешься здесь, пока с панархистами не будет покончено, как и все твои собратья. — Должарианец в свой черед вложил немало сарказма в последнее слово. Пораженный Хрим молчал. — В твоих же интересах проявить некоторую уступчивость. Ты ничего не знаешь о Пожирателе Солнц, об интригах бори и о борьбе, которая разворачивается там в это самое время.
       — Да знаю я о вашей поганой Карушне... — огрызнулся Хрим.
       — Я говорю не об этой борьбе. Есть много такого, что тебе нужно знать, — особенно одна вещь. Я согласен поделиться с тобой, но сначала ты расскажешь мне о своем сговоре с Барродахом.
       Миг спустя Хрим кивнул. Выбора у него действительно не было — и не будет, пока огров не активируют. Но Ювяшжт остановил его, не дав заговорить:
       — Можешь не делать секрета из нашего разговора. Я даже настаиваю, чтобы ты доложил о нем. Барродах знает, что я это сделаю непременно, поэтому он не поверит ни одному твоему слову и предпочтет следить за нашими действиями.
       Хрим фыркнул, ободренный злостью в голосе Ювяшжта.
       — Этот слизняк такой изворотливый, что способен заглянуть в собственную задницу.
       Кювернат приподнял уголок рта в намеке на улыбку.
       — Зрелище, должно быть, не из приятных.
       Хрим прыснул со смеху, и они продолжили разговор — если не по-приятельски, то по крайней мере соглашаясь в том, что от их общей судьбы им хорошего ждать не приходится.
       Но по поводу упомянутого им особо важного факта кювернат сказал только:
       — Возможно, это самое главное из того, что тебе следует знать, поэтому я открою тебе то, что следует, в нужное время. — Он загадочно улыбнулся, и нетерпение Хрима еще более усилилось.
    * * *
       И наконец, при своей третьей встрече с Ювяшжтом, всего за несколько минут до высадки на Пожирателе Солнц, Хрим испытал на себе должарскую жестокость, проявляющуюся даже в исполнении обещаний.
       На этот раз Хрим, снова вызванный Ювяшжтом, явился к нему в каюту без промедления. Кювернат, как и раньше, сидел за столом, теперь заваленным бумагами. Теперь они, очевидно, снова держали связь с «Кулаком Должара» в реальном времени, и Ювяшжт опять принял командование на себя.
       Он выключил пульт, когда рифтер вошел, но Хрим, решив не давать ему спуску, заговорил сразу:
       — У меня к тебе еще вопрос: почему ты до сих пор всего лишь капитан? Ведь «кювернат» соответствует этому званию, верно?
       Ювяшжт посмотрел на него долгим взглядом, словно оценивая его умственные способности, и сказал:
       — Ты все равно не поймешь. Отвечу тебе так: лучше быть капитаном корабля Аватара, чем адмиралом всякого сброда. — Он встал, и на лице у него снова прорезалась эта загадочная улыбка. — Я обещал сообщить тебе последний факт относительно Пожирателя Солнц.
       Хриму не нравилась эта улыбка — в ней было слишком много предвкушения. В приливе несвойственной ему интуиции рифтер вдруг осознал, что у него такую улыбку видели многие, а вот он у других — редко.
       Но должарианец, не оставляя ему времени на раздумья, уже включил стенной экран.
       — Мы чуть-чуть отклонились от курса, чтобы ты мог посмотреть Трофейный Риф.
       — Чего?
       — На Должаре существует обычай брать в качестве трофеев головы врагов. На Пожирателе Солнц, как я уже говорил, головы умерших выбрасываются в космос, и график выброса таков, что они выходят на общую орбиту вокруг станции. — Что-то слабо стукнулось о корпус, и улыбка Ювяшжта стала еще шире. — Они, естественно, заморожены и были бы весьма опасны, будь наша скорость немного выше.
       Но Хрим уже не обращал внимания на должарианца — он смотрел на экран. В адском зареве сращенного диска черной дыры, имеющего вид окровавленного клинка, медленно вращалась груда мелких круглых предметов, мерцающих кристаллами льда.
       Один из них двигался в сторону, противоположную движению этой жуткой кучи — при посредстве буксирного луча, как сообразил Хрим; он подплывал все ближе, пока не ткнулся в имиджер в страшной пародии на поцелуй. Вакуум придал выпученным глазам видимость сексуального экстаза, который они так долго делили и о котором Хрим никогда не забывал до конца, несмотря на шестек. Норио.
    * * *
    ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ
       Атмосфера в покоях Аватара была так напряжена, что Моррийон невольно сдерживал дыхание. Даже Ювяшжт и Чар-Мелликат это чувствовали. Только Анарис, занимавший одно из двух кресел, выглядел совершенно спокойным, между тем как у его отца челюсти так и ходили — Аватар сидел молча и быстро плел проклятия. Его гнев давил на Моррийона физически. Даже непробиваемый обычно Лисантер запинался, и его руки слегка дрожали, когда он жестикулировал.
       У Барродаха щека прыгала так, словно какой-то мелкий зверек пытался прогрызть путь наружу, а рот был крепко стиснут в сардонической гримасе.
       — Метка гиперволнового шума в высочайшей степени совпадает с сенсорными показателями, полученными, когда в урианском квантопласте пробили отверстие. Напрашивается вывод, что где-то был поврежден или уничтожен урианский аппарат.
       — Но почему из этого вытекает, что у панархистов есть гиперрация? — спросил Барродах.
       — Подобного звука мы никогда еще не слышали, — ответил Лисантер. — Отсюда следует, что гиперрация или гиперреле никогда не подвергались разрушению, даже при взрыве корабля.
       — И боев в этот период не было, — добавил Ювяшжт.
       — Не мог ли поврежденный корабль упасть на звезду? — настаивал Барродах.
       — На звезду ничего не падает, — бросил адмирал. — Все обломки погибших кораблей, имевших на борту гипертехнику, находятся на гиперболических орбитах.
       Барродах снова обратился к Лисантеру с триумфом человека, нашедшего способ отклонить от себя обвинение:
       — Но вы говорили, что, по вашим расчетам, взрыв корабля должен уничтожить...
       — Очевидно, мои расчеты оказались неверными, — близким к срыву голосом ответил Лисантер. Моррийон испытывал к нему сочувствие и даже восхищение: человек испуган так, что горло сжимают спазмы, но честность, присущая истинному исследователю, побуждает его говорить.
       Однако для тех, кто служит Должару, честность — добродетель смертельно опасная.
       — Какова вероятность того, что у врага имеется больше одной гиперрации? — низким спокойным голосом спросил Анарис. Моррийон почувствовал, как досадует Барродах из-за того, что наследник отвлек внимание от неудачи ученого. Легкая улыбка Анариса тоже была ему понятна: наследник первый понял истинную цель, которую преследовали панархисты в битве при Артелионе: захват гиперрации.
       — Это не поддается вычислению, — ответил Лисантер.
       — Есть ли возможность, что кто-то еще понял значение этого шума? — продолжал спрашивать Анарис.
       — Прошу прощения, господин, — какое значение? Наличие у панархистов гиперрации? Нет. Они не имеют доступа к нашим записям.
       Он имеет в виду Рифтхавен. Отдельные рифтерские корабли с гиперрациями в счет не идут.
       — Вот-вот, — сказал Анарис, — В то время как панархисты знают, что мы знаем. Следует ожидать сначала шифрованного, а потом и открытого, пропагандистского вещания по гиперсвязи. Нельзя ли его заглушить?
       — Если они выделят на это достаточное количество дискриминаторной энергии — нет.
       — Если у них больше одной гиперрации, — сказал Ювяшжт, — панархистскому флоту будут доступны все мощности Ареса. У них будет больше дискриминаторной энергии, чем у нас. — Кювернат смотрел угрюмо — он, конечно, вспоминает тот злосчастный секс-сюжет, который появился на тактических экранах «Кулака Должара» во время боя и чуть не стоил ему корабля.
       — Теперь атаки можно ожидать раньше, чем предполагалось, — добавил Ювяшжт, — учитывая этот новый фактор и то, что враг, по словам гностора, не хуже нас знает о возрастающей мощности станции. Они не могут позволить себе выжидать.
       Все это время Эсабиан молчал, и превращения дираж'у в его руках тревожили Моррийона. Поскольку Анарис должен был принять командование рифтерским флотом после активации Пожирателя Солнц, отец предоставлял ему наводить любые справки относительно этих все более ненадежных союзников.
       Но Моррийон даже не думал принимать молчание Аватара за пассивность. Все, что Анарис говорит, позволяет отцу лучше понять его и увеличивает грозящую наследнику опасность. Это все равно что приближаться к невидимой энергетической стене, которая сожжет тебя, когда ты в нее упрешься. Ни Моррийон, ни его господин не могут точно знать, где расположена эта стена, — разгадать Аватара становится все труднее по мере его ухода в мир, создаваемый его волей.
       В мир, где нет места никому, кроме него.
       Моррийон снова переключил внимание на Анариса, который спросил:
       — Кювернат Ювяшжт, возможно ли наладить мониторинг разбитых кораблей, чтобы помешать панархистам захватить новые гиперрации?
       Ювяшжт покачал головой:
       — Мне думается, у нас нет ни лишних кораблей, ни лишних мониторов для выполнения этой задачи. И что еще важнее, теперь мы должны будем выделить как можно больше компьютерных мощностей на криптографию и связь. Секретность моих переговоров с рифтерским флотом имеет первостепенное значение для обороны Пожирателя Солнц.
       Моррийон ощутил прилив торжества, но поспешил скрыть это от чужих глаз. Быстрый косой взгляд подтвердил, что Барродах тоже скрывает свою реакцию — он даже виду не подал, как жестоко этот новый поворот событий расправился с его надеждами на лишние стазисные заслонки. Тат перехватила запись разговора, в котором Лисантер обещал Барродаху эти самые заслонки, и Моррийон не мог придумать, как бы этому помешать — до настоящего момента. Заслонки Барродах получил, но без контролирующей их компьютерной мощности они бесполезны.
       — Нельзя забывать и о научных исследованиях, — возразил Лисантер тоном человека, убежденного в своей правоте. — Новая темпатка очень сильна. Я полагаю, мы находимся накануне решающего прорыва к контролю над Пожирателем Солнц.
       — Связь важнее! — рявкнул Барродах, срывая свою досаду на ученом. Раз уж он лишился своих стазисных заслонок, пусть и Лисантеру ничего не достанется.
       — Довольно, — молвил Аватар, и в комнате воцарилась тишина, нарушаемая только шорохом вентилятора. — Если у моего врага есть гиперрация, все переговоры отныне будут шифроваться на салом высшем уровне. — Взгляд Эсабиана от сложного, сплетенного им узла обратился к ученому. — Гностор, если у панархистских ученых есть гиперрация, то у них есть и квантовые блоки. — Моррийон отметил вежливое обращение. На данный момент Аватар простил ученому его оплошность. В сторону наследника бори не осмеливался взглянуть, но был уверен, что Анарис тоже сознает значение этого факта.
       Эсабиан, что было характерно для него, не облек свое заявление в форму вопроса, но Лисантер ответил коротким кивком.
       — У нас они используются для размягчения стен, чтобы пропускать в полученные отверстия провода.
       Снова кивок. На лицах Лисантера, а потом и Ювяшжта забрезжило понимание.
       — Да, мой господин. И это означает, что десантная атака все-таки возможна.
       К своему изумлению, Моррийон прочел на лице Барродаха не страх, а облегчение. Секретарь Эсабиана поспешно вмешался в разговор, опередив Ювяшжта:
       — У нас есть средства, чтобы справиться с этим, — сказал он, обращаясь к Аватару. — Хрим привез с собой сто огров. Для испытаний я взял только двух, чтобы не отнимать компьютерные мощности, необходимые для других нужд, — взгляд в сторону Лисантера, — но полагаю, что при достаточном количестве мощностей можно будет ускорить проверку и подготовить остальные девяносто восемь незамедлительно.
       — Такова моя воля, — сказал Эсабиан, прекращая дискуссию. Барродах слегка расслабился, и Моррийон решил, что поручит Тат внимательно следить за использованием компьютерных мощностей.
       — Гностор, — спросил Ювяшжт, — достаточно ли быстро срабатывают квантовые блоки, чтобы поместить их на десантные катера?
       — Не думаю. Они должны прикрепляться к месту заранее.
       — Тогда нам понадобится также патрулировать внешнюю поверхность станции, чтобы обнаруживать и уничтожать их.
       Но технические подробности уже не интересовали Эсабиана.
       — Деталями внешней обороны займется наследник, — объявил он, растянув свой дираж'у в сложную шестиугольную фигуру. Моррийон почувствовал, как напрягся Анарис, но не понял почему. Очередная стадия борьбы за власть, несомненно.
       Эсабиан включил пульт между двумя креслами, и на голокартине появился Арес — съемка в реальном времени, осуществляемая кораблем с гиперрацией и широким сенсорным рядом. Облако кораблей вокруг станции как будто не уменьшилось, но Моррийон понимал, что панархисты используют камуфляж. С расстояния, на котором можно расположить сенсорный ряд, не рискуя его обнаружением, металлизированные дипластовые баллоны могут сойти и за крейсера, и за корабли меньшего размера.
       — Это даже хорошо, что им известны наши планы. Пусть не тешат себя пустыми надеждами до того, как пламя Ура проглотит их.

    16

    АРЕС
       На дипластовом экране, отделяющем амфитеатр сидений от Ситуационного Зала внизу, появилась дымка, частично заволакивающая звездно-глифовую голограмму Тысячи Солнц. Постепенно сгущаясь, дымка превратилась в изображение тактической рубки «Астреи».
       Марго Нг посмотрела по сторонам, интересуясь, испытывают ли офицеры, аналитики и техники вокруг нее такое же странное чувство, наблюдая в реальном времени четырех человек, удаленных от них на пятьсот световых лет. Они его, несомненно, испытывали — и ей показалось, что она улавливает те же признаки в холодных аристократических чертах Джефа Кестлера, ныне командующего группировкой у Пожирателя Солнц. Рядом с ним стоял командор Мандрос Нукиэль, вызванный специально, а также капитаны Вапет и Терон.
       Благодаря второй гиперрации, предоставленной Рифтхавеном, Арес имел теперь постоянную связь с «Астреей», покинувшей станцию две недели назад. В то же время с флотом вокруг Пожирателя Солнц продолжала поддерживаться и курьерская связь. Курьер с рапортом Нукиэля о событиях десятидневной давности прибыл несколько часов назад. Теперь этих десяти дней как не бывало — их съела сверхтехника Ура. Внезапный переход в реальное время действовал ошеломляюще.
       Четверо космических офицеров, глядя на человека, сидящего рядом с Нг, отдали честь.
       — Ваше величество, — произнес Кестлер.
       — Вольно, адмирал, командор и капитаны, — ответил Панарх с приветливым, отменяющим формальности жестом.
       Офицеры на экране уселись, и Нг заметила, что Нукиэль посмотрел в сторону, где сидела Элоатри с отцом и сыном Омиловыми. Гностор по праву присутствует на этой встрече, предшествующей высшему военному совету, который состоится через сорок часов, — но Верховной Фанессе, чтобы получить доступ сюда, пришлось сослаться на Протокол Габриэля.
       — Прошу ввести нас в курс событий, — сказал Панарх, и продуманная банальность этих слов развеяла чувство нереальности, утвердив новый тактический порядок.
       — После отправки последнего курьера новостей почти не было, — сообщил Кестлер. — Все идет куда более гладко, чем я мог предположить. Вся слава принадлежит командору Нукиэлю — это его заслуга.
       — Внедрение рифтеров во флотские эскадры действительно идет как по маслу, — сказал Нукиэль. — Операции корабельного уровня проходят успешно, невзирая на не совсем привычный стиль рифтерского командования.
       Давящую тишину нарушило легкое оживление. Единственной постоянной величиной в иерархии рифтерских кораблей было то, что никто из них не придерживался флотской модели командования.
       Нг присматривалась к Нукиэлю. В его темной бороде появилась седина, которой не было во время их встречи в системе Глоррейке несколько месяцев назад, и морщины на худощавом лице стали глубже. На Аресе они почти не виделись — его направили командиром в систему Пожирателя Солнц еще до того, как ее назначили верховным адмиралом, а прежде их обязанности имели мало точек пересечения.
       По-настоящему новым в нем было то, как легко он принял неформальный стиль общения, предложенный Панархом. В командовании он всегда был склонен к официальности. Это нельзя было приписать его новому назначению — личные особенности командиров в таких обстоятельствах проявляются еще ярче.
       Но есть и другие виды стресса, подумала Нг, вспомнив, как он посмотрел на Элоатри. После спасения Панарха и его спутников-рифтеров от рифтхавенского флота Нукиэль рискнул своей карьерой ради неких нематериальных вещей, доставив своих пассажиров сначала не на Арес, а на Дезриен, религиозный центр Тысячи Солнц.
       — Как обстоит дело с интеграцией персонала на отдельных кораблях? — спросил Брендон. Нукиэлю запретили покидать орбиту Дезриена, вспомнила Нг, глядя на Панарха. Что же было с теми, кто своими ногами ступил на планету, где властвует Сновидение?
       — Менее благополучно, — дернул ртом Нукиэль. — Флотский персонал на рифтерских кораблях, как и ожидалось, адаптируется хорошо. Правда, чем дольше они там находятся, тем менее сдержанными и, так сказать, более красочными становятся их рапорты.
       — А рифтеры на кораблях Флота?
       Кестлер промолчал, но на его лице отразилось презрение. Нукиэль, посмотрев на него, сказал:
       — С этим труднее.
       «Уверена, что это еще мягко сказано», — подумала Нг.
       Проводимая Панархом политика сближения с рифтерской субкультурой требовала этого шага, несмотря на трудности и даже снижение боеготовности, связанные с внедрением рифтеров на военные корабли.
       Нукиэль стал рассказывать, как он справляется с проблемами приспособляемости рифтеров к военной дисциплине, и Нг подумалось: «Именно поэтому Кестлер находится у Пожирателя Солнц, а я здесь». Кестлер выступил бы против намерения Панарха участвовать в атаке Флота на Пожирателя Солнц. Если бы он действовал заодно с такой величиной, как Ваннис Сефи-Картано, уже ведущей тонкую и очень эффективную работу против этого решения, Панарху пришлось бы отказаться от своего намерения.
       Политика! Это слово следовало бы сделать синонимом дерьма. Нг почти завидовала неспособности Кестлера увязывать потребности Флота с более широкими перспективами, хотя именно эта неспособность обеспечила ей пост верховного адмирала.
       — Как продвигается программа амнистии? — спросил Панарх, уходя от проблемы, не имеющей решения. Либо это сработает, либо нет — и в любом случае погибнут те, кто мог бы остаться в живых. Он решил, что одно другого стоит, и кончено, дело Флота совершить все возможное, на что способны люди, сталь и дипласт.
       — Пирожкометание себя оправдывает, — сказал Нукиэль, приспосабливаясь к перемене темы. — Как рапорты келлийских разведчиков, так и сенсорное наблюдение показывают предсказуемую реакцию: более плотную концентрацию сил в ответ на тревожные сигналы мониторов и замедление скорости патрулирования. — Командор улыбнулся и вдруг, как ни странно, помолодел — это была улыбка человека, который делает то, чему учился всю жизнь, и счастлив этим, какую бы цену ему ни приходилось платить. — Типичное должарское мышление: не оставлять ни один рифтерский корабль в одиночестве, чтобы никто не мог воспользоваться амнистией. Потому и перебежчиков пока нет.
       Если только вся группировка целиком перейдет к нам. Но должарианцы знают так же, как и Флот, что рифтеры, заключившие союз с Властелином-Мстителем, не доверяют никому. Они даже не могут переговорить со своими собратьями по гиперсвязи после устрашающего наказания, постигшего «Арависскую ведьму».
       — Оно и к лучшему, — сказал Панарх. — Нам пришлось бы интернировать их и выделить людей для их охраны. Все станет ясно во время боя. Если они решат, что сдаться возможно, то будут драться не слишком ожесточенно. — Нг поняла, что Брендон говорит это для людей вроде Омилова и Элоатри, несведущих в военном деле.
       — Мы перехватили несколько разговоров по обычной связи — у келлийских разведчиков это очень хорошо получается. Теперь, будучи связаны с компьютерами Ареса, мы, возможно, сможем расшифровать их, — сказал Нукиэль.
       — Больше того, — вмешался Терон, пошевельнув густыми рыжеватыми бровями, — мы получили ключ к гиперволновым переговорам.
       — Аналитики теперь уверены, что «Кулак Должара» каждый раз шифрует свои переговоры по-новому, — сказала Нг. — Как и мы здесь. Технология одноразовых шифровальных блокнотов — такой термин употреблялся две тысячи лет назад — по-прежнему остается единственной, не поддающейся расшифровке. Но она бесполезна там, где кто-то может такой блокнот продать, — поэтому Должар не навязывает их своим рифтерским союзникам. А кодами Братства после случая с «Ведьмой» пользоваться больше нельзя.
       Один из аналитиков задал какой-то вопрос о гиперволновой связи. Нг, уже зная ответ, перевела взгляд на эпистемиков — они работали за своими пультами спиной к экрану, переводя новые сведения в символическую форму и вплетая их в массив информации аресских компьютерных узлов. Эта работа в каком-то смысле никогда не закончится — ведь информация размножается делением, и новые звенья, тоже превращаясь в информацию, уходят глубоко в многовековые слои знаний аресской системы.
       Нг узнала соларха Ризо Гамуна, чьи темные пальцы так и плясали по клавишам. Других она знала по их досье — здесь были равным образом представлены обе фракции, оспаривающие судьбу Пожирателя Солнц, что оправдывалось природой совещания: ведь это сеанс связи, а не дискуссия. Дискуссия разгорится через неполных двое суток на большом совете. А в промежутке следует уделять равное внимание обеим альтернативным версиям.
       — Наша единственная надежда, — сказала другая женщина-офицер, криптолог, судя по форме, — это перегрузить их дискриминаторы, как при Артелионе. — С нотками юмора в голосе она закончила свою мысль: — Теперь, опираясь на аресскую систему, мы сможем это сделать, даже если должарианцы без остановки создают новые мощности.
       — Но они, без сомнения, будут опираться на систему Артелиона, — уточнил Вапет, — даже если им не удастся расшифровать флотские архивы.
       — Способны ли они довериться системе Мандалы? — возразил какой-то аналитик.
       — Зависит от степени нашего нажима, — сказал Кестлер, вновь беря контроль над дискуссией в свои руки. — И мы должны нажать как следует. Учитывая растущую активацию Пожирателя Солнц, пора, я думаю, переходить к серьезным мерам. Пусть увидят, что у нас есть зубы.
       Панарх слегка изменил положение, но ответил кратко:
       — Полагаемся на ваше суждение.
       Кестлер молча поклонился. Пришло его время доказать свою лояльность, подтвердить свою вассальную клятву. Когда же я выполню свою?
    * * *
       Позже, в тишине своих комнат, она с новой силой ощутила, что ей недостает какого-то важного фрагмента информации. Тихо, почти неслышно, играла келлийская музыка, и ее тройственный ритм действовал почти гипнотически. Она снимала физическое напряжение и усиливала высшие функции мозга, родственные таинственному Сновидению.
       Она снова связалась с массивом, содержащим всю информацию об атаке на Пожиратель Солнц. Мощность Флота, мощность Пожирателя Солнц, тактические планы. Сухие факты.
       «Нет, — подумала она в конце концов, опустив руки на клавиатуру, — не о вооружении и тактике нужно сейчас думать». Повинуясь едва зародившейся мысли, она убрала канал связи и вызвала то, с чего начала свою первую ночь здесь, когда обнаружила секретные записи верховных адмиралов. Она перескочила к концу символической карты и кружным путем двинулась к массиву, куда ее пост обеспечит ей доступ. Панархи бывали на Аресе лишь во времена кризисов — на что же опирался верховный адмирал, чтобы соблюсти баланс власти с правителем Тысячи Солнц?
       Над пультом загорелась голограмма — схематическое изображение Ареса, пронизанное кровеносными сосудами электрокабелей, вентиляции, водоснабжения и транспорта. Марго остановилась, и посетившая ее мысль обрисовалась во всей полноте.
       «Телварну» с испытаний отозвал сам Панарх — зачем ему это было нужно? Капитан рифтеров, Вийя, помогла низложить трех изменников, чья алчность и злоба позволили Эсабиану осуществить давно вынашиваемую месть, — но как могло случиться, что рифтера допустили в информационное пространство Ареса?
       Нг вспомнился тест на разрушение гиперреле. Панарх присутствовал на нем, но молчал, если не считать пары вопросов в самом начале.
       Да, он молчал. Нг нахмурилась, стараясь поточнее припомнить все, что тогда происходило. Ничего необычного в его поведении не было — иначе окружающие заметили бы это и потом начались бы пересуды или хотя бы намеки.
       Но был момент, когда внимание Панарха как будто обострилось: после первого этапа, из которого вытекало, что уничтожение Пожирателя Солнц неизбежно, и другой момент, когда он как будто расслабился: после второго этапа, доказавшего, что квантовыми блоками десантная атака возможна и что уничтожению можно противопоставить захват.
       Она не заметила бы ни того ни другого, если бы он сам не захотел. А после эксперимента он назначил совместное заседание Малого Совета и Стратегического Совета Флота, чтобы окончательно утвердить план предстоящей операции.
       И был третий момент несколько часов назад, когда Кестлер упомянул о возрастании мощности Пожирателя Солнц и обусловленной этим эскалации военных действий.
       Нг ощутила холодок неуверенности, уже знакомый ей по прошлым вхождениям в лабиринты высокой политики; она заметила, что отбивает пальцами тройной келлийский ритм, и заставила себя расслабиться.
       Панарх объяснил созыв объединенного совета тем, что это символически продемонстрирует единство военных и гражданских интересов; это перекликалось с неоглашенной идеей о том, что новый союз рифтеров и панархистов требует его личного участия в атаке.
       Суть заключалась в том, что гражданская часть Малого Совета горячо выступает против уничтожения Пожирателя Солнц и за использование его в мирных целях. Сверхсветовая связь и распространение энергии предлагают слишком много возможностей, чтобы отказаться от них.
       Так чего же хочет Панарх? Леди Ваннис пока ни словом, ни действием не выразила своего отношения к судьбе Пожирателя Солнц. Похоже, она и Брендон в анклаве сосуществуют в полной гармонии и часто вместе принимают гостей. Но Антон Фазо, прилежно посещающий все бесконечные обеды, приемы, балы и концерты, вынес оттуда твердое убеждение: Ваннис деликатно, но непреклонно употребляет все свое немалое влияние, чтобы побудить политиков потребовать от Панарха неучастия в боевых действиях. Почему же она так упорно противится намерению Брендена покинуть Арес? И почему Брендон это терпит?
       Словно пузырь из неизведанных глубин, перед Нг встал Камень Прометея, показанный 25-м каналом. Нг пробежала по клавишам пульта. Почти вся программа, за исключением Пятого блока и Аркадского Анклава, погасла. Какой-то миг разноцветные нити коммуникаций, связующие два этих островка, еще светились — потом погасли и они, кроме линий транспорта и лифтов. Еще немного — и артерии общественного транспорта тоже исчезли. Остались только секретные, закодированные линии.
       Марго, переводя дыхание, совместила темпоральные параметры с личными кодами высшего уровня. На схеме остались едва заметные световые прожилки, но их было довольно, чтобы связать рифтерского капитана с правителем Тысячи Солнц нитями прочнее моноволокна: они посещали друг друга не один, а несколько раз.
       Присвистнув, Марго выключила пульт.
       Поднявшись по ступеням, она остановилась перед огромным иллюминатором, откуда открывался вид на внешнюю поверхность онейла, на космос и скопище кораблей вокруг станции. Одно из самых трудных своих решений Нг приняла не тогда, когда вступила в бой над Артелионом, бывший не чем иным, как военной хитростью, — но потом, когда с остатками своего изувеченного флота решила идти на Арес с захваченной гиперрацией. Будь у нее хоть малейшая возможность остаться и лично возглавить поиск пропавших кораблей — поиск «Фалткомара» и Метеллиуса, которого она любила больше двадцати лет, — она бы это сделала.
       «Я знаю, чего хочет Брендон, — подумала она, глядя на холодную красоту космоса. — Долг вынудит его подчиниться высшей необходимости, как сделала я при Артелионе, но он постарается воспрепятствовать уничтожению станции».
       Теперь она знала Брендона хай-Аркада — и доверяла ему — достаточно, чтобы понимать: это всего лишь одна из причин, пусть и самая главная, побуждающая его отправиться вместе с Флотом к Пожирателю Солнц. Он не позволит личному интересу возвышаться над присягой, которую принес народам Тысячи Солнц.
       Однако он сделает все, чтобы не только отправиться к Пожирателю Солнц, но и высадиться на самой станции. Вместе с десантом.
       Вот и всё. Ей не нужно было слов и жестов, чтобы это знать. Нг засмеялась, вспомнив своего помощника Пертса Крайно, — который сам теперь стал капитаном. Он сказал ей перед самым возвращением на Арес с Геенны: «Помощник, не умеющий угадывать, в каком настроении его капитан, даже плевка не стоит».
       Пертс разбирался в ней лучше некуда, а она учится разбираться в Брендоне Аркаде.
       Он постарается удовлетворить обе фракции, но рискнет своей жизнью ради сохранения Пожирателя Солнц, ради того, чтобы вырвать станцию из лап Эсабиана посредством десантной атаки.
       Нг расхаживала взад и вперед, позабыв о времени. Как он это осуществит? Его выбор, как благожелательного правителя триллионов людей, ограничен. Он не станет губить чью-то карьеру, не станет отдавать приказы.
       Она снова остановилась перед иллюминатором, глядя на ту часть Колпака, где помещались крейсера. Бортовые огни «Грозного» светили ровно, ободряюще. Задача у него потруднее, чем просто взять и занять место на катере. Ему понадобится скафандр, который делается по мерке для каждого десантника, — это длительный процесс даже без подготовки, необходимой, чтобы овладеть целым арсеналом оружия и техники. И если все эти условия будут выполнены...
       Все эти условия! Легко сказать. И почти невозможно сделать, не привлекая к себе внимания. Разве что найти другой способ.
       Нг закусила губу, перебирая в уме своих людей. Разве что взять кого-нибудь вроде мелиарха Луабы Чац, раненной при Артелионе и собирающейся уйти в отставку.
       Чац. Высокая, молчаливая, преданная не на жизнь, а на смерть. Согласится ли она стать участницей заговора? А если да, как свести ее с Панархом, не вызвав внимания к нему или к ней? И что, если я ошибаюсь?
       Нг, покачав головой, включила пульт и музыку и начала одеваться к обеду. Главное, что проблема обозначена, а решение выплывет из подсознания если не среди соблазнов большего света, то во сне. Она найдет способ подсунуть Чац Брендону — и если она права, он сам все смекнет.
       Взглянув напоследок на звезды и корабли за иллюминатором, Нг открыла дверь и вышла.
       Я права. Спорю на звезду, которую он мне прицепил, что я права.

    17

       Несмотря на простоту Звездной палаты, Осри считал ее самым впечатляющим из всех виденных им помещений — подходящая сцена для стратегического совещания, которое решит судьбу Пожирателя Солнц. Огромный круглый зал расположен на металлической верхушке оси Ареса, и его стены и потолок из прозрачного дипласта заставляют человека сдерживать дыхание. За низкими перилами в нескольких метрах от невидимого купола находится кольцевая шахта, откуда периодически поднимаются группы людей. Одни спешат отойти от края, на других это как будто не действует. Хитроумная акустика, глушащая голоса, подчеркивает неумолимую реальность звезд и поверхности Колпака.
       — Нижнесторонние и высокожители, — сказала внезапно Марго Нг рядом с Осри. — Различие даже здесь сказывается.
       Он встретил ее, вице-адмирала Уилсонс и Фазо в лифтовой шахте, и она пригласила его присоединиться к ним, сказав, что у нее есть к нему вопросы, но с тех пор мало что говорила, а к нему и вовсе не обращалась.
       — Еще рифтеры, — сказала Уилсонс. — Но здесь различие, возможно, и сгладится.
       Осри заметил рифтхавенского синдика Хуманополиса в сопровождении рифтерского капитана Лохиэль и ее кузена Камерона бан-Маккензи, капитана эсминца «Клейдхем Мор». Оба рифтера тоже почти не обращали внимания на открывающийся за куполом вид.
       — Возможно, — сказал Антон Фазо. — Лохиэль просто находка, но вот Хуманополис?
       Парящие лампы, зависая над входящими группами, сопровождали их к широко расставленным пультам, и круги света падали на толстый ковер под ногами. Благодаря какому-то оптическому фокусу освещение ничуть не заглушало сияния звезд и красного гиганта, чей лимб выгибался над Колпаком, бросая длинные тени на крейсера в ремонтных ямах, усеивающих металлическую поверхность во всех направлениях. Пять ярких звезд над головой тоже постепенно приобрели очертания подходящих крейсеров — последних, что остались от флота сектора Алеф-Нуль.
       Космическая панорама снаружи не уступала человеческой внутри. Блуждающий взгляд Осри улавливал виньетки жестов, подчеркивающих напряженную атмосферу в зале: поднятую руку, повышение голоса, зажатую позу женщины, склонившейся над картой. Это затрагивало даже Дулу высшего круга — точно общая для всех судьба сорвала с них маски; заставляя объединиться с другими против грозного наследия Ура. Скоро здесь определятся подробности атаки на Пожиратель Солнц — Панархия попытается вырвать у Эсабиана оружие, с помощью которого он перевернул тысячелетнюю историю Тысячи Солнц.
       «Нет, — сказал себе Осри, глядя вокруг, — только попытался перевернуть. С Панархией еще не покончено».
       Из шахты возникли новые лица, и в зале постепенно начали образовываться две группы. Антон Фазо, извинившись, присоединился к офицерам и аналитикам, собирающимся у большого пульта-стола. Это было ядро фракции, стоящей за уничтожение Пожирателя Солнц.
       Дамана Уилсонс тоже отошла к более мелкой группе членов Малого Совета и штатских ученых у такого же стола в некотором отдалении от первого. Возглавив отрасль инфонетики после того, как Дулу выбросили Гештар аль-Гессинав в космос, адмирал, видимо, сочла себя обязанной попытаться спасти базу техники, которая могла обеспечить работу межзвездного ДатаНета в реальном времени. Интересы всех штатских лиц, входящих в ее фракцию, совпадали с мнением Панарха.
       Правда, по разным причинам. Осри под влиянием разговора с Брендоном вспомнил утонченную Ваннис Сефи-Картано, с улыбчивой грацией переходящей от одной группы к другой на каждом светском сборище. Многие, с которыми она беседовала, были членами Малого Совета и прочими высокопоставленными лицами.
       Человека, чья решимость спасти Пожирателя Солнц была самой сильной, в группе Уилсонс не было. Казалось, что отца Осри окружает пузырь того самого вакуума, который простирался за дипластовым куполом. С ним были только Изабет, его старший техник, Верховная Фанесса Элоатри и еще несколько человек. Осри хотелось присоединиться к ним, но он не мог это сделать без разрешения верховного адмирала.
       Глаза отца слегка расширились, и Осри увидел, что из шахты поднимается Панарх. Марго Нг поклонилась согласно обстановке. Звездная Палата считается мостиком Ареса, и капитан здесь она, так же как и на «Грозном», Осри четко отсалютовал, и Брендон в ответ наклонил голову, юмористически приподняв уголок рта.
       Он встречается с флотскими на их территории и наслаждается предстоящей схваткой. Теперь Осри понял причину своего присутствия здесь — и верховный адмирал тоже поняла. Только так Панарх может показать, какой вариант действий предпочитает. Это предполагает наличие между Нг и Брендоном понимания, о котором Осри не подозревал. Что, в свою очередь, дает понять, насколько он сложен, человек, некогда столь презираемый Осри, а теперь ставший его другом и сюзереном.
       У него столько же граней, сколько людей в его жизни. Это-то больше всего и удручало Осри в его дулусском наследии. Так легко распасться на части и забыть о реальности за многочисленными ролями.
       Но теперь Осри знал, что Брендон — истинный Аркад, равный по масштабу всем испытаниям, в тысячелетнем противостоянии которым сформировалась его династия. Официальный белый костюм правителя, носящего траур, лишь подчеркивает его обаяние, не оставлявшее его и тогда, когда он в потрепанном комбинезоне драил рифтерские двигатели.
       Брендон ничего не говорил и не двигался с места.
       Постепенно внимание зала стало обращаться к нему, и гул голосов затих. За куполом позади Панарха вспыхнул свет — это первый из прибывших крейсеров опустился в свое углубление.
    * * *
       В зале установилась тишина, а Себастьян Омилов размышлял о двух людях рядом с Панархом: верховном адмирале и Осри. Официально его сын все еще считается офицером по связи с проектом «Юпитер»; он присутствует здесь в этом качестве последний раз, прежде чем отправиться в систему Пожирателя Солнц и занять место навигатора на рифтерском эсминце «Глория». Этот факт и присутствие Малого Совета с его сильным протекционистским уклоном вселяли в Омилова надежду, что его кропотливое политиканство принесло свои плоды. Но каково мнение верховного адмирала? Не явится ли оно решающим перевесом для тех, кто хочет уничтожения Урианской станции? Встречи с ней не дали Омилову никакого намека на ее точку зрения.
       Брендон выждал, когда утихнет легкая сейсмическая дрожь, вызванная посадкой крейсера, и лишь тогда заговорил. Омилову тон его голоса, слышного благодаря сложной акустике всем и каждому под куполом, показался почти разговорным. Но на его фоне, как раскаты огромного колокола, звучали через длинные интервалы колебания садящихся крейсеров, делающие слова Панарха как нельзя более весомыми.
       — Сила, зародившаяся еще до того, как мы стали людьми, сделалась оружием в руках безжалостного врага. Ей мы противопоставляем наше понимание Единосущия, воплощенное в нашей науке и, что еще важнее, в нашей человечности. Мы не знаем, будет ли этого достаточно.
       Но мы — Феникс. Вырвавшись из тоталитарного Солнечного Коллектива, люди Утерянной Земли прошли через Воронку, чтобы создать новые миры в Тысяче Солнц. Из праха их мечтаний Джаспар Аркад вместе со всеми нашими предками возвел Тысячелетний Мир. Теперь и мир тоже сгорел в пламени конфликта, которое мы же сами помогли разжечь.
       Такого поворота Омилов не ожидал. Он посмотрел по сторонам и увидел испуг на многих запрокинутых лицах.
       — В легендах Утерянной Земли Феникс сам возводил свой костер, подбирая самые редкие и драгоценные породы дерева. Мы таких усилий не прилагали — мы просто позволили разобщенности, вызванной межзвездными расстояниями и разными условиями жизни, перерасти в пожар, грозящий не очистить, но уничтожить нас. Враг, несмотря на свое проникновение в тайны Ура, был бы бессилен, если бы не эта разобщенность.
       Джеп Хуманополис растянул рот в свирепой улыбке, у многих других вид был ошеломленный. Расхождение легкого тона Брендона с тяжестью его слов будоражило, а заново вспомянутые трения между нижнесторонними-высокожителями-рифтерами расшатывали противоположные позиции «сохранить — уничтожить». Впервые за много недель Омилов испытал прилив надежды.
       — Либо мы избавимся от этой разобщенности, либо перестанем существовать. — Условное будущее время, использованное Панархом, придало его утверждению силу приказа. Реакция зала не уступала ударной волне очередного причаливающего крейсера, и свет из радиантов корабля озарил последнего из Аркадов. Омилов ощутил благоговейный трепет. Никогда еще он не видел, чтобы символами манипулировали с такой легкостью. На лице верховного адмирала, стоящей рядом с Панархом, отразилось легкое удовлетворение.
       Панарх сделал руками сдержанный жест, вобравший в себя все окружающее.
       — Так давайте же сложим свой костер здесь, собрав все наши ресурсы, чтобы человечество, подобно Фениксу, вновь обрело бессмертие в пламени этой войны.
       Он умолк, и в зале настала тишина. Элоатри рядом с Омиловым тихо молвила:
       — «В этот день мы зажжем такую свечу...»* [4]
       Затем он услышал свое имя:
       — Гностор Омилов, прошу вас открыть совещание своим докладом.
       Себастьян прошел к своему пульту, пытаясь осмыслить то, что услышал сейчас, — и слова, и заложенную в них символику. Призыв Панарха к единству включал и рифтеров на Пожирателе Солнц, не упоминая о них; негласное участие верховного адмирала в посадке эскадры из Алеф-Нуль ясно давало понять, что она на стороне Панарха, и смысл присутствия здесь Осри тоже становился понятен. Ему, Омилову, больше нет нужды искажать свои данные — мысль, против которой восставало все его существо, несмотря на страх, что Пожиратель Солнц может быть приговорен даже теперь. Он представит наиболее драматические факты — а перед лицом того, что им предстоит, особенно драматизировать не придется — и положится на то, что вызванные этим эмоции помогут решить стратегический спор.
       Ирония ситуации заставила его улыбнуться. Вот оно, коловращение жизни! Теперь он зависит от Брендона почти так же, как Брендон зависел от него во время той конфронтации в кабинете Найберга, утвердившей бывшего ученика Омилова в его наследственных правах.
       Себастьян Омилов твердой рукой включил пульт и стал излагать историю Ура в теперешнем своем понимании.
    * * *
       Джеп Хуманополис слушал Панарха с глубоким удовлетворением, зная, что выиграл свою игру. То, что он покинул Рифтхавен, оставив его на милость двух других членов триумвирата, могло бы обернуться политическим самоубийством, но глубина и здравый смысл, проявленные новым Панархом, подтвердили, что это был мудрый шаг. Он вернется на Рифтхавен с триумфом как создатель нового соглашения между рифтерами и Панархией.
       Если, конечно, атака пройдет удачно. Джеп подивился этой своей мысли, непривычно объединяющей рифтеров с панархистами. Но выбирать не из чего. Должар нам и вовсе жить не даст.
       Затем у Джепа, несмотря на его знакомство с голотехникой и проведенную в космосе жизнь, перехватило дыхание. Прозрачный купол затуманился, и пламя из радиантов последнего крейсера превратилось в пульсирующее свечение, которое тоже померкло, сменившись видом на спиральную галактику, снятым сверху.
       — То, что вы здесь видите, не видел еще ни один человек, — сказал гностор. — Это восстановление истины по фактам, наблюдаемое с точки, до которой самым быстрым нашим кораблям пришлось бы лететь тысячу лет.
       Перспектива сместилась, и среди ровных витков спирали на одной стороне галактики показалась трещина — узкое копье тьмы, пронизывающее крутящуюся солнечную материю и обломки звезд, протянувшееся из центра галактической линзы почти до самого края.
       — Мы привыкли говорить о Рифте так, словно это всего лишь часть Тысячи Солнц, — продолжал Омилов. У наконечника темного копья начал мерцать красный кружок. — В действительности, как вы видите, Рифт неизмеримо больше нашей крошечной звездной делянки... — Гностор сделал паузу — то ли для пущего эффекта, то ли не решаясь высказать то, что собирался. — И это явление нельзя назвать естественным.
       Перспектива переместилась к центру галактики. На фоне звездных скоплений, разлетающихся, как искры на ветру, открылось огненное жерло, словно грозящее поглотить зрителей.
       — За много веков до возникновения человечества Тысяча Солнц была только фрагментом этой части галактики, и населяла ее раса, которую мы называем Ур. Мы не знаем, насколько обширны были их владения. Даже самые далекие наши экспедиции за пределы Окраин обнаруживали Обреченные Миры — ужасающие произведения искусства, оставленные Уром. Но мы можем с уверенностью сказать, что даже Ур при всем их могуществе не имели власти над центром нашей галактики, областью бушующих энергий и искривленного пространства, где до сих пор пылают огни творения.
       Хуманополис испытал головокружение — казалось, что Звездная Палата со всеми, кто в ней был, летит прямо в огненный водоворот, адский котел из плазмы и распадающейся материи, вечно нисходящей к уничтожению в огромной черной дыре, занимающей центр галактики. Пространство вокруг казалось искривленным; Джеп прямо-таки чувствовал, как приливные силы громадной аномалии охватывают его своими неразгибаемыми пальцами.
       — Десять миллионов лет назад некий враг, или некая сила, или нечто другое, для чего у нас нет ни слов, ни понятий, возникло из сердца галактики, бросив вызов гегемонии Ура.
       Точка наблюдения, заставив Джепа пошатнуться, описала круг и понеслась вдоль плоскости галактики вместе с Рифтом, среди разбитых звезд и туманностей и пыли раздробленных планет. По обе стороны в величественной тишине проплывали звездные стены, и отдельные солнца, вспыхивая, улетали назад.
       — Мы не знаем, кто из них победил — возможно, победителя не было вовсе, — но и Ур, и противостоящая им сила исчезли из Единосущия. И поле их битвы, где они сражались неведомым оружием, превратилось затем в Рифт.
       Звездные стены сузились, приобретя сходство с кишечником некоего чудовища, и устремились к какой-то звездной системе.
       Затем движение остановилось, и перед собранием возникла диковинная конструкция из переплетенных труб и конусов, чей материал не был ни металлом, ни живой материей. Позади нее пылал бинарий черной дыры.
       — Теперь мы знаем, что это было за оружие. Здесь война — если это была война, а не полное уничтожение — закончилась, и здесь же кончается Рифт, оставляя позади только этот Пожиратель Солнц, находящийся ныне в руках Должара.
       Последующая долгая пауза заставила Хуманополиса напрячься — он полагал, что с остальными происходит то же самое, но, посмотрев на Панарха, увидел только спокойное внимание.
       — Пожиратель Солнц, — снова произнес Омилов. — Одно из устройств, которое, как мы теперь полагаем, создали Рифт.
       Ему не нужно было делать ударения на словах «Пожиратель Солнц» — они рванули в голове у Джепа, как новая звезда. Ну конечно! Почему мы, собственно, думали, что он один такой? Ответ напрашивался сам собой: потому что хотели верить, что победа в нынешней схватке останется за ними навсегда. Но вечным ничего не бывает.
       С легкой улыбкой Омилов уменьшил Пожиратель Солнц — теперь он занимал только часть купола, и снова стал виден Колпак с его тучами мелких судов, снующих теперь вокруг новоприбывших крейсеров.
       Наступило долгое молчание. Хуманополис видел нерешительность на лицах многих людей, принадлежащих к обеим фракциям. Эффектный доклад гностора и истинный масштаб предстоящего поколебали все расчеты. Те, кто настаивал на сохранении Пожирателя Солнц, определенно задумались, а сторонники уничтожения задались вопросом, не останутся ли они беззащитными в случае обнаружения такого же устройства — если не чего-то похуже.
       Сам рифтер, по правде сказать, не знал, чего хочет. Овладение техникой Ура, обеспечивающей мгновенную связь в космосе, не оставит места для рифтеров в Тысяче Солнц — им просто негде будет спрятаться. С другой стороны, напряжения, вызванные внедрением этой техники, могут запросто привести к расколу Панархии, и рифтерская субкультура освободится от каких бы то ни было ограничений.
       Но хочет ли он этого? Прежде Джеп без колебаний ответил бы «да», а многие на Рифтхавене и теперь бы так ответили.
       — Не скажете ли вы, насколько весомы выводы, входящие в основу вашего доклада? — Столб света выделил высокую женщину рядом с Хуманополисом. Эммари нур-Камдатус, член Малого Совета, обладающая значительными коммерческими интересами. — Откуда, например, известно, что именно Пожиратель Солнц создал Рифт?
       — Сомнительно, что Рифт создал он один, — ответил гностор. — Подобных устройств могло быть много. — Он вывел на свой макет красное солнце бинария чёрной дыры, вокруг которого вращалась загадочная конструкция. Поперечный разрез солнца открыл множественные слои света в сопровождении целых серий глифов и цифр. — Но вернемся к вашему вопросу. Спектр звезды-спутника в системе Пожирателя Солнц показывает, что ее эволюция была прервана и ее ядерные реакции чем-то контролируются. Звезда стабильна, хотя не должна быть таковой на данном этапе. Мы можем только предположить, что контролирует ее Пожиратель Солнц, но этот вывод подтверждается увеличением радиуса звезды с тех пор, как должарианцы начали на станции свои эксперименты с темпатами.
       — И это увеличение стало теперь постоянной величиной, — заметил офицер рядом с Антоном Фазо.
       Больше он ничего не добавил, но в этом и не было нужды. Джепу и так был ясен военный и политический смысл этого заявления. Военный: время для нанесения удара сокращается, и цена атаки возрастает с каждым днем. Политический: непосредственной причиной этой новой угрозы явилось решение Панарха относительно рифтеров с «Телварны». И это распрекрасно зажимает рот фракции разрушителей — они не могут напирать на этот факт, не высказывая критики в адрес Панарха.
       — Есть разница между контролем звезды и ее уничтожением, — возразил кто-то. Хуманополис, не узнав этого человека, слегка изогнул запястье. (Арман Димаг Нерушан, Парадиз), — сообщил босуэлл. Парадиз. Обреченный Мир, которому грозит неизбежная гибель от звездного взрыва через пятьдесят тысяч лет. Не надо спрашивать, на чьей он стороне.
       — Верно, — ответил Омилов, — но плотность черных дыр в этой части Рифта, между ядром галактики и местонахождением Пожирателя Солнц, намного выше, чем при любом естественном процессе, — тогда как за Пожирателем Солнц, насколько нам известно, их нет совсем.
       Последовали другие вопросы, и дискуссия постепенна перетекла из стратегической в тактическую, включающую в себя оба варианта действий. Хуманополис почти не уделял внимания военным деталям — это было вне его компетенции.
       Он предпочитал наблюдать за людьми, регистрируя приливы и отливы мнений в Звездной Палате. Эту задачу ему облегчали исходящие неведомо откуда лучи, высвечивающие каждого оратора, и парящие лампы, висящие наиболее густо над самыми крупными группами.
       Хуманополис никогда не делал вид, в отличие от многих известных ему людей, что хорошо понимает панархистов. Но за время своего пребывания на Аресе он убедился, что слишком легко поддался стереотипу, главенствующему в рифтерском общественном мнении. Панархисты, по крайней мере здесь на Аресе, не менее индивидуальны, чем любая группа рифтеров.
       Впрочем, эти — результат естественного отбора, иначе они вообще не попали бы на Арес.
       Дулуский лоск — вот характерная черта их общества; даже поллои ему подчиняются, как бы они это ни отрицали, — из-за этого и кажутся такими одинаковыми.
       «Выучим еще один танец, только и всего», — думал рифтер, пока дискуссия двигалась к консенсусу. Собрание разбилось на две равные по величине группы, и компромисс казался неизбежным.
    * * *
       — ...но мы не можем больше читать гиперволновые сообщения, поскольку должарианцы вынуждают рифтеров принимать строгие меры секретности при шифровании, а сами перешли на одноразовые коды. Без этой информации десантная атака будет глупостью! Мы ничего не знаем об их обороне, — заявил лидер группы аналитиков.
       — А они не могут читать наши сообщения, — высказался другой аналитик. Луч высветил швы на его темнокожем лице, и Марго Нг узнала коммандера Йергена нур-Лиронеса.
       — Это негативный фактор, а мы нуждаемся в позитивной информации...
       «Точно кригшпиль, — подумала Марго, — старинная разновидность шахматной игры, где один противник не видит фигур другого».
       Пожалуй, всем в зале уже ясно, что два возможных варианта действий отнюдь не исключают друг друга. Панарх рядом с Нг слегка переступил с ноги на ногу, выдавая свое беспокойство. Многие повторяют то, что не раз уже говорилось — можно подумать, они не столько хотят убедить других, сколько послушать собственный голос. Еще немного — и нормальная человеческая реакция сделает компромисс невозможным.
       Как только очередной оратор высказался, Нг отдала по босуэллу распоряжение, и автоматика зала, согласно положенной ей по рангу привилегии, направила свет на нее.
       — Мне думается, мы достигли консенсуса. Атака будет двойной: десант добровольцев на Пожиратель Солнц, подкрепленный объединенным панархистско-рифтерским флотом, который будет сеять драконьи зубы и совершать рейды, — и наводка на станцию астероидов с целью ее уничтожения, если десант потерпит неудачу.
       Под куполом вспыхнула световая сфера, переливающаяся желтыми, зелеными и красными огнями, — это дискриминаторы регистрировали импульсы босуэллов. В конце концов возобладал зеленый свет, а красный, приняв желтоватый оттенок, поблек, хотя и не исчез совсем.
       Но Нг почти не замечала этого — сейчас она в полной мере ощущала, груз того, что только что совершила.
       Она поклонилась Панарху, и он ответил ей, как предписывалось протоколом. Для всех присутствующих это означало только, что она передает решение в его руки, а он символически на это соглашается.
       Но их взгляды, встретившись, выразили понимание, и Марго Нг, верховный адмирал Тысячи Солнц, поняла, что в действительности он соглашается не только с порядком атаки, но и с тем, что ей, Марго, возможно, придется сделать, и с тем, чего это ей будет стоить.
       Ибо на одном из десантных катеров, с ее же ведома и согласия, будет он. Он будет на Пожирателе Солнц, когда астероиды достигнут точки, откуда возврат невозможен.
       И если с Пожирателя Солнц не поступит сигнала о победе, решение об уничтожении станции — и всех, кто есть на ней, — падет на нее.

    18

    ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ
       Вийя, крутнувшись, нанесла удар ногой.
       Жаим отвел его, сделав финт, направленный сначала ей в лицо, потом в живот. В вихре сконцентрированных движений она парировала его финты и сделала свой. Весь мир сосредоточился на Жаиме.
       Это было облегчением... разрядкой...
       Короткий судорожный вздох вывел ее из транса, и она, отступив на шаг, увидела багровеющее пятно на шее Жаима.
       Его глаза помутнели, и он потряс головой и на миг уперся руками в колени.
       — Здорово ты его, — сказал Локри сзади.
       Монтроз подошел к Жаиму:
       — Давай посмотрю?
       — Нет. Я в порядке. — Жаим отвел руку, выпрямился и сказал Вийе: — Продолжим.
       Укол совести пробился сквозь миазмы страха и похоти, окутывающие ее мозг — густые и злобные, словно наделенные собственным разумом.
       — Хватит, — сказала она и повалилась на стул.
       Только тогда она увидела, как Жаим устал, и раскаяние побудило ее расширить диапазон своего внимания. Жаим подошел к подогревателю проверить, не осталось ли кафа. Легкая неуверенность в движениях и напряженность одной руки показывали, что он слишком заработался.
       «А вот у меня энергии не убавляется», — подумала Вийя и перехватила взгляд Иварда. У нее уже не осталось места для сожалений — но ведь ее эмоциональный спектр, вероятно, сильно нарушает общение Единства, что, в свою очередь, сказывается на Иварде. Правда, когда он нуждается в духовном и эмоциональном убежище, келли как-то помогают ему. Но это убежище не совершенно. Сны о некой злобной сущности, обитающей на станции, участились, и даже келли не могут их разгадать.
       Щупальце страха проникло в ее мысли, предвещая чей-то приход. Моррийон.
       Дверь чавкнула, и в комнату вместе с Моррийоном вкатилась зловонная, подавляющая ум комбинация усталости, гнева и страха. От усилия не врываться внутрь он двигался еще более по-крабьи, чем всегда. Это в сочетании с внезапно усилившимся писком пси-заградника снаружи вызвало у Вийи тошноту.
       Моррийон оглядел всю команду, ничем не выдавая своих мыслей, и сказал Вийе:
       — Наследник вызывает вас к себе.
       Жаим поднял голову, стиснув рот. Вийя, поборов тошноту, сказала:
       — Я никуда не пойду, пока ты не уберешь энергию в этом проклятом карра-пси-заграднике.
       Голова Моррийона дернулась, как от удара. Адреналин в нем вырос, как волновой фронт новой звезды, и Вийя поморщилась.
       Он набрал на своем блокноте контрольный код, и давление, терзающее череп Вийи, частично уменьшилось. Ее связь с реальностью окрепла, и она заметила, как Седри Тетрис слегка кивнула и посмотрела на пульт. Контрольные коды пси-заградников — благодаря содействию Тат Омбрик. Впервые за целую вечность Вийя ощутила слабое желание улыбнуться.
       — Пойдемте, — сказал Моррийон, снова открывая дверь.
       Вийя последовала за ним. Выходя, она ощутила подавленность и недоумение Иварда, глубокое недоверие, которое испытывала в этой ситуации Седри, и тихий гнев Монтроза на собственное бессилие. Марим и Локри спали.
       Немигающий взгляд Жаима следил за ней, пока дверь не закрылась.
    * * *
       Как только Вийя с Моррийоном вышли, Жаим метнулся к буфету и вылил в чашку остатки кафа. Какой-то миг он стоял, болтая напиток, густой и ароматный после нескольких часов на подогреве. Потом запрокинул голову и залпом выпил чашку.
       Он вернулся к своей койке и повалился на нее, чтобы скрыть дрожь, которую не мог побороть. «Быстро же ты привык к элитному, смешанному из нескольких сортов кофе на Аресе», — с усмешкой сказал он себе.
       «Телварна» знала толк в изысканных блюдах и напитках — как-никак ее камбузом заправлял голголский повар. Но кофе Монтроз им заваривал редко, только когда они были измотаны и нуждались в подзарядке — свое кулинарное творчество ему приходилось ограничивать продуктами, закупленными на Рифтхавене, с добавлением трав и овощей, которые он выращивал в гидропонных резервуарах.
       В анклаве выбор продуктов был неограниченным, и Монтроз первый объявил, что шеф-повар, нанятый на время их экспедиции к Пожирателю Солнц, — первоклассный мастер, даже лучше его.
       Жизнь на Пожирателе Солнц оказалась недюжинным испытанием для организма. Незатейливая должарская еда имела только две разновидности: сухую и кашистую. Бесспорно питательная, она не вызывала никакого аппетита, и Жаим, склонный находить символику во всех аспектах жизни, размышлял о том, как отношение к еде в разных культурах отражает отношение к личности.
       Они хотят, чтобы мы были здоровыми, пока мы им нужны. Исполнив свое назначение, мы утратим всякую ценность для властей предержащих.
       Власть предержащие... Интересно, Вийя уже там?
       Чтобы отвлечься от мыслей о ней, он стал смотреть на Иварда, ушедшего глубоко в себя. Парень с каждым днем становился все более странным — он один не имеет ничего против заточения на Пожирателе Солнц. Его ум с помощью келли блуждает по неведомым тропам. Единственна опасность — это страшные сны, которые изводят его.
       Монтроз сидит на краешке койки, большой и уютный. Он глубоко несчастен здесь, потому что чувствует себя не у дел: ему даже стряпать не дают, и он ничем не может помочь своей команде. Жаим сильно подозревал, что только растущая дружба между Монтрозом и Седри Тетрис спасает кока от депрессии.
       Тетрис сидит в такой же позе, опустив подбородок на руки, и хмуро смотрит на пульт. Вот она посмотрела на Монтроза — он пророкотал ей что-то, и ее некрасивое, увядшее лицо помолодело на миг от застенчивой улыбки. Здесь, где они вынуждены жить бок о бок, Жаим быстро научился ценить ее честность и спокойный характер. Ей как будто не составляло труда принимать каждого человека таким, как он есть, и в каждом находить что-то интересное.
       Локри проснулся, когда закрылась дверь, и сел, лохматый и заспанный, рядом с Ивардом. Он сильно изменился за последние месяцы — и не только потому, что побывал под судом за убийство, которого не совершал. Жаим всегда его недолюбливал и не доверял ему. Его и теперь коробило от шуточек Локри, но чувство, что на него можно положиться в бою, крепло в Жаиме с каждым днем.
       Марим лежит, подложив руки под щеку, и смотрит в стену. В ней тоже что-то изменилась — Жаим не понял пока что, но не думал, что эта перемена к лучшему.
       Вийе Марим нравится — возможно, потому, что ведет себя с людьми так, как Вийя никогда бы себе не позволила. Это Жаим настоял на том, чтобы не открывать Марим их плана насчет Пожирателя Солнц в те последние напряженные дни на Аресе. Вийя, измотанная до предела, согласилась, хотя и заметила, что неспособность Марим хранить секреты касается только ее личных дел.
       Позднее Жаим понял, что это правда, но ему уже было все равно. Теперь он чувствовал, что Марим затаила обиду, и пытался найти ненавязчивый способ решения этой проблемы. Марим, хоть тонкостью и не отличается, далеко не глупа.
       Запертые в этой каюте, где единственные другие помещения — это освежитель и комната эйя, они получили возможность изучить друг друга досконально. Марим и Седри нашли способ выходить наружу. Случай с Марим тем удивительнее, что у нее нет никаких особых талантов. Хотя у суровых должарских солдат она, похоже, становится все популярнее. Седри подтверждает ее хвастливые рассказы о том, что в рекреационной теперь стало весело. Даже Лар говорил, что бори нравится там бывать.
       Точнее, нравилось — до последнего времени, подумал Жаим. У него холодел затылок при мыслях о Каруш-на Рахали, о темной примитивной похоти охотника и страхе жертвы, придающим здешней жизни еще большую напряженность. Этот ритуал, столь скрупулезно соблюдаемый, за отсутствием индивидуальных черт представлялся Жаиму скорее символическим... Но с Вийей это не обсудишь.
       А сейчас она наедине с Анарисом.
    * * *
       Моррийон молчал, идя с Вийей по коридорам. На перекрестках не было видно никого, кроме пары торопливо прошмыгнувших серых. У туннелей, ведущих в рециркуляторный сектор, стояли удвоенные посты. Даже от часовых-тарканцев шла сексуальная энергия, захлестывающая всю станцию. Но тарканцы, в отличие от серых, были подтянуты и готовы к бою — свой страх и фрустрацию они умело преобразовывали в гнев.
       Они миновали последний охраняемый перекресток, и бори нажал на вестник у покоев Анариса. Дверь открылась, и Моррийон сделал Вийе знак войти — с каменным лицом, не глядя ей в глаза. Его подозрительность с оттенком какого-то злобного юмора кольнула Вийю, повысив ее собственный адреналин.
       Она вышла, и ее сапоги бесшумно ступили на толстый, ручной работы ковер с темным старинным узором.
       Анарис сидел на своем резном стуле за массивным столом, устремив на нее мрачный взгляд.
       — Сядь, — махнул он в сторону единственного другого стула. — Хочешь настоящего кофе? — Он встал, выше ее ростом, прошел, не дожидаясь ответа, к буфету, где стоял черный с золотом сервиз, и налил дымящийся кофе в две керамические кружки. Щедрой рукой он добавил туда какой-то крепкий напиток, чей пряный запах смешался с ароматом кофе. Но работающее в усиленном режиме тианьги быстро всосало и то и другое, сделав воздух свежим и прохладным.
       Кружки были большие, сделанные для крупных рук. Анарис поставил одну перед Вийей, и она охватила ее пальцами, заметив, как хорошо она подходит к ее ладони.
       Глотнув обжигающий напиток, она сказала:
       — У нас на корабле кофе лучше. — Анарис усмехнулся, и она спросила: — Мне нужно активировать станцию полностью, чтобы как-то разнообразить наше питание?
       — Здесь никакого разнообразия не существует. Что еще за нежности? Потворство своим вкусам — это извращение.
       Она расслышала насмешливые ноты в этом излюбленном высказывании их предков.
       — Не знаю, будет ли соблюдать это правило поколение, получившее доступ на планеты с развитым сельским хозяйством, — сказала она. — У нас на корабле богатый запас продуктов — почему мы не можем ими пользоваться?
       — Каприз моего отца. — Ананрис показал кружкой па стену. Сегодня он был одет не по форме — в рубашку, брюки и сапоги. — Включи станцию, и вы сможете поджарить и съесть Барродаха, если охота.
       Она сделала еще глоток. Ликер обжигал горло.
       — Разве что поджарить — есть не станем.
       Он улыбнулся, глядя на нее поверх кружки. Она сделала третий глоток. Ликер уже проникал в кровь, смягчая психическую бомбардировку. Теперь она чувствовала сфокусированный луч Анариса, жгучий и прямой, как у лазера.
       — Сядь, — сказал он снова, опустившись на собственный стул. Она оперлась рукой на спинку.
       — Не хочу задерживаться надолго.
       — Это предупреждение или угроза? — усмехнулся он.
       — Заявление.
       — Поговорим. Выпьем кофе.
       — Не нашел лучшей добычи?
       — Разумеется, нет, — поднял брови он. Полагает, что все зависит только от его прихоти. — Тем более что ты здесь долго не задержишься.
       Его тон слегка изменился. Вийя, посмотрев на него, встретилась с его оценивающим взглядом, который он не потрудился отвести. Зная, как действует на людей ее собственный взгляд, она ответила ему тем же. Его юмористическое настроение усилилось, и он сказал:
       — Барродах тебе этого не скажет и Лисантеру запретит, но после твоей последней попытки станция перешла на автоматический режим активации.
       Страх пронзил ей виски, но она не подала виду.
       — Значит, она еще не полностью пробудилась. — Анарис, как и раньше, не отреагировал на этот органический термин. Но он не знает, насколько этот термин точен. Вийя отвела в сторону мысли о том огромном, что спит в сердце Пожирателя Солнц — сейчас не время.
       — Нет. По расчетам Лисантера, на это потребуется около шестидесяти дней.
       Итак, моя жизнь измеряется терпением Аватара. Решив обдумать это — и то, как это отразится на планах панархистов, — позже, Вийя пожала плечами. Анарис сказал ей об этом не без причины — сейчас он начнет свою атаку. Пора нанести ответный удар.
       Она поставила чашку.
       — Кто знает о том, что в тебе есть хорейская кровь?
       Он не проявил никакой наружной реакции, но его эмоциональный спектр — сложный и чем-то неуловимо напоминающий спектр Брендона Аркада — дал резкий диссонанс и тут же восстановился снова.
       — А ты откуда о ней знаешь?
       — Тебе нечего ответить? — снова пожала плечами она.
       — Ответ не имеет значения
       Она взялась другой рукой за спинку стула и спросила, в точности скопировав Анариса:
       — Угроза? Или предупреждение?
       — Сядь. — Он засмеялся, допил свой кофе и внезапно встал. — Посиди! Впервые за много дней мне не скучно. Как же ты намерена распорядиться этой информацией — если тебе, конечно, кто-то поверит?
       — Думаю, твоему отцу достаточно будет одного обвинения, — сказала она, оставшись стоять.
       Он подошел к своему пульту и обернулся.
       — Я его единственный наследник. Он слишком поторопился прикончить других, а медицина бессильна против облучения, которое он получил при Ахеронте. Если я умру, умрет и его род. — Анарис вернулся назад и стал лицом к Вийе. — Я подозреваю, что он знает о моем изъяне, но ничего не предпримет, пока не получит то, чего хочет.
       — Такая адаптируемость достойна похвалы.
       — Еще? — Анарис прошел к буфету. Золотой кофейник в его руках блеснул охряным цветом умирающего солнца.
       — Нет.
       — Скажи, что ты испытываешь к моему старому приятелю Брендону Аркаду?
       — Благодарность.
       Он оглянулся через плечо, приподняв брови.
       — За рейд, который доводится совершить только раз в жизни.
       Анарис, коротко рассмеявшись, отсалютировал ей кружкой:
       — Ты подняла целую бучу.
       — И неплохо поживилась на этом.
       — Отец тебе это припомнит, когда наша эпопея здесь закончится.
       — Пусть сначала меня поймает.
       Анарис не ответил, и она поняла: даже если она включит станцию, Джеррод Эсабиан рано или поздно прикажет ее убить. И для него чем раньше, тем лучше.
       — Твое мнение о Барродахе?
       — Будь я такой же психованной, я сидела бы на хоппере — или загнулась бы.
       — А Моррийон?
       Она пожала плечами, соблюдая нейтралитет.
       — Что происходит с ним, я не знаю.
       — И не надо, — с полным безразличием сказал Анарис. — Лисантер?
       — Он живет ради своей работы. Я не подвергну опасности его жизнь, если скажу, что мне нравится беседовать с ним об урианских артефактах?
       — Если ты скажешь об этом Барродаху, он просто прибавит еще один пунктик к своему длинному списку. — Анарис поставил чашку.
       Фаянс решительно звякнул о металл. Слева от Вийи золотой кофейный сервиз мерцал в дрожащем пламени двух свечей. Справа над головой светила лампа — тяжелый металлический канделябр не горел. Затененная кровать в алькове казалась тихой пристанью — это было предугадано и подготовлено, и она, видя это, засмеялась.
       Она снова встретилась с черным взглядом Анариса. Намерение, которое он не старался скрыть, поразило ее, как удар, и в ушах застучала кровь.
       Какой-то миг они стояли так на разных концах комнаты, не двигаясь, лицом к лицу.
       Затем Анарис согнул запястье, и пешах выпал из потайных ножен в рукаве ему в руку. Быстро повернув кинжал, Анарис метнул его через комнату, и он вонзился, дрожа, в деревянную спинку стула между руками Вийи.
       Она не шевельнулась и не моргнула.
       — Возьми его, — с жестокой ухмылкой сказал Анарис.
       — Зачем?
       — Чтобы я получил удовольствие, отнимая его у тебя.
    * * *
       Хрим привскочил с ругательством, когда дверь его каюты шумно открылась. Он забыл о времени.
       Мрачная должарианка взяла накрытый поднос с гравикаталки за дверью и вошла. Как всегда, она ничего не сказала, только буркнула что-то, брякнув поднос на дипластовый столик. Хрим услышал, как плещется под крышкой его обед, но промолчал. Она с него ростом, и в первый раз, когда он вздумал протестовать, она впечатала его в стену. Опять баланда — ну, что ж поделаешь. У себя Хрим выкинул бы в космос юнгу, который приволок бы ему такую мерзость.
       Женщина выпрямилась, но, вместо того чтобы сделать вид, что Хрима тут нет, и выйти, уставилась на него. Хрим не смог расшифровать выражения ее лица — глаза у нее были мутные и челюсть ритмично двигалась, — но оно ему очень не понравилось, напомнив должарский видеочип на челноке Ювяшжта, где все строили такие же рожи. Рука Хрима потянулась к несуществующему бластеру.
       Женщина, заметив этот предательский жест, насмешливо вздернула губу и вышла.
       Хрим испытал странную смесь облегчения и возмущения. Он знал, что для должарианцев драться и трахаться — почти одно и то же, а сейчас у них эта самая карушна. Секс. Он скинул брюки, повалился на койку и полез в футляр за шестеком, поставщиком раскаленных оргазмов. Делать все равно больше нечего, а еда, если и остынет, хуже не станет.
       Шестек шевельнулся в своем гнезде, когда Хрим открыл футляр, приподнял свою слепую голову и выполз. Хрим откинулся назад, и все его ощущения начали приносить ему удовольствия; даже грубые кусачие одеяла жгли блаженным огнем.
       С каждым разом после его прибытия на Пожиратель Солнц наслаждение становилось все сильнее. Потолок перед глазами Хрима пульсировал в такт его учащающимся движениям.
       Ужас холодным шквалом пронизал блаженную дымку, когда на потолке вздулся пузырь, но Хрим уже потерял контроль над своими мускулами. Беспомощный в тисках удовольствия, которое внезапно превратилось в тошнотворный страх, он пытался сбросить свое тело с койки, но не мог и только смотрел. В потолке разверзлась щель, и оттуда вылез красный прыщ. Это было лицо Норио, и губы на нем беззвучно шевелились.
       Хрим заорал. За головой последовал скелет, и все это — голова, кости и сухожилия — рухнуло прямо на койку. Удар по особенно чувствительному в этот момент телу был ужасен.
       Рожа ткнулась в лицо Хрима, и губы проехались по щеке, но черты тут же начали расплываться. Бесформенная блямба, прилипшая к лицу, вызвала у Хрима прилив желчи к горлу, и он чуть не захлебнулся. Спазм придал ему сил, и он сбросил с себя скелет.
       Тот пролетел через комнату, шмякнулся о стену и сполз вниз в усталой позе сидящего человека. Блямба на месте лица, соприкоснувшись с урианским материалом, снова обрела черты Норио. Но Хрим едва успел это заметить, потому что как раз в этот миг шестек отпустил его, свалился на пол и запрыгал по нему, как пойманный на крючок угорь. Там, где он касался пола, возникали пузыри, и серая краска отскакивала, обнажая маленькие фистулы. Хрим ринулся следом, пытаясь поймать шестек. Тот нырнул в одну из фистул и стал биться в ней, Хрим ухватил его и дернул, но шестек не поддался. Хрим в панике дернул его еще сильнее.
       Барканский червяк вытянулся, как резиновый. Хрим отшатнулся назад, и шестек лопнул. Передняя половина ушла в фистулу, задняя, не менее активная, дергалась в руке у Хрима. Хрим с нечленораздельной руганью засунул обрывок в футляр, не обращая внимания на сочные рыгающие звуки, издаваемые головой скелета.
       Управившись наконец с дрыгающейся половиной шестека, он захлопнул крышку. Обрывок продолжал биться внутри, и футляр подскакивал на полу, как пляшущие тыквы, которые Хрим видел на Мемсеррате. Уверившись, что шестек не убежит, Хрим повернулся к незваному гостю.
       Рот мертвеца открылся и рыгнул — это звучало как имя.
       — Заткнись! — гаркнул Хрим, чей ужас успел преобразиться в желанную, самоутверждающую ярость. — Ты вякаешь, как говорящая жопа, мозголаз поганый! Ты подох, подох, подох и дохлым останешься. Подох! Подох!
       Хрим натянул сапоги и начал топтать скелет, наслаждаясь хрустом ломающихся костей. Голова сопровождала этот процесс визгом и пуканьем, все меньше напоминавшим имя Хрима, — наконец она обмякла, и шум прекратился.
       Голова втянулась в стену, та разгладилась, и шестек перестал биться, но Хрим, не замечая этого, продолжал свое занятие, пока на палубе не осталось ничего, кроме осколков и пыли.
       Тогда он, ошеломленный, чуть дыша, плюхнулся задом на койку, зажал коленями успокоившийся футляр и уставился на бренный прах своего не желающего умирать любовника.
    * * *
       Кожа на голове Эсаран съежилась. Двое Умиротворителей погасили резкий желтый свет, и стены Пасти загорелись извечным красным огнем.
       Безопасный жилой сектор остался далеко — но здесь больше нет безопасных мест, ни для серых вроде нее, ни для угрюмых тарканцев, ни даже для господ. Карра поглотили их, и они оказались здесь, далеко от Должара, где человек способен лишь оттянуть неизбежное. Пасть пожрала уже трех хореев, и четвертую, должарианку, ждет та же участь.
       Двое жрецов заняли место в узком конце яйцевидной камеры, где теснились они все в жестких самодельных одеждах поверх серых комбинезонов.
       Эсаран посмотрела на свои сложенные ковшом ладони. На Должаре в них лежал бы осколок камня, поросшего лишайником-праккха, который позволяет человеку видеть карра, — здесь она держала ур-плод. Ей казалось, что белые прожилки на его пурпурной кожуре складываются в слова. Искушение съесть его было очень сильным, но она воздерживалась.
       Умиротворители, мужчина и женщина, как полагалось по древнему обряду, затянули шепотом песнь — чистое сопрано женщины странно вплеталось в басовые ноты мужчины. У Галджира и Уммджалит самые лучшие голоса в казармах Аватара. Дыры и углубления в багровых стенах возвращали звуки назад искаженными на множество ладов, и Эсаран содрогнулась. Голоса карра.
       Стена за двумя поющими разгладилась, и на ней стал расти пузырь — идеально круглый, не такой, как дверные. Карра собираются. По толпе пробежал трепет, и Эсаран почуяла запах страха от тех, кто сгрудился вокруг нее, инстинктивно держась подальше от стен. Да только это не поможет: карра требуют жертвы и должны ее получить.
       Вот только как? У жрецов в руках нет острых ритуальных каллеатхов — в Пасти никому не разрешается носить оружие, даже тарканцам.
       Резкий приказ оборвал пение, и Эсаран послушно положила ур-плод себе в рот. Он был тверд, как орех. Она нажала на него коренными зубами, и теплый соленый сок заполнил рот, но вкус крови, как ни странно, не был ей противен. Он шел куда-то в нос, наполняя голову темным светом. Свечение стен стало ярче, и фосфоресцирующие струйки в них начали свиваться воедино. Эсаран боязливо ждала — она впервые участвовала в этом древнем запретном обряде, только слышала рассказы о нем. Но жрецы предупредили, что те, кто не будет присутствовать на Экхашен-карр, могут быть проглочены в любое время. Уж лучше умилостивить демонов своим страхом, чем своим телом, сказали они.
       Один участок стены, на котором везде теперь кишели фигуры и образы, особенно притягивал ее внимание, и она чуть не обмочилась, когда перед ней стало вырисовываться лицо отца с разинутым во гневе ртом — другим его в семье не видели. Изо рта вылетали мухи и осы, жужжа вокруг головы. Эсаран съежилась. Выходит, это правда, что карра знают все твои затаенные страхи и показывают их тебе в этом жутком месте.
       Эсаран смотрела, не отводя глаз. Пол рядом с ней содрогнулся, и Рекалидже упал на колени. Он, должно быть, закрыл глаза, но препятствовать карра во время церемонии запрещено: никто не должен отгораживаться от происходящего.
       На стенах мелькали многочисленные лица, фигуры и ужасы; над собранием стоял стон, прерываемый приглушенными выкриками. Эсаран тихо заскулила — инстинкт говорил ей, что кричать в полный голос опасно.
       Рекалидже так и стоял на четвереньках — наверное, одурел от падения. Он смотрел вверх, прямо на пузырь, лопнувший посередине в страшном подобии улыбки. Взор Рекалидже был прикован к вихрю каких-то образов, но Эсаран не различала того, что видел он.
       Внезапно он заорал. Из пола вокруг него вырос целый лес рук, вцепившихся в его тело. Некоторые из них оплывали, теряя форму, но на их месте вырастали другие и тащили Рекалидже вперед. Умиротворители, одержимые карра так же, как и все прочие, шарахнулись в стороны. Злосчастный серый, пролетев между ними словно на салазках, врезался головой в стену, где внезапно разверзлась дыра. Эсаран успела разглядеть в темноте многочисленные глаза и когтистые руки, и отверстие тут же сомкнулось. Рекалидже вопил как резаный. В комнате вдруг стало совсем темно — весь свет сосредоточился на пузыре, похожем теперь на нарыв. Свет этот мигал в такт слабеющим крикам человека. Кишечник Эсаран опорожнился, и она, странно успокоенная, повалилась на пол, не обращая внимания на его конвульсионные толчки.
       Крики внезапно прекратились. После глухого продолжительного хруста пузырь побледнел и ушел внутрь. Эсаран стало рвать, выворачивая наизнанку, и взвод тарканцев, ворвавшихся в помещение, не вызвал у нее никакого страха.
       Хуже они уже ничего не могли с ней сделать.
    * * *
       Когда Вийя вошла к Анарису и дверь за ней закрылась, Моррийон постоял еще немного, думая, что бы мог означать этот вызов.
       Обычай требовал, чтобы во время Каруш-на Рахали хищники преследовали добычу, а не вызывали ее к себе — ведь только слабый подчинится такому приказу. Обычай требовал также, чтобы все происходило либо в доме жертвы, либо на ничейной земле. Жилище самого охотника — место одинокого сна и размышлений.
       Сейчас они, конечно, на Пожирателе Солнц, и хотя комнат тут видимо-невидимо, негуманизированными помещениями пользоваться никто не хочет. Даже Анарис, по всей видимости, хотя из всех господ он терпимее всего относится к растущей изменчивости станции. Он один из всех, кто имеет соответствующий статус, не заказал себе бронированный туалет.
       Интересно, Эсабиан тоже изменяет обычаю сообразно с обстоятельствами? Моррийон поспешно отогнал от себя яркий образ Властелина-Мстителя, рыщущего по красным коридорам в поисках подходящей добычи, и воровато посмотрел вокруг. Но в поле зрения никого не было, и его электронный блокнот не показывал наличия скрытого имиджера. Ходили слухи, что темпатка держит телепатический контакт с этими жуткими белыми тварями — кто знает, на что они способны? Даже подобные мысли об Эсабиане могут привести к гибели, если эта черноглазая рифтерша возьмет и доложит о них. Моррийон не знал, способна ли она на это. В отличие от многих людей, не подчинявшихся ему непосредственно, она не смотрела на него как на комического уродца-мутанта, но и почтения никакого не проявляла.
       Направившись в сторону своей каюты, он мысленно переключился с Анариса на себя. Забот у него хватало. Через час поступило сообщение, что в темном коридоре нашли труп какого-то серого. Теперь пойдут слухи, что повинна в этом станция, хотя все дело, конечно, в Каруш-на Рахали: кому-то не повезло в поединке. Двум бори, павшим жертвой лунной борьбы, посчастливилось больше. Стали говорить, что слабаки, которые нападают на бори, могут не ссылаться на травмы, чтобы увильнуть от службы.
       Но серым недостает свирепой дисциплины, сдерживающей тарканцев, и Моррийон знал, что корреляторы и дискриминаторы скоро вычислят убийцу, просеяв итоги наблюдений. И виновный встретится с умовыжималкой.
       Даже между должарианцами такие схватки обычно бывают недолгими и ведутся по неписаным правилам: если человек находится на службе, на него не нападают. В менее напряженный момент Моррийон даже позабавился бы, размышляя, откуда они берут эти правила: ведь ничего, связанное с лунным циклом, никогда не записывается и даже не обсуждается публично.
       У самой каюты блокнот Моррийона зажегся, извещая о срочном сообщении на пульте. Тревогу поднял один из запрограммированных Тат дискриминаторов. Как секретарь наследника Моррийон имел доступ ко всей сырой информации, поступающей из сети наблюдения, за исключением закодированного материала, предназначенного для Барродаха; и Тат дала ему модуль, реагирующий на различные тревожные ситуации.
       В данном случае имело место нелегальное сборище в каком-то отдалённом помещении. Снова ритуал заклятия карра. Моррийон лениво запросил соответствующий блок информации, и его догадка подтвердилась. У Лисантера есть прямо-таки жуткая теория по поводу этих световых явлений. «Теперь, когда она знает, что мы существа разумные, она испытывает к нам любопытство, — сказал ученый. По его мнению, особого вреда в этом не было. — Может быть, она смотрит на нас как на особый вид пищи».
       «Не слишком-то аппетитный», — подумал Моррийон. Он включил автоматическую запись и увидел, как пол выгнулся и швырнул одного из собравшихся в разверзшуюся в стене дыру.
       Ужаснувшись, Моррийон убрал звук, но продолжал смотреть, не в силах оторваться. Пол содрогнулся в длительном спазме, и сердце Моррийона сжалось от дурного предчувствия. Он не сможет снова спасти наследника, если то же самое случится во время очередного эксперимента темпатки. Ритмические содрогания станции, достигнув апогея, утихли. Моррийон все это время судорожно цеплялся за пульт.
       Не успело его сердце немного успокоиться, как начал требовательно сигналить коммуникатор.
       Моррийон включил прием, и на экране появились двое: Эсабиан и Барродах. Все нутро у него скрутило узлом. Вызов самого Аватара!
       — Где темпатка?
       — Наследник вызвал ее к себе, — с низким поклоном ответил Моррийон.
       — Проводи ее в Палату Хроноса немедленно.
       Экран погас. Барродах, должно быть, показал Эсабиану запись происшествия — и тот хочет использовать Вийю, чтобы искоренить эту угрозу? Сердце колотилось так, словно собралось выскочить из горла. Он должен быть рядом с Анарисом — сумеет ли он вернуться достаточно быстро, доставив темпатку? И наркотики, призванные защитить Анариса, не успеют подействовать.
       Моррийон послал Анарису сигнал о темпатическом эксперименте и ринулся вон. Бори подумал, что это даст Анарису время подготовиться к его приходу. Нехорошо будет, если темпатка придет намного позже Лисантера и Барродаха. Лисантер живет немного дальше, но Барродах имеет доступ к транспортным тележкам.
       Он уже почти дошел, когда шальная мысль пригвоздила его к месту: а что, если на Анарисе сейчас нет блокнота?
       Моррийона затрясло от идиотской смеси страха и веселья. Подготовка катеннахов тщательно искореняла сексуальное желание — самая мысль об этом вызывала тошноту, — но ухмылки никакая дрессура подавить не могла.
       Моррийон отдернул рукав кителя и ткнул углом блокнота в своё искореженное запястье. Боль помогла ему вновь овладеть своими мыслями и эмоциями. Что бы ни случилось дальше, ему нужна ясная голова.
       Он нажал на вестник у двери Анариса. Не получив ответа, он скрипнул зубами, набрал код и открыл дверь.
       Увиденное заставило его застыть на пороге.
       Комната выглядела так, словно в ней взорвалась бомба. Мебель перевернута, вещи разбросаны, один из гобеленов располосован посередине — очевидно, ножом. Анарис и Вийя стояли по обе стороны опрокинутого письменного стола — растрепанные, в рваной одежде, с каменными лицами.
       Оба резко повернулись к Моррийону, и Анарис оскалил зубы.
       Моррийон, замерший с открытым ртом, закрыл его — голова у него вдруг стала пустая, как яичная скорлупа.
       Оцепенение нарушила Вийя. Поглядев вокруг, она фыркнула, потом оперлась на стол и затряслась от смеха.
       Анарис посмотрел на нее, на комнату и, поддавшись обычной для него внезапной смене настроений, тоже расхохотался, повалившись на свой стул — единственный предмет мебели, оставшийся стоять.
       Смех продолжался всего несколько секунд, но он разрядил атмосферу и позволил Моррийону прийти в себя.
       — Вы заметили, как заколебалась станция? — спросил он.
       — Я думал, это мы, — сказал Анарис, еще с ухмылкой, и тут же сузил глаза. — Что ты, собственно, здесь делаешь?
       — Серые устроили очередной Экхашен-карр, и на этот раз станция одного из них слопала. — Он поймал взгляд Вийи. — Мне сдается, Барродах уведомил об этом Аватара, и Аватар требует Вийю в Тронный Зал. Немедленно.
       Длинные распустившиеся волосы Вийи ниспадали ниже пояса. Она подняла руку, чтобы откинуть их назад, и Моррийон заметил, что один рукав у нее почти полностью оторван и на коже видны синяки.
       — Я еще успею переодеться? — спросила она напрямик.
       — Н-не думаю. По-моему, Аватар хочет, чтобы вы занялись этой угрозой без промедления.
       Она пожала плечами, вызывающе улыбнулась Анарису и направилась к Моррийону, который только теперь понял, что все еще стоит на пороге, и поспешно попятился назад.
       Анарис со смехом поднял тяжелый стол и поставил его, но веселье уже ушло, сменившись вызовом. Испытывает ли он хотя бы часть того страха, который разъедает кислотой нутро Моррийона? Ведь он же помнит, что случилось во время прошлого сеанса. Что, если на этот раз стена проглотит его целиком?
       Моррийону приходилось чуть ли не бежать, чтобы поспеть за Вийей, но он не жаловался.
       — Мне нужны эйя, — сказала она.
       — Я пошлю за ними Ларгиора, — ответил Моррийон, раздраженный тем, что сам об этом не подумал.
       — Просто убавьте мощность в пси-заградниках, и пусть Лар откроет дверь. Я позову их.
       Значит, она и правда телепатка.
       Весь остаток пути Моррийон попеременно обдумывал планы борьбы с этим новым бедствием и гнал от себя мысли о том, что же все-таки произошло в комнате Анариса.

    19

       Когда станция начала содрогаться, Ивард свалился на пол, закрыл глаза и обратился к Единству.
       Может быть, он пропустил сигнал и Вийя все-таки в Тронном Зале? С этим вопросом на уме он отыскал келли и, пользуясь их телепатической мощью, попытался достать до Вийи, но вместо этого столкнулся с миазмами кипучей злобы, несущейся по станции, как торнадо.
       Его отбросило назад с такой силой, что он снова оказался в своем теле, испытывая неприятную расплывчатость всех чувств
       — Что с тобой такое? — резко спросил Жаим. Седри набрала на пульте какой-то код.
       — Порядок. Я уложилась в последние десять секунд цикла — это припишут трясучке.
       Жаим кивнул и снова обратился к Иварду:
       — Это Вийя?
       — Я ее не нашел. — Голос Иварда дрожал, и ему было трудно сосредоточиться. Он узнал то, с чем встретился — это оно снилось ему, но наяву оказалось сильнее, чем когда-либо прежде.
       Тройной успокоительный импульс келли окутал его. Опираясь на них, как на треножник, Ивард заставил себя осмыслить случившееся.
       Мы боимся, — заявила эйя, да так пронзительно, точно бластер пальнул позади глаз. Они редко общались с Ивардом напрямую — обычно их фильтровали Вийя, или келли, или та и другие вместе.
       Он вспомнил мыслительный образец Вийи и сформулировал вопрос: Чего вы боитесь?
       Мы боимся клыкочервя внутри далекого спящего.
       Недоумевая, Ивард обратился к келли и уловил их ответную мысль:
       Клыкочервь — один из их естественных хищников, паразит, который проникает в тело и проедает себе выход наружу. Единственный способ «лечения» — убить пострадавшего. — Тройное зеленое пламя отступило и вновь вернулось. — Нас позвали. Пусть эйя подождут.
       Ивард открыл глаза и стал делать дыхательные упражнения, чтобы побороть головокружение. Собственный страх тут же вернулся снова, но Ивард дал ему решительный отпор.
       «Чем бы это ни было, оно питается отрицательными эмоциями, — сказал он себе. — Если я буду спокоен, оно, возможно, не обратит на меня внимания».
       Жаим все еще ждал, унимая свое нетерпение непонятным для Иварда образом.
       — Здесь есть что-то, не относящееся к станции, — сказал Ивард. — Оно существует само по себе и почти разумно. По крайней мере оно, как мне кажется, питается человеческими эмоциями.
       Монтроз выругался длинно и витиевато — в другое время его мастерство вызвало бы у Иварда ухмылку. У Седри вид был озабоченный, Локри промолчал, а Марим театрально передернулась.
       — Что-то случилось в той стороне, — показал Ивард, — и эта штука клубится там наподобие водоворота. Я не знаю, что это, а у келли нет таких слов, чтобы я понял.
       Раздался тонкий, пронзительный визг, и сразу вслед за ним открылась дверь комнаты эйя. Они вышли, семафоря руками так быстро, что у Иварда прострелило виски от усилия разгадать их знаки. Он и без того устал — всякое дополнительное напряжение окончательно лишало его сил.
       — Ага, — сообразил он наконец. — Вийя то ли ждет их, то ли они ей нужны...
       Входная дверь чмокнула, и к ним ввалился белый от ужаса Лар.
       — Эйя, — выговорил он хрипло. — Аватор... Тронный Зал. — И умолк.
       — Все в порядке, — сказал Жаим, — Они тебя не тронут — возможно, даже и не заметят.
       — Лар, — вмешался Ивард, — ты можешь не бояться эйя, если освоишь вот этот знак. Им они приветствуют знакомых. — И он показал Лару код «мы тебя видим».
       Лар машинально повторил его. Эйя вышли, он устремился следом, и дверь за ним закрылась.
    * * *
       Вийя настояла на том, чтобы дождаться эйя у Тронного Зала, но страх и мучительное нетерпение Моррийона вызывали у нее тошноту.
       Он боится за Анариса. Вийя не могла отгадать, каким именно хорейским талантом обладает наследник, но одно было ясно: он не темпат. Делает ли это его уязвимым для злобного духа, терроризирующего Пожиратель Солнц?
       Эйя боятся. Мы боимся клыкочервя внутри далекого спящего. Мы не можем помочь спящему, не прекратив жизнь всех в улье и самих эйя.
       Но этот дух, пугающий эйя и мучающий Иварда во сне, все-таки не то, с чем она соприкоснулась через Сердце Хроноса. То огромное, все еще смутно воспринимаемое ею, погружено в глубокий сон, как ни избегай этого слова. Единство пока слишком фрагментарно, чтобы идти на полный контакт с этим чем-то. Фонтанирующая энергия этой огромной силы при полной активации вполне способна уничтожить их.
       И нам все еще недостает одного человека. До Дезриена еще можно было отмахнуться от видения старухи, но теперь — нет. Однако Вийя все равно старалась не думать об этом. Придется Единству обходиться своими силами, без того, кого обещала им Элоатри.
       Как только эйя явилась, Моррийон впихнул ее в зал и передал Лисантеру, а сам ушел. Вийя видела, какого труда ему стоит двигаться медленно, чтобы не привлекать внимания Барродаха. Другой бори наблюдал за Моррийоном, пока не увидел эйя — при их появлении его внезапный страх пробуравил Вийе виски.
       Спеша уйти от него подальше, она направилась за дипластовый экран, к ступенчатому возвышению с Сердцем Хроноса наверху. Курган подвергся перемене — он стал выше и больше походил на трон.
       Барродах остановил ее, двигаясь по-крабьи, — видно было, как он старается не покидать безопасной половины зала. Ей не хотелось объяснять ему, как бесплодны его попытки спрятаться от эйя. Она надеялась когда-нибудь показать ему это на деле.
       — Подождем Аватара, — сказал Барродах. В тот же миг она услышала тяжелые, ритмически поскрипывающие шаги. Сервоскафандры. Неужели Эсабиан полагает, с юмористическим презрением подумала она, что одетые в броню тарканцы способны противостоять фи?
       Властелин-Мститель вошел, и она поняла свою ошибку при виде двух гуманоидных фигур, сопровождающих его; одна шла впереди, другая следом. Огромные, в темной броне, они были намного выше Аватара. Вийя сразу поняла, что это: она видела их на исторических чипах, которые давал ей Маркхем. Огры, самое страшное оружие Тысячи Солнц.
       Панархисты никогда не использовали их против человека, но Эсабиан явно не столь щепетилен. Он даже велел придать им облик кипанго. Вийя сердито подавила нахлынувший на нее детский страх. Это всего лишь машины.
       И поэтому невосприимчивы к фи.
       Она машинально протянула канал к эйя, чтобы проверить их реакцию, но не обнаружила никакой. Если они и заметили огров, то отнесли их к еще одному виду непонятных устройств, создаваемых отдельными сущностями — их продолжал тревожить клыкочервь.
       Но металлический вкус на краю сознания дал Вийе понять, что келли огров узнали — и знают способ с ними справиться.
       Эсабиан, глядя мимо Вийи, как будто ее здесь не было, обратился к Лисантеру:
       — Темпатка пробудила то, чего раньше не наблюдалось. Если эта сила входит в нормальные функции станции, ее следует взять под контроль — если нет, ее следует уничтожить.
       Лисантер поклонился.
       — С этой целью я уже направил все резервные мощности на стазисные заслонки. — Провожая Вийю за щит, ученый сказал ей тихо (она заметила, как блестит от пота его лоб): — Мониторы напряжений вокруг вашего жилища показывают, что эта сила интересуется вами. Вы не знаете, что это такое?
       Она потрясла головой. Значит, Ивард прав: оно следит за ними. Сама она воспринимала эту силу, только находясь в тронном зале, — еще одно подтверждение некомплектности Единства.
       — А вы?
       — Нет. Но подозреваю, что в функции станции это не входит.
       Эти честные слова и сопровождающие их эмоции были как дуновение тианьги, настроенного на нижнестороннюю весну.
       — Определенно нет, — в порыве благодарности подтвердила Вийя и поднялась к Сердцу Хроноса, оставив взволнованного, озадаченного Лисантера внизу. Ее переполняло возбуждение, но келли быстро умерили его, и Единство сомкнулось вокруг увереннее, чем когда-либо прежде. Сенсорные искажения первых двух попыток почти прошли, но ощущение, будто бредешь по воде, осталось.
       Серебряная сфера теперь нависала над передним краем изогнутого валика, напоминающего низкую спинку стула. Он стал выше; если он и дальше будет расти, ей придется стать перед ним спиной к колодцу, чтобы дотянуться до Сердца. Позади нее, чуть дальше вытянутой руки, стояли эйя — она чувствовала их частое дыхание. Вийя закрыла глаза и ощутила их по обе стороны от себя — основание треугольника с ней вместо вершины. Затем к ним таким же треугольником примкнули другие: она оказалась лицом к лицу с Ивардом, за спиной у которого выстроились келли. Образ был нестабилен, но лучшего они добиться не могли.
       Уйдя поглубже в синестезическое восприятие, Вийя осторожно, кончиками пальцев коснулась Сердца. В тот же миг ощущения станции, как единого целого, охватило их; пораженные, они отступили, ограничив восприятие Палатой Хроноса, и медленно, очень медленно стали его расширять. Вийя боролась с головокружением. Как странно видеть вещи со всех сторон сразу!
       Она чувствовала, как Ивард сортирует эмоции присутствующих в зале, отводя их в сторону для лучшего восприятия. То же самое он проделывал с эмоциями других по мере того, как Единство расширяло свои границы. Эмоциональный шум утих.
       Далеко-далеко дышащими всплесками нарастала медленно осознающая себя сила, напоминавшая Вийе низкие тона органа в Нью-Гластонбери. В Единстве это воспоминание, как ни странно, не причиняло боли; напротив, она ощутила глубокую радость, которую испытал там Ивард, и келли отозвались на это легким резонансом.
       Чуть ближе возник световой импульс, мерцающий холодной властью Должара. Эхо Аватара, но посложнее: Анарис.
       И рядом с ним, внезапно — злое начало. Свет померк, сопротивляясь. Острая боль пронзила Вийю и все Единство. Она попыталась уйти, но это было все равно что пытаться избавиться от неотвязчивого воспоминания, от части самой себя. Злое начало сомкнулось вокруг Анариса, и свет стал еще слабее — он протестующе пульсировал среди окружающей тьмы, порождая болезненные конвульсии Единства.
       Тогда келли выбросили из себя голубые колеса чуждых человеку эмоций, и они, прокатившись сквозь Иварда, взорвались в сознании Вийи. Теперь она знала, чем является чудовищное присутствие и чем не является.
       Это был Норио, и он не был восьмым.
       — Наш восьмой не Норио, а Анарис!
       Знала ли об этом Элоатри?
       Не имеет значения. Единство ринулось на голодную демоническую сущность с инстинктивной свирепостью самосохранения, пробиваясь к своему новому члену. Но злое начало закупоривало его со всех сторон, и их гнев пропадал втуне. Сознание Вийи стало меркнуть — Единство тратило свои последние силы.
    * * *
       Как только за Моррийоном закрылась дверь, Анарис устремился к шкатулке с наркотиками Норио и быстро впрыснул себе первую дозу. Вторую ввести он уже не успеет. Впрочем, он и не хотел терять сознание. Если что бы там ни было атакует его, он должен встретить это с открытыми глазами.
       Пульт мигал — это Моррийон передал ему запись о церемонии заклятия карра. Анарис стал смотреть, с холодком в спине вспоминая собственный опыт во время второй попытки Вийи. Может, оно и к нему прорвется через пол?
       Он стал на середине комнаты, стиснув в руке пешах. Должарианец в нем восставал против страха, холодившего тело, но панархист признавал адекватность этой эмоции, и весь он настроился на гиперобостренное восприятие.
       Станция содрогнулась, свет померк в знакомом пароксизме. На стене начал вздуваться пузырь — круглый, как во время обряда, а не овальный, как на чипе о том, что случилось с ним самим при втором эксперименте. Вот оно — явилось.
       Он взвесил в руке пешах, усмехнувшись над тщетой этого жеста, но не убрал кинжал в ножны. Внезапно он почувствовал, что теряет вес, и судорожно уцепился за край пульта. Ноги оторвались от пола, и он повис, вытянувшись у пульта, как флаг на крепком ветру.
       Пузырь на стене расплылся в гнусной улыбке, за которой маячили глаза и когти. Гнев вспрыснул адреналин в кровь Анариса.
       На миг он вернулся в видение, поглотившее его в причальном отсеке, в день прибытия Вийи на Пожирателя Солнц. Он увидел Маса, ликтора Хореи, услышал его голос: «Мы сольемся с Единосущием, но передадим свой дар будущему. И если этот дар будет принят, в конечном счете выиграем мы все...»
       Шок, точно такой же, как он испытал на «Телварне», пронизал Анариса, и в один головокружительный миг сила, поднявшая его на воздух, влилась в его тело.
       — Эшракх атта-ми! — вскричал он с торжеством. — Она моя!
       И опустился на ноги. Мысленно ухватившись за края фистулы, он приказал ей закрыться. Он наслаждался этим применением своего хорейского дара. Отверстие сомкнулось, комната конвульсивно дернулась, и свет погас, кроме аварийной лампочки у двери. Пульт усиленно мигал — стазисные заслонки боролись с корчами станции.
       По краям дипластового щита на полу и покрывавшего его ковра выскочили руки. Они затрясли щит, обрывая контрольные провода, и Анарис упал на колени. Пульт перестал мигать, и потолок стал прогибаться вниз. Тряска усилилась. Анарис, вытянувшись во всю длину, заскользил к краю — ухватиться было не за что.
       Раздался скрежет, и на Анариса внезапно снизошло новое понимание. Откуда этот свет, эти огни, эти краски? Анарис понял, что его враг не имеет отношения к Пожирателю Солнц, и хорейский дар объединился с урианской субстанцией в свете этого нового знания. Еще немного — и Анарису стало ясно, откуда пришла к нему помощь.
       Тряска на долю мгновения прекратилась, и он, не колеблясь, прыгнул в стену, противоположную пузырю.
    * * *
       Ивард привалился к койке Вийи. Жаим держал блокнот. Вся команда бодрствовала и следила за происходящим: Монтроз сердито, Седри бесстрастно, Локри подозрительно, Марим раздраженно.
       От келли внезапно пришло предупреждение, трудное для понимания, но Ивард понял достаточно, чтобы махнуть рукой остальным.
       Они приготовились, а он, приняв обычную для контакта позу, закрыл глаза и окунулся духовно в нежный голубой огонь келли.
       Вийя и эйя без предупреждения примкнули к ним, и Единство сплотилось. Последовал миг полного хаоса, мешанина красок и форм — затем их фокус сузился. На горизонте, гораздо дальше, чем возможно даже для планеты, мелькнуло что-то вроде молнии: этот свет мог бы обжечь, если бы горел ровно.
       Синестезия Иварда медленно перевела этот образ в более привычные человеку термины. Шесть других членов Единства вокруг него как будто плавали в теплом пруду: голубое свечение келли, ослепительный белый огонь эйя, прохладное зеленое сияние Вийи. Они качались на волнах, порождаемых злым началом, которое являлось Иварду во сне. Молния вспыхнула снова — уже ближе.
       Зло набросилось на нее и стало пожирать. Ивард вскрикнул от боли, как будто ему вонзили нож в солнечное сплетение. Келли разрядились знанием, и он уловил пораженную мысль Вийи.
       Не Норио — Анарис!
       Скользя неведомо куда по лишенной трения поверхности, Единство ничем не могло воспрепятствовать уничтожению своего последнего члена. Но восьмой огонь вдруг лениво вспыхнул и поравнялся с ними... и мир вокруг обрел очертания.
       Они уже не были кособоким многоугольником, несущимся неизвестно куда по нескончаемому пруду, — они образовывали четкий строй три-два-три и мчались в узком, как нож, каноэ по бурной реке.
       Ветер и брызги были в лицо. Каноэ лавировало между острых скал. Они могли управлять им, если все вместе смотрели вперед и фокусировали свое внимание.
       Миг спустя Ивард услышал громкий скрежет, и Единство распалось.
       Он знал, что никакого движения при этом не происходит, но каждый раз как будто грохался с большой высоты. Мускулы ныли, и во рту пересохло. Он открыл глаза, в которых все расплывалось, и опешил, увидев перед собой лицо Анариса ахриш-Эсабиана.
    * * *
       Жаим смотрел на Иварда, и вид парня ему очень не понравился; скрючился, как зарезанный, и прижал подвернутые руки к груди.
       Локри схватил подушку со своей койки, чтобы подсунуть Иварду под плечо, и замер: станция затряслась. Комната вибрировала, словно невесомый пузырь в воздушном потоке, сотрясая кости и черепа.
       Сначала все шло так, как при первых экспериментах. Ивард вскрикнул от боли, и Локри схватил его за плечи, не зная, чем еще ему помочь.
       Но затем нервы Жаима подали сигнал тревоги. Вслед за ними напряглись мускулы, готовясь к битве или отступлению, а потом на задней стене начало что-то вырисовываться.
       Другие тоже повернулись туда. Марим, перелезая через койки, втиснулась между Монтрозом и Седри, Локри держал Иварда под мышками. Парень бессильно обмяк, не замечая ни тряски, ни всего остального.
       Глубокий стонущий звук сменился свистом — сначала слабым, потом все более громким. На стене вздулся пузырь.
       С треском, от которого они все подскочили, пузырь лопнул, и из него вывалился человек, шлепнувшись на пол рядом с Ивардом.
       — Вийя? — выговорил Локри. Но нет: одежда была не та, хоть и черная, волосы короткие, пропорции мужские...
       Колебания прекратились так же резко, как и начались. Только потолок еще подрагивал, и задняя стена медленно разглаживалась, оплывая, как тающий воск.
       Никто не шевельнулся и не произнес ни слова.
       Человек на полу задвигался и с усилием сел. Жаим, остолбенев, уставился на незнакомца с черными глазами и сильным лицом. Рука, намного больше, чем у самого Жаима, откинула иссиня-черные волосы с высокого лба. Человек обвел взглядом присутствующих — по-прежнему в полной