от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Галеев Игорь
История Сочинителя
И. Галеев
История Сочинителя
Послесловие для предисловия.
Уже закончив эту книгу, мне захотелось вернуться к её началу. Я могу представить, как непросто будет её читать. Особенно тем, кто ещё не вызрел из религиозных догм или научных рамок. Ибо здесь я именно сочинительствую процесс, принципиально отличающийся от научных и религиозных методов, претендующих на знание о жизни.
Поэтому, если уж очень захочется, то всякий может прочесть её как нечто, вызывающее реакцию противления сказанному. Кто пожелает, может воспринимать образ Сочинителя художественным вымыслом, плодом моей фантазии, а всю историю о нём - долгим сном, рассказанным пробудившимся автором.
Я выполнил свою задачу - отразить элементы и некоторые особенности свободного творческого мышления. И если кому-то удастся его в себе развить, то он сможет находить ответы на многие так называемые "вечные вопросы".
Собственно - творческий способ мышления и есть Художественный Метод, возможностям которого во многом посвящена эта история. Только Художественность может соединить и "примирять" все противоречия жизни и из невозможного делать очевидное.
Я бы мог избежать этого термина - "Художественный Метод", назвать то же самое явление "художественным принципом", "окном в новый мир", "'энергией слияния образа и понятия"... Как принято говорить - "научный метод познания", "художественный", "исторический", "эмпирический"... Художественность определили в узкие рамки искусства, но на самом деле художественное освоение жизни и есть синтез научного, исторического и какого угодно знания. Художественный Метод - это метод сочинительский - вот на чём я хочу заранее сконцентрировать читателя.
По причине своей природной робости и скромности, я уделил мало места истории своего нынешнего биографического "я", но, надеюсь, читатель правильно оценит мою эгоистическую самоиронию.
Сегодняшняя общественная жизнь так же лжива, криклива и невежественна, как и всякая социальная жизнь во все времена. Человечество вплотную приблизилось к Великому Переходу. Все виды творчества выполнили свои задачи по достижению художественного своеволия. Неосознанная эра творчества окончена. Наступила эпоха личной Авторской ответственности.
В течении последних веков человечество, как саранча, уничтожило тысячи невосстановимых на Земле видов, оно создало такую культуру, где свалены в одну музейную кучу: и замысловатые ночные горшки, и истинные редкие шедевры. Человечество запуталось в оценках искусства, ибо не понимает - что есть творчество и каково его значение. Уже давно изжиты догматические религиозные формы творческого развития, но эти догмы по-прежнему уводят людское сознание от истинного предназначения человека. А так называемые "сильно развитые цивилизации" извращают творческий процесс и используют его энергию для саморазрушения. И пусть бы, ибо давным-давно колесо человеческой истории запущено мировоззрением страха и невежества. Ни один истинный Автор не получил во все времена от культуры тех субсидий, которые выделялись ею же для "развития культуры". Но не в том печаль. Главное кто-то ещё успевает истинно создавать своё и кто-то ещё примет посильное участие в Сочинительстве. Для таковых эта книга (хотя "для себя" звучит гораздо точнее).Многие, казалось бы, обычные понятия и выражения я беру в кавычки, часто по причине того, что они могли бы быть выражены другими словами и понятиями, а эти употреблены лишь для ассоциативной ясности...
Чтобы не создавать из этого послесловия вступительный манифест, я его заканчиваю и желаю всем успехов и плодотворного времяпровождения - что и сопутствовало мне при написании этой отнюдь не скромной истории Сочинителя, написанной им самим.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Русская библия.
Инстинкт веры.
Трудно найти тональность для этой книги. И я долго топтался на месте, прежде чем взялся за неё. Да и события "новейшего" времени не благоприятствовали занятиям "вечными темами". Снаружи меня сплошные проблемы, неустроенность, разлад, злость и рвачество. Всё это проникало вглубь меня, раздражало, отвлекало, и делалось тревожно: страх, леность, нелепые заботы, болезни, разочарования, суета и всяческие страсти расчленяли мой разум, и не было возможности спокойно осмыслить пройденное.
Впрочем, причины моего бездействия заключались и в ином. Пройдя несколько циклов познания, я обрёл именно творческое знание и собственное представление о мироздании и своей роли в нем. И уже две предыдущие мои книги писались не только для самоосознания, не как страстный интуитивный прорыв и даже не как утверждение себя в грядущем ( все эти задачи мною уже так или иначе решались), а в некоторой степени и как попытка скорректировать творческий процесс - с осознанностью, что и я сам невольно на многое безответственно повлиял своими начальными творческими исканиями.
Творчество - самое могущественное оружие, самая колоссальная энергия, самая первоначальная сила. И без подготовительных рассуждений с присущей мне скромностью я заявляю, что мне удалось овладеть творческим процессом. Или завладеть.
Но, приобретя беспредельные возможности, я растерялся. Ибо мысли мои всё ещё были в плену земного, человеческого, общественного. Можно было как угодно проектировать общество, но любое моё движение несло за собой гигантские волнения. Пространство вслушивалось в мои фразы, и через какое-то время происходили перемены. Они были разными. И нужно было следить за каждым движением мысли, за малейшим оттенком чувств, за любым словом. А это практически невозможно. Отсюда ненужный страх - что сотворишь то, о чём потом пожалеешь. И всё же однажды я сделал попытку подкорректировать творческий процесс в обществе осознано, подождал результатов, разочаровался в них и замолчал. Такова одна из причин моего многолетнего бездействия.
Потом возникла идея этой Истории. Конечно, в моих книгах изложена вся моя Идея ( вернее - её суть ), но и многое осталось "за кадром", а теперь пришло время разобраться со многими смыслами наедине с самим собой. Поэтому я решил не искать никакой тональности и не заботиться о том, чтобы меня во всех моментах понимал любой читатель. Что-то будет более подробно выписано, а что-то - более кратко. Я пытался набросать план, но, как всегда со мной бывало, плана не вышло.
Всё сказанное мной будет исходить из моего основного "символа знания" - что я - Сочинитель (Люди называли такое явление Богом, но понятие "бог" имеет узкое человеческое происхождение и давно устарело для понимания жизни).
Когда-то я ужаснулся этому открытию. Потому что был воспитан в одной из глупейших и лицимерничейших систем. Чего мне стоило переосмыслить это открытие - одному мне известно. Теперь же я отношусь к своему знанию спокойно, и, если миру суждено ещё простоять какое-то время, то, возможно, мои воззрения станут естественными и обыденными. Сегодня же никто не понимает, что творит.
Одни "мудрецы" полагают, что творчество сродни ремесленничеству, что искусство - это зеркало действительности, что великие художники, писатели, музыканты - это талантливые профессионалы, ублажающие потребителей красотой и фантазиями и зарабатывающие тем себе на жизнь. Бесспорно, подавляющее большинство "творян" таковыми и являются. Но даже среди них встречаются те, кто своими деяниями влияет на историю и на будущее, не ведая, что творит. Я не собираюсь ставить человечество с головы на ноги. Пусть себе стоит на голове. Другое дело - Авторы. Знание законов творческого процесса и задач творчества им никогда не помешает и, быть может, поможет им успеть достичь своих желаний.
Вот почему я взялся за это изложение - не только мне одному стоит поразмыслить, но и всем ушедшим и будущим художникам, поэтам, музыкантам, "богам", "полубогам", всему их воинству и всем их верноподданным...
Как известно, не было племени, которое бы не выдумало предмет поклонения. Сколько племён, столько и богов! А сколько их было!.. Что бы, кажется, не жить себе, как все твари - плодиться и умирать, не задумываясь: что за сила завертела всю эту вселенскую круговерть!? Но только человек оказался религиозен. И это он увидел, что мир населён духами, это он почувствовал чьё-то незримое дыхание и уловил на себе чей-то пристальный взгляд. В нём развился некий орган Веры, который отныне не давал ему покоя.
Для меня теперь смешно ставить вопрос: есть Творец или его нет? Я есть он. Но путь так долог и тернист, так я изменчив во всех эпохах, что порою с трудом нахожу себя в прошлом.
Так где же я был на заре земного рождения?
Замечательный вопрос! Моё "я" так долго дробилось, что разорвана нить памяти, и, как каждый не помнит о моменте зачатия, рождения и младенчества, так и мне без памяти моей истории, моей науки, моей религии и моей культуры не восстановить моего становления.
Но почти всё, сказанное религией, историей, науками и культурой о моём появлении, не соответствует действительности. Дело в том, что и прошлое, как будущее, можно выдумать, и чем убедительнее выдумаешь, тем ближе будешь к истине, чем и сотворишь её.
Собственно, так ли уж важно и нужно знать, как ты выходил из материнского чрева, как кричал и корчился, как был мал и немощен?..
Но кто тебя породил? Кто твой отец? Кто мать? И если ты бесконечен и вечен, то причём тут отец и мать?
Именно - не причем.
Если посмотреть на природу животной и растительной жизни, можно увидеть сотни способов зачатия и рождения, можно увидеть, что не обязательно иметь "отца и мать"; и все эти способы - мои и могут быть использованы мною. Так что предыдущие вопросы становятся совершенно бессмысленными.
Важно знать иное:
Во вселенной материи ровно столько, сколько есть, и так называемое "духовное" не увеличивается и не уменьшается. Грубо: материя перетекает в энергию, энергия - в материю, и то и другое - разное качество одного и того же. Вопрос: где был "бог", когда земля крутилась раскалённым шариком? Или по-другому: собирался ли "бог" воедино, в целое, являл ли своё лицо?
Ещё один приятнейший вопрос!
"Являл!" - говорят некоторые религии. Но сейчас не о том - являл ли он людям, а - где был, когда их не было ( Вспомните печальную картину - "Демон сидящий". Или даже пусть "летящий", "хлопочущий", "занятой"...).
Так собирался воедино или нет?
Поистине - грандиозное поле для фантазий!
Гигантское (или маленькое) существо, сидящее (или витающее) среди скал, взирающее на пустынные (или бурлящие) пространства. Неописуемое глубочайшее одиночество!..
Кому хочется, пусть поверит в это. На то ему и инстинкт веры.
Но всё гораздо естественнее. Дух ("я") становится энергией, и уже она творит то, что он захотел и задумал. Мне не скучно быть, допустим, плазмой или кометами, звёздами или существами... А собираться воедино? - бывало, но не часто...
Я хочу сказать: мои вымыслы - это моя память. И если есть легенды о многобожии - так оно и было, а если не было - то будет. Главное не в том было или будет, а в том, чтобы выбрать и захотеть то, что выбрал. Для того и растворялся я по всем временам и народам, чтобы творческое изобилие предстало перед моим "я", перед моим творческим выбором и хотением.
Беспамятство бросало человечество из стороны в сторону. Инстинкт веры и фантазия были даны ему. И по крупицам воссоздавалось "лицо бога", лицо Сочинителя. Я имею ввиду образ - со способом мышления, с особыми чувствами, с той творческой силой, что не даёт покоя. Это в общем-то жуткая вещь ("жуткая" - для усиления) - когда чувствуешь, а потом и осознаёшь, что "кто-то в тебе сидит". И чем больше ты развиваешься творчески, тем болезненнее рвётся наружу этот "кто-то". Ты словно кормишь его своим творчеством, словно мутантируешь, переходишь из одной оболочки в другую...
Такого "завидного жребия" мог бы достигать каждый, если бы ограниченность и фатальность тысячелетиями не принуждала бить в барабаны, плясать вокруг истуканов, стоять на коленях и т.п., гася и удовлетворяя инстинкт веры примитивным раболепствованием, не давая развития своевольным творческим возможностям. Впрочем, о чём печаль, своевольного творчества всё равно на всех не хватит...
Так кто в теремочке живёт?
То самое бессмертное чувство "я", не знающее забвения и праха. Оно есть реальный осколок "бога", и живёт он в каждом. Разве что одни его гасят в зародыше, а другие постоянно придушивают: чуть дадут вздохнуть - и снова за нежное горлышко. При этом не забывают величать себя художниками...
А были ли настоящие? В том-то и дело, что почти не было. Я знаю тех, кто открылся творческому процессу полностью, кто верил в себя и подошёл вплотную ко мне, кто мечтал обо мне, но так и не осознал своих возможностей.
А почему же я называю себя Сочинителем?
Потому что я осознал природу и механизм творчества и овладел Художественным Методом. ( Для какого-то поверхностного читателя мои рассуждения выглядят сумасшедшими. Не без этого, не без этого, господа. Я с улыбкой смотрю на ваше возмущённое сознание. И, поверьте, делаю солидные усилия, чтобы говорить подоходчивей - жалея именно ваш сумасшедший интеллект. Пиши я только для себя, обрывался бы на полуфразе и на полуслове. Вот тогда-то вы меня и поискали бы. К вопросу о саркастической усмешке).
Куда же вливался неугасимый инстинкт веры? В тексты, конечно.
С появлением письменности утверждались и религии. Помимо действующих основных религий существовали тысячи верований, создавших модели устройства вселенной. Всё начиналось с многобожия (это стоит запомнить).
Нет сомнения, что греки уловили и одновременно предложили более верный вариант картины мира - со всей иерархией и борьбой богов, с их соперничеством и страстями. И именно это мировоззрение создало основу для развития всей европейской философии и утвердило плацдарм для творческих фантазий.
Каждый народ потенциально мог стать основателем "мировой религии" развей он письменность и продержись с ней несколько веков. Но одни народы завоёвывали другие, ничего не успевало отстаиваться, а потом и вовсе пошло насаждение веры одних другим, т.е. чужие верования вытесняли развитие собственных.
Языческими называются все религии, где приносились богам жертвы. А разве в теперешних не приносятся? Одно дело, когда убивают несколько людей или баранов, ублажая "бога", и другое, когда жертвуют "заживо" всего себя и свою "душу" некоей силе абсолютно все верующие. "Бог" стал един, а жертв сделалось множество. Полюса поменялись. Не лучше - не хуже.
Тексты фиксировали изречения "пророков", которыми овладевал инстинкт веры. Не будь текстов - религиозная мысль не получала бы развития, терялась в поколениях и гасла. Но религии использовались, как способы охмурения и организации толпы, и одновременно являлись тормозом развития мысли и творчества.
Из творческих текстов, где мысль развивалась и оживала, постепенно создали институты, преграждающие пути развитию творческой мысли. Ничего нельзя было прибавлять и переосмыслять. Восторжествовали фатальные догматы. Невежество начало своё шествие по миру.
Печально видеть, как христианство притащилось в Европу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
 Кросленд Сьюзен