от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Полынская Галина
Серебряные ели
ГАЛИНА ПОЛЫНСКАЯ
СЕРЕБРЯНЫЕ ЕЛИ
ироническая повесть
- Да! - вопила я в немилосердно трещавшую телефонную трубку. - Да!! Все готово?! Можно въезжать?! Хоть завтра?! Я буду на машине, да, конечно, на машине!
Я посмотрела на Игоря, сидевшего на диване с моим журналом мод в руках. Услышав про машину, он оторвался от созерцания красоток в бикини, и провел ребром ладони по горлу. Это означало: он занят, машина занята и ничего не получится.
- Да, конечно на машине, - снова заорала я. - Вы можете прямо сейчас объяснить, как туда проехать?!
Я выхватила журнал из рук Игоря и сунула ему трубку. Он тяжело вздохнул и сказал:
- Да, слушаю.
Слушал он довольно долго, молча кивал и печально смотрел на меня. Потом сказал:
- Да, я все понял. - И повесил трубку.
Я ободряюще ему улыбнулась и приготовилась услышать о себе много нового.
- Ну, скажи мне, Лера, на кой черт тебе сдалась эта дача в какой-то не известной пырловке?
- Как это так? Лето в городе - самоубийство! Какое может быть вдохновение среди жарищи, пылищи и потных соотечественников? Я хочу на природу, представляешь, какие книги я там напишу? Нет, на дачу, только туда!
Судя по выражению лица Игоря, его я не убедила.
- Все писатели хоть раз в жизни проводили лето на даче! - выпалила я.
- А в дом творчества ты, конечно же, поехать не можешь? Как все писатели?
- Еще чего не хватало! Это будет не отдых, а сплошное пьянство и нудные дискуссии о том, кто гений, а кто бездарище противное! Нет, нет и ещё раз нет! Даже представить страшно!
- А моя дача тебе не подходит? По крайней мере, я был бы за тебя спокоен.
- Твоя находится в диком лесу, там до ближайшего магазина, телефона и живого человека триста верст пёхом!
- Это дачи нашего банка, там есть охрана, у охраны телефон, и я бы приезжал к тебе каждую неделю, привозил бы продукты.
- Нет, - покачала я головой, - я там взбешусь от скуки через неделю, а мне хочется сменить место, обстановку, представить, что я вообще живу в другой стране, на другой планете.
- Ну, что ж, - вздохнул Игорь, - если тебе так сильно хочется, тут уж ничего не поделаешь, остается лишь смириться. Расскажи мне поподробнее, что за дачу сняла? Сколько там этажей?
- Один, мне больше и не надо.
- Комнат?
- Две, небольшая кухня, удобства... кажется, в доме...
- Что значит "кажется"?
- Ну, я точно не выяснила, но это не важно, лето все-таки...
- Дело твое, а где эта дача находится?
- В поселке Серебряные Ели.
- Мне это ни о чем не говорит, но наверняка дыра. И сколько ты за это отвалила?
Я назвала сумму, и Игорь уставился на меня так, словно на моей голове мгновенно выросло вишневое деревце.
- Там поблизости есть магазины, почта, больница, автобусная остановка? - спросил он, немного очнувшись.
- Не знаю, наверное, есть, - пожала я плечами.
- А ты вообще там была? - осенило Игоря.
- Нет, - с достоинством ответила я, чинно усаживаясь в кресло.
- Ты взяла эту дачу, не глядя?!
- Ты меня что ж, совсем за простофилю считаешь, что ли? - возмутилась я, - конечно, я её видела! На фотографиях! Мне господин из агентства штук шесть снимков показал, там этот дом заснят со всех сторон и снаружи, и изнутри!
Игорь засмеялся и покрутил пальцем у виска.
- Ну-ка, покажи мне договор, посмотрим, нельзя ли будет отказаться, сказал он.
- Я и не собираюсь отказываться, с чего ты взял? Я хочу на дачу!
- Господи, Лера, сколько лет тебя знаю, столько и поражаюсь. Ничему тебя жизнь не учит! Да пойми же ты, на снимках наверняка была чья-то другая дача, скорее всего именно того "господина из агентства", и выстроил он её на средства, полученные с таких вот лопухов, как ты. Возможно, и существует в действительности дыра под названием "Серебряные Ели" и адрес такой есть, но там наверняка находится совсем не то, о чем ты мечтаешь, там не дача, а какой-нибудь заколоченный сарай в чистом поле!
Я понимала, что Игорь прав, но верить в это не хотела.
- В любом случае, - буркнула я, - будь что будет, я туда все равно поеду! Ты меня отвезешь?
- Отвезу, мне теперь самому интересно, что там тебе всучили. Но, отвезти я тебя смогу только завтра рано утром, потом я буду очень занят, проснешься?
Я кивнула.
- Только проснись обязательно, пожалуйста, я тебя очень прошу!
- Я проснусь! Проснусь!
- Тогда начинай паковать вещи, но особо не увлекайся, скорее всего, придется везти тебя обратно. - Игорь встал с дивана и направился в прихожую.
- Как ты думаешь, - крикнула я ему вслед, - а постельное белье брать?
- А ты уверена, что там есть кровать?
* * *
Признаться, после разговора с Игорем, мое настроение довольно сильно скисло. Его слова были абсолютно разумными и логичными, а я явно села в лужу. И так случалось с настырным постоянством. Игорь, со своим юридическим образованием и работой в банке, был умным, трезво мыслящим и поступал правильно. А я, со своим недоделанным гуманитарным и страстью к написанию книжек, вечно витала в облаках, и оказывалась в дураках. Ну, вот и рифма получилась... Я печально попила чаю и разозлилась сама на себя - в конце концов, все может быть в порядке! Меня, в кои-то веки, могли и не обмануть, а Игорь, хоть раз в жизни, мог оказаться не прав! Но, сколько я сама себя в этом не уверяла, вредный внутренний голос настырно рисовал картины, одну хуже другой. Я не стала к нему долго прислушиваться, и принялась собирать вещи.
В первую очередь взяла печатную машинку, начатые и брошенные рукописи, чистую бумагу, а уж потом принялась за одежду. Никуда не выбиралась и не отдыхала я уже лет пять, соответственно, летний гардеробчик не обновлялся примерно столько же. С тоской разглядывая выгоревшие на приморском солнышке шорты и майки, я вспомнила что еду не в дом отдыха, а на дачу, как выразился Игорь - в "пырловке". На душе стало легче и светлее, шорты с майками полетели в дорожную сумку.
Сборы были не долгими, и вскоре я уже устроилась под одеялом с томиком Ильфа и Петрова. Что может быть лучше под настроение, которое, того гляди, превратится в скверное...
* * *
Разбудил меня звонок в дверь. Ничего не соображая спросонок, я помчалась, спотыкаясь о тапки, табуретки и собранные сумки. Звонок раздирался не переставая и, даже не спрашивая, кто там, я распахнула дверь. Там стоял Игорь. Подперев рукой голову, он давил локтем на кнопку звонка.
- Привет, - пробормотала я, машинально приглаживая волосы, и одергивая ночную рубашку, - прости, кажется, я все-таки проспала...
- "Кажется"! Я звоню в твою дверь семь минут, - он посмотрел на часы, - и двадцать девять секунд. Спите вы, дама, как медведь и больше не смей говорить, что тебя постоянно мучает бессонница! Ну, что ты стоишь? Три минуты на сборы!
Я кивнула и, продолжая спать на ходу, бесцельно заметалась по квартире, не зная за что хвататься. Игорь меня поймал и затолкал в ванную. Не дожидаясь пока он окатит меня холодной водой, я сделала это сама, и мгновенно очнулась.
Через десять минут я уже мчалась вслед за Игорем по лестнице. Он нес мои сумки, а я большую соломенную шляпу. Хороша же я буду - дачница без шляпы!
- Зачем тебе этот зонт на голову? - поинтересовался Игорь, открывая машину. - Ты же не на юг едешь, а в Подмосковье, думаешь там теплее, чем в Москве?
- Ну, лето, все-таки, - я бросила шляпу на заднее сидение, - загорать буду.
- Тогда тебе ещё шезлонг нужен, - Игорь улыбался и устраивал мое имущество в багажнике своего белого "Ауди".
- Полотенцем обойдусь, на шезлонг у меня уже средствов не остается.
Я устроилась на переднем сидении и набросила ремень безопасности. Игорь сел за руль, включил зажигание и музыку.
- Ну, в путь, - он ободряюще улыбнулся мне, и в его умных карих глазах заплясали огоньки.
Нет, все-таки одни люди должны быть толковыми, преуспевающими, иметь белые машины, а другие рассеянными, порой поразительно глупыми, страдающими от самих себя и не имеющими ничего, даже самоката. На том мировое равновесие и держится...
- Что-то вид у тебя кислый, подружка, - Игорь опустил стекло и закурил, - уже жалеешь, что затеяла такой отдых?
- Да ну, - промямлила я, - ты мне так все обрисовал, что в пору хоть не ехать никуда.
- Лучше бы ты за эти деньги на неделю за границу отправилась, - кивнул он. - Или могла бы отдыхать на моей даче совершенно бесплатно, и грибов там хоть косой коси...
- Прекрати, - вздохнула я, и попыталась приободриться, - дело уже сделано и кто знает, может все будет в порядке. Не сплошные же обманщики попадаются на моем пути, не все же люди мерзавцы.
Игорь покачал головой и ничего не ответил. По пути мы раз сто пятьдесят останавливались, изучали карту, спрашивали прохожих, но никак не могли найти Серебряные Ели. Игорь все чаще посматривал на часы и начинал заметно нервничать, я старалась его утешить и уверить, что мы найдем Ели с минуты на минуту.
Часа через два, Игорь сказал, что времени у него больше нет совсем, и повернул обратно.
- Я тебя на выходных отвезу, - утешал теперь он меня. - Сейчас правда не могу.
Я скорбно кивала головой и готовилась впасть в депрессию, такой уж я человек - если на что-то настроюсь, а это не получается, для меня это просто трагедия.
- Ладно, попробую ещё раз, - Игорь остановился на обочине дороги, и спросил проходившего мимо мужичка с корзинкой в руках:
- Извините, вы не подскажете, как к Серебряным Елям проехать? И есть ли вообще такое место на свете?
- Как не быть, - мужичок сплюнул и кивнул на проселочную дорогу, уходящую вправо, - туда вам.
- Далеко? - удивился Игорь, потому что мимо этой дороги мы проезжали уже раз пять.
- Не очень. Езжайте прямо, потом поворот налево будет, там и Ели.
- Спасибо, - обрадовалась я.
Мы свернули на проселочную дорогу. Погода стала портиться, небо затянуло низкими тучами и похолодало. Еще дождя мне только не хватало...
Мы нашли поворот, и вскоре показалась небольшая деревушка, окруженная сосновым лесом. В сумерках подступающей грозы, выглядел лес сурово, таинственно, я бы даже сказала, грозно.
- Какой нам дом нужен? - спросил Игорь, тоже посматривая на лес.
- Восьмой.
Домов было мало и, немного поколесив по деревушке, мы отыскали нужный. При виде него, у меня внутри все опустилось. Естественно, ничего общего с фотографиями он не имел. Эта, с позволения сказать, дача торчала на отшибе и выглядела как очень, очень старое сооружение. Обнесено оно было железным забором-сеткой. Имелась калитка, выглядевшая намного моложе и симпатичнее дома, видимо поставили её недавно. Правда, земли вокруг дома был, наверное, целый гектар, но пользы мне от неё все равно никакой, огородник из меня никудышный, да и не картошку сажать я сюда ехала. Вся эта земля заросла высоченной травой и где-то там, вдалеке, почти у самого леса, виднелась сиротливая будка, наверняка являющаяся удобствами.
Оценив "свою" дачу по достоинству, я едва не завыла. Игорь молчал и давал мне время придти в себя, сумок из багажника он не вынимал.
- Так мне и надо, - проскулила я обреченно, - поделом мне!
- Лер, - Игорь обнял меня за плечи, - ну, что ж теперь, я тебя предупреждал. Поехали?
- Нет, - решительно мотнула я головой, - я арендовала себе этот кошмар, я тут лето и проведу, может, поумнею когда-нибудь.
- Ты уверена? - Игорь с сомнением посмотрел на дом. - А тебе страшно здесь не будет? - он кивнул на сплошную стену леса, аккурат за дальней оградой.
- Нет, - бодро сказала я, понимая, что страшно мне будет безумно, особенно по ночам. Но, может, выдержу денька три...
- Пойдем, посмотрим, что там внутри, - вздохнул Игорь и направился к калитке. Открыв её, он подошел к двери дома, а я протянула ему ключи. Невольно затаив дыхание, я ступила в недра "дачи".
- Черт, где тут свет? - Игорь посветил зажигалкой, нашел выключатель, и под потолком вспыхнула тусклая лампочка. Моему взору предстал то ли коридорчик, то ли предбанник, заваленный всяким хламом.
- Осторожнее, - Игорь протянул мне руку. Стараясь не растянуться, я направилась вслед за ним осматривать апартаменты.
В доме действительно оказалось две комнаты, и в них даже была кое-какая мебель. В комнате побольше я, к своему безграничному изумлению, обнаружила маленький грязный камин. Пока я таращилась на это чудо, Игорь продолжал осмотр.
- М-да, - изрек он, вернувшись обратно, - скорее всего, этот дом действительно летний.
- Почему?
- Потому что здесь плиты нет.
- Как нет?
- Очень просто. В закутке, который, наверное, ну я так предполагаю, является кухней, нет даже намека на плиту. Еще здесь есть кладовка, но туда заглянуть у меня не хватило мужества. И есть лестница на чердак. Поехали отсюда?
Я отрицательно покачала головой, боясь, что если скажу хоть слово, то заплачу, и тогда Игорь уволочет меня отсюда силком.
- Я приеду на выходных, - Игорю очень не хотелось оставлять меня в доме, но он знал, какой я упрямый баран. - Надеюсь, что к этому времени ты вдоволь наотдыхаешься и тебя потянет в душную и пыльную Москву. Там ты мне покажешь бумаги на этот сарай, и я попытаюсь найти этих ублюдков, хотя, честно сказать, это маловероятно.
Я опять молча кивнула. Он принес мои вещи и шляпу. Глядя на это плетеное сооружение, я почувствовала себя такой идиоткой, что даже толком не попрощалась с Игорем. Едва дождавшись его ухода, я дала волю слезам. Рыдать стоя было утомительно, поэтому я присела на широкий продавленный посередине топчан. Опять я вляпалась! Опять!
Когда слезы иссякли, меня обуял праведный гнев, и я решила не позволять обстоятельствам испортить мне лето. Из сумки я извлекла старые драные джинсы, в которых собиралась ходить за грибами и такую же кофту. Переодевшись в эти лохмотья и засучив рукава, я принялась за дело.
Дело я решила начать с самого маленького - с кухни. Вместо столов к стенам были прибиты широкие полки, а под ними теснились деревянные шкафчики. В одном из них я обнаружила маленькую электрическую плитку и обрадовалась своей находке безмерно. Плитку я пока решила не трогать, опасаясь, что из неё посыплются тараканы величиной с ладонь, и принялась за поиски хоть какой-нибудь тряпки и веника. Нигде ничего похожего не обнаружилось, и все пути привели к кладовке. Я долго готовилась к такому решительному шагу, мне почему-то казалось, что как только я открою двери, оттуда вывалится чей-нибудь труп.
Наконец с силами я собралась и медленно приоткрыла дверцы. Никто и ничто на меня не вывалилось, а в темноте кладовой я узрела швабру, веник, ведро и пыльную тряпку. Ошалев от такого богатства, я быстренько выхватила это все, немного опасаясь, что кто-нибудь меня все-таки цапнет за руки.
Потом я долго искала воду. В доме её, конечно же, не оказалось, и я продолжила поиски на улице. В метрах пятидесяти обнаружился колодец и через полчаса нечеловеческих мучений, я притащила полное ведро.
Дом я драила до глубокой ночи. Силы были на исходе, но остановиться никак не получалось. Весь хлам, который негде было применить в хозяйстве, я вытаскивала во двор, решив запалить из этого дела костер до небес, а то, что могло бы быть полезным, запихивала в кладовку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9


 Байетт Антония