от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

(рассказ-шутка)
В автобусе было жарко и душно, стоящий в проходе народ
нависал над сидящими, дорога была не слишком ровной, и всех
качало из стороны в сторону. Однако для Славы и Андрея, как и
для большинства советских, а впоследствии русских людей это было
привычно. Несколько раздражали только монотонная
безостановочность движения да мелькание деревьев за окном.
Между друзьями происходил важный разговор о высоких
материях - дело в том, что Слава был начинающим писателем, а
Андрей - его читателем и критиком.
- Слушай, я не понимаю, что с тобой происходит, - говорил
Андрей. - Раньше у тебя все было ясно: космонавты, ракеты,
инопланетяне... А теперь пошла какая-то сказка сплошная. Замки,
волшебники, рыцари... Ты в детство впал, что ли?
- Сам ты впал. Это же "фэнтези", самый сейчас модный жанр.
Ты вон по прилавкам посмотри.
- Ну, не знаю. Но ты бы хоть писал про людей. А то у тебя
еще куча каких-то непонятных.
- Кто, например?
- Скажем, эльфы. Я так помню, это из "Дюймовочки" - вроде
маленьких человечков с крылышками. А у тебя получается что-то
другое.
- Вспомнил, тоже - "Дюймовочку"! Тут не в размерах дело.
Эльфы - это прекрасные и светлые существа.
- Ты уверен? Ну ладно, а тролли кто такие?
- Это такие злые и страшные, вроде чертей.
- А гоблины?
- Гоблины тоже страшные, но не обязательно злые. И еще они
любят эль.
- Что за эль?
- Ну, это такое старинное английское пиво.
- Так бы и сказал.
- Они его сами варят. Это хорошо у Саймака описано.
- В общем, команда самогонщиков.
- С кем я связался! - всплеснул руками Слава. - С каким
отсталым человеком!
- Может, я и отстал - тогда мне лучше видно, куда тебя заносит.
- Тебе Толкина читать надо.
- Ну видал я твоего Толкина за пятьсот рэ. Подумал и купил
детективчик за полтинник.
- Куда мы идем!
- Ладно, ладно. Ты вот мне скажи: Толкин твой - англичанин?
- Ну.
- Ну и остальные тоже иностранцы. Они по своим народным
сказкам и пишут. А ты с какой стати это делаешь? У нас и своей
нечисти достаточно. И сказок своих полно.
- Что ж мне, про Бабу Ягу писать? Похоже, это ты в детство
впал. Не смеши. Наши сказки слишком глупые.
- Эх ты, Слава КПСС!
- Молчи уж, Андрей Первозванный!
После этого обмена обзывательствами беседа могла бы принять
неконструктивный характер с непредсказуемыми последствиями, но в
этот момент автобус неуклюже вырулил и остановился.
Пансионат "Зеленый дол" производил дикое впечатление. В
первую минуту могло показаться, что некая волшебная сила
выдернула современный многоэтажный дом из района московских
новостроек, перенесла его по воздуху и поставила здесь, прямо в
чистом поле. Метрах в двухстах темнел лес.
В вестибюле было довольно красиво. Помимо прочего, там
стояли четыре игральных автомата, один из которых даже работал.
Выстояв очередь, друзья получили ключи и поднялись на лифте в
свою комнату. Комната представляла собой вполне комфортабельный
гостиничный номер. За стеной раздавался шум: похоже, туда
въехала семья с маленьким ребенком.
- Едешь на природу, а попадаешь опять в муравейник, -
недовольно проворчал Слава.
- Зато кормят на убой, - сказал Андрей.
- Только и разницы, - кивнул Слава и завалился с ногами на
кровать. За окном ярко светило солнце, и ничего не хотелось
делать.
В лес они вышли только во второй половине дня. Но и здесь
было довольно людно.
- Тоже мне лес! Тут, наверное, и нет ничего - все вытоптали.
- Надо просто пройти глубже.
- А назад-то вернемся? Заведешь, как Сусанин.
- Да разве здесь заблудишься?
Самоуверенность Андрея в какой-то степени оправдала себя:
где-то в чащобе они наткнулись на потрясающий малинник и там
затормозили надолго. Слава сказал, что это он наколдовал и стал
излагать Андрею теорию заклинаний по новейшим западным
источникам. Андрей не слушал. Малину он собирал преимущественно
в рот. В лесу пели птицы.
Слава первым заметил, что стало темнеть. Это его несколько
удивило. Он посмотрел на часы: секундная стрелка была
неподвижна.
- Эй, сколько на твоих? - крикнул он Андрею.
Тот чертыхнулся:
- Батарейки сели.
- А мои встали.
- Значит, мы без времени. Может, будем обратно выбираться?
- Ну, пошли.
Андрей уверенно зашагал вперед, Слава шел сзади. Его вдруг
охватило неприятное чувство: не могли они столько времени
провести у малинника, что-то не так. "Нет, слишком богатое у
меня воображение", - одернул он себя. Андрей остановился.
- Так. Где-то здесь мы свернули с тропинки. Справа было
корявое дерево - вот оно, а слева было видно ЛЭП... Что-то не
видно.
- Да стемнело уже. И елки загораживают.
- Не помню я этих елок.
- Так, может, не здесь?
- Да здесь, вот же дерево. Черт! Ладно, на тропинку вышли,
ну и потопали.
Топали они не меньше часа. Под конец уже и Андрею стало не
по себе. Порой ему казалось, что кто-то недобрый наблюдает за
ними из-за деревьев. Раз или два он слышал, как хрустели ветки
где-то в стороне, что-то пыхтело. Было уже совсем темно - может
быть, виноваты в этом были тучи, наползающие на небо - когда
друзья опять оказались у корявого дерева.
Слава охнул. Андрей выругался. В ответ ему вдруг раздался
низкий утробный хохот, переходящий в глухое ворчание. В кустах
захрустело, на мгновение показалась большая туша неясных
очертаний, и снова все замерло и затихло.
- Медведь, - сказал Андрей.
- Сам ты медведь, - пробурчал Слава. - Разве медведи смеются?
- Может, это так сова кричала.
- Ладно, - кивнул Слава. - Я тебе раскрою один маленький
профессиональный секрет: писатель-фантаст не должен верить в то,
что пишет. Иначе это плохо кончится.
- К чему это ты?
- Да так.
- Кончай трепаться. Что делать-то будем?
- А чего? Ночевать придется, - Слава истерически захихикал.
- Ну что ж, утро вечера мудренее, - согласился Андрей. -
Думаю, звери нас не съедят. Они людей боятся.
- Нет, я не смогу, - простонал Слава. - Проклятое
воображение! Я с ума сойду. Неужели здесь нигде поблизости жилья
нет?
- С какой стати?
- Ну, может, деревня какая. Колхоз. Что-нибудь.
- Может, и есть. Кто-то ж эту чертову тропинку протоптал.
- Да перестань ты черта поминать!
Андрей замолчал, и в зловещей тишине было слышно, как Слава
бормочет свои заклинания.
"Не поможет, - подумал Андрей. - Здесь тебе не Англия."
- Ну заявимся мы, - сказал он вслух, - в твой колхоз. Ты
уверен, что нас пустят переночевать? Народ сейчас недоверчивый.
В связи с ростом преступности.
- Думаешь? Слушай, я бы сейчас все отдал...
- Да чего б ты отдал? Малину?
- Я б им свой роман новый рассказал, - сказал Слава, - еще
не написанный. С замками, волшебниками и рыцарями. И с эльфами и
гоблинами. Длинный. Только чтоб пустили.
Андрей засмеялся. И вдруг заметил огонек - далеко, за
деревьями. Не говоря ни слова, он схватил Славу за руку, и через
мгновение они оба почти бежали, спотыкаясь о кочки, задевая за
ветки и шумя на весь лес. Огонек оказался даже не костром, а
окном одинокой избушки. Друзья обошли ее кругом и постучали в
дверь.
Дверь открылась почти сразу, как будто их ждали. На пороге
показалась старушка в платочке.
- Здравствуйте, бабушка, - вежливо сказал Слава.
- Здорово, коли не шутишь, - не по возрасту бодро ответила
старушка скрипучим голосом.
- Мы в лесу заблудились, - продолжил разговор Андрей. -
Пустите переночевать.
- Ну, заходите, добры молодцы. Я вас накормлю, напою и
спать уложу, - старушка повернулась и ушла в избу.
- Чокнутая, - сказал Слава.
- Юморная, - возразил Андрей. - Не бери в голову.
Внутри было хорошо и уютно. В настоящей русской печке как
раз поспели пирожки - вкусные и горячие. Запивали парным
молочком. Было еще много вкусных вещей. Гости были очень
довольны. Одно было странно: бабка как будто все время ждала от
них чего-то, но, видимо, не дождавшись, проводила на ночлег.
Слава заснул моментально, а Андрей, не успев сделать этого
раньше, вынужден был терпеть Славин храп и вздохи. Сквозь сон
ему послышались голоса. Говорили, вроде бы, под окном.
- Наобещал с три короба, - ворчал низкий голос. - Хорош
врать. Дайте, я с ним потолкую.
- Не кипятись, - возражал скрипучий голос. - Хлопцы-то
городские, непривычные. Устали, вишь, сморило их.
- Сам же их водил! - возмущался тонкий девичий голосок. -
Шутки твои дурацкие, шкура ты толстокожая.
Послышался глухой рев, журчание воды, потом кошачье
мяуканье - и все стихло в порыве ветра. "Бред", - подумал
Андрей, переворачиваясь на другой бок и погружаясь в сладкие
сны.
Проснулись друзья поздно. В окно било солнце. Андрей встал
первым.
- Надо спросить дорогу в пансионат, - сказал он.
Но изба оказалась пуста: старушки не было. Хотя было
накрыто на стол - маслянистые блины еще не успели остыть.
Большая черная кошка посмотрела на Андрея зелеными глазами и
выпрыгнула в окно.
- Бабки нет, - сообщил Андрей, возвращаясь в комнату. -
Наверное, пошла за продуктами.
- Куда?
- Черт ее знает. Может, в деревню. У нее ж хозяйства совсем
нет - дом на поляне.
- А нас в пансионате не хватятся?
- Разве что в столовой. А вообще, может, мы в Москву уехали
по срочному делу. Или ушли в поход с ночевкой.
- Так оно и есть.
Друзья перекусили, умылись, потом Андрей пошел купаться на
речку (она как раз протекала метрах в пятидесяти, на другом
конце поляны), а Слава только обошел вокруг дома, потянулся и
сказал, что будет творить.
Речка была достаточно широкая и глубокая, чтобы в ней
интересно было плавать. Она неторопливо несла свои воды из
неизвестности в неизвестность, а по другую сторону был лес. По
эту был довольно приличный естественный пляж.
Андрей плавал и загорал в свое удовольствие. Ему пришло в
голову, что здесь не хуже, чем в пансионате, а народу совсем
нет.
Он загорал, лежа на спине и закрыв лицо рубашкой от солнца,
когда почувствовал чей-то взгляд. Или ему только показалось?
Андрей сел и огляделся по сторонам. Слева от него, там, где
берег был круче и нависал над водой сухими корнями деревьев,
сидела девушка. Тело ее было совсем белым - видимо, она тоже
прибыла сюда недавно и не успела загореть. У девушки были
длинные густые волосы темно-зеленого, как тина, цвета. Она
смотрела на Андрея и улыбалась.
- Эй, ты чего, панкуешь? - окликнул ее Андрей.
- Чиво? - раздался тонкий голосок.
- Я говорю, покрасилась классно. Вода твою химию не смоет?
- тема казалась удачной для завязывания знакомства, но, видимо,
только ему. Девушка рассмеялась и гибким движением нырнула в
воду, совсем не подняв брызг. Андрей стал смотреть, когда она
вынырнет - и прождал несколько минут, пока до него не дошло, что
человек не может так долго находиться под водой. С другой
стороны, трудно было поверить, что вот так, прямо на глазах,
можно утонуть. Андрей сам нырнул несколько раз в том месте, но
ничего не нашел, хотя вода была довольно прозрачной. Не зная,
что и думать, он оделся и вернулся в дом.
- Померещилось тебе, - сказал Слава. - По Фрейду.
- Думаешь, я спятил?
- Ладно, ладно. Да просто она проплыла под водой мимо тебя,
вылезла ниже по течению - и привет.
Андрей поджал губы: такая простая мысль не пришла ему в
голову. Чтение детективов не пошло на пользу.
Скрипнула дверь, и в дом вошла хозяйка. Было слышно, как
она возится на кухне. Потом она прошла мимо двери в их комнату.
- Бабушка! - позвал Слава.
- Что, милок?
- Вы не знаете, тут поблизости девушка крашеная живет?
Андрей ее видел на реке.
- Так это ж русалка, - удивилась вопросу бабка и вышла из
дому.
- Точно чокнутая, - прокомментировал Слава. Андрей
промолчал. Через некоторое время Слава сказал, что пойдет
проверит, и ушел. Вернулся в задумчивости.
- Там она, - нехотя сообщил он. - Плескается. Никакая не
русалка - вполне нормальные ноги.
- Это у западных русалок хвост, - сказал Андрей. - А у
наших необязательно. Как бы они тогда хороводы водили?
- Так ты лучше меня все знаешь.
День пролетел незаметно. Время здесь шло как-то слишком
быстро. Андрей снова никак не мог заснуть. Он вдруг подумал, как
неестественно происходящее с ними: они второй день живут у
незнакомой полусумасшедшей старухи, которая их кормит и поит,
как будто так и надо; за весь день они так и не спросили дорогу
обратно, в пансионат. И вновь за окном послышались голоса.
- Опять не рассказал, - жаловался тонкий голосок. - А так
хочется послушать. Про эльфов и рыцарей... Ведь от тебя, старый
черт, кроме похабщины, ничего и не дождешься.
- Да наврал он все, - отозвался хриплый бас. - Говорил я
вам. Знаешь, старуха, кончай с ними возиться. В печку их - и все
дела.
- Такие симпатичные мальчики, - возражал девичий голос. -
Жалко. Надо просто напомнить. Раз обещали...
- Ага, обещали, - в скрипучем голосе послышалась ирония. -
Проста ты, девка. Простота хуже воровства. Кому они обещали?
Где? Когда? Да ежели до них дойдет...
Наступило молчание, потом послышались шаги. Андрей заснул.
Утро следующего дня было таким же, как и предыдущее. Только
Андрей словно встал с левой ноги - его одолевали нехорошие
предчувствия. Конечно, разговоры под окном ему приснились. Но
все же было что-то странное в происходящем. Однако он боялся
словом или делом выдать это свое понимание, хотя не очень
понимал, чего конкретно он боится.
Ближе к вечеру он стал просить Славу все-таки рассказать
свой роман хозяйке в качестве компенсации, хотя самой ее не было
дома и только черная кошка гуляла по комнатам. Но Слава был не в
духе, оттого что вчерашняя девушка больше не появилась, и
сказал, что все это ерунда, а когда Андрей завел разговор об
обещаниях, поднял его на смех.
1 2


 Шукшин Василий Макарович - Чудик