от А до П

от П до Я

 


Государь: - Кто это?
Генерал: - Я говорю о генерале Дедюлине.
Государь: - О, да.
Генерал чувствовал, что он не в силах больше говорить, так как он сейчас разрыдается, поэтому он поспешил кончить: - Я человек прямой и потому я вполне присоединяюсь к тому, что сказал генерал Данилов.
Наступило общее молчание, длившееся одну-две минуты.
295 Государь сказал: - Я решился. Я отказываюсь от престола, - и перекрестился. Перекрестились и генералы. Обратясь к Рузскому, Государь сказал: - Благодарю вас за доблестную и верную службу и поцеловал его. Затем Государь ушел к себе в вагон. ("Русская Летопись").
Рассказывая приведенное выше мне лично, генерал С. С. Савич, которого я давно и хорошо знал, прибавил лишь, что перед тем как спросить мнение генерала Рузского и двух других генералов, Государь долго и внимательно читал все телеграммы Алексеева и Главнокомандующих армиями, а также все телеграммы со сведениями о Петрограде.
Государь, видимо, был очень задет сведениями о своем Конвое, о приходе в Госуд. Думу Его Конвоя и В. К. Кирилла Владимировича. Когда же Государь выслушал личное мнение Рузского и мнения обоих генералов, - Он тихо отошел к окну, смотрел в окно.
Прошло минуты две ужасной, тягостной тишины. Вдруг Государь обернулся и как-то особенно странно произнес:
"Я решился. Я отказываюсь от престола". Перекрестился.
Странное было у него лицо. Как ошеломленные, остались в салоне генералы. Вошел взволнованный генерал Воейков с вопросом что случилось. Ему отвечали неохотно и недружелюбно. Рузский упрекнул его за прошлое, но в это время пришел граф Фредерикс и Воейков ушел.
Совершенно расстроенный и взволнованный граф Фредерикс сказал, что Государь сообщил ему о случившемся и спросил его мнения. Но он не решается что-либо советовать, не зная их мнения. Генералы стали объяснить графу, что было доложено Его Величеству.
Выслушав, граф сказал: - Никогда не ожидал, что доживу до такого ужасного конца. Вот что бывает, когда переживешь самого себя..." В это время пришел Государь и передал телеграмму для Родзянко и, сказав, что пойдет писать телеграмму для Алексеева, - удалился. Рузский прочел телеграмму и, заметив, что в ней пропущено про В. К. Михаила 296 Александровича, просил доложить это Его Величеству. Граф взял телеграмму и пошел к Государю.
Через несколько минут Государь принес и вручил Рузскому две телеграммы. В одной, адресованной для председателя Г. Думы, значилось: "Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родимой матушки России.
Посему я готов отречься от престола в пользу моего сына, с тем, чтобы он оставался при мне до совершеннолетия, при регентстве брата моего Михаила Александровича". НИКОЛАЙ.
Другая телеграмма на имя генерала Алексеева гласила:
"Во имя блага, спокойствия и спасения горячо любимой России, я готов отречься от престола в пользу моего сына. Прошу всех служить ему верно и нелицемерно. НИКОЛАЙ".
Передав телеграммы, Государь попрощался с генералами и прошел в свой вагон. Генералы, распрощавшись с министром двора, удалились.
Было около 4 часов дня.
**
*
Никто из свиты, кроме графа Фредерикса и генерала Воейкова, не знал о случившемся. В ожидании узнать что-либо о происходившем у Государя докладе, несколько человек сидели в купе Федорова. Вдруг, появившийся внезапно в дверях граф Фредерикс произнес по-французски - "А знаете, Император отрекся". Все вскочили. К дверям подбежали остальные из свиты. За министром стоял Воейков. Посыпались вопросы: что, как, каким образом, почему. Все были взволнованы, одному из присутствовавших сделалось дурно. Кто-то почти истерически кричал, как мог Государь сделать это, не посоветовавшись со свитой, почему, почему говорил об этом только с генералами. Все по-разному протестовали и просили графа идти к Его Величеству и умолять переменить решение. Когда же граф сказал, что Государь уже отдал о 297 том телеграммы генералу Рузскому, все стали просить графа уговорить Государя взять обратно телеграммы. Растерявшийся граф отправился к Государю и, вернувшись, сказал Воейкову: - "Пойди, тебя требует Государь".
Воейков поспешил к Государю. На вопросы генерала как то случилось, взволнованный Государь ответил - "Что мне оставалось делать, когда мне все изменили. Первый Николаша. Читайте", - и протянул Воейкову телеграммы. Теперь снова взволнованный уже докладом Фредерикса о просьбе свиты и под влиянием убеждений Воейкова, Государь приказал передать генералу Нарышкину, чтобы он взял у Рузского телеграммы и принес их Его Величеству.
Нарышкин пошел в вагон к Рузскому, но вернулся растерянный и передал, что Рузский телеграммы не отдал, а сказал, что он сам принесет их Его Величеству. Телеграмму Родзянко уже стали передавать по телеграфу и обещали снять с аппарата. Вскоре Рузский прошел к Государю, где находился Фредерикс. Рузский доложил Его Величеству, что во Псков едут к Его Величеству делегаты от Государственной Думы - Гучков и Шульгин. Генерал заверил Государя, что, до переговоров Его Величества с делегатами, он телеграмм отправлять не будет и они остались у Рузского. Он предложил переговорить с делегатами до представления их Его Величеству; Государь соизволил согласиться и Рузский распорядился, чтобы, по прибытии делегатов, их провели в вагон Рузского.
Стали ждать делегатов.
**
*
Свита волновалась. Граф Фредерикс плакал. Были слезы на глазах и других, особенно расстроен был С. П. Федоров. Все хотели, чтобы Государь взял назад отречение. Федоров пошел к Государю и вот какой произошел у них разговор, как передавал мне лично Сергей Петрович летом 1918 года.
На слова удивления по поводу отречения, Государь сказал. - "Вы знаете, Сергей Петрович, что я человек - "тэрр а тэрр". Это было сказано по-французски. Я, конечно, не смотрел на Распутина, как на святого, но то, что он нам предсказывал - обычно сбывалось. Он предсказал, что если Наследник проживет до 17 лет, то он совершенно выздоровеет. Правда ли это? Будет наследник здоров или нет?" Сергей Петрович отвечал, что чудес в природе не бывает.
Наука же говорит о болезни Наследника следующее: "Может быть Его Высочество проживет и дольше, чем мы с вами, Ваше Величество, но может и умереть каждую минуту от самой простой незначительной случайности. Таково свойство его болезни".
Государь стал говорить, как он будет жить с Наследником после отречения. Сергей Петрович высказал сомнение, чтобы новое правительство согласилось на оставление Алексея Николаевича в семье Государя и высказал предположение, что, по всему вероятию, ему придется жить в семье регента - В. К. Михаила Александровича. Государь выразил крайнее удивление, что это может случиться и затем решительно заявил, что он никогда не отдаст своего сына в руки супруги Великого Князя, причем выразился о ней очень резко.
На этом разговор и окончился. Расстроенный, с глазами красными от слез, Сергей Петрович вернулся в свой вагон и сказал кое-что из своей беседы с Государем и о его твердом решении отречься. Но самому С. П. Федорову было уже ясно, что Государь откажется от престола и за сына, чего свите, конечно, он не счел возможным сообщить.
**
*
После ухода лейб-хирурга Федорова, Государь пригласил к себе графа Фредерикса. Выйдя от Государя, граф передал генералу Нарышкину приказание взять у Рузского телеграммы об отречении и вернуть их Его Величеству. Нарышкин пошел и на этот раз принес телеграммы и вручил их Государю.
В этот период времени у Государя Императора стало созревать решение отказаться от престола и за своего сына, 299 почему Государь так категорически потребовал вновь вернуть ему его телеграммы.
Безнадежное в смысле выздоровления состояние здоровья Наследника, в чем его откровенно убедил С. П. Федоров, а затем и боязнь лишиться сына и передать его в чужие руки побудили Государя отказаться от престола и за Алексея Николаевича.
Перед чаем Государь вышел прогуляться с флигель-адъютантом герцогом Лейхтенбергским. Государь казался спокойным, точно ничего особенного не произошло. Его Величество приветливо отвечал тем, кто отдавал Ему честь. Так приветливо и даже с улыбкой приложил Государь руку к папахе, отвечая генералу Дубенскому, который стоял на подножке своего вагона. Дубенский знал уже об отречении и потому спокойствие Государя необычайно поразило его. Он не мог понять этой необыкновенной, сверхчеловеческой выдержки. Эта выдержка поразила тогда и Федорова, она поразила и генералов-отступников. Взволнованный Дубенский даже склонен был видеть тогда что-то вроде легкомыслия.
В 5 часов вся свита собралась к чаю. Государь пришел раньше некоторых. Государь был ровный и спокойный, как всегда. Поддерживался обычный, ничего незначащий разговор, который всем казался тягостным и неестественным.
Стараясь прочитать что-либо на лице Государя, флигель-адъютант Мордвинов писал позже: "Только по его глазам, печальным, задумчивым, как-то сосредоточенным да по нервному движению, когда он доставал папиросу, можно было чувствовать, насколько у него тяжело на душе." После чаю Государь удалился к себе в вагон.
**
*
Его Величеству была принесена от генерала Рузского запоздалая телеграмма генерала Сахарова, по адресу Рузского, следующего содержания: "Генерал-адъютант Алексеев передал мне преступный и возмутительный ответ председателя, Государственной Думы Вам на высокомилостивое решение Государя Императора даровать стране ответственное министерство и пригласить главнокомандующих доложить Его Величеству через Вас о решении данного вопроса в зависимости от создавшегося положения.
Горячая любовь моя к Его Величеству не допускает душе моей мириться с возможностью осуществления гнусного предложения, переданного Вам председателем Гос. Думы. Я уверен, что не русский народ, никогда не касавшийся Царя своего, задумал это злодейство, а разбойничья кучка людей, именуемая Государственной Думой, предательски воспользовалась удобной минутой для проведения своих преступных Целей.
Я уверен, что армии фронта непоколебимо встали бы за своего державного вождя, если бы не были призваны к защите родины от врага внешнего и если бы не были в руках тех же государственных преступников, захвативших в свои руки источники жизни армии.
Таковы движения сердца и души. Переходя же к логике разума и учтя создавшуюся безысходность положения, я, непоколебимо верноподданный Его Величества, рыдая, вынужден сказать, что, пожалуй, наиболее безболезненным выходом для страны и для сохранения возможности биться с внешним врагом, является решение пойти навстречу уже высказанным условиям, дабы промедление не дало пищу к предъявлению дальнейших, еще гнуснейших притязаний. Яссы. 2 марта. No 03317. Генерал Сахаров".
**
*
Свита, после чаю, сгруппировалась около Воейкова. По рукам передавали телеграммы главнокомандующих. Была ясна руководящая роль генерала Алексеева. Возмущались поведением Вел. Кн. Николая Николаевича. Бранили генералов и были безусловно правы.
301 Может быть и хорошие боевые начальники, эти генералы, плохо разбираясь в делах внутренней политики и внутреннего управления государством, дерзнули оказать давление на монарха и, играя на войне, играя на его чувстве военного человека, в сущности, заставили его отречься от престола. Дальнейшее показало всю несуразность, весь вред поддержанного ими государственного переворота, переворота, в сущности, ими произведенного. Произведенного с красноречивыми коленопреклонениями, рыданиями и мольбами.
И свита негодовала.
Припоминали все интриги, сплетавшиеся против Государя, в среде Вел. Кн. Николая Николаевича. Припоминали опутывание генералов либеральными политиканами, разъезжавшими по фронтам. Припоминали всё. Результаты налицо.
Наши генералы, так часто кокетничающие словами "я солдат", забыли эти замечательные простые слова, именно, в тот момент, когда должны были сказать мы можем дать советы по вопросу наступать или отступать, но по вопросу отречения благоволите обратиться в Сенат, Государственный Совет - мы не компетентны, мы "солдаты".
Они не только не ответили так на вопрос об отречении, они имели смелость поднять этот вопрос, который был совершенно вне их компетенции, выше их политического разума. И лица свиты были правы, что горячились и не находили слов, чтобы достаточно заклеймить поведение генералов. Алексеева считали главным виновником происходящего.
Не менее сильное возбуждение и негодование царило и среди старших чинов поезда Литера Б. Особенно горячился генерал Дубенский. Со слезами на глазах он повторял привязавшуюся к нему фразу: "как же так, никого не спросить и сдать, как сдают эскадрон!" Кто-то упрекнул его, что это он посоветовал ехать к Рузскому. Дубенский растерянно разводил руками и говорил: "ошибся, надо было ехать в гвардию, в Особую армию, тогда бы эти господа - "Черное войско" не посмели сделать то, что они сделали".
И слова "измена" и "предательство" передавались по обоим поездам и сочетались в различных комбинациях и вариациях.
301 Как утопающий хватается за соломинку, так кто-то из свиты надумал, что, может быть, ожидаемые делегаты, Гучков и Шульгин сдут с какими-нибудь иными предложениями. Может быть, при помощи их, можно будет изменить решение об отречении. И растерявшиеся люди решили искать спасения для монарха у тех, которые ехали его свергать. И свита решила перехватить делегатов, не допустить их переговорить с Рузским и привести прямо к Его Величеству. Испросили санкции у Государя и дежурный флигель-адъютант Мордвинов стал караулить приход поезда с делегатами.
**
*
А в то время, как свита мечтала, как спасти Государя от отречения, предатели уже праздновали победу.
В 16 ч. 30 м. генерал Данилов телеграфировал генералу Алексееву:
"Около 19 часов сегодня Его Величество примет члена Гос. Совета Гучкова и члена Гос. Думы Шульгина, выехавших экстренным поездом из Петрограда.
Государь Император, в длительной беседе с генерал-адъютантом Рузским, в присутствии моем и генерала Савича, выразил, что нет той жертвы, которую Его Величество не принес бы для истинного блага Родины.
Телеграмма Ваша и главнокомандующих были все доложены. 2 марта 16 ч. 30 м. No 1230/Б. Данилов".
Эта телеграмма была из Ставки передана Брусилову в 17 ч. 40 м., Эверту - в 18 ч. 5 м., Сахарову - в 18 ч. 45 м. и Янушкевичу для Вел. Кн. Николая Николаевича в 18 ч. 40 м.
Генерал Алексеев поручил генералу Лукомскому и церемониймейстеру Н. А. Базили составить проект манифеста об отречении и передал его Данилову в 17 ч. 40 м. при телеграмме:
"Сообщаю проект выработанного манифеста на тот случай, если бы Государь Император соизволил принять решение и одобрить изложенный манифест. 2 марта. 1896. Генерал-адъютант Алексеев".
303 Такова была энергия и предупредительность Ставки в деле отречения Государя Императора.
**
*
Обед прошел в тягостной обстановке. Говорили о том, что совершенно никого не интересовало. Посторонних не было.
В девятом часу Государю была вручена телеграмма от генерала Алексеева, который представлял Государю полученную им от Родзянко телеграмму.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33


 Давид-Неэль А.