от А до П

от П до Я

 

Его все презирают, понимаете ли вы - презирают. Ведь, в Думе нам всем хорошо известно его ничтожество, его политическое убожество. Все уверены, что он задумал добиться сепаратного мира. Все верят, что этого хочет Императрица. Верят и за это Ее 73 ненавидят. Ненавидят как сторонницу Германии. Я лично знаю, что это вздор, неправда, клевета, я-то этому не верю, а все верят! Чем проще член Думы по своему социальному положению, тем он больше в это верит. Бывший министр иностранных дел Сазонов, которого мы все уважали, заверял нас, что это неправда, но все было напрасно. Все, раз навсегда, решили и поверили что Она "немка" и стоит за Германию. Кто пустил эту клевету, не знаю. Но ей верят. С Царицы антипатия переносится на Государя. Его перестали любить. Его уже НЕ ЛЮБЯТ.
Не любят за то, что в свое время не прогнал Распутина, за то, что не заступился за свою жену, когда ее задели с трибуны Думы, за то, что позволяет вмешиваться жене в дела государственные. Не любят, наконец, за то, что благоволит к Протопопову: ведь, правда трудно же понять как Он - Государь, умный человек, проправивший Россией двадцать лет, не понимает этого пустозвона, блефиста, болоболку, над которым смеется вся Гос. Дума. Не любят за непонимание текущего момента. И все хотят Его ухода... хотят перемены....
А то, что Государь хороший, верующий, религиозный человек, дивный отец и примерный семьянин - это никого не интересует. Все хотят другого монарха... И если что случится, вы увидите, что Государя никто не поддержит, за него никто не вступится....
Таковы были речи Думского депутата. Около семи часов он стал торопиться на обед к графине X.
- "Мы теперь в большой моде, - шутил депутат, целуя дамам ручки - наша аристократия теперь за нами ухаживает, нас приглашают, расспрашивают, к нам прислушиваются..." Думец ушел.
- "Слышали, - обратился ко мне, проводивши гостя, хозяин, - смею Вас заверить, что это мнение не только Прогрессивного Блока, но и всех общественных кругов Петрограда, всей интеллигенции". Я стал прощаться. Поехал домой. Тяжело было на душе.
Что-то надтреснуло в толще нашего правящего класса. Престиж Государя и Его супруги, видимо, был окончательно 74 подорван. Распутиным началось, войною кончилось.
Встав, как главковерх, в ряд лиц высшего командования, Государь, сделался для общества, для толпы человеком, которого можно было критиковать и его критиковали. С главковерха критика перенеслась и на Монарха. О том, что Государя начнут критиковать, Его предупреждал мудрый граф Воронцов-Дашков, когда Государь обратился к нему за советом относительно принятия верховного командования.
Царица же, начав ухаживать за больными и ранеными, начав обмывать ноги солдатам, утратила в их глазах царственность, снизошла на степень простой "сестрицы", а то и просто госпитальной прислужницы. Всё опростилось, снизилось, а при клевете и опошлилось. То была большая ошибка. Русский Царь должен был оставаться таким, как Пушкин изобразил его в своем послании к Императору Николаю Первому. Императрице же "больше шла горностаевая мантия, чем платье сестры милосердия", - что не раз высказывала Царице умная госпожа Лохтина...
Но Их Величества, забывая жестокую реальность, желали жить по-евангельски.
77
ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ.
- 23 февраля 1917 г. Четверг, начало февральской революции. - Уличные беспорядки 23 февраля и их причина. - Женский день. - Лозунги, данные Большевиками "Долой войну" и "Надо хлеба". - Непонимание властями истинного характера беспорядков. - В Царскосельском Дворце. - День 24 февраля, Пятница. - Беспорядки усиливаются. - Явно - революционный характер уличных волнений. Переход власти в руки военных. - Демонстрации на Невском проспекте. - Действия полиции и войск. - Странное поведение казаков. - Слух. что ,,казаки за народ". - Непонимание правительством происходящего в столице волнения. - Совет министров. - Отсутствие министра Внутренних Дел. - Веселый обед у Н. Ф. Бурдукова и Протопопов. - Предсказание гипнотизера Моргенштерна. - Положение в Царскосельском Дворце. - Заболевание Царских детей усиливается. - Царица и Ее взгляд на происходящие события.
23 февраля считается у социалистов "женским днем". Вот почему с утра того дня, в Четверг, работницы текстильщицы Выборгского района, желая ознаменовать свой день, объявили забастовку. Их делегатки рассеялись по фабрикам и заводам, прося поддержки. Выборгский большевицкий комитет, по требованию женщин, санкционировал забастовку" Были выброшены лозунги: "Долой войну" и "Давайте хлеба".
К полудню, в Выборгском районе уже бастовало до 30.000 человек. Рабочие толпами двигались по улицам, снимали работавших, останавливали трамваи, отбирали рукоятки у вагоновожатых. При попытках полиции разгонять толпу, рабочие оказывали сопротивление. Два помощника пристава, Каргельс и Гротгус, были тяжело ранены. Между прочим, женщины сорвали работу на заводе Айваз, где выпечка хлеба именно для рабочих была поставлена исключительно хорошо. Но и там забастовщики кричали: - "Хлеба".
После полудня забастовщики направили свои усилия, главным образом, на заводы, работавшие на войну.
Около 4 ч. толпа осадила снаряжательный цех Патронного Завода (No 17 по Тихвинской улице) и сняла с работы до 5.000.
Администрации удалось задержать 19 бегавших по мастерским агитаторов. Полиция и драгуны 9-го Запасного Кавалерийского полка рассеяли толпу. Все бросилось к Литейному мосту с криками: - "На Невский".
Другая толпа осадила завод: "Снарядный цех морского ведомства" (Б. Охтинский пр.), разбила стекла, сняла рабочих и также устремилась - "На Невский". Часть переходила по льду. Никто не мешал. Но большая часть шла по Литейному мосту. Смяв полицейский и конно-жандармский наряды, заграждавшие выход с моста, толпа прорвалась на 78 Литейный проспект. Выломали ворота Орудийного завода (Литейный No 1), разгромили вестибюль, но бросившийся на встречу толпе полицейский надзиратель Шавкунов, угрожая револьвером и обнаженной шашкой, заставил толпу отхлынуть. Рабочие ворвались другим входом и сняли в мастерских до 2.000 человек. Другая толпа сняла в мастерских гильзового отдела до 3.000 ч. Третья толпа пыталась ворваться на завод со стороны Сергиевской, но бросившиеся ей навстречу, с револьверами и обнаженными шашками, пол. надзиратель Волконский и городовой Коваленко заставили толпу, кричавшую - "Хлеба", "Долой Войну", отступить.
После этого, уже громадная толпа залила Литейный и направилась к Невскому. Встретивший ее большой казачий разъезд не препятствовал движению, но встречные наряды пешей и конной полиции, а также и взвод 9-го Зап. Кавалерийского полка рассеяли толпу. Теперь стали действовать и казаки. Разными боковыми улицами рабочие шли к Невскому.
Туда же, к Невскому, шла толпа по Суворовскому проспекту. Впереди подростки. Подростки кричали: - "Хлеба", а рабочие останавливали трамваи. Около шести часов толпы прорвались на Невский около Знаменской площади и двинулись к центру. Останавливали трамваи. Били в вагонах стекла. Отбирали ключи у вагоновожатых. Конная полиция рассеивала толпы, те разбегались и вновь собирались и двигались.
Около трех часов беспорядки начались и на Петроградской стороне. Снимали рабочих. Разгромили булочную Филиппова (No61, Б. Проспект). Все стремились к Троицкому мосту и дальше к Невскому. На Троицкой площади толпа встречает сильное противодействие со стороны полиции, но все-таки, в конце концов, проникает на мост и двигается на левый берег. Часть идет по льду. Около пяти часов эти толпы прорываются на Невский, у Казанского моста. Впереди женщины и дети кричат: - "Хлеба, Хлеба". Полиция и взводы 9-го Запас. Кав. полка разгоняют толпу.
79 Наконец, третья большая толпа прорывается на Невский со стороны Садовой, где она остановила трамваи. Казаки разгоняют ее.
К позднему вечеру столкновения рабочих с полицией прекращаются. На Невском необычайно большое движение. Тротуары полны рабочих. Они бродят. По улице ездят казаки, конная полиция, жандармы, драгуны. Только на Петроградской стороне даже и вечером сорвали работу завода "По воздухоплаванию", ранили чина полиции Вашева.
Ночь разогнала всех по домам.
Так началась февральская революция 1917 года. Ни Министр Внутренних Дел Протопопов с его Директором Департамента полиции, ни Главный военный начальник генерал Хабалов не поняли истинного характера возникшего движения. Участие женщин и детей в толпах укрепило их в несчастной мысли, что движение несерьезно. Крики же "Хлеба", "Хлеба", что было лишь тактическим приемом и разгром лишь одной булочной из числа нескольких тысяч, как бы зачаровал их, что всему виною недостаток, хотя и мнимый, хлеба.
На крики же "Долой войну", на разгром почти исключительно лишь заводов, работавших на войну - не обратили внимание. 19 агитаторов, задержанных с поличным, на месте преступления, по снятию с работы людей работавших на войну, не были преданы немедленно военно-полевому суду. Немедленный расстрел их по суду произвел бы охлаждающее действие лучше всяких военных частей.
В тот день бастовало до 50 предприятий, около 87.500 рабочих. Надо принять во внимание, что на Путиловском заводе, по решению администрации, ввиду непрекращавшихся нарушений рабочими нормального хода работы, завод был закрыт с утра 23 числа. До 30.000 рабочих рассеялись по городу, возбуждая других объявленным "локаутом".
Но даже Начальник Охранного Отделения, в тот первый день революции, не понял истинного характера движения и в своем докладе министру указывал, как на причину беспорядков, - недостаток хлеба.
80 Легенда о недостатке хлеба и о мальчишках и девчонках, как о зачинщиках беспорядков, была передана Протопоповым и в Царскосельский дворец.
**
*
Желая уяснить себе истинные причины народного движения и обсудить необходимые мероприятия для следующего дня, Градоначальник генерал Балк, по собственной инициативе, собрал в 11 ч. вечера в большой зале градоначальства заседание, которым пожелал председательствовать сам генерал Хабалов. Участвовали: Начальник Штаба г. м. Тяжельников, командир всех гвардейских частей полковник Павленков (он заменил уехавшего в отпуск г. м. Чебыкина), командир 9-го запасного Кавалерийского полка полк. Мартынов, командир Донского Казачьего полка полк. Трилин, шесть начальников военных районов, на которые был разделен город, начальник Петр. Охр. Отделения г.-м. Глобачев, командир Петр. Жандармск. Дивизиона г.-м. Казаков, полицмейстеры: д. с. с. Значковский, г.-м. Григорьев, полк. Спиридонов, полк. Шалфеев, полк. Пчелин, д. с. с. Мараки, Начальник резерва полк. Левисон, нач. сыскной полиции ст. с. Кирпичников, нач. Речной полиции г.-м. Наумов, секретарь Градоначальника А. А. Кутепов, чиновники для поручений, адъютант ген. Хабалова пор. Мацкевич.
По открытии заседания, ген. Балк, по просьбе ген. Хабалова, ознакомил присутствующих с событиями дня. В дальнейшем выяснилось, что находившийся в распоряжении градоначальника 9-ый Зап. Кав. полк действовал хорошо, Казачий же полк "во всех случаях бездействовал", как выразился позже ген. Балк. Полковник Троилин объяснял, что полк только что пополнен, казаки не опытны в обращении с толпой, могут действовать только оружием и что лошади их не приучены к городу. На чей то вопрос: почему же казаки не действовали нагайками, - полковник ответил, что нагаек в полку нет. Ответ этот удивил всех. Генерал Хабалов приказал отпустить из находящихся в его распоряжении сумм по 50 копеек на казака для заведения нагаек.
Долголетний опыт старых чинов полиции указывал, что нагайка 81 всегда являлась лучшим оружием при рассеянии демонстрации. Она вполне заменяла в России каучуковую белую палку Западно-Европейской полиции.
Было решено на завтра войском быть наготове, стать по первому требованию в ТРЕТЬЕ положение, т. е. занять соответствующие городские районы. Охрана города оставалась на ответственности Градоначальника. Ген. Балк отдал распоряжение занять завтра же все "ответственные пункты" города, мобилизовал всю полицию, усилив ее казачьими и кавалер. Запасным полками и Жандармским Дивизионом. Речная полиция должна была охранять переходы через Неву. (Все это до ТРЕТЬЕГО положения, с введением которого вся полиция переходит в подчинение ВОЕННЫМ). План охраны столицы, а также Инструкция совместных действий войск и чинов полиции были выработаны еще в ноябре месяце. Протопопов показывал план Государю. Посмотрев, Государь заметил: "Если народ устремится по льду через Неву, то никакие наряды его не удержат". Мы увидим, насколько был прав Государь.
По окончании заседания, все разошлись в спокойном настроении. По словам ген. Балка, при прощании, ген. Глобачев "еще раз доложил, что для него совершенно непонятна сегодняшняя демонстрация и возможно, что завтра ничего не будет".
**
*
В этот день, 23 февраля, в Царском Селе, во дворце выяснилось, что у В. К. Ольги Николаевны и у Наследника корь. Зараза была занесена теми двумя кадетиками 1-го Корпуса, что приходили играть к Наследнику. В корпусе была эпидемия кори. Заболела и А. А. Вырубова. Эта болезнь порвала в последующие дни почти всякую связь с внешним миром (неофициальным) дворца, что очень отразилось на правильности информации Императрицы.
Царица полностью отдалась больным. Моральное состояние Царицы было очень тревожное. Она находила отъезд Государя несвоевременным. Она предчувствовала, что-то нехорошее. Много молилась.
82 Днем Государыня выехала с тремя княжнами прокатиться в сторону Александровки, где расположился батальон Гвардейского Экипажа. Встретив офицера Кублицкого, пресимпатичного, всегда жизнерадостного, остановились и поговорили с ним.
О происходивших беспорядках Царица не получила никаких официальных сведений. Вечером, повидав у А. А. Вырубовой (на ее половине) Лили Ден, Н. П. Саблина и Н. Н. Родионова, Царица получила от них слухи о том, что делалось в Петрограде. На следующее утро в письме Государю Царица так охарактеризовала их: - "Вчера были беспорядки на Васильевском Острове и на Невском, потому, что бедняки брали приступом булочные. Они вдребезги разнесли Филиппова и против них вызывали казаков. Все это я узнала неофициально". (Письмо No 646).
В общем, беспорядки совсем не обеспокоили Государыню и она вечером не только беседовала на половине Вырубовой, но и читала вслух Наследнику веселый рассказ - "Дети Елены", Габертона.
**
*
24 февраля, в пятницу, движение в Петрограде приняло более революционный характер. Бастовало до 170.000 рабочих. На появившееся в печати успокоительное объявление генерала Хабалова, что хлеба достаточно, никто не обращал внимания. А генерал заявлял:
- "Недостатка хлеба в продаже не должно быть. Если же в некоторых лавках хлеба иным не хватило, то потому, что многие, опасаясь недостатка хлеба, покупали его в запас, на сухари.
Ржаная мука имеется в Петрограде в достаточном количестве. Подвоз этой муки идет непрерывно".
Но не в хлебе дело. Это отлично знают те, кто толкает рабочих на улицу. С утра всюду на окраинах идут рабочие митинги. На Выборгской стороне (где большевицкий центр) особенно сильно возбуждение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33


 Виан Борис - Волк-оборотень