от А до П

от П до Я

 

Большевики первые 83 объявили забастовку политической. Их поддержали меньшевики и соц. революционеры. Всяческие агитаторы призывали к демонстрации. Выброшены лозунги: "Долой Царское правительство, Долой Войну, Да здравствует Временное Правительство и Учредительное Собрание". Лозунги с быстротою молнии перебрасываются в другие городские районы. Всюду революционное возбуждение. Срывают с работы еще не забастовавших, останавливают трамваи, мальчишки бьют стекла, громят, иногда, лавки. Всюду слышится: "На Невский, на Невский".
Около 9 часов с ВЫБОРГСКОЙ стороны к Литейному мосту двигается толпа до 40.000. Поют революционные песни. Отряд полиции, две роты пехоты и две с половиной сотни казаков, загораживают путь к мосту и разгоняют толпу, но немного спустя весь мост уже запружен рабочими. Около 11 ч. эта толпа опрокидывает полицейский и кавалерийский наряды, заграждающие выход на Литейный проспект, и с криками - ура - прорывается на Литейный. Пешая полиция бросается на толпу. Часть рабочих рассеивается в боковые улицы, часть поворачивает обратно на мост. Град ледяшек летит в полицию. Несутся ругательства: "Кровопийцы, опричники". Наряды отжимают толпу на Выборгскую сторону.
Разбежавшиеся с Литейного боковыми улицами, по вчерашнему, проникают к Невскому.
На ПЕТРОГРАДСКОЙ стороне, около 9 часов, по Большому проспекту, направляясь к Троицкому мосту, двигается толпа до 3.000 ч. Много учащихся. Поют Марсельезу. Останавливают трамваи, громят некоторые лавки. Мальчишки бьют стекла.
По Каменноостровскому тоже идет толпа. До 7.000 подходят около 11 часов к Троицкому мосту. Конная полиция загораживает путь и оттесняет толпу. Из толпы раздаются выстрелы и через некоторое время толпа проникает на мост и, перейдя его разными улицами, устремляется к Невскому.
84 На ВАСИЛЬЕВСКОМ ОСТРОВЕ также срывают с работ. Около 9 часов толпа до 5.000, с пением - "Вставай подымайся рабочий народ", двигается от завода "Сименс и Гальске" к Среднему проспекту. Конная полиция врезывается в толпу. Бывший по близости разъезд казаков с Государевыми вензелями на погонах, под командой урядника, не принял никакого участия в рассеянии толпы, несмотря на обращение к уряднику о помощи со стороны чинов полиции. Толпа торжествует: "Казаки за нас".
После 9 часов Градоначальник Балк объехал город и он показался ему настолько спокойным, "что создалась возможность заняться текущими делами и он приступил к приему просителей."
- Однако, после одиннадцати, к Градоначальнику стали поступать со всех сторон тревожные сведения, что через Неву идут в разных местах сплошные вереницы людей. Генерал Хабалов сам протелефонировал, что он видит цепи людей, которые спешат через Неву на Французскую набережную, на углу которой с Литейным его квартира.
С полудня, на Литейной, на Знаменской площади, на Невском от Николаевского вокзала и до Полицейского моста, по Садовой, - уже были сплошные массы народа. Движение трамваев прекратилось. Ехавших на извозчиках ссаживали. У Николаевского вокзала и на Лиговке останавливали ломовиков и выворачивали кладь на мостовую. Движение по льду с Выборгской и Петроградской сторон, с Вас. Острова увеличивалось. На Невском и соседних улицах толпы плотнели. Наряды пешей полиции потонули в них. В 12 с половиной часов Градоначальник доложил по телефону генералу Хабалову, что полиция не в состоянии приостановить движение и скопление народа, не в состоянии поддерживать порядок. Генерал Хабалов ответил:
- "Считайте, что войска немедленно вступают в третье положение. Передайте подведомственным вам чинам, что они подчиняются начальникам соответственных военных районов, что должны исполнять их приказания и оказывать 85 им по размещению войск содействие. Через час я буду в Градоначальстве".
Около часу Градоначальник отдал распоряжение об этом третьем положении и послал телеграммы полицмейстерам явиться немедленно начальникам Военных районов.
С этого момента успех подавления беспорядков будет зависеть главным образом от энергии, смелости, распорядительности тех офицеров, которые в этот исторический момент оказались начальниками районов. Таков был странный "план" охраны столицы, перекладывавший руководство подавления беспорядков с плеч опытных по обращению с толпой столичных районных полицмейстеров на незнакомых совершенно с полицейско-административной службой строевых офицеров. Только полным легкомыслием Министра Внутренних Дел и незнанием столицы и ее блестящей полиции со стороны нового Градоначальника, можно объяснить утверждение того плана с его инструкцией.
Около часу к Казанскому собору стекается со всех сторон самая разнообразная публика. Много рабочих. Сверху по Невскому приближается толпа тысячи в три. Полиция, жандармы, драгуны и казаки разгоняют ее. Толпа рассеивается в стороны и вновь собирается. Вскоре там происходит настоящая политическая демонстрация. Видны красные флаги. Поют Марсельезу и "Вставай подымайся". Кричат - "Долой Царя, долой правительство, долой войну!" Наряды полиции и войск напирают на толпу, она разбегается и вновь группируется.
В три часа прибыл Начальник участка войсковой охраны Командир 3-го Стрелкового запасного батальона полковник Шалковников, который и начал руководить действиями войск и полиции.
В 4 ч. 20 м. к Казанскому мосту снова подошла толпа рабочих и подростков до 3.000, с пением революционных песен. Встреченная нарядами и между прочим полуротой Зап. Бат. Гв. 3-го Стрелк. полка, толпа рассеивается, вновь 86 собирается, вновь рассеивается и так продолжается до 6 часов. А в 8 часов к мосту подходит новая толпа до 1.000 человек, но быстро рассеивается. Во всех этих случаях оружие в дело не пускалось и пострадавших не было. Бессилие власти было ясно. Требовались иные, более решительные меры.
На другом конце Невского также были демонстрации. На Знаменской площади около 3 ч. дня собралось до 3.000 народу. Поют революционные песни. Кричат: "Долой правительство". "Да здравствует республика". "Долой войну". Наряд полиции бросается на толпу, его встречают градом ледяшек. Казаки бездействуют. Они лишь шагом проходят сквозь толпу, некоторые смеются. Толпа в восторге, кричит: Ура! На ура казаки кивают головами, кланяются. Полиция негодует.
Так же безобразно почти в это же время вел себя взвод казаков на Васильевском Острове, не желая разгонять толпу, шедшую к Николаевскому мосту. Пехота рассеяла ее. Так же бездействовали казаки вечером на углу Невского и Литейного, где был митинг. Они лишь осторожно проезжали сквозь толпу. Толпа была в восторге.
Поздно вечером беспорядки стихли естественным путем. Все утомились. Все расходились, обещая завтра вновь собраться там же. Одна фраза передавалась в группах расходившихся рабочих: "Казаки за нас, казаки за народ!"...
Зато в рядах полиции, в рядах пехоты поведение казаков вызвало самое горячее порицание.
Правительство продолжало не понимать, что происходит в столице. Я днем занимался в министерстве с одним из товарищей министра, умнейшим человеком. Мы спокойно обсуждали различные хозяйственные вопросы Крыма. О границах градоначальства. О том - чем мостить ялтинскую набережную и улицы. Сам министр очень интересовался этими вопросами, и всё надо было приготовить к возвращению Государя из Ставки. Министр наивно верил, что причина беспорядков недостаток хлеба. Генерал Хабалов по документам 87 доказывал, что в столице вполне достаточно муки. Он почти весь день был занят продовольственным вопросом. На очередном заседании Совета Министров в Мариинском дворце, продолжавшемся с часу до шести, решали текущие дела, но о беспорядках не говорилось. Министр Внутренних Дел даже не приехал на заседание, а премьер Голицын узнал о них только тогда, когда, возвращаясь домой, был задержан при переезде через Невский проспект. То было вполне естественно при спокойствии Министра Внутренних Дел!
Вечером состоялся, преинтересный званый обед у Н. Ф. Бурдукова. Н. Ф. Бурдуков, шталмейстер, долголетний друг и наследник всего состояния умершего перед войной издателя "Гражданина" князя Мещерского. С тех пор богатый, независимый человек, член советов и правлений разных обществ, человек со связями и нужный, к тому же с неприятным характером и злым языком. Делец.
В числе приглашенных съехались: Протопопов, Н. А. Маклаков, Н. П. Саблин, и еще два, три человека. Как всегда у Бурдукова хороший обед, тонкие вина. Хозяин большой гастроном, каприза и знаток. Играет небольшой оркестр Л. Гв. Преображенского полка. Разговор идет о текущих событиях. Маклаков несколько обеспокоен. Протопопов весело уверяет, что всё происходящее - пустяки. Всё обойдется хорошо. Но если произойдет что-либо серьезное, то он сумеет все прекратить немедленно...
Некоторые из присутствующих удивлены, ведь власть-то уже, как говорят, передана военным. Идет какое-то неясное разъяснение, которого, по-видимому, и сам разъяснитель не понимает. После обеда перешли в большой, комфортабельный кабинет хозяина, не так давно - князя Мещерского.
Со стены смотрит задумчиво большой портрет князя. Под ним письменный стол князя, придвинутый к стене по-музейному, с разными фотографиями и реликвиями. Пристально смотрит из серебряной рамы Царь-Миротворец, друг князя. Все это сохраняется Бурдуковым с почетом и уважением.
88 Подали кофе, ликеры. Хозяин предлагает сигары. Настроение хорошее. Для развлечения дорогих гостей приглашен знаменитый гипнотизер Моргенштерн. Он будет делать предсказание каждому по его почерку. Всем розданы одинакового формата листки и предложено написать одну и ту же фразу: "Как хороши, как свежи были розы". Свернули записочки в трубочки, бросили в общую вазу. Перемешав рукой, Моргенштерн вынул наугад одну трубочку, развернул и, глядя на почерк стал предсказывать. То была записка Протопопова.
- "Тот, кто написал эту записку, - начал Моргенштерн, - сделал быстро очень большую карьеру и создал себе исключительно большое положение. Но, ему грозит величайшая катастрофа. И если он ее избежит, он достигнет величайшего положения. Но, кажется, ему этой катастрофы не преодолеть. Она его раздавит",
Таков был почти дословно смыл предсказания Моргенштерна. Протопопов как бы осел сразу, поник. Присутствующие старались не замечать этого эффекта. Моргенштерн продолжал предсказания по другим почеркам. После гадания хозяин попросил музыкантов исполнить что либо веселое. Солист - Леля Шоколадка начал петь частушку:
"Сидит Сеня на заборе с революцией во взоре,
"Подошла я взглянула, прямо в рожу плюнула"....
Все как бы сконфузились. Стало как-то неловко. А частушка продолжалась. Любезный хозяин сумел сгладить неловкость куплетиста...
Музыканты сыграли еще что-то. Их отпустили. Поговорили еще немного и стали прощаться. Разошлись с нехорошим чувством. Было не по себе. Хозяин поехал на автомобиле к себе, в Царское Село.
**
*
Императрица Александра Федоровна продолжала смотреть на происходящее в Петрограде совершенно спокойно. Посланный утром к Протопопову генерал Гротен привез 89 успокоительные от министра заверения. В письме Государю от 24 февраля, писанном в 3 часа дня, Царица не высказывает ни малейшей тревоги.
"Беспорядки хуже в 10 ч. и меньше в 1 ч." - пишет Царица про то время, когда толпа на Невском кричала: "Долой Царя", "Да здравствует республика и мир". Царицу обманывал Протопопов.
В тот день выяснилось, что у В. К. Татьяны Николаевны и у А. А. Вырубовой тоже корь. Государыня всецело занята больными.
Около полуночи Саблин протелефонировал во дворец, как хорошо прошел обед у Бурдукова и как спокойно смотрит на происходящее Протопопов.
93
ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ
25 февраля, суббота, в Петрограде. - Беспорядки и волнения. - Нападение толпы на полицмейстера Шалфеева. - обезоружение городовых. - Демонстрация на Знаменской площади. - Убийство казаком пристава Крылова. - Братание казаков с толпой. - Казаки против полиции. - Беспорядки на Невском. - Аресты рабочих. Митинг в Городской Думе. - Первое донесение ген. Хабалова Государю о беспорядках. - Ложь Хабалова. - Ответ Государя с повелением прекратить беспорядки. - Растерянность Хабалова. - Собрание начальников военных участков. - Протопопов и его первая телеграмма Воейкову о беспорядках. - Заседание Совета министров. - Успокоительное письмо Протопопова Царице. - День 25 февраля в Царском Селе. - Настроение Императрицы и Её взгляд на происходящее в Петрограде. - Разговор с генералом Бойсманом и передача мне через него поручения от Царицы.
25-го февраля, в субботу, забастовка в Петрограде охватила до 240.000 рабочих. Бюро Центр. Комитета Большевиков (где уже тогда работали Молотов и Шляпников) выпустило листовку с призывом ко всеобщей забастовке. Она заканчивалась так: "Впереди борьба, но нас ждет верная победа. Все под красные знамена революции. Долой Царскую монархию. Да здравствует демократическая республика. Да здравствует восьмичасовой рабочий день. Вся помещичья земля народу. Долой войну. Да здравствует братство рабочих всего мира. Да здравствуеет социалистический интернационал". Всюду лозунг - бросать работу и на Невский.
На ВЫБОРГСКОЙ СТОРОНЕ, около 10 утра, по Сампсониевскому проспекту, двигается толпа рабочих, 600 чел., на углу Финского переулка и Нижегородской улицы сотня казаков и взвод драгун заградили им путь. Толпа остановилась. Туда же явился с нарядом конной полиции в 10 чел. полицмейстер Шалфеев. Подъехав к толпе, он стал уговаривать рабочих разойтись. Казаки и драгуны уехали. Толпа поняла это, как нежелание войск работать с полицией и бросилась на Шалфеева. Его стащили с лошади, тяжело ранили железом, и били. Бросившийся на выручку наряд полиции был смят. С обеих сторон были одиночные выстрелы. В полицию бросали камнями, кусками железа. Подоспевшие наряды рассеяли, наконец, толпу. Шалфеева в бессознательном состоянии отвезли в госпиталь. В этой же схватке рабочие избили одного городового и отняли у него револьвер и клинок от шашки.
В то же время на заводе "Айваз" была большая сходка, на которой постановили бастовать до 1 марта, а сейчас идти на демонстрацию к Казанскому собору.
94 В АЛЕКСАНДРОВСКОМ участке, в 9 утра, до 14.000 рабочих Обуховского завода двинулись к городу, сняли рабочих Карточной фабрики, Фарфорового завода и еще нескольких предприятий. Шли с пением революционных песен. Впереди несли флаг с надписью: "Долой самодержавие, да здравствует демократическая республика".
На проспекте Михаила Архангела толпа была встречена нарядами полиции, рассеяна с применением холодного оружия, флаг отнят, флагоносец (Обуховского завода рабочий Масальский 18 лет) арестован.
На ПЕТРОГРАДСКОЙ СТОРОНЕ в 9 ч. утра разгромили одну булочную на Каменоостровском проспекте; в 10 ч. толпа до 800 человек пыталась снять с работ Государственную типографию, но была рассеяна полицией.
На ВАСИЛЬЕВСКОМ ОСТРОВЕ, около 8 утра, толпа набросилась на городового Ваха, стоявшего на Косой линии, отняла револьвер и шашку и нанесла несколько рассеченных ран.
Около 10 ч. толпа пытается остановить работы на Трубочном заводе Артиллерийского ведомства. Наряд Зап.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33


 Тургенев Иван Сергеевич - Гамлет Щигровского уезда