от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Иезекииля знаешь? Нет, это не группа тяжелого металла. Это пророк такой. Короче, херувимы – это еще одна раса чужих – в «Дочдочи» как-то раз напрыгнули на Иезекииля по-крупному. Произвели впечатление, чего там говорить. Он потом еще лет сто бредил: «огненные колеса» то, «огненные колеса» сё.
«Дочдочь» в 1920-х вдохновила первый зеркальный шар, когда выполняла мертвую петлю с переворотом средь бела дня, и все ее лазерные пушки палили. Круто, да? А, и еще потрясные колеса крутила над Таити несколько лет назад. Народ подумал, что это последствия французских ядерных испытаний в Тихом океане. Снова пошла волна протестов, и все такое. Мы так радовались.
У внеземлян вопросы защиты окружающей среды – довольно высоко на повестке дня. Но ты это, наверное, сам знаешь по «Вахте тысячелетия» и «Ежеквартальнику НЛО». Никогда не слыхал о таких журналах? О, ты немного потерял. В них полно длинных статей о том, как чужики надзирали за строительством пирамид и прочего говна. Это что – новости, что ли? Дай мне лучше «Роллинг Стоун» или хороший фанзин.
Смешно, знаешь. Типа, мы думаем, что знаем целую кучу всего про Землю и землян, но вот я сижу лицом клипу с тобой, доподлинной человечьей сушкой, и мне практически дар речи отшибло. Ну ладно, может, и не отшибло. Извини. Должно быть, я еще чуточку гипер после всех этих космопереездов. Но ты меня понял. Типа: ты такой знакомый и чужой одновременно.
Ты наш первый похищенный, знаешь.
Нет, я не хочу сказать, что ты – первый землянин, который видит интерьеры «Дочдочи». Первый с тех пор, как мы ее захватили. Ага, эта красотка несет ответственность за похищения целой толпы одних только американцев. Что с ними стало? Все попали в ток-шоу, конечно. Ты же наверняка смотрел в «Опре». Австралийцев? Дай подумать. Троих подобрали за Бурком несколько лет назад. Они попросили высадить их у паба. Что было дальше – точно не знаю. И еще была горстка курдов из Ирака. Те, надо полагать, просто обрадовались, что можно отвалить ненадолго.
«Дочдочь» – предмет расследования целого секретного департамента у военных США. Отпад, правда?
Мы все это вычитали в бортовом журнале. Потом покажем, если хочешь. Для нефонцев типично все записывать подробно. Они регулярные, как таблица настройки телевизора, но и вполовину не такие интересные. Жжжжж. Новый день, та же картинка. Жжжжж. Новый день, та же картинка. Жжжжжж. Понял, да? Слушай, хватит уже о нефонцах. Я и сама как бы нефонка. Почему «как бы»? Я гибрид. Ага, ну да. Мы все гибриды, все втроем.
Давай лучше про секс.
Ты же видал заголовки: «МЕНЯ ПОХИТИЛ НЛО!», «НА МНЕ ПРОВОДИЛИ СЕКСУАЛЬНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ СУЩЕСТВА ИЗ ОТКРЫТОГО КОСМОСА!», «МЕНЯ ОСЕМЕНИЛИ ЧУЖИЕ!», «ИНОПЛАНЕТЯНЕ ЗАБРАЛИ МОЙ УТРОБНЫЙ ПЛОД!»? Так вот, все это правда. Бывает, говно летает. Верь им. Мы втроем – земные детки любви чужих. Ага. Чужой плюс землянин равняется сумма нас. На самом деле нас зачали тут, на «Дочдочи».
У Ляси мамаша – американка со Среднего Запада. Директриса школы, где учат только тому, что написано в Библии, и не дают слушать рокенролл – музыку дьявола. Ха. Что бы там ни было, нефонцы решили, что она – верняк, и как-то вечером после родительского собрания загребли. В себя она после этого не пришла. У нее бывают провалы памяти, и она оклемывается на концертах «Металлики» – в стоячем партере.
У Пупсика земной отец и нефонская мать. Нефонцы выбрали его тоже предсказуемо – английский счетовод с тремя одинаковыми серыми костюмами, в кладовке полно савойских бисквитов и патологическая боязнь колец в носу. Про этот случай он мало что помнит. Но всякий раз, когда по телику повторяют старые серии «Звездного пути», у него эрекция.
Моя мама, как ни смешно, – австралийка. Она замужем за одним из ваших руководителей. Не помню, за каким. Все земные имена для меня на один звук. Короче, она средний класс от и до, сплошь нейлоновые колготки, семейные ценности и заимствованные мнения о марихуане. Мама дорогая, вот бы у нее случился мегашок, если б она со мной встретилась. Она ни разу не упоминала супругу о том случае. Не хотела его расстраивать. У нее в жизни это была лучшая поебка.
Ты меня только не пойми неправильно. Нефонцы – не просто секс-маньяки, которые все свободное время крейсируют по всюхе в поисках талантов. Если б оно так было, мы бы ни за что не свалили. Не-а, либидо у нефонцев оставляет желать лучшего. Плюс соматическая форма, в которой мы обычно рассекаем, – то, что земные уфологи, кажется, называют «маленькими серыми человечками». Не знаешь, что это такое? Это ничего. Я сейчас тебе покажу. Когда мы только вернулись на «Дочдочь», я на самом деле осталась в маленьком сером облике, но ты, похоже, был как-то не в себе, поэтому не удивительно, что не помнишь. Но самое существенное – по крайней мере, в том, что касается секса, – у маленьких сереньких нет ебицких гениталий. Вот так, да. Даже мы сами Адама от Евы не отличим. Невероятно, да?
Как мы – что? Воспроизводимся? Как и земляне, нефонцы бывают только двух полов. Скучно, а? Короче, когда наступает такое время в его цикле, мужской нефонец принимается кашлять, словно двинул дорожку марсианской пыли. Оч-чень привлекательно, могу тебя заверить. Блеворама. В конце концов он в свою какодырку отхаркивает комок слизистой спермы. После чего находит отзывчивую фемину и выплевывает свою заскорузлую сдрочку ей в ухо. Если попадает в яблочко, оплодотворенное яйцо по трубке скатывается в полость у нее в горле. Проходит несколько месяцев, и теперь она принимается кашлять, и в конце концов, когда надеешься, что она вот-вот насмерть поперхнется, наружу выскакивает карепуз. Меня от одной мысли тошнит. На Нефоне я ушки при себе держу.
Не то чтобы я была против аурального секса. Если хочешь знать мое мнение, истинная любовь не ждет ни мужчин, ни женщин, ни чужиков, ни сушек. Страсть не станет тормозить надолго, и оттяги ускользают, если не хватать их за причинные места, когда они заезжают в город.
Оттяги в открытке бывают разных сортов и размеров. У некоторых чужих смешные и ограниченные представления о том, с кем им надо связываться. Плеядцы стараются избегать сириусян, а андромедцы даже смотреть не станут на альфа-центавров. Мне вот нравятся все физические типы. Шестиглазые, плосконосые, скумбриедальные. Короче. Мне плевать, чешуя у тебя, шерсть или глаза посреди головы, горошек или полосочка, или двенадцать жирных пальцев на каждой из двадцати двух рук. На самом деле все в итоге сводится к химии. Понимаешь, о чем я? Мне кажется, понимаешь, землянчик. Мне кажется, понимаешь.
Химия, а?
О чем это я? А, ну да, секс. Возраст мне тоже по барабану. Матерый голос опыта всегда звучал в моих ушах музыкой, особенно потому, что у меня, как у нефонки, уши – единственная игрушка. Меня привлекают почти все из семнадцати известных полов во всюхе, хотя должна признать – я всегда предпочитала более каверновые типы. Когда речь о сексе, дырки – хорошая штука. Дырки полезны. Дырки – это весело. Вот что не так с нами, нефонцами, знаешь. Недостаточно дырок. Мы буквально закрыты для новых переживаний.
Кстати, о новых переживаниях: по земным меркам я девственница. Никогда этого раньше не делала в форме земной девушки и с вашим типом. Несмотря на то, что мы отчасти землянки, вне этой атмосферы финты земных девчонок нам ни разу не удавались. Только решишь, что получается, – ш-челк, и все как бы соскальзывает, опять возвращаешься в маленький серенький режим. Невероятно. Понимаешь, земные гены наваляли нам целые кучи сексуальной тяги, да только нефонские обеты предполагают, что мы никогда не сдвинемся с первой передачи.
В смысле секса вы, публика, просто легендарны. Я не хочу, чтобы ты как-то обижался или чего-нибудь, и это такое все-таки обобщение, но нас в открытке ваши мозги никогда особо не интересовали. В понятиях всюхи вы вообще едва ли можете считаться разумной формой жизни. Ваши сраненькие компьютеры – шутка, большинство из вас не способно снять с пузырьков колпачок защиты от детей, и вы предпочитаете тупые голливудские римейки оригинальным французским фильмам. И посмотрите, что вы делаете со своей планетой. Не говоря уже – друг с другом. Мы временами ловим «Жесть Нью-Йоркской полиции» и «Текущее дело», и я тебе скажу – нас ебицки шокирует то, что мы видим. То есть Рики Лэйк – это одно, а убийства с беспределом и реклама салонов похудания – это ведь не совсем признак разумной жизни. Не принимай на свой счет. Нет, потенциал у вас имеется. Короче, ясно: что-то в вас есть, иначе ехать сюда никого не заставишь. Как я уже говорила, космоперелеты – это тебе не битник. Извини? Пикник? Чертов лингвочип.
О чем бишь я? Правильно. И вы к тому же изобрели рокенролл. Обожаю рок-музыку. Я уже говорила?
Живи дико на самом краю или сдохни от скуки в середине – вот как я считаю. В главном русле волну никто не гонит. На Нефоне тебе постараются втюхать иначе. Они там настолько безмозглые, что не поймут, если на головы им сядет шаттл, пока астронавт не выйдет прогуляться. Они пленники внутренней нефонской пресности, им точно никогда не выбраться из своих жалких тел. Нам-то повезло. Мы обоюдоострые, Эй-Си/Ди-Си. Нет, не как банда. Как постоянный и переменный ток. Вот так. Тут я оборачиваться уже навострилась. Видишь? Вот я чужая. Вот я земная девчонка. Вот я чужая. Вот я земная девчонка. Обороты в форму земных девчонок мы называем между собой «накидывать на себя что-нибудь поудобнее». Весело, правда? Что случилось? Что-то не так? Почему ты на полу?
Кстати, оборотни – вот и остальные. Вот эта деффка – Пупсик. Пупсик Вдребезги. А эю Ляси. Ляси Додидумдум. Вы где были, подруги?
Извини. Похоже, мы тебя пугаем. Давай-ка ты лучше сядешь вон туда, рядом с Пупсиком. Можно, можно. Она не кусается. По крайней мере, пока вы с ней ближе не познакомитесь. Ха-ха. Шучу. Ну как бы. Надеюсь, у тебя все в порядке. Знаешь, ты что-то побледнел. Ладно, не важно. Сядь поближе ко мне тогда.
Как тебя зовут, землянчик? Джейк? Ты очень миленький, знаешь? Очень сексуальный. Спорим, ты сам знаешь. А что это у тебя на голове? Похоже на неправильный конец овцы. Так вот это вы зовете дредами? Хммм. Очень славно. Нет, мне нравится. В самом деле. Честное слово.
Джейк. Славное имя.
Все это барахло о похищениях, сексуальных экспериментах на землянах, от которых мы произошли, и так далее – все это считается жутко секретным. О, я знаю, что ты никому не скажешь. Мне как будто не по барабану. Штука в том, что эксперименты эти были не вполне признаны оглушительным успехом. С нефонской точки зрения, мы слишком заземленные. Ас нашей – недостаточно. Короче, официально нас вообще не существует. Когда мы на Нефоне, ожидается, что мы станем вести себя, как все прочие, и даже не будем пытаться оборачиваться в земных девчонок, трепаться о своем происхождении и все такое. Нам реальной пизды дают, когда мы не слушаемся, а мы это делаем при всяком удобном случае. Власти там наверху кирпичами бы усрались, знай они, что мы тут сидим и с тобой про все это болтаем. На самом деле они усрались бы кирпичами, знай они, что мы вообще здесь, точка. Нет, поправочка. Кирпичами бы они усираться не стали, ПОТОМУ ЧТО У НИХ ДАЖЕ НЕТ ЖОП. Ебицкие анальные ретракторы, вся эта кодла.
Но нет, тебе не хочется слушать мои теории про нефонцев.
Может, о себе расскажешь?
Нет? Ойой язык тебе откусил? Ха. Ну, может, позже. Но если будешь отмалчиваться, мы делами займемся. Но во-первых, мне бы хотелось от имени всех нас сказать, в каком мы восторге от того, что ты тут с нами, на «Дочдочи». Мы на сейшак пошли, толком-то и не зная, чего ожидать. Мы впервые рокенролл живьем слушали. Ох мужик. Мне нравится это здесь говорить – «ох мужик». Когда с чужиком разговариваешь, так не звучит. Понимаешь, о чем я? Ну ничего. Короче, это был совершенный тотальный улет. Эта потная мешанина земных тел, пахнущих животной страстью и сексом. Грохот музыки. Вопли. Отличные футболки. Безумная энергия била со сцены и неслась через зал. И тут я увидела тебя. Ты взбирался на сцену и нырял в толпу, снова и снова. Я посмотрела на тебя и в тот же миг поняла: ты – это все, чего мне в жизни всегда хотелось. Секс, наркотики и рокенролл. В одной удобной упаковке. Надеюсь, ты понимаешь. Я просто обязана была тебя заиметь. Вот я тебя и взяла. «Цапоматиком», конечно. Такой удобный инструмент. Никогда не вылетай без него с родной планеты.
Ну, в общем-то, на самом деле и все.
А ты мальчик тихий, Джейк. Вообще-то не ожидала, что земные мальчики такие тихие.
Похоже, ты немного боишься. Не стоит. Постарайся не терять хладнокровия. Что бы ты ни делал, не упирайся. Толку не будет. То есть просто расслабься. И добро пожаловать в отсек сексуальных экспериментов.
* * *
Выкручен. Ага. Шарахнут. Ну. Попутал. Еще бы. Обоссался. Возможно. В этот конкретный момент истории всюхи Джейк ощущал множество всякого. Четкости там не было.
Это вам не пустяк. Джейк был из тех парней, которым нравилось думать, будто они такие четкие, что хоть этикетку вешай: берегись, острый край. Такие молодцы, что соленым огурцам впору использовать их как метрический стандарт. Такие четкие, что когда они входят в ньютаунский паб «Сандрингам», все маленькие гранджетки, панкоиды, крошки-бичевки и прочие существа рокенролльной ночи затаивают коллективный пивной дух и выдыхают: чео-оотко. Чео-откость, само собой, – это еще че-оот-че четкого.
Че-ооткий/Четкий. Таксе надо в себе поддерживать. И Джейк старался. Не так, чтоб в глаза бросалось, конечно. В мире Джейка важно, чтобы не заметили, как ты прикладываешь усилия. Ну, если только не к достижению какой-то поистине героической цели, вроде надраться в субботу вечером так, чтобы удалось единым махом не только стереть все воскресенье, но и прихватить добрую часть понедельника.
Трахаться на регулярной основе – еще одна похвальная амбиция, но тут правило усилий применимо вдвойне. Смысл в том, чтобы девчонка полагала, будто она сама преследует тебя. Тогда ей не только сложнее будет давить тебе на совесть, едва ты решишь делать ноги, но и возникает другое преимущество: ей захочется платить за твой хавчик, пока она еще тебя окучивает. А девчонки Джейка окучивали. Он был ведущим вокалистом невеликой, но уважаемой банды под названием «Босния». Соблазнительно ленив, забавен, не вполне все дома – такую комбинацию многие женщины находили неотразимой. Обладатель больших карих глаз невинного младенца и медленной белозубой ухмылки соблазнителя. Женщины имели склонность теряться где-то посредине – в окрестностях его скромного носика: их пленял его рослый, неухоженный, дредовласыи рокенролльныи мальчиковыи шарм.
Дреды – вот еще одна идеальная иллюстрация к правилу усилий. Дреды – предельный стиль прически филона. Никакой стрижки, никакой расчески, никаких хлопот, правильно? Неправильно. Хорошие дреды требуют много труда, нежной любящей заботы и регулярного кручения в ладонях с воском.
Кроме того, нужно принимать сущностно важные эстетические решения. Насколько большие – достаточно большие? Обертывать или не обертывать? «Малохольный Колер» или естественные? Кроме того – проблема: что делать, когда волосяная петля выбивается посередине дреда, торчит, как ручка от чайной чашки, и выглядит вполне смехотворно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


 Веллер Михаил Иосифович - Про Валентина Зорина