от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Но для начала нужно было с толкача завести бедняжку Кейт. Бэби сделала это кончиком мизинца.
– Эротика, – фальшиво распевал Эрос. – Эротика.
– Невротика, – дразнил его попутчик-роид, проносясь мимо и отказываясь вовлечься даже в малейшее столкновение. – Донкихотика.
– Деспотика, – гикал другой. – Идиотика.
Он врезался прямехонько в первого, только чтобы досадить Эросу. Во все стороны полетели астероидные обломки, а в пространстве разнеслись их вопли наслаждения.
Если они не желают с ним играть, оставили бы его вообще в покое.
В расстроенных чувствах Эрос пыхтел и пыжился, однако по-прежнему не мог соскочить с орбиты. Но что-то у него все же получилось. Филиппины пережили несколько мелких извержений вулканов, в кипящих грязевых источниках Новой Зеландии интенсивно забулькало, а Пекин слегка поежился на своей геологической платформе. Чувствуете, как Земля движется у вас под ногами?
А в тайной утробе Пентагона, поблизости от смычки тонкой кишки «Наступательных Стратегий» с толстой кишкой «Военной Разведки» в глубине пребывала сравнительно незаметная дверь, куда заходили очень немногие; за дверью происходило такое, за что Фокс Малдер с радостью отдал бы свою правую руку – и руку Дэны Скалли в придачу. На двери был помещен знак, который нетренированному глазу мог бы показаться запретом на фрисби. Под логотипом – натрафареченные буквы: «НЕТПОЧВЭ».
Здесь находилась штаб-квартира очень-очень засекреченного и крайне жуткого Негражданского Тайного Проекта Отлова Чужих и Внеземной Экзотики. Но кабинеты, располагавшиеся за незаметной дверью, были далеки от скромности. Внутри находилась обширная библиотека, компьютерный центр и хорошо укомплектованная лаборатория, несильно отличавшаяся от отсека сексуальных экспериментов на «Дочдочи». Среди прочего, О Чем Вам Не Хотелось Бы Знать, было и то, что лежало в небольших контейнерах, похожих на гробы, – они занимали собой шкаф охлаждения в целую стену. Единственным украшением здесь служили плакаты «Разыскивается» с портретами и описаниями Инопланетянина, разнообразных Клинтонов и капитана Кверка.
Когда зазвонил телефон, человек, управлявший НЕТПОЧВЭ, – генерал Майксон по прозвищу «Шакал» – как раз изучал телевизионный рекламный ролик, в котором, похоже, снимались подлинные инопланетные актеры. Поставив видак на паузу, он стукнул по кнопке селектора. Затем опустил свой воинский корпус в кожаное кресло на колесиках, выпятил огромный подбородок Ракеты Роджера и гавкнул решетке селектора:
– Майксон.
– Бо Дэвиди. Связь с общественностью.
Связью с общественностью Майксон не особо увлекался. Из пепельницы он вытащил дротик и метнул его в плакат с Кверком. Метательный снаряд угодил капитану точно в середину выпуклого лба.
– Ну, Дэвиди, – сказал генерал. – Что на этот раз? – Он взял еще дротик. – У меня не весь день свободен.
– Когда-нибудь слышали о группе под названием… э… сейчас проверю… вот, «Персоны, Озабоченные Реальностью Атаки на Наш Общий Интегрированный Дом»?
Майксон закатил глаза:
– ПОРАНОИДы. Психи все как один.
– Жестковато вы их.
Генерал пожал широкими войсковыми плечами:
– Можешь сам по буквам написать, Дэвиди. – Он поковырял в носу и обследовал добычу на предмет наличия инопланетных спор.
– У меня тут журналист из «Тайма» хочет комментариев на заявления этой группы, что военные утаивают информацию по контактам с чужими.
– Отрицай. Всё. – Иногда Майксон не верил в реальность этих парней из пиар-службы. Там все сплошняком – «горит дома свет, но никого дома нет». Тьфу ты! – беззвучно произнес он в трубку.
– Других комментариев не будет?
– Нет. Это все?
– Да тут вообще-то еще кое-что. Не знаю, захочется вам с этим возиться или нет. Но от наших источников в Сиднее поступает разрозненная информация, что там неожиданно приземлилась стайка зеленокожих чужих женского пола и они, э, организовали рок-группу.
– Зеленокожие чужие женского пола. Рок-группа. – Майксон снова закатил глаза. – И тебе опять нужен комментарий?
– Если вы…
– Я – нет.
– Ладно. Не проблема. Спасибо, генерал.
– Мое удовольствие.
Рок-группа, ради всего святого. И где, к ебеням, находится этот Сидней? Что это за имя для места? Как говорить – «я сиденец», что ли?
Я вас умоляю.
Жарко, как не знаю, – пожаловался Тристрам, вытирая лоб рукавом своей футболки с именем Карен Карпентер. Лето в Ньютауне – это сауна. Больше всего в своем непреклонном черном страдали готы. Но в Ньютауне белое не носилось никем, даже летом. О, конечно – яппи, которые энергично старались облагородить это место, – они белое носили. Но на самом деле они к Ньютауну отношения не имели. Они не считались.
– Было б легче, если бы ты не включал духовку, знаешь, – заметила Сатурна, которая только что заскочила домой за вязальными спицами и шерстью: у одной завсегдатайши «Фантазмы» ожидалось пополнение, и ей хотелось черный чепчик и пинетки для девочки.
– Нельзя испечь картофельных оладий, не включая духовку, – разумно оспорил это замечание Торкиль. – Без труда не выловишь. – Все посмотрели, как стена над духовкой чернеет от тараканов. От духовки они всегда гоношились.
– Членистоногие, как не знаю, – заметила Ляси: они ее поразили до глубины души.
Тристрам и Торкиль таращились на Ляси влюбленными глазами. Иногда она несла полную ахинею.
Сатурна в смятении покачала головой и вышла, обмахиваясь черным кружевным веером. Они с Небой, разумеется, обожали Пупсика и никак не могли понять, почему другие чужие – тоже, в конце концов, девочки – поощряют в мальчиках худшие привычки и странный юмор.
– Знаете, все было бы иначе, если б мы разослали демки, – сказал Джейк. Она ведь не станет взаправду, ну это, в общем, заниматься этим с Эболой Ван Акселем, правда? Заслать обе группы на гастроли, и чем скорее, тем лучше, – вот что, по его внезапной мысли, гарантированно отвлекло бы ее от этого тролля.
– Ну? Так давайте их запишем. – Бэби соглашалась на все. Это у нее воображение разыгралось или Джейк действительно избегает ее взгляда?
– Не так-то просто, – сказал Джейк. Он посмотрел на близнецов. Они договорились представить план девчонкам все вместе. Но когда Джейк глянул на Тристрама, тот созерцал потолок и барабанил руками по столешнице. Правойлевойправойправойлевойправойлевойлевой. Торкиль изучал столешницу и барабанил по ручкам кресла. Правойлевойправойправойлевойлевой. Перкуссивным типам всегда есть чем заняться, если воцаряется неловкость.
– Почему? – спросила Бэби. – Какие-то непрелые опята или что?
– Правильно будет – «непреодолимые препятствия». Ну, типа.
Девчонки уже прочли у мальчишек в умах. И знали, что сейчас мальчики будут выхаривать деньги. Девчонкам было все равно. Раскошеливаться так раскошеливаться. Чпокать деньги «Цапоматиком» легко. Им просто нравилось смотреть, как мальчишки извиваются.
Поэтому девочки собрали хорошенькие лобики морщинками и понаклоняли головки вбок, идеально изображая землянское замешательство.
– Ну? – вопросила Ляси. – Так в чем дело?
– В деньгах, – выпалил Джейк, нехарактерно занервничав. – Ну, сами понимаете, – лепетал он дальше. – На студию и все такое. – Тут он умолк. Таким разводилой он еще не бывал. Хотя пропозиция была вполне законна. Он и ради них старается, в конце концов.
– Да, мы знаем, – хмыкнула Бэби. – И мы за это благодарны.
– Прости?
– Не бери в голову. – Пупсик выгребла все из карманов и вывалила на стол несколько толстых денежных рулончиков. – Сколько нам нужно?
– Хорошее начало, – выдохнул Торкиль. – Это очень хорошее начало.
Джейк разослал два компакта почтой по всем точкам восточного побережья, после чего начал эти точки обзванивать. Если не висел на трубе, то валялся под Кейт – приводил ее в форму перед гастролями. О-ё-ёй! Полегче с выхлопной трубой.
Девчонки посовещались с похищенными. Те вместе с поклонниками присмотрят за блюдцем. С Эболой прощание вышло нервным – он умолял взять его с собой хотя бы таскать аппаратуру. Микшером. Кем угодно. Генри они уже с собой пригласили. Но с Эболой в туре Джейк никак не сможет смириться.
Близнецы, с другой стороны, считали, что будет истерически.
– А что ты знаешь о перетаскивании аппаратуры, Ебала? – подкалывали они.
– Всё, – убежденно отвечал тот. – Я назубок знаю кредо гастрольного администратора.
– И каково же оно, Еб?
Эбола весь раздулся и отчеканил:
– Мокрое – пей, сухое – кури, если движется – еби, если нет – кидай в кузов.
Близнецы переглянулись. Серьезный парень.
В итоге Бэби удалось подкупить Эба одной из своих волшебных улыбок и клятвой, что по возвращении она позволит ему целовать ее ногу целых десять минут – причем без сапога.
По получении демок разнообразные точковладельцы ставили компакт «Девчонок» нон-стопом и принимались любить тех или то, что оказывалось под рукой: дружков, подружек, соседей, домашних животных, телевизионные приемники – по многу часов кряду. Как правило, о работе они вспоминали только через несколько дней. А вспомнив, первым делом кидались к телефону и сообщали, что мега-мега-заинтересованы в «Девчонках». Им, в общем-то, все равно, кто будет у них на разогреве. «Босния», фигосния…
– У нас будет целая гора времени на поболтать, когда вернемся, Джордж. Честное слово. – Бэби помахала Джорджу на прощанье. Ему хотелось обсудить с девчонками конец света до их уезда, но они постоянно откладывали дебаты. Молодежь. Вечно спешит. Чужая молодежь, судя по всему, от обычной ничем не отличается. Что тут поделаешь? И Джордж покандохал к себе.
Бэби сложила свое немаленькое тело на переднее сиденье комби рядом с Джейком, который устроился за рулем и разогревал двигатель. Остальные разместились позади с оборудованием.
– Давайте автотранспортироваться! – завопила она, захлопывая за собой дверцу. Та оперативно сорвалась с петель.
– Ай, – хныкнула Кейт. – Больно.
Блядь, – сказал Джейк и вылез посмотреть. – Я ожидал капризов, но все же рассчитывал, что хоть от дома она отъедет. – И он раздосадованно пнул бампер.
Разве можно так относиться к даме? У Кейт дурной стресс не прекращался с тех пор, как ее мнения не спросили у «Аннадейла».
Пупсик порылась в сумочке и извлекла моток «Обмотай-Сушки». Затем выпрыгнула наружу и примотала дверцу обратно. Похоже, сработало.
– Йи-х-ха-а! – возопил Торкиль, когда они наконец выехали со двора.
– Х-ха-йи-и! – отозвался йоделом Тристрам.
– Ябадабаду! – завизжала Бэби.
– заулюлюкала Ляси.
-чего? – в унисон поинтересовались Торкиль и Тристрам. Девчонка ебицки потрясна.
– Извините, – хихикнула Ляси. – Это у меня нефонский проскользнул.
Примерно через час на прибрежной дороге Кейт, которой чем дальше, тем больше и драматичнее становилось жаль себя, подавилась, закашлялась, принялась отплевываться, перхать, харкать, чихать, шмыгать, у нее свело суставы и поднялась температура. Свернувшись калачиком на обочине, Кейт отказалась трогаться с места, лишь время от времени жалко постанывая или скуля, когда Джейк тыкал ее в зажигание.
Тристрам не выдержал первым:
– Ай-яй, лапши-кидай. – Вот и все, что он сказал. Не очень полезно при сложившихся обетах.
– Дайте я погляжу, – предложил Генри, вслед за Джейком огибая фургон. Выскочила Пупсик, отпихнула Генри плечом в сторону, да и от Джейка отмахнулась. Открыла капотик сзади и ласково погладила двигатель, что-то тихо при этом бормоча.
Примерно пять минут спустя Пупсик велела всем садиться в машину и объявила, что поведет сама. Они с Кейт пришли к обоюдоудовлетворительному согласию. Кейт будет держать себя в руках и постарается выработать более позитивное отношение к происходящему. В обмен Пупсик подкачает ее своей необыкновенной инопланетной энергией. Скользнув ключом в зажигание, Пупсик самодовольно ухмыльнулась – Кейт заурчала. Под общие вопли восторга Пупсик разогнала комби до пределов скорости, а затем и еще дальше. Девчонка, в конце концов, летающие тарелки привыкла водить. Просто шофер из преисподней – то она гнала по разделительной полосе, то ее сносило к обочине, а местами она просто шла на взлет и перемахивала пробки по воздуху, если это казалось забавнее. Кейт была счастлива, как Ларри, который до сих пор был крайне счастлив. Все девчонки настроили антенны на частоту полицейских радаров, и Пупсику удавалось вернуться в пределы скорости и на нужную полосу – ну, более или менее – всякий раз, когда им грозила засада.
Матерые рок-музыканты вечно стонут, как скучно ездить на гастроли. Не знаю, по каким дорогам ездили они, но девчонкам с мальчишками, видимо, попалась трасса гораздо лучше, ибо они тащились.
Вскоре после отъезда Торкиль и Тристрам извлекли полный комплект фармацевтических средств и принялись угощать всех вокруг. После этого подробности путешествия несколько затуманились. Хоть иногда и рисовались четче. В другие разы они могли немного растягиваться по краям, или пухнуть и чвакать при касании, либо вокруг них клубились разноцветные краски и ко всему прилипали глаза. Время от времени подробности эти принимались как бы вибрировать и околдовывать, или невыразимо печалили, или же мятно доводили до исступления. А были и такие, что просто как бы ускользали и терялись, и больше их никто не видел.
Вот вам некоторые из восстановимых подробностей: участники играли в настольные игры в параллельных всюхах; проводили межкультурный землянско-нефонский обзор того, что на каждой планете считается несказанно омерзительным, с целью разработки космической Скользящей Шкалы Тошнотности; рисовали картинки и писали сообщения на дверцах Кейт – с ее позволения; подпевали радио – громко и не попадая в ноты, извлекая барабанные соло из стенок салона черепушками друг друга. И так – лишь первые шесть часов. До Мельбурна они еще даже не доехали.
Кислота. Спид. Кир. Спид. Дурь. Спид. Гашиш. Спид. Экстаз. Агония. Закидывай. Вкидывай. Тут и там. Уиии-ии. Чужие. Уииииииии.
Вжжжжжжжжжжжжжик! Мельбурн! Вжжжжжжик! Канберра! Вжжжжик! Это зона летающих синих вомбатов или дело во мне? Вжжжак! Мы это, к черту, где? В Калбарри? А Калбарри – это нахуй где? У кого карта? Ох блядь! Вжжжжжжжжжжжжжик! Вжжжжжжжжик! Брисбен! Фу. Вы обязаны впустить нас, мы – банда.
А в Ньютауне Джордж смотрел пятичасовые новости вместе с Игги и Ревором. Он расположился в своем любимом кресле, с лица не сползало беспокойство, а руку не покидала жестянка горькой «Виктории». Зверюшки бок о бок лежали на полу, головы – на передних лапах, глаза не отклеиваются от экрана. Правительство объявляло крупную программу обезлесения, нацеленную в первую очередь на национальные парки. Натуральные овощи и фрукты облагались повышенным налогом как предметы роскоши, устанавливалась «горячая линия», чтобы граждане закладывали натуропатов и преподавателей йоги. Курение марихуаны провозглашалось серьезнейшей угрозой национальной безопасности и семейным ценностям. Джордж заметил, что по Эй-би-си новости шли теперь под музыку. Полечки для Мрачного Мира.
Джордж покачал головой и глотнул пива. Среди политиков свирепствует свинячье бешенство. Аполькалипсис наших дней.
Кроме того в выпуске новостей: китайский ИСЗ «Красная звезда» взорвался при столкновении с крохотным обломком космического мусора.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


 Анненский Иннокентий Федорович