от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Спичка обожгла мне пальцы, и я поспешно отбросил ее в сторону. Но все же, прежде чем она погасла, я успел разглядеть в уголке постели нагое белое тело, тут же спрятавшееся под одеяло.
Луна игриво подмигнула мне, на мгновение задержавшись на нежных холмиках девичьих грудей, вздымавшихся при каждом вдохе.
— Прости, малышка, — прохрипел я. — Я думал.., думал, что.., здесь никого нет.
Плавным, грациозным движением она раскинула руки. Темный овал ее рта чуть заметно дрогнул.
— Так оно обычно и бывает, Джонни.
Я бы ушел сразу же, но она неожиданно коснулась меня кончиками пальцев. Словно птичьи перышки защекотали мою кожу. И тут нас обоих захлестнула страсть. Точно два зверя, мы сплелись в яростном порыве, и вся она была натиск и пламень, а я ни в чем не уступал ей,. Наша изумительная схватка продолжалась не меньше двух часов, пока мы не заснули.
Уэнди еще спала, когда я поднялся утром. Осторожно высвободив свою руку, на которой лежала девушка, я подоткнул под нее одеяло и направился на кухню. Кофе уже закипел, а завтрак стоял на столике, когда послышались ее легкие шаги. Она была в легком красивом халатике, не скрывавшем ничего из ее прелестей.
— Доброе утро! А я хотела приготовить завтрак сама.
— Ладно. Ты была достаточно гостеприимна сегодняшней ночью, и я не хотел тебя будить. К тому же я тороплюсь.
— Торопишься? Дела в городе?
— Да. Я жажду отыскать того типа, который хочет прикончить меня.
Ее брови поднялись в недоумении.
— Ну да, вчера вечером у меня было небольшое приключение, — пояснил я. — Это уже второй раз.
— Но кто...
— Я и сам бы хотел это знать. Ты никогда не слышала о девушке по имени Вера Уэст?
— Ну конечно! Это та самая...
— Которую я любил. Она работала в банке, — закончил я.
Уэнди хмуро потягивала кофе.
— Она была любовницей Серво.
— Угу. А теперь она пропала, и я, хочу найти ее. Как ты думаешь, трудно ли затеряться в городе?
— Не просто, но возможно. Ты считаешь, она здесь?
— Кто знает. Я слышал, тут есть места, куда отправляются обычно девицы, оставшиеся без гроша. Тебе известно что-нибудь об этих делах?
— Да.., здесь есть.., дома. Хотя, по-моему, вряд ли она там. Зачем ей было в таком случае исчезать.
— Черт возьми! Она... — Я не закончил фразу и спросил:
— А ты умеешь держать язык за зубами?
Уэнди опустила чашку и пристально посмотрела мне в глаза. Выражение моего лица, видимо, испугало ее.
— А ты не слишком вежлив, — бросила она.
— Да, я невежлив, Уэнди. Но я хочу, чтобы ты знала. Я доверился тебе и Нику, поскольку вы единственные отнеслись ко мне с сочувствием. Но если ты проболтаешься, это будет последнее, что ты сделаешь в этой жизни. Понятно?
Лицо Уэнди побелело от гнева.
— Никто и не просит тебя что-нибудь мне говорить.
— Да. Но мне так легче думается. Хочешь — слушай меня, хочешь — нет, только держи услышанное при себе. Итак, Вера Уэст заявила Гардинеру, что я совал свой нос в документы, никак не связанные с моей работой. Она продумала этот вариант заранее, чтобы в случае чего свалить всю вину на меня. И я попался в ловушку.
— Ты.., был в банке?
— Да, и говорил с Гардинером. Он обещал помочь мне найти Веру.
— И ты уверен, что дело обстояло именно так? — Голос Уэнди прозвучал даже чересчур озабоченно.
— Почти, хотя у меня нет доказательств. Если б я понимал что-нибудь в этих чертовых документах... Она удивленно приподняла брови.
— Но ведь ты...
— Я никогда не работал в банке, потому что я не Джонни Макбрайд. Ты второй человек, кому я сообщаю об этом, и, наверное, последний, но факт тот, что Джонни Макбрайд мертв. Я просто похож на него, как близнец.
Уэнди застыла с куском на вилке, широко раскрыв рот и уставясь на меня изумленным взглядом. Я дал ей время переварить услышанное, а потом подал знак, чтобы она продолжала есть, и рассказал ей всю историю.
Покончив с едой, она взяла сигарету, которую я ей предложил, и закурила.
— Просто невероятно! — выдохнула она. — Неужели до сих пор никто не заметил разницы?
— Пока нет. И я собираюсь продолжить эту игру, пока не выясню, почему Джонни пришлось убежать отсюда. А рассказываю я тебе все это потому, что мне понадобится твоя помощь.
— Ник.., ему ты расскажешь?
— Ему нет. Папаша слишком стар и не сможет мне ни в чем помочь.
— Ну ладно. Кстати, не называй его папашей. Он этого терпеть не может, и если ты Джонни, то должен это знать.
— Спасибо, запомню. Тебя же я попрошу вот о чем: помоги мне найти Веру Уэст. Ты женщина, и тебе легче навести справки. Поболтай со своими поклонниками в ресторане. Может быть, они что-нибудь слышали о ней.
— Но они все не из местных.
— Тем лучше. Может, она и не в Линкасле. Если она сменила имя, то, скорее всего, так, чтобы инициалы остались прежними... Какая-нибудь Вероника Уаверли, скажем. Попроси своих приятелей разузнать, не встречал ли кто-нибудь похожую девицу, только придумай убедительное объяснение на случай, если они поинтересуются, зачем ты ее ищешь. — Я отставил тарелку и встал.
— Хорошо, Джонни. Можешь взять мою машину, если хочешь. Я обойдусь и старой, она в гараже.
— Я так и сделаю.
— Ты вернешься?
Я не спеша оглядел ее с головы до ног:
— А как же. Можно я чмокну тебя на прощанье?
Уэнди показала мне язык.
У нее было прелестное личико, ей-богу. Правда, немного жесткое, если смотреть вблизи, — даже умело наложенный макияж не мог скрыть полностью суровых складочек в уголках рта и у краешков глаз.
Я попрощался и вышел.
Взяв в гараже черный “форд”, я выехал на Понтель-роуд и направился к центру города. У ближайшего киоска я остановился, чтобы купить газету. Логан постарался вовсю. На первой странице “Линкаслских новостей” красовались огромные фотографии, на которых были запечатлены полицейские, извлекающие при свете фар трупы со дна карьера. В репортаже сообщалось: ночью после анонимного звонка в редакцию “Новостей” полиция была поставлена в известность о том, что произошло убийство. Полицейские немедленно приняли меры — трупы опознаны. Оба убитых — гангстеры средней руки из Чикаго. Один разыскивался за нарушение подписки о невыезде из Чикаго, а второй — по подозрению в мелких кражах во Флориде. Линдсей предполагал, что, по всей видимости, это убийство — дело рук какой-то банды из другого штата, пожелавшей отомстить своим более удачливым соперникам, и заявил, что виновные скоро будут схвачены. Похоже, никаких следов — моих или машины — они не заметили. Отдельно на четвертой странице была помещена маленькая заметка о том, что какой-то шутник украл машину, а прогулявшись, бросил ее напротив полицейского участка.
Свернув газету, я вошел в телефонную будку и, набрав номер “Хатауэй-Хаус”, попросил к телефону Джека.
— Это Джонни Макбрайд, Джек, — произнес я, когда он взял трубку. — Не мог бы ты мне уделить несколько минут? Мне надо встретиться с тобой.
— Конечно, сэр. — Голос его прозвучал настороженно. — “Топпс-Бар и гриль” вас устроит? Я буду через пятнадцать минут.
Бар, который назвал Джек, был в шести кварталах от отеля, и я оказался там раньше его. Я занял дальний столик и заказал чашку кофе.
Джек появился через пару минут. Поздоровавшись, он уселся напротив меня, и я сделал знак официанту принести еще кофе.
— Моя комната еще пустует? — осведомился я.
— Конечно. Вам звонили два раза — вчера вечером и сегодня утром, но себя не называли.
— Кто-нибудь сшивается в вестибюле? — — Теперь нет. Один типчик крутился там вчера вечером и большую часть ночи. Похоже, новый коп.
Я достал из бумажника две десятки и пятерку и протянул Джеку.
— Когда вернешься, отметь, что я выбыл, и рассчитайся за меня. В моей комнате ты найдешь чемодан, выкинь его. В отель я больше не вернусь.
— У вас неприятности?
— Целая куча. Меня здесь не жалуют. Джек широко улыбнулся:
— Да, я спрашивал о вас. Что это за история?
— Не верь тому, что говорят.
— Вас подставили?
— С чего ты взял?
— Но все же вы вернулись. Укради вы действительно те деньги, вы жили бы сейчас спокойненько за тысячи миль отсюда.
Официант принес кофе. Я подождал, пока он уйдет, и поинтересовался:
— Не будет ли наглостью с моей стороны попросить тебя разузнать для меня кое-что?
— Если дело касается девицы, то разумеется.
— Ты когда-нибудь слышал о Вере Уэст? Он присвистнул:
— Ишь, куда вы теперь метите! Это ведь одна из прежних девиц Серво.
— Где она сейчас?
Глаза его вдруг потускнели.
— Что-то слишком уж многие интересуются ею.
— Кто?
— Разные люди. Двоим цыпочкам, с которыми я общаюсь, уже задавали этот вопрос. Они ничего не знают.
— А ты?
— С того дня, как Серво расстался с ней, я видел ее всего один раз, на вокзале. Она тащила чемодан и, кажется, была очень встревожена. Я помню, что в тот вечер один из ребят Серво провожал на поезд свою курочку, так она увидела его и бросилась бежать, потом вскочила в такси и умчалась. После этого я ее больше не встречал.
— А что это был за поезд?
— Транзит из Чикаго. Он идет через столицу штата и Линкасл на юг, в Ноксвиль.
— Понятно. А кого она так испугалась?
— Эдди Пакмана. Он — правая рука Серво. Большая шишка. Хотя до того, как Серво появился в Линкасле, он был просто мелкой сошкой, и я как-то набил ему морду. Да, попробовал бы я сделать это теперь...
— А что?
— А то, что я — маленький человек, а он связан с Серво.
— Как ты думаешь. Вера уехала из города? Джек покачал головой:
— Не знаю. Я видел ее в городе примерно в то время, когда они с Серво расстались, но у меня не было никаких причин интересоваться ею. Может, она и здесь, в городе, кто знает...
— Как она выглядела, когда ты видел ее последний раз?
— Она была сильно напугана.
— Опиши мне ее.
— Ну... — Он замешкался, припоминая. — Она обычно ходила немного под мухой, а в тот вечер явно была с похмелья. Глаза покрасневшие и очень красивые золотистые волосы, распущенные по плечам. Пожалуй, неплохо сложена. Я никогда к ней не присматривался.
— О'кей. Ну а если предположить, что она все-таки никуда не уехала? Где бы ты стал ее искать?
— Господи, да ей достаточно перекрасить волосы, и полдела сделано. Она вполне может работать, например, в прачечной и жить в меблированных комнатах. В этом городе нетрудно скрыться так, что никто не отыщет. Я знаю парочку ребят, которые ухитрились спрятаться тут от ФБР, и те их так и не нашли.
— Ясно. Еще одно: почему она порвала с Серво?
— Ничего себе вопрос! — Джек выглядел немного встревоженным.
— Что здесь такого?
— Да так. Я просто представил себе некую картинку. Вот мы сидим и беседуем с вами — это одно. Вот вы подкапываетесь под Серво — это другое. Но если мое имя где-то всплывет, мне в Линкасле не жить, это точно. — Джек задумался на мгновение, потом сказал:
— Ладно. Я скажу вам, что мне кажется. Но точно я ничего не знаю. Ленни держит при себе девочек, пока они его устраивают, и, похоже, еще ни одной не удалось заарканить его надолго. Его пассии купаются в роскоши, но я бы не сказал, что им живется сладко. Мне довелось беседовать с бывшими девицами Серво, и они отзывались о нем не лучшим образом. Он, судя по всему, не очень с ними церемонился, и за любое неповиновение они рисковали получить в ухо или в зубы.
— Да, понятно. А как по-твоему, могла Вера пойти потом работать.., ну, в соответствующее заведение? Джек пожал плечами:
— А почему нет? Как и любая другая.
— Серво как-то связан с этим бизнесом?
— Нет. Здесь все же Линкасл, а не Нью-Йорк. Наши потаскушки работают сами по себе, ну и платят немножко копам, чтобы те их не трогали. А с другой стороны, какой смысл богатому человеку идти в бордель, когда вокруг и так полно девиц. Там теперь сшиваются только те, у кого денег негусто.
— А если я, например, захочу туда сходить?
— Улица Вязов, 107. Вам откроет баба, скажете, что вы от меня, — усмехнулся Джек.
Я встал, вытащил банкнот и положил его на стол перед Джеком.
— Благодарю вас. Всегда к вашим услугам. Я постараюсь расспросить своих девочек насчет вашей птички. Позвоните мне, может, я что и выясню.
— Отлично, — пробормотал я, расплатился за кофе и, подождав пару минут после ухода Джека, вышел на улицу и снова уселся в машину. Сегодня я собирался наконец выяснить подробности своей биографии. Точнее, биографии Джонни.
На это потребовалось не так уж и много времени, и я даже получил от этого удовольствие. Я начал с регистрационных книг ратуши, откуда я установил, что родился 9 декабря 1917 года, осиротел, еще когда учился в средней школе, и был официально усыновлен холостяком дядей, который умер, пока я воевал. Затем я просмотрел записи, касающиеся моей семьи, узнал, где мы жили, отправился в библиотеку и там раскопал, что смог, о своем пребывании в армии — в этом мне помогли старые газеты Оказалось, что я был призван на следующий день после Перл-Харбора, прошел военную подготовку где-то на юге, после чего отправился за океан.
Еще раз перебрав в памяти все детали, я уверился, что теперь могу безбоязненно отвечать на любые вопросы о своей биографии.
В четверть третьего я позвонил Логану. Он предложил мне встретиться на автостоянке на западной окраине города, но я уловил какие-то странные нотки в его голосе.
Стоянку я нашел без труда, подъехал к ограде и заглушил мотор. Его машина появилась минут через пять. Я помахал ему рукой, он припарковал свой автомобиль, выбрался из него, после чего не торопясь подошел и сел в мою машину.
— Какие новости? — поинтересовался я.
— Целая куча. — Он с непонятным любопытством взглянул на меня.
— Выяснили, кто были эти ребята?
— Нет... Зато я выяснил, кем были вы.
— Даже так?
Он сунул руку в боковой карман пиджака и вытащил оттуда конверт. Я молча наблюдал, как он не спеша извлек из этого конверта несколько газетных вырезок и какой-то печатный формуляр.
— Взгляните, — сказал Логан. Я посмотрел очень внимательно, потому что это был полицейский формуляр с описанием примет и фотографией мужчины — моей фотографией. Меня звали Джордж Уилсон, и я разыскивался по обвинению в вооруженном ограблении и преднамеренном убийстве.
Глава 7
— Где вы это раздобыли? — только и удалось выдавить мне через некоторое время.
— В нашей паршивой газетке отличный архив. Читайте остальное.
Я прочитал. Здесь были отчеты о преступлениях, в которых я подозревался. Во всех них указывались даты: последнее преступление совершено за три недели до того дня, как я потерял память. Я сунул бумаги обратно в конверт и вернул их Логану.
— Что вы собираетесь с этим делать?
— Сам еще не знаю, — проронил Логан. — Сказать по правде, совсем не знаю. Сами видите, вас разыскивает полиция.
— Как-нибудь обойдется.
— Обойдется, если учесть, что пока у вас нет отпечатков. Но рано или поздно полиция что-нибудь придумает. Конечно, можно все свалить на Джонни Макбрайда. Он ведь мертв, и ему все равно.
— Оставьте ваши шуточки!
— Ладно, я ведь просто так сказал. Я, кстати, проверил всю вашу историю. Компания, где вы работали, все подтвердила. Похоже на то, что вы совершенно изменились.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 Уэйс Маргарет - Звездные стражи 1. Звездные стражи