от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Здесь? — осведомился Логан.
— Да.
Комната была грязная, со старомодной кроватью, парой расшатанных стульев и комодом. Дверцы шкафа и окна были распахнуты, а посередине постели лежала убитая. Кто-то воткнул ей нож прямо в спину сквозь ночную рубашку, так что она даже не шевельнулась Крови почти не было.
Логан нехорошо выругался.
— Чистая работа! Прямо в сердце, потому и нож так легко было вынуть.
— , И все это вы поняли с первого взгляда, — саркастически заметил я.
— Я видел не меньше трупов, чем Линдсей. Где этот парень?
— В коридоре.
Логан высунулся из двери и спросил:
— Кто она такая?
— Ее зовут Инее Кейси. Она занимала эту комнату вместе с еще одной девочкой, вернее, девкой. Они по очереди работают в каком-то кабаке официантками.
— Вы живете здесь?
— Ага. Внизу. Вчера девочки попросили меня починить оконную раму. Вот я сегодня и поднялся к ним.., и нашел.., ее...
Логан пробурчал что-то и вернулся в комнату. Я стоял на коленях у кровати, разглядывая лицо убитой. Логан пристроился рядом.
— Она недурна собой, — проронил я. — Что вы об этом думаете?
— Откуда я знаю, черт побери! Такое случается теперь в городе постоянно. Может, это дело рук ее любовника. Дамочки, работающие официантками, порой находят себе странных кавалеров. Ясно одно: тот, кто это сделал, умеет обращаться с ножом.
— Да, здесь поработал профессионал, — согласился я. — Он отлично знал, куда целиться. Логан вздрогнул:
— Пойду позвоню Линдсею.
— А я подожду вас в машине. Вряд ли он очень обрадуется, увидев меня тут.
Я устроился в машине, и Линдсей не увидел меня. С ним были Такер, двое людей в штатском и низенький толстый коронер. Чуть позже приехал окружной прокурор. Никто из них меня не заметил. Логан присоединился ко мне через час.
— И что они решили? — поинтересовался я.
— Убийца неизвестен. Линдсей все время наводил справки по телефону. Она работала в ресторанчике у шоссе. Ее товарка сейчас там. Вроде бы около убитой крутилась пара парней, но их имен никто не знает. Даже ее соседка. Впрочем, они не так много времени проводили вместе, чтобы обсуждать любовные дела. Вероятно, убитая познакомилась с ними в ресторане. На прошлой неделе она как будто порвала с одним из них. Линдсей пытается установить их имена. Думаю, скоро он их сцапает.
— Обычная история?
— Ну да. — Логан поморщился. — Репортаж из этого не сделаешь.
— Я тут кое над чем поразмыслил в ваше отсутствие, — проговорил я.
Он выжидающе взглянул на меня.
— Она даже не шевельнулась, когда ее убили.
— Ну конечно, ведь удар пришелся прямо в сердце. Она скончалась мгновенно.
Я пропустил его слова мимо ушей и продолжал:
— Она лежала на животе, положив голову на руки.
— Ну и что? — нетерпеливо спросил он. Я ухмыльнулся и нехорошо хихикнул.
— Не обращайте на меня внимания, Логан. Просто бредовые идеи. И откуда я их набрался, сам не пойму.
Логан повернул ключ зажигания и нажал на педаль. Такер как раз выруливал на дорогу в своей полицейской машине, и мы пристроились за ним. Однако вскоре полицейские включили сирену и рванули вперед. Мы не стали их догонять.
Уже при въезде в город Логан вдруг сказал:
— Да, чуть не забыл. Вы видели вечернюю газету?
— Купил, но еще не читал. А что?
— Посмотрите-ка в колонке личных объявлений. Я развернул газету и скоро нашел то, что он имел в виду. В самом низу колонки объявлений стояло: “Дж. Мак., позвоните 5492 в 11 вечера. Очень важно”. Я оторвал клочок с этим объявлением и сунул в карман.
— Думаете, имеют в виду меня?
— Возможно. Объявление принес мальчик и сразу оплатил его. Это случилось при мне, перед самой сдачей номера.
— Который час?
— Половина одиннадцатого. Остановимся, выпьем пивка?
— Не возражаю.
Всевозможные бары и забегаловки попадались на каждом углу, но найти такой, около которого еще оставалось место, чтобы припарковать машину, оказалось проблемой. В конце концов нам пришлось развернуться и опять выбираться на окраину, где мы нашли наконец заведение с полупустой стоянкой. Судя по всему, здесь не держали ни игровых автоматов, ни карточных столов. Голубой таблички в окне тоже не было.
Пока мы туда добрались, прошло уже около получаса, поэтому я попросил Логана заказать для меня пива, а сам пошел звонить. Подождав, когда маленькая стрелка стенных часов сравняется с цифрой одиннадцать, я набрал нужный номер и услышал низкий женский голос, глубокий и сдержанный:
— Хэлло?
— Я звоню по поводу объявления в вечерней газете.
— Ну!
— Я “Дж. Мак.”.., если для вас это что-то значит.
— Значит.
— Мое полное имя Джонни Макбрайд.
— Да, Джонни, вас я и имела в виду, — проговорила моя собеседница и после короткой паузы добавила:
— Повидайтесь с Харлан. Вы должны обязательно повидаться с Харлан.
Она повесила трубку так неожиданно, что я не успел опомниться и несколько секунд тупо разглядывал телефон: Придя в себя, я торопливо набрал номер коммутатора и резко выпалил:
— Говорит Такер из полицейского управления. Мне нужно узнать, где установлен телефон под номером 5492.
— Минутку, — ответила девушка и через некоторое время сообщила:
— Платная телефонная станция на углу Гран-стрит и бульвара.
— Спасибо.
Я ничего не понял. Вернувшись за столик, я принялся за свое пиво, а на вопросительный взгляд Логана ответил, что объявление относилось не ко мне. Мы допили пиво и как раз собрались спросить еще, когда в дальнем конце зала открылась дверь мужского туалета и оттуда вышел низенький парень. Смешной подпрыгивающей походкой он прошел туда, где, как я понял, оставил свою выпивку, и занялся ею.
Логан хотел заказать новую порцию, но я покачал головой. Коротышка расплатился, и я последовал его примеру. Я весь напрягся, чувствуя, как спина моя постепенно покрывается потом. В десяти футах от меня сидел тот самый сукин сын, который выследил меня прошлой ночью. Я не хотел впутывать Логана в это дело и поэтому постарался ничем не выдать себя. Замешкавшись ровно настолько, чтобы коротышка успел выйти, я последовал за Логаном. Парень уже садился в машину. Я пробормотал что-то насчет того, что никогда не водил автомобиль последней модели, и Логан любезно предложил мне сесть за руль.
Все складывалось очень удачно. Я двинулся за машиной коротышки, к счастью, тоже направлявшегося в город. Да, в тот вечер мне явно везло. На светофоре возле “Сиркус-бара” горел красный свет, и мне как раз хватило времени на то, чтобы торопливо распрощаться с Логаном, вскочить в машину и вновь пристроиться за коротышкой.
Он свернул в переулок направо и стал прижиматься ближе к тротуару, явно выискивая место, где припарковаться. Этому тупице даже в голову не приходило, что за ним могут следить, поэтому я спокойно обогнал его и втиснул машину на свободное место. Подождав, пока он тоже отыщет место для стоянки, припаркуется и вернется назад, я пропустил его футов на сто вперед и двинулся следом.
Идти за коротышкой было еще проще, чем ехать. Стал накрапывать дождь, но ни он, ни вспышки молний где-то далеко на западе не могли помешать мне делать свое дело. Вдоль этой улицы сплошь тянулись игорные дома и бары, и толпы безумцев, желавших испытать удачу, сновали туда-сюда с сосредоточенными лицами. Коротышка вошел в самое шикарное заведение. От его дверей к краю тротуара тянулся навес, а при входе топтался швейцар в униформе, помогавший подвыпившим посетителям садиться в машины. На вывеске золочеными буквами значилось претенциозное французское название, а надпись строчкой ниже гласила: “Владелец — Эдвард Пакман”.
Эдди Пакман. Так звали того типа, которого испугалась Вера на вокзале, когда ее видел Джек.
Стойка бара была длиной почти в пятьдесят футов, и за ней суетилось с дюжину хорошо обученных официантов. Остальное помещение представляло собой громадное казино. Народу в нем набилось битком.
Коротышка сидел у стойки и потягивал пиво. Покончив с выпивкой, он отставил пустой стакан и стал протискиваться к задней двери. Когда он входил, я успел различить за ней лестницу, слабо освещенную откуда-то сверху. Я тоже заказал пива и стал ждать. Парень вернулся примерно через полчаса. Лицо у него было довольное, хотя и озабоченное. На сей раз он не стал ничего пить, а сразу направился к выходу. Так и не заметив меня, он забрался в свою машину и поехал. Он свернул за угол, потом еще раз направо и двинулся по направлению к автостраде. Улица, по которой мы ехали, была совершенно пуста, поэтому то, что коротышка остановился на красный свет, оказалось для меня полной неожиданностью. Я нажал на тормоза и резко взял в сторону, чтобы не врезаться в него, и в этот миг он увидел мое лицо. Его машина подпрыгнула, мотор взревел, и он помчался вперед. Теперь мы неслись в кромешной тьме под дождем. Мой более легкий “форд” заносило на поворотах, и он то и дело отрывался от меня, а я клял себя на чем свет стоит, что не сцапал его раньше. Наконец мы вылетели на прямую дорогу, ведшую под уклон, и я понял, что коротышка у меня в руках. Он тоже сообразил это и прибавил газу. Тогда все и произошло. Из-за поворота на расстоянии примерно мили мне в лицо сверкнули огни встречного грузовика. Я понял, что ничего больше не смогу сделать, и нажал на тормоза. Но коротышка, видимо, совершенно обезумел: решив, что ему удастся проскочить, он мчался навстречу огням. Через полминуты все было кончено. Громыхая, словно ржавая жестянка, машина коротышки, выброшенная страшным ударом за обочину дороги, отлетела в сторону, перевернулась и застыла колесами кверху. На расстоянии пятидесяти ярдов мне было видно, как бешено вращается единственное уцелевшее колесо.
Когда я подбежал к нему, от него осталась только половина, верхняя половина, торчавшая из окна машины; но эта половина еще жила и хрипела:
— Доктора.., доктора...
Я наклонился к нему и спросил:
— Кто послал тебя на охоту за мной? Послушай.., кто тебя послал? Доктор тебе все равно уже не поможет. Скажи — кто?
— Доктора.., мне нужен доктор... — прохрипел он в последний раз, изо рта хлынула кровь, и глаза его закатились.
Я расстегнул его пиджак и обнаружил плечевую кобуру с пистолетом. Кобуру я отшвырнул как можно дальше, а пистолет сунул себе в карман. В бумажнике у него оказалась тысяча долларов сотенными банкнотами и еще кое-какая мелочь. Тысячу я присоединил к пистолету, а бумажник с мелочевкой сунул ему обратно в карман.
Пусть теперь полиция разбирается с еще одним перебравшим водителем. Я же вернусь к Эдди Пакману и поинтересуюсь, за что он платит своим ребятам такие суммы.
Но в заведении с французским названием мистера Пакмана уже не было. Он уехал с компанией друзей в город минут за двадцать до моего появления, как объяснил мне услужливый официант.
Тихо выругавшись, я заказал пиво. Оно было отвратительным и неприятно булькало в животе, напоминая мне о том, что я сегодня весь день ничего не ел. Ну, этой-то беде, по крайней мере, можно было помочь. Я сел в машину, вырулил на шоссе и поехал в ресторанчик Луи Динеро. Пистолет оттягивал мне карман, и я засунул его под подушки сиденья.
Уэнди как раз подошла к микрофону и начала свой номер. Публика в зале восторженно охнула, и я сам не смог сдержать восхищенного стона. Она была неотразима, особенно полуобнаженная. Я сел за столик, заказал бифштекс и закурил, поглядывая на Уэнди. Она извивалась в замысловатом танце, и платье готово было соскользнуть с ее плеч. Я посмотрел вокруг — на эти безразличные рожи и исполненные похоти взгляды — и внезапно разозлился на Уэнди. Какого черта она показывает другим то, что прошлой ночью принадлежало мне одному? Но с другой стороны, она ведь просто потаскушка, может быть, чуть получше других. И если ей нравится жить так, кто я такой, чтобы ставить ей какие-то условия? Я без аппетита съел бифштекс, расплатился и заметил, что Луи машет мне рукой, приглашая меня зачем-то подойти.
У этого приятного парня оказалась замечательная память, и он радостно пожал мне руку. Я поинтересовался у него, нельзя ли мне повидать Уэнди, и он ответил, что, конечно, можно, показав мне ее комнатку. Я подошел к Двери с буквами “У.М.”, повернул ручку и вошел. Мне, конечно, следовало бы постучаться.
Глава 8
Как раз в этот момент она выскользнула из своего платья. Свет лампочки над туалетным столиком выхватил из полутьмы нежные полукружья ее упругих грудей и мускулистый, совершенно плоский живот. Вот как ей следовало бы заканчивать свой номер, подумал я. И это было бы настоящим искусством. Заметив меня, она подхватила упавшее было платье и, держа его перед собой, точно щит, поспешно отскочила назад, не сводя с меня широко раскрытых глаз.
— Ты ведь еще не забыла меня? — усмехнулся я. Она облизнула пересохшие губы и нахмурилась.
— Господи, малышка, не пугайся. Я ведь видел тебя точно такой же, только при свете луны.
— Тебе надо было все-таки постучаться, Джонни. Ты.., испугал меня. К тому же свет луны и беспощадной лампы — не одно и то же. Будь джентльменом и отвернись на секунду.
Я пожал плечами и исполнил ее просьбу. До чего же бредовые идеи приходят иногда в голову женщинам!
— У тебя есть какие-нибудь планы на сегодняшний вечер?
Судя по тону, каким она ответила “нет”, Уэнди поняла меня не правильно. Можно было подумать, что я только что залепил ей пощечину.
— Я вовсе не то имел в виду. Я просто хотел спросить, что ты собираешься сейчас делать. Как насчет того, чтобы прокатиться со мной в город?
Уэнди не ответила. Она наклонилась к зеркалу с помадой в руке, и в безжалостном свете лампы было хорошо видно, что волосы у нее крашеные — ближе к корням просвечивала предательская чернота.
— Нет.., не сейчас, Джонни, — протянула она. — Я устала.
— Это очень важно.
Тюбик с помадой дрогнул в ее руке.
— Ну?
— Только что разбился последний из той троицы, которая хотела меня прикончить. — Она сделала протестующий жест, и в глазах ее отразился ужас. — Нет, я здесь ни при чем, обыкновенный несчастный случай. Но у него в кармане была тысяча долларов, которые он получил от парня по имени Эдди Пакман. Мне надо найти его. Сегодня вечером.
— И ты хочешь, чтобы я поехала с тобой?
— Ага.
— Нет. — Уэнди опять повернулась к зеркалу. — Послушай, Джонни.., я все понимаю.., но ты пойми меня тоже. Я хочу жить, а твои игры очень опасны. Ты тут всего несколько дней, а уже погибло три человека.
— Это только начало, детка.
— Я.., я знаю. — Она опустила голову и отвернулась. Я пожал плечами:
— Понимаешь, человек может сделать больше, если он не один. Поэтому я и прошу тебя пойти со мной — ведь в половине этих проклятых забегаловок меня даже на порог не пустят, если при мне не будет девицы.
Уэнди убрала помаду в сумочку, потом медленно подняла глаза и посмотрела мне в лицо.
— Иногда... — начала она и запнулась.
— Ну?
— Иногда мне хочется сказать тебе, что лучше бы ты оставил все это дело, Джонни.
— Для кого лучше? Для банды грязных убийц?
— Я не о том.
Уэнди грустно покачала головой, взор ее затуманился. Я шагнул к ней и вдруг заметил, что в глазах ее стоят слезы. Она с трудом выдавила какую-то жалкую улыбку и дотронулась до моей руки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25


 Кэмерон-Бэндлер Лесли