от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Наверное, я кажусь тебе совсем глупой, Джонни. Мне очень жаль. — — Вовсе ты не глупая.
Снаружи джаз-банд заиграл протяжную, влекущую мелодию, она просачивалась сквозь щели, как пар, и окутывала нас. По щекам Уэнди катились слезинки.
— Ты не глупая, — снова повторил я.
— Мне так спокойно жилось до того, как появился ты. А теперь... Десятки парней были бы счастливы заняться со мной любовью, но единственный, кто мне по-настоящему нужен, — это ты.
Я хотел что-то ответить, но не успел. Ее губы жадно слились с моими, и я явственно ощущал, как дрожит от страсти ее теплое, гибкое тело. Я запустил пальцы в ее волосы.
— Ты славная девочка, Уэнди, — улыбнулся я. Она не улыбнулась в ответ, только уголки губ чуть дрогнули.
— Славная? Ты же знаешь, какая я. Я была когда-то славной девочкой, а потом я выросла. К тому времени, как я поумнела, уже поздно было что-то менять. Я — потаскушка, Джонни; присмотрись ко мне повнимательней, и ты это увидишь. Теперь я добилась успеха, у меня есть дом, машина и друзья... Я была вполне довольна жизнью, пока не появился ты... Видишь, что ты натворил...
— И все равно ты славная. На этот раз Уэнди улыбнулась:
— Нет. Иначе разве я стала бы упрямиться и говорить тебе такие ужасные вещи, а после этого чуть ли не признаваться тебе в любви?
Я попытался возразить ей, но Уэнди не дала мне вставить ни слова.
— Не беспокойся, — торопливо проговорила она. — Мне от тебя ничего не нужно. Я не хочу тебя связывать клятвами и обещаниями. Пусть между нами все останется как есть, и я буду счастлива этим. Ты понимаешь меня?
Я все понял, но мне нечего было ей сказать. В такую минуту мужчины редко находят нужные слова. Я просто стоял и смотрел на нее, и в первый раз за эти дни лицо ее словно озарилось внутренним светом, растопившим жесткие складки у глаз и у краешков рта.
— Да.., мне кажется, я все понимаю...
— Кстати, — заметила Уэнди, — у меня есть новости о Вере.
— И какие же?
— Я поспрашивала своих ухажеров, как ты велел, и оказалось, что один из них встречал Веру в столице штата несколько лет назад, в компании одного местного деятеля.
— А с чего он взял, что это она?
— Он видел ее до этого с Серво, здесь, в Линкасле. Я промычал что-то нечленораздельное и покачал головой.
— Эта встреча в столице была до или после того, как Вера рассталась с Серво? — спросил я, немного подумав.
— Но ведь она исчезла, разве нет?
— Похоже на то.
— Значит, та встреча была раньше.
Сколько я ни думал, в голове у меня все равно ничего не укладывалось. Возможно, Вера сбежала от Ленни, устав от его игр. Но куда?
— Спрашивай еще. Вдруг нам повезет. И все же, как насчет сегодняшнего вечера?
— Пожалуйста.., в другой раз.
Я бросил окурок в пепельницу и направился к двери.
Теперь Уэнди улыбнулась широко и искренне. Я обернулся, махнул ей на прощанье рукой и вышел.
Луи встретил меня в зале и жестом подозвал к стойке. Бармен проворно наполнил бокалы, и мы подняли их в безмолвном приветствии.
— Скажи, — начал Луи, облизнув губы. — Ты увезешь Уэнди с собой?
Я вопросительно посмотрел на него, и он пояснил:
— Я же вижу, она думает только о тебе. У меня есть жена, и я хорошо разбираюсь в подобных штучках.
— Ты боишься потерять Уэнди?
— Благодаря ей мое заведение процветает. Мужчинам нравится смотреть на обнаженных красавиц.
— Она не такая.
— Да. Она даже лучше. И кроме того, она очень славная девочка. — Луи хитро взглянул на меня.
— Я только что говорил ей это.
— Ей досталось в жизни.
— Я знаю.
— Но она очень хорошая девочка, понимаешь?
— Ясное дело.
— И если ты ее обидишь...
Не будь Луи так серьезен, я бы рассмеялся. Он походил сейчас на заботливого папашу. Я поднял свой бокал и залпом осушил его.
— Не волнуйся, Луи. Я ее не обижу.
— Хотелось бы верить. Она работает здесь уже давно. Мы с ней добрые друзья — и со стариной Ником тоже. Там, в городе, творится много плохого. Но у нас все по-другому, и я стараюсь, чтобы оно и дальше было так.
Я повертел в руке пустой бокал:
— А ты знаешь что-нибудь о тех плохих вещах, что творятся в городе?
— Немного.
— Знаешь парня по имени Эдди Пакман?
Сначала я подумал, что Луи не станет мне отвечать, но он помолчал немного и спросил:
— Ну?
— Умный парень, — заметил я.
— Крутой.
— Не сказал бы. Где мне найти его?
— Скорее всего, он сейчас в “Корабле на мели” Развлекается с девочками Он большой мастак по этой части. Одно время у него была красотка на два фута выше него ростом. Так ты увезешь Уэнди?
— Нет.
— Хорошо. Лучше тебе не впутывать ее в свои дела.
— Она и сама сказала мне то же самое. Спасибо за сведения. Я еще вернусь, а ты пока присматривай за моей девочкой.
Я сполз с табурета, но Луи удержал меня.
— Джонни... — проговорил он шепотом. — Ты.., ты когда-нибудь убивал?..
Больше всего на свете мне не хотелось отвечать на этот вопрос, но отвечать было надо, потому что он добавил:
— Если ты свяжешься с Пакманом, один из вас умрет. И скоро.
— Но это буду не я. — Я высвободил руку и шагнул к выходу.
Пройдя через зал, я помедлил на пороге, прикуривая очередную сигарету и пытаясь как-то сложить концы головоломки, чтобы поймать наконец ту ниточку, которая приведет меня к цели.
Пока мне ясно было лишь одно: кому-то необходимо срочно убрать меня с дороги любой ценой. Возможно, этим кем-то является Пакман, который выложил тысячу монет парню, пытавшемуся убить меня. И если это он, то он наверняка должен знать ответы на некоторые интересующие меня вопросы. Скажем, на вопрос о том, где найти Веру Уэст.
Мозг мой снова заработал на полную катушку. Я вошел в телефонную будку и набрал номер, который дала мне Венера в квартале красных фонарей.
Высокий звонкий голос произнес:
— Алло!
— Я тот, кто потянул за кисточку, помните? — осведомился я.
Она рассыпалась журчащим смехом:
— Конечно помню. У вас был такой растерянный вид.
— Это с непривычки. Послушайте, вы обещали, что порасспрашиваете девочек.
— Верно, обещала и кое-что узнала. — Она секунду поколебалась и заявила:
— Как по-вашему, мы сможем встретиться и поговорить, скажем, через полчасика? — На другом конце линии слышался шум голосов и звон бокалов.
Я все понял.
— Отлично, давайте через полчаса. Наверное, нам лучше встретиться не у вас, а где-то в другом месте?
— Да...
— Через полчаса я остановлюсь на углу вашей улицы. Фар гасить не стану. Вы сразу увидите мою машину.
Она попрощалась и повесила трубку.
До места я добрался быстро, так что у меня еще хватило времени выкурить сигарету. Потом в дальнем конце улицы открылась дверь, узкая полоска света легла на асфальт, и послышался стук каблучков. Когда она подошла поближе, я открыл дверцу, и она юркнула внутрь. Ловко вынув из моих пальцев сигарету, она глубоко затянулась и выкинула окурок через окно на тротуар.
— Я чувствую себя школьницей, сбежавшей с уроков, — улыбнулась она.
— Прошу прощения, если помешал вам.
— О, это не важно. — Она заговорщицки подмигнула мне. — На самом деле, когда вы позвонили, я как раз искала повод сбежать. — Она откинулась на сиденье и повернула ручку приемника. — Филадельфийский оркестр. Вы не возражаете?
Я не возражал. Странная это была женщина — мадонна из квартала красных фонарей. Она сидела и наслаждалась классической музыкой с закрытыми глазами. Прошло примерно четверть часа, прежде чем наконец отзвучала последняя нота. Еще с минуту она сидела молча, словно впитывая услышанное, и лишь потом с улыбкой повернулась ко мне:
— Быть с вами — сплошное удовольствие. Я довольно сухо поблагодарил ее за комплимент и спросил:
— Надеюсь, вы пришли сюда не только для того, чтобы послушать музыку?
Она рассмеялась приятным грудным смехом и промолвила:
— Вы не слишком-то хорошо разбираетесь в женщинах, да?
— По-моему, вполне достаточно.
— Я говорила о настоящих женщинах.
— Есть разница?
— Как ни странно это вам покажется, да. И вам надо учиться.
Она даже представить себе не могла, насколько права. За те годы, что я помнил, мне почти не приходилось общаться с дамами.
Венера улыбнулась и стиснула мою руку. Дьявольское очарование сквозило в ее голосе и взгляде, когда она полезла ко мне в карман за сигаретами.
— Ладно, разберемся после, — проговорила она, закурив. — Пока что потолкуем о другом: вы ведь интересовались Верой Уэст, не так ли?
Тон ее мгновенно изменился, став холодным и деловым.
Я кивнул.
— Всех интересует Вера Уэст, — заметила она.
— Вам сказал об этом Джек?
— Да. И не только он. Девочки боялись говорить, но я так поняла, что их уже расспрашивали о Вере.
— Кто?
— Неизвестно. Судя по всему, девицы не врут, они действительно не знают этих людей. Уверены, что это местные, но описать их не смогли — слишком много мужчин проходит перед глазами. — Венера засмеялась. — Так вот, — продолжала она, глубоко затянувшись. — Две девицы, как оказалось, были хорошо знакомы с Верой. Одна — бывшая подружка ее детских лет, а вторая познакомилась с ней, когда стала девушкой Пакмана, правой руки Ленни Серво. Одно время они довольно часто встречались вчетвером, и между девушками установились дружеские отношения.
— Вы с ними беседовали?
— Да. Но безрезультатно. Вера исчезла, и никто не знает, что с ней случилось.
— Может быть, она умерла?
— Я... — Венера покусала кончик язычка. — Я могла бы так подумать, если бы не одно обстоятельство. На самом деле вовсе не Ленни порвал с Верой, а, наоборот, она с ним. Он к этому совершенно не привык и чуть с ума не сошел со злости, а потом сделал вид, что разрыв произошел по его инициативе. Нет, вряд ли Вера мертва. Просто она исчезла в один прекрасный день, и все.
— Но почему она это сделала?
— Понятия не имею. Если бы у нее в руках было что-то компрометирующее Ленни и она собиралась шантажировать его, то конечно же вела бы себя по-другому.
— Может, она кого-то испугалась?
— Все возможно, но это мог быть только Серво, ни от кого другого она не стала бы прятаться. Ведь Ленни хозяин в этом городе, и тому, кто держится с ним рядом, нечего бояться. Если бы кто-то стал досаждать ей, достаточно было пожаловаться Ленни, и все неприятности кончились бы в ту же секунду.
Головка у Венеры работала неплохо. Я выбросил в окно окурок и задумчиво произнес, глядя на нее:
— Если Ленни и в самом деле хозяин города... Она саркастически улыбнулась:
— Вы просто плохо знаете Серво, дружок.
— Согласен, детка, но собираюсь узнать его поближе. Это будет великий момент моей жизни. Второй по счету.
— А первый?
— Знакомство с Эдди Пакманом.
— Я бы желала при этом присутствовать.
— В самом деле?
— О, да, мне хотелось бы проверить, вправду ли вы так круты.
— А если да?
— Тогда вы узнаете, что такое настоящая женщина.
— Поедете со мной? Она серьезно кивнула.
Я нажал на стартер и развернул машину. С минуту мы ехали молча, потом она осведомилась:
— И куда же мы направляемся?
— На свидание с Эдди. В одно заведение под названием “Корабль на мели”. Вы знаете это злачное местечко?
— Конечно. Это становится забавным. Поезжайте на набережную, а там не заблудитесь. Вы надеетесь застать в этом кабаке Пакмана?
— Возможно. — Я включил радио, но на этот раз выбрал не симфонию, а джаз. — Кстати, как мне вас называть?
Она сонно взглянула на меня.
— Выбирайте любое имя.
— Но ведь у вас есть настоящее!
— Было когда-то, дружок, очень давно.
— В таком случае — Венера.
— Идет.
— А меня зовут Джонни, Джонни Макбрайд.
— О'кей, Джонни. — Глаза ее на секунду остановились на моем лице, и тень улыбки тронула ее губы. — То-то мне ваша физиономия показалась знакомой. Газеты вам не польстили. Впрочем, многие из моих друзей не в ладах с законом.
Она просунула ладонь под мою руку и придвинулась поближе, склонив голову мне на плечо. На меня пахнуло запахом жасмина, шелковистые волосы приятно щекотали щеку, и я ничего не имел против. Дорожный указатель отмечал поворот на набережную, а сияющая неоновая вывеска рядом сообщала, что до “Корабля на мели” осталось две мили.
День для меня тянулся как резина, и он еще не кончился. Линдсей, Такер, эксперты из Вашингтона, Логан с моей фотографией и мрачными подробностями биографии. Убитая девушка. И еще странное объявление в газете и непонятный совет по телефону.
Я легонько толкнул Венеру локтем:
— Спите?
Она сжала мою руку.
— Вы знаете кого-нибудь по имени Харлан? — спросил я.
Сначала она не ответила, потом взглянула на меня, сморщив лоб:
— Просто Харлан, и все?
— Да. Это все, что мне известно.
— Была одна девушка в ревю. Очень давно, и очень странно, что вы об этом спрашиваете. Одно время мы выступали вместе с ней. Но Харлан — ее сценическое имя, а настоящее мне неизвестно.
— Давно это было?
— Лет десять назад. Потом я оставила варьете, но иногда встречала ее имя в газетах. А зачем она вам?
— Хотел бы я сам это знать. Не помните, как она выглядела?
— Одетая или голая?
— И так, и так.
— Одетая она была очень даже ничего. А с гримом на лице выглядела настоящей красавицей. Хотя, честно говоря, если б снять с нее все это, никто бы особо на нее не польстился. Ну, сложена неплохо, моего роста, волосы темно-русые. И притом она была непроходимо глупой. Настоящая куколка, пока молчит, но стоило ей заговорить, всех ее поклонников просто тошнить начинало.
— Она бывала когда-нибудь в Линкасле?
— Нет, насколько я знаю. По крайней мере, здесь я ее не видела.
— Может, мне нужна другая Харлан, если это вообще женщина. — Вот именно! Я тихо выругался себе под нос. Очень возможно, что речь шла о мужчине. Более идиотскую ситуацию трудно себе представить.
— У меня где-то дома валяется фотография нашего хора в ревю, там есть и Харлан. Могу раскопать, если желаете.
Я пробормотал что-то в знак согласия и свернул за угол. Перед нами засияла вывеска “Корабль на мели”. Собственно говоря, заведение и с виду напоминало поставленную на прикол яхту. Автомобилей на стоянке, было столько, что мы едва нашли свободное местечко. Светящиеся указатели при входе в заведение сообщали, что где находится. Бар располагался на первом этаже. Все столики в нем были заняты, на танцплощадке в ярких сполохах прожекторов кружились пары. Но самое замечательное размещалось выше: там в большом зале с окнами по периметру стояли карточные столики и столы для рулетки. Никто даже не пытался хоть как-то их замаскировать. Толпы народа жадно следили за вращением колес, то и дело приобретая новые фишки, чтобы продолжить игру.
Венера направилась прямо в бар, так что мне не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Два коктейля обошлись мне в четыре доллара, но на деньги мне было наплевать — в моем бумажнике хрустели сотенные банкноты. Мы успели прикончить первый бокал и заказали по второму, как вдруг я заметил, что взгляды, всех сидящих у стойки устремлены на нас. Я посмотрел на Венеру и понял, в чем дело. В темноте машины она выглядела совсем недурно, но сейчас в сверкании ярких огней была просто обворожительна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25


 Нестеренко Юрий - Резервная копия