от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она нежно прижалась ко мне, и в ее гортани замер восхитительный грудной звук, когда я нашел ее губы.
А затем были только ее желанное тело, красота и весь пыл любви, который умела дарить партнеру лишь она.
Темнота сомкнулась вокруг нас волшебным покрывалом, и больше мне нечего было желать и не о чем жалеть.
И еще долго мы лежали, тесно прижавшись друг к Другу, усталые и счастливые.
И говорили о завтрашнем дне.
О завтрашнем дне, когда ей предстояло кое-что для меня сделать.
Узнать все, что удастся, об одном полицейском по имени Такер.
Глава 11
Когда я проснулся, Уэнди уже ушла. На подушке остался отпечаток ее головы, и мое плечо еще ощущало шелковистое прикосновение щеки, которая покоилась на нем совсем недавно. Мне не понравилось странное чувство, овладевшее мной. Я не хотел испытывать ничего подобного ни к одной женщине. По крайней мере сейчас. А эта девушка была так честна и бесхитростна, что мне становилось все труднее обходиться без нее.
Я тряхнул головой и поднялся с постели. На туалетном столике я нашел записку от Уэнди, где она писала, что я могу взять ее машину и что мы увидимся вечером. Вместо подписи она оставила мне отпечаток своих губ. Приготовив себе завтрак, я поел и спустился в гараж.
Развернув карту дорог, я потратил какое-то время на то, чтобы выбрать кратчайший путь до столицы штата, минующий при этом оживленные дороги и автострады, где могли быть выставлены полицейские патрули.
В начале одиннадцатого я уже подъезжал к городу. Общественный и деловой центр столицы штата размещался в огромном сером небоскребе, взметнувшемся над остальным городом, как поднятый большой палец. Припарковав машину и изучив указатель, я нашел то, что искал. Аудиторская фирма располагалась на сороковом этаже.
Высокая худая девица пристально поглядела на меня из-под очков и предложила мне сесть. Стулья были пыльные, поэтому я протер сиденье носовым платком, что девице явно не понравилось. Она позвонила по телефону и, выслушав ответ, обратилась ко мне:
— Проходите. Мистер Донай вас примет.
Выражение ее лица при этом было не слишком дружелюбным.
Мистер Донай поприветствовал меня и пригласил садиться. Это был низенький круглый человечек с большим носом и широкой улыбкой, в его голубых глазах светился незаурядный и острый ум.
Я сел и взял сигарету.
— Мистер Донай, — спросил я, — вы любите приключения?
Он удивленно вскинул брови.
— Ну.., это вечный вопрос... Наверное, в разумных пределах и если это не связано с моей работой. А почему вы спрашиваете?
— Потому что сейчас они вам грозят. Донай с любопытством посмотрел на меня:
— Я.., я не совсем понимаю.
— Я — вор и убийца, мистер Донай. Одно ваше слово, и я окажусь за решеткой.
Брови его опять поползли вверх.
— Меня зовут Джон Макбрайд. Пять лет назад вы проверяли документы Национального банка Линкасла и доказали, что я совершил подлог.
— Да, помню.
— Помните ли вы детали?
Донай явно нервничал. Сигарета подрагивала в его пальцах, и он время от времени бросал задумчивые взгляды на телефон.
— Не беспокойтесь, я ничего не имею против вас. Донай улыбнулся. Но на лбу его посверкивали капельки пота.
— Я помню.., и достаточно ясно. Я сел и подпер голову руками.
— Расскажите.
— Это конфиденциальная информация. Я уверен, что банк...
— Я не пойду в банк. Я вообще не могу никуда пойти в этом проклятом городе. Меня обложили со всех сторон.
— Не мое дело доказывать вашу виновность или невиновность, молодой человек. Я просто проверил книги. Да, подлог был, и исправления делала привычная рука. — Он задумался на мгновение, бросив взгляд в окно, и добавил:
— Когда-то меня уже спрашивали об этом. Некая юная леди.
— Вера Уэст, — буркнул я.
— Она назвала другое имя.
— Блондинка. Волосы цвета меда.
— Да. Она хотела знать все об этом деле. Я думал, вы в курсе.
— Пустое. Вернемся к документам.
Он постучал по столу, собираясь с мыслями:
— Окружной прокурор Линкасла, которого потом убили, попросил меня проверить банковские книги.
Я занимался подобными делами много раз и легко обнаружил недостачу.
— Двести тысяч долларов.
— Примерно.
— Но вы ведь заметили что-то еще, не так ли? Что-то, о чем вы рассказали блондинке.
На лбу мистера Доная пролегла глубокая складка, и он несколько секунд пристально смотрел на меня.
— Вы и правда многое знаете. Да, я сказал той юной леди кое-что еще. Но это только мои подозрения, которые я не могу проверить. Я полагаю, что тот, кто совершал этот подлог, взял изначально куда большую сумму, но ухитрился вернуть почти все, кроме этих двухсот тысяч.
— Любопытно. Он облизнул губы:
— Все дело в тех сорока восьми долларах на счете, который по правилам должен был быть закрыт. Взять сумму целиком не сложнее, чем взять часть. А на самом деле даже легче. Я размышлял над этой загадкой и понял, что во время проверки происходило не воровство, а покрытие недостачи. Деньги возвращали в банк и на этот счет, где числилось сорок восемь долларов, просто не успели положить остальное.
— Но вы никому не открыли своих подозрений? Донай немного покраснел:
— Честно говоря, мне пришло это в голову уже позднее, когда я вернулся домой. И потом, чтобы утверждать такую вещь, надо иметь на руках веские доказательства, которых у меня не было. А со временем я просто забыл обо всем этом и не вспоминал до тех пор, пока ко мне не явилась та юная леди. Я знаю, вы...
— Можете забыть все опять. Я не виню вас. Скоро многое выйдет на свет, но вас это никак не коснется, обещаю. А если станет интересно, почитайте “Линкаслские новости”.
В половине четвертого я вернулся в Линкасл. Поставив “форд” в гараж, я вошел в дом. Уэнди не было, и, похоже, она не появлялась с утра. Я позвонил на вокзал, и чей-то незнакомый голос ответил мне, что мистер Гендерсон отпросился с работы после обеда. Где я мог бы его найти, они не знали.
Потом я позвонил в “Сиркус-бар” и, пытаясь перекричать непрекращающийся гомон мужских голосов, попросил к телефону Алана Логана. Парень на другом конце провода проорал, что Логана тут нет, и бросил трубку.
Тогда я попытал счастья в редакции.
— Алана Логана, пожалуйста.
— Простите, но его нет, — отозвался приятный девичий голос.
— А где мне его найти?
— К сожалению, не знаю. Мы сами ищем его весь день. Он даже не звонил. Может быть, вы подскажете...
Чертовски не хотелось закладывать Логана его начальству, выдав, что он, скорее всего, валяется где-то в стельку пьяным, поэтому я быстро проговорил:
— Последний раз, когда я его видел, он раскручивал какую-то историю. А сейчас я звоню, потому что у него была для меня некая информация. Она получена из Нью-Йорка и предназначается для мистера Уитмена...
— О да. Вот записка на столе.
— Вы могли бы прочесть ее мне?
— Не знаю... — Голосок ее звучал неуверенно. — Имею ли я право...
— Ничего страшного. Это личное послание.
— Ну...
В трубке послышался шелест бумаги, потом тот же девичий голос произнес:
— Записка совсем короткая. Здесь написано: “Грей-си Харлан и Харлан-актриса — одно и то же лицо”. И подпись: “Уит”.
— Спасибо, — отозвался я.
Положив трубку, я еще какое-то время стоял в задумчивости, глядя на телефон. Да, недостающие кусочки мозаики отыскивались с ужасающей быстротой. Картина прояснялась, но я хотел убедиться во всем окончательно.
Я спустился в гараж, взял машину и поехал в город.
Как и в первый раз, через дверь до меня доносились приглушенные звуки “Лунной сонаты”. И платье на ней снова было с кисточкой.
— Привет, Венера, — сказал я.
Она быстро огляделась и торопливо прошептала:
— Входи.
Я скользнул в дверь и пару секунд наблюдал, как она возится с замком.
— Одна?
— Сейчас да.
— А чем ты напугана?
— Мальчики Серво. Они уже несколько раз приходили сюда. Какое осиное гнездо ты разворошил?
— Даже не одно. А где они сейчас?
— Не знаю. Они ушли, но наверняка вернутся. И полиция сюда приходила. Не только наши копы, ищейки из ФБР тоже.
— Правда?
— Весь город стоит на ушах.
Она закурила и подошла к окну. Убедившись, что на улице никого нет, опустила шторы.
— Я попросила девочек узнать поточнее, что происходит. У них большие связи.
— Отлично.
— Джордж Уилсон, Джонни Макбрайд, все равно. Эти парни из ФБР решили, что это ты стоял за всем, что происходит в городе. Ты финансировал Серво, а потом постепенно прибрал к рукам весь его бизнес. Когда же запахло жареным, ты просто смылся.
— О, я очень важная персона. Я нужен всем — от местных копов до молодчиков из Вашингтона. Не считая Серво.
Венера прищурилась, пристально разглядывая меня:
— Кто же ты все-таки такой? Я только улыбнулся в ответ:
— Помнишь, ты обещала показать мне одну фотографию?
Она кивнула, на минуту вышла из комнаты и тут же вернулась с большой фотографией в руках, пожелтевшей и выцветшей. Над головой одной из полуодетых девушек стоял карандашный крестик. Это и была Харлан, которую Венера когда-то знала. Но и я раньше видел это лицо.., совсем недавно. На фотографии той самой официантки из столовой на шоссе, которая вчера покончила с собой из-за того, что убили ее соседку по комнате. До приезда сюда она жила в Нью-Йорке, и там ее осудили за соучастие в шантаже. Теперь у меня не оставалось в этом никаких сомнений.
Я вернул Венере фотографию:
— Можно мне позвонить?
— Ради Бога, дорогой.
Номера телефонов я помнил уже наизусть. Сначала я позвонил Логану. Его не было. Уэнди дома тоже не оказалось, так же как и Ника в его будочке.
Тогда я набрал номер полиции и попросил Линдсея.
— Линдсей слушает.
— Это Джонни, приятель.
Я услышал в трубке его прерывистое дыхание.
— Что дальше? — процедил он сквозь зубы.
— Как насчет письма?
— Ничего! Конверт на месте, а письма нет нигде. Никаких следов.
— Оно все же где-то есть.
Голос Линдсея больше походил на рычание.
— Ты блефуешь, Макбрайд. И если это так, живым ты из города не уйдешь.
— Я уже уезжал отсюда и вернулся. А теперь слушай. Пропала девушка Серво. Ты ее знаешь?
— Трои Авалард? А в чем дело?
— Кто-то собирается ее прикончить, и ее необходимо срочно найти. Мне кажется, что ключ от всего дела у нее в руках. Сделай все, что сможешь, чтобы найти ее.
Он тихо выругался.
— Ты сам говорил мне кое о чем прошлым вечером, Макбрайд. Я, конечно, могу отдавать приказы, но не исключено, кто-то другой распорядится по-своему.
— Ты ведь не боишься, правда? — беспечно осведомился я.
Линдсей замолк на мгновение, потом опять выругался.
— Я поищу ее.
— Отлично. Свяжись с банком и выясни, не снимала ли Трои крупных сумм со своего счета. Я перезвоню через пару минут.
Я положил трубку, закурил сигарету и бросил взгляд в окно. Улица была пустынна, пока что никто меня не обнаружил.
Венера перехватила мой взгляд, понимающе улыбнулась и поинтересовалась:
— Что-то вот-вот должно произойти, большой человек?
Я кивнул.
— Очень скоро. Вообще-то все это должно было случиться пять лет назад, когда здесь убили человека по имени Роберт Минноу. — Я повернулся и посмотрел на нее. — Ты не собираешься выходить?
— Не собираюсь.
— А как насчет ребят Серво?
— Я их больше не боюсь. У меня есть одна штучка. — И она достала из-под подушки длинноствольный пистолет.
Я изумленно уставился на нее:
— Откуда это?
— Я ведь тебе говорила, что была замужем за копом, — рассмеялась Венера.
— А где он сейчас?
— Я застрелила его, — просто сказала она, а потом спрятала пистолет на место и проводила меня до двери.
На улице никого не было. Я скользнул за руль машины и помчался в город. Включив радио, я поймал местную станцию и узнал, что полицейские пока не обнаружили Джонни Макбрайда, то бишь Джорджа Уилсона, но что описанием его внешности обладают все патрули и дежурные постовые, так что его задержат в ближайшее время. Само описание, переданное следом, было достаточно точным, и это заставило меня изменить планы. Остановившись у небольшого магазинчика готового платья, я снял в машине рубашку и пиджак и, оставшись в одной майке, попросил у продавщицы рабочую блузку, кожаный пиджак и пару носовых платков. Заодно я купил синие джинсы и гольфы. Она пробила чек, с улыбкой поблагодарила меня и опять уткнулась в газету. Там была еще одна моя фотография — на этот раз поменьше.
Переодевшись в мужском туалете, я бросил пакет со снятой одеждой на заднее сиденье и поехал дальше.
Тут-то я и заметил Уэнди. Она выходила из салона красоты с пакетом под мышкой. Увидев, что она направилась к автобусной остановке, я приоткрыл дверцу и окликнул ее. Она пересекла улицу и упала на сиденье рядом со мной.
— Так вот где ты провела целый день! — шутливо воскликнул я, но она почему-то вздрогнула и стала поспешно оправдываться, что зашла туда всего лишь на минутку и уже направляется домой. Я и сам мог об этом догадаться. Волосы ее были уложены, но темный оттенок у корней остался. Я дотронулся до пакета. — Это мне?
— Да. Рассказать, что там, или ты сам почитаешь?
— Лучше расскажи.
— Такер живет в пригороде, в большом доме. Там у него винный погреб, бассейн и комнаты для отдыха и игр. Позади дома гараж на две машины, в нем новый “кадиллак”. Вторая машина служит только для выездов на дежурство.
— Что-то слишком шикарно для полицейского.
— Он не единственный. В этом городе большинство полицейских подрабатывают рэкетом. Просто он более удачлив, чем остальные.
— Он заодно с Серво? Она пожала плечами:
— Одно время, говорят, Такер оказался в долгу перед каким-то крутым типом. Серво как будто помог ему. Семь человек подтвердили мне, что своими глазами видели, как Такер проиграл несколько тысяч в одном из игорных заведений. — Уэнди перелистала несколько бумажек в папке и продолжила:
— У Такера есть специальный человек, занимающийся его налогами. Тот утверждает, что Такер всегда вносит весь свой доход в декларацию.
— Ловкий тип. Что еще?
Уэнди откинулась на сиденье и прикрыла глаза.
— Я еще раз повидалась с миссис Минноу. В прошлый раз она нам кое-чего не рассказала. Оказывается, ее муж несколько раз вызывал Серво в суд.
— Я знаю. Об этом писали газеты.
— Самого важного там не было. У него имелись материалы, которые могли разоблачить весь рэкет. Но дважды накануне судебного заседания кто-то пробирался в кабинет Минноу, взламывал сейф и выкрадывал все документы.
— Такер... — проронил я. — Ну конечно же Такер! У него есть средства и возможности. — Я в сердцах ударил кулаком по рулю и выругался.
— Нет, не Такер, — приглушенно и скорбно произнесла она.
— Кто же тогда?
Она достала из кипы бумажек полицейский циркуляр и ткнула в то место, где сообщалось, что я — специалист по взлому сейфов. Да я и сам недавно рассказывал Логану о своем странном умении.
— Ты! — произнесла она, и это слово прозвучало подобно пистолетному выстрелу. Ее глаза потемнели, и она выжидающе посмотрела на меня.
Мне нечего было ей сказать: я и сам ничего не знал, ничего не помнил.
— Ты сегодня отлично поработала, детка, — вздохнул я. Она дернулась, словно я ударил ее, и из ее глаз брызнули слезы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 Морган Сара