от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ну, что же вы выяснили новенького? — спросил Логан.
— Отличный пистолет! — усмехнулся я.
— И полиция такого же мнения. С обоймой, где не хватает одного патрона. — Он сжал губы. — И полно ваших отпечатков.
— Не моих.
— Правильно. Его отпечатков. На то чтобы их идентифицировать, времени понадобилось совсем немного.
В банке имелись отпечатки его пальцев. Их сверили также с армейским досье в Вашингтоне.
У меня возникло смутное ощущение, что что-то здесь не вяжется, что-то чертовски не правильное имеется во всей этой истории. Я еще раз просмотрел фотографии и убрал их назад.
— Насколько сложно проникнуть в здание? — осведомился я.
— Запросто. Например, выбив окно. Но тогда и это-то не потребовалось, так как несколько окон было открыто настежь, в том числе и окно в коридоре рядом с кабинетом Минноу, которое выходило на задний двор.
— Ясно.
— Что ясно?
Я возвратил ему конверт с фотографиями и снова закурил. Здесь явно попахивало какими-то гнусностями, но я пока не мог учуять, какими именно.
— Над каким делом работал в тот вечер Минноу? — спросил я скорее просто для того, чтобы что-то спросить.
— Над тем же, что и всегда. Все это время он собирал материалы, чтобы разоблачить Серво и покончить с коррупцией в нашем городе.
— Дело касалось только Серво?
— Не только. В нем была замешана целая куча народу. Серво ведь парень с головой, а точнее — просто наглый и жестокий. Он распоряжается здесь всем и всеми. Черт возьми, надо быть откровенным: никто в муниципалитете не сделает против него и шага.
— Замечательная ситуация.
— Для Серво — да. Когда-нибудь, надеюсь, все изменится.
— Что ж, благодарю за информацию. Вы мне очень помогли.
Глаза Логана блеснули.
— О'кей. Я с нетерпением буду ждать от вас интересных новостей. И даже, может быть, большего.
— Вера?
— Да. Я был бы очень рад, если бы она вернулась ко мне, какой бы она теперь ни стала.
— Вы, конечно, подразумеваете, если только она не убийца и не соучастница убийства? — усмехнулся я.
Он грязно выругался.
— Я забыл вас кое о чем спросить, — добавил я. — Вера и Джонни работали в банке, пока не обнаружилось мошенничество. А после всех этих событий она еще долго там оставалась?
— Не слишком. Они с Джонни вместе отправились отдыхать. Именно во время их отсутствия ревизор проверил документацию и обнаружил подлог. После этого я ни разу не видел Веру. Она ушла из банка и стала околачиваться в игорных домах. Там-то ее и заметил Серво и сразу же подобрал. С тех пор она везде появлялась только с ним, до того самого Дня, когда вдруг исчезла.
— И никаких ее следов вы не обнаружили?
— Нет, — угрюмо ответил он.
— Мне нужна ее фотография, Логан. Она у вас есть?
Он протянул мне бумажник:
— Посмотрите в отделении для визитных карточек. Самая последняя внизу.
Я достал фотографию размером два на три на плотной матовой бумаге. На ней была натуральная блондинка с распущенными волосами цвета сливочного масла. Фотограф запечатлел ее в кокетливой позе, но за этим кокетством явно чувствовалась исходившая от девушки неподдельная свежесть. У Веры был полный чувственный рот и чуть вздернутый носик. Что же касается глаз, то их выражение я не смог бы точно определить: они, наверное, становились нежными или жесткими в зависимости от обстоятельств.
— Ну как? — спросил Логан.
— Красавица.
— Такой она и была на самом деле. Вы можете оставить себе фотографию, если хотите.
— Спасибо.
Я сунул фото в карман и вернул ему бумажник.
— Вы так и не сказали мне, что собираетесь предпринять, — заметил Логан.
С минуту я молча смотрел в окно машины.
— Логан, Джонни изгнали из города только потому, что он оказался втянутым в какую-то крупную аферу. И я не думаю, что он взял эти деньги.
— Вы полагаете, его обманули?
— Возможно. Вера замешана в это дело, и когда я ее найду, то найду и ответы на многие вопросы.
Логан притормозил перед светофором и внимательно посмотрел на меня.
— Я вполне убежден в том, что вы не Макбрайд, но, когда вы начали рассказывать о своих необычных способностях, мне в голову пришла одна мысль.
Я сразу понял, что он имеет в виду.
— Вы хотите спросить, не установил ли я, что отлично лажу с цифрами? — уточнил я.
— Да.
— Знаете ли, приятель, я сумею сосчитать без ошибок разве что пальцы на руке, а цифр боюсь, как огня. Я не стал бы банковским кассиром и за все блага мира.
— А тот Джонни Макбрайд, которого вы знали?
— Он был прирожденным математиком и вел все расчеты для компании.
Красный свет сменился на зеленый, и Логан снова погнал машину вперед. Мы ехали по окраине города, и по пути Логан показал мне некоторые самые злачные места. Публика в них только начинала собираться. Большинство машин на стоянках имели номера других городов, а некоторые даже и других штатов. Да, Линкаслу поистине было, чем привлечь туристов.
В большинстве окон я заметил небольшие голубые таблички и спросил Логана, что это такое.
— Члены “Объединения бизнесменов” — выдумка Серво.
— А если кто-то не состоит членом “Объединения”?
— Ничего особенного. Примерно десять процентов заведений — независимые, но дела у них идут не очень хорошо. Просто если возникают какие-нибудь неприятности с законом, то для членов “Объединения” за большие деньги нанимают лучших адвокатов. А кроме того, монополия на спиртное в городе в руках Серво, и если вы не член “Объединения”, то вам ни за что не достать для клиентов приличной выпивки.
— А что горожане? Они покорно все терпят? Логан хрюкнул:
— Одно время они пытались сопротивляться. Да и сейчас многое пошло бы по-другому, если бы удалось очистить муниципалитет от торгашей. Впрочем, горожан даже не за что особенно винить. В Линкасле и в самом деле можно жить припеваючи, если мириться с теми, в чьих руках сейчас власть и деньги.
— Но вы на это не согласны, Логан? Почему? Его губы скривились в горькой усмешке.
— Я присутствовал при осмотре трупов. Видел девочек, изнасилованных прямо на улице. Видел, как из-под обломков машины, за рулем которой сидел пьяница, вытаскивали молодые искалеченные тела. Все это — не один раз. Мне приходится жить в городе, где правит кучка негодяев, которые забирают себе самые лакомые кусочки, а остальное швыряют, как подачку, горожанам, голосующим за них. Вот мое мнение.
— Кто сейчас правит городом?
— Черт его знает!
— Вы должны это знать, вы же журналист, — настаивал я.
— Да, как же. Послушайте-ка, приятель, кто бы ни стоял там, на самом верху, куда сходятся все ниточки, прикрыт он весьма надежно. В этом городе денег куда больше, чем вы можете себе представить, да только они не оприходованы ни в одной расчетной книге. У нас тут побывали и ребята из ФБР, и сотрудники прокуратуры, но ничего не раскопали и убрались подобру-поздорову, покачивая головой. Немало людей пытались добраться до Серво, но он чист, как стеклышко. Он платит налоги, так что придраться не к чему. Они пытались потрясти мэра и муниципалитет, но и из этого ничего не вышло. Никто ничего не знает. — Он внезапно прервал свою тираду и искоса взглянул на меня. — А куда вы, собственно, направляетесь?
— Сам пока не знаю. — Мы уже были в центре города и стояли перед другим светофором. — Высадите меня на углу, Логан.
Он притормозил у тротуара. Я вышел и захлопнул дверцу машины.
— Если вы проживете еще достаточно долго, чтобы выяснить что-то, разыщите меня в редакции, — сказал на прощанье Логан.
— Ладно.
— Вы меня заинтересовали, и я собираюсь заняться вашей историей.
— Только этого я и жажду.
— Где я смогу найти вас? Я рассмеялся:
— Я сам рас найду, если буду жив, конечно. Проводив глазами машину Логана, я зашел в ближайшую пивную и спросил пива.
Заведение называлось “Маленькая Богемия”, и в окошке торчала голубая табличка. У стенки стояли несколько игровых автоматов и огромный музыкальный ящик, а в углу я разглядел несколько карточных столиков. В центре зала располагалась полукруглая стойка бара. Хотя на вывеске и было указано, что несовершеннолетние здесь не обслуживаются, в зале толкалось множество совсем желторотых девиц, которые не спеша потягивали пиво, явно поджидая кого-нибудь, кто закажет им следующую порцию. Пиво стоило два цента.
В соседнем заведении пиво стоило только цент, но посетителей не было ни одного. И голубой таблички в окошке я не заметил. Бармен заботливо полировал неуклюжий старомодный игральный автомат.
— Где вы его выкопали? — удивился я.
— Он хранился в подвале у босса еще со времен сухого закона, — сурово ответил бармен. — Что вам подать?
— Пиво. А где ваши клиенты?
— Вы не из местных?
— Нет.
— Наши клиенты появляются позже. Когда их выкидывают из других заведений или когда совсем останутся без монеты.
— Вам бы следовало поставить несколько новых автоматов.
— Скажите это боссу. Он у нас большой индивидуалист.
— Не пляшет под дудку Серво, так?
— А мне показалось, что вы не здешний. — Так и есть. Но про ваш город ходит немало слухов.
— О! Еще пива?
— Да.
Он подал пива и сам выпил вместе со мной.
— Послушайте-ка, может, вы мне сможете помочь? — спросил я, когда он поставил бокал на стойку. — Я ищу девушку по имени Вера Уэст. Это моя родственница. Лет пять назад у нее были неприятности, что-то связанное с местным банком, а потом она куда-то пропала. Но я знаю, что одно время она крутилась около Серво.
— У Серво куча женщин, — ответил бармен, рисуя на стойке овалы донышком кружки.
— Она — блондинка, натуральная блондинка.
— Хорошо сложена?
Я не знал этого точно, но подумал, что не ошибусь, если кивну.
— Была у Серво некая красотка блондинка, только давно.
— Не помните, как ее звали?
— Да если бы я и знал, то вряд ли сказал бы вам. У меня семья, так что оставим лучше этот разговор. Зачем мне лишние неприятности.
— Вы боитесь Серво?
— Не то чтобы его лично. Сам-то он слишком большой босс, чтобы расправляться с кем-то собственноручно.
— Я вас понимаю. Но мне необходимо найти ее.
— Крошки, которых бросает Серво, — проговорил бармен, обращаясь как бы не ко мне, а к открытой двери, — обычно выплывают в квартале красных фонарей. Попытайте счастья там.
Я поблагодарил его, расплатился и вышел на улицу.
Было очень жарко и душно, но небо затянулось, и на востоке, судя по всему, собиралась гроза. Впрочем, людей, спешивших по улице, это мало беспокоило. В уютных заведениях с голубыми табличками в окнах всегда есть кондиционеры — еще одна монополия Серво.
Следующий час я бесцельно бродил по городу, стараясь вжиться в его ритм и понять, чем же он живет.
Полицейские, рьяно штрафующие какого-нибудь беднягу за стоянку в неположенном месте и при этом упускающие убийцу.
Парень у газетного киоска, передающий толстую пачку банкнотов кому-то сидящему в машине.
Прогуливающиеся девицы, которым не хватает разве что таблички “Сдается внаем” на шее.
Богато одетый пьяница, которого под присмотром бармена аккуратно запихивают в патрульную машину.
О, Линкасл и правда был крупный город. Очень крупный.
И тут же я увидел Линдсея. Он пил кока-колу у прилавка огромного универсального магазина, реконструированного на современный лад. Неоновая реклама на фронтоне здания гласила: “Фильберт”, а указатель любезно сообщал, что где располагается. Слева — закусочная, справа — бар, наверху — хозяйственные товары, посуда, мебель.
Я вошел и опустился на табурет рядом с Линдсеем, негромко сказав:
— Хэлло, приятель!
Он даже не взглянул на меня. Лицо его сморщилось, и он чуть не перекусил соломинку, через которую тянул кока-колу.
— Что, язык проглотил? — осведомился я, и он медленно повернулся ко мне.
— Джонни, советую тебе прекратить выпендриваться, для твоего же блага.
— Это я уже слышал. Тебе бы следовало обзавестись копами порасторопней. Уж больно они у тебя завалящие.
— И откуда ты столько знаешь о копах? Я заказал коку и сандвич.
— Так уж получилось, и поэтому советую тебе убрать своих ребят от меня подальше. Когда тебе удастся предъявить мне обвинение в убийстве, вот тогда делай что хочешь, а до этого брось свои штучки.
— Подонок! — прошипел он.
Я откусил сандвич и ухмыльнулся.
— Кстати, — заметил я, — ты мог бы как-нибудь спросить у меня самого, убивал ли я твоего друга или нет.
— Я в этом не нуждаюсь. — Он был просто вне себя.
— Что ж, твое дело, но если тебе интересно, то никакого убийства я не совершал.
Он оскалил зубы. Его глаза закатились, и весь он дрожал от бешенства. Я покончил со своим сандвичем, запил его кока-колой и, протянув руку, вытащил сигарету из его пачки.
— Когда-нибудь.., если у тебя появится такая возможность, можешь проверить меня на детекторе лжи, — произнес я. — Я ничуть не обижусь.
Он перестал терзать соломинку, глаза его широко раскрылись, и я увидел, что они голубые. Челюсть у него отвалилась, и смотрел он на меня с совершенно ошарашенным видом. До него так и не дошел смысл моих слов, поэтому я оставил его сидеть у прилавка, а сам поднялся и вышел.
Национальный банк Линкасла помещался в белом каменном здании, занимавшем почти полквартала в самом центре города. Я вошел туда за несколько минут до закрытия, когда посетителей уже не было, и не прошло и двух секунд, как в зале воцарилась мертвая тишина. Я увидел, как охранник в форме, поднявшись во весь рост, замешкался, соображая: выхватить ли ему пистолет или поздороваться. Я поздоровался первым, и он оставил свои попытки, судорожно сглотнул и неуверенно произнес:
— Джонни?
— А кто же еще? Где мистер Гардинер?
— У себя в кабинете.
— Можете ли вы передать ему, что я хочу его видеть? Парню не слишком понравилась моя просьба, но он все же потянулся к телефону, висевшему на стене. Но не успел он снять трубку, как дверь за его спиной отворилась и на пороге возник человек, который не мог быть никем иным, кроме как президентом банка. Я двинулся к нему навстречу:
— Здравствуйте, мистер Гардинер!
Непередаваемое изумление отразилось на его физиономии. Хэвис Гардинер был высоким стройным мужчиной с седеющими волосами, словно сошедшим с рекламного плаката, но сейчас он больше напоминал ребенка, впервые в жизни попавшего в цирк. И слишком взволнованного этим событием, а потому способного лишь глазеть по сторонам.
— Я хотел бы поговорить с вами наедине, — спокойно сказал я.
— Из всех хладнокровных негодяев... — Удивление его сменилось яростью.
— Да, мистер Гардинер, я именно такой. И все же я хочу поговорить с вами наедине. На всякий случай сообщаю вам, что полиции известно о моем пребывании в городе. Так будем говорить? Он плотно сжал губы.
— У меня назначена деловая встреча, — начал он и, заметив мою ухмылку, стиснул кулаки. — Впрочем, ее можно ненадолго отложить, — прибавил он.
Мы вошли в дальнюю дверь, и, едва она закрылась, снаружи раздался гул голосов. Там наверняка обсуждали происшествие.
На кабинете Гардинера красовалась табличка “Президент”, и обстановка в нем была соответствующая: красное дерево и плюш.
Гардинер опустился в кресло и, позвонив куда-то по телефону, отменил назначенную встречу, после чего повернулся ко мне.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25


 Хёфлинг Гельмут - Все «чудеса» в одной книге