от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Денис
«Микки Спиллейн. Капкан на нследника»: Центрполиграф; Москва; 2003
ISBN 5-9524-0613-0, 5-9524-0412-X
Оригинал: Mickey Spillane, “The Erection Set”
Перевод: П. Рубцов
Аннотация
Настоящим мужчинам не привыкать встречаться лицом к лицу со смертельной опасностью и преодолевать трудности. Они не отступают даже когда на них объявлена настоящая охота. Догерону Келли приходится уворачиваться от мафиози, которые подозревают его в краже крупной партии наркотиков.
Микки Спиллейн
Капкан на наследника (Под крышкой гроба)
Глава 1
К тому времени, когда я осушил пару стаканов в баре международного аэропорта Кеннеди, мои попутчики по рейсу «Люфтганзы» номер 16 успели пройти таможенный досмотр. Носильщики уже кинули мою видавшую виды кожаную сумку в кучу невостребованных вещей в дальнем конце зала, и мне пришлось потихонечку ее вытаскивать из-под кучи такого же потрепанного барахла и пары лыж. На дворе стоял июнь, и совершенно непонятно, как тут мог оказаться набор для слалома, но, что и говорить, бывают такие самоотверженные лыжники, которые в состоянии найти снег в любом месте в любое время.
Одинокий таксист оторвался от газеты, приветственно оскалился и распахнул дверцу автомобиля. Я закинул внутрь свой багаж, сунул десятидолларовую бумажку через разделяющее нас стекло и плюхнулся на заднее сиденье. Шофер подозрительно поглядел на банкнот и перевел взгляд на меня:
— За что это?
— За твое время. Поезжай как можно медленнее, хочу поглядеть, во что превратился Нью-Йорк за эти годы.
— Давно у нас не были?
— Да, давненько.
— Что вам сказать, за это время город успели разобрать по частям и отстроить заново. Ничего нового. Кругом толпы народу.
Я дал ему адрес и попросил выбрать самый длинный маршрут.
Таксист оказался прав. Ничего не изменилось. Совсем как на ферме, где земля всегда одна и та же. Меняются посевы, может быть, цвет и высота растений, их густота, но когда урожай собран, на свет божий появляются прежние луга и поля, все те же ложбинки, овраги и пригорки.
На мосту Триборо шофер лениво махнул рукой в сторону неясных очертаний на фоне неба. Похоже, его обуревали те же думы, что и меня.
— Напоминает мне Иводзиму. Всю эту возню на горе. И что? Парни давно уж в могиле, а гора вот она, стоит, как и стояла. И кому она на фиг была нужна?
— Может, тем, кто там жил?
У дома Ли таксист взял с меня плату по счетчику и широко заулыбался, увидев, что я накинул еще десятку сверху.
— Довольны? Ехали достаточно медленно?
— Ты был прав. Ничего не изменилось, — улыбнулся я ему в ответ.
— Знаете, вы могли бы прокатиться по городу на экскурсионном автобусе и...
— Зачем мне это надо — я же здесь вырос! Все, что хотел увидеть, увидел.
Водитель глубокомысленно покачал головой и спрятал бабки в карман. Он окинул меня взглядом, в котором сквозило то странное, присущее только коренным жителям Нью-Йорка неприкрытое любопытство, и медленно, как бы нараспев, произнес:
— И кому же достанется на орехи, старина?
Мои губы растянулись в невольной улыбке. А я уже начал забывать, что таксисты всегда были отличными психологами. Самыми лучшими после барменов.
— Неужели от меня веет бедой? — спросил я.
— Да ты — сама беда, — ответил он и укатил прочь.
* * *
Швейцар заявил мне, что Ли Шей живет в квартире 6Д, но даже пальцем не пошевелил, чтобы объявить о моем визите. Я сел в лифт с шикарной, разодетой в пух и прах парочкой, увешанной с ног до головы антикварным золотом и бриллиантами. Да уж, Ли знал, как выбирать себе жилье. Видно, его фермерская сущность неплохо уживалась с прекрасным деловым чутьем. Сомневаться не приходилось: он до сих пор брал от жизни все и развлекался, как мог. По крайней мере, в этом-то он никогда не изменится.
Я нажал на звонок и услышал, как его переливы слились с грохотом стерео и высоким звонким смехом, доносившимися изнутри, вслед за этим дверь распахнулась, и на пороге появился Ли: высокий, подтянутый, в руках виски с содовой, улыбка от уха до уха. На нем красовались жокейские шорты в красную полоску с пуговкой, на которой было написано «LOVE», больше никакой одежды не наблюдалось. Однако для Ли это была всего лишь униформа, на которую никто не обращал никакого внимания.
— Дог, грязный ты сукин сын, какого черта ты не сообщил нам время прилета? — радостно поприветствовал он меня, вырвал из рук сумку, порывисто обнял и повел в комнату.
— Так проще, не надо никому дергаться. Вот дьявол, мы битый час проторчали в пробке, никак не меньше!
— Черт, здорово снова увидеть тебя! — Ли повернул голову и закричал через плечо: — Эй, сладкая моя, иди сюда, крошка!
На его зов откликнулась обладательница того самого звонкого смеха. Высокая шикарная брюнетка, словно сошедшая с обложки журнала «Риск», изящным жестом протянула мне стакан. На ней не было ничего, кроме черного атласного пояса, плотно охватывавшего тонкую талию.
— Дог, это Роза, — сказал Ли.
— Так ты и есть тот самый Дог?
— Тот самый Дог?
— Из военных рассказов Ли. А я уж начала было думать, что ты мифический герой.
— Роза — проститутка, — рассмеялся Ли. — Высококлассная и высокооплачиваемая. Мы с ней друзья.
Я с удовольствием отхлебнул из стакана. Это был мой любимый напиток: качественное недорогое виски с имбирным лимонадом.
— Ну, тогда и мы могли бы подружиться, — улыбнулся я Розе. — Я вас ни от чего не оторвал?
— Кончай, старина! Мы ждали тебя. — Он сделал шаг назад и осмотрел меня с ног до головы. — Все тот же оборванец Дог. — Ли поглядел на Розу и покачал головой. — Знаешь, он никогда не гладил свою форму. Командир дивизиона не оторвал ему за это задницу только потому, что фрицев на его счету числилось больше, чем у нас всех, вместе взятых. Кроме того, он никогда не покидал базу.
— Да пока вы пьянствовали в Лондоне, я неплохо проводил время на базе. Чего тащиться за тридевять земель, если и там было полно хорошеньких кисок, — напомнил я ему.
Роза взяла меня за руку и повела в гостиную, а Ли шел за нами с моими пожитками в руках и приговаривал:
— Как обычно, один драный портфель, набитый товарами для туземцев. Из одежды только то, что на нем, а морда давно нуждается в бритве.
— Просто мы целых полдня проторчали в Шанноне, приятель. Нас вынесло прямо на берег, а Шаннон оказался единственным открытым местом.
— И ты направился прямо в дюны, с бутылкой виски в одной руке и красоткой в другой, я угадал?
— Я направился в комнату отдыха с книгой в одной руке и банкой пива в другой. — Я остановился в конце коридора и окинул взглядом всю квартиру. Вид был дичайший: огромное холостяцкое логово со всякими штучками, какие только могут понадобиться профессиональному совратителю, готовому к действию по первому зову.
— Мило, — хмыкнул я. — Какого черта ты так и не женился?
Роза сжала мне руку и заливисто расхохоталась:
— Такие мальчики не женятся. Все, что им надо, — так это порезвиться и поиграть.
— Довольно дорогая площадка для игр, — поглядел я на Ли. — Чем зарабатываешь?
Он вытащил из стакана кубик льда и, смачно причмокнув, отправил его в рот.
— Свожу кое-кого вместе, старина.
Я нахмурился, но Ли лишь еще больше расплылся в улыбке:
— Да не в том смысле, не подумай! Реклама и шоу-бизнес, вот и все. Если я кого и сватаю, так это труднодоступную собственность, а людей продаю только театрам и режиссерам. Хватает, чтобы оплатить игровую площадку.
— А кто оплачивает партнеров по играм?
Ли схватился за пояс на талии Розы, потянул к себе, тот легко поддался, развязался и остался у него в руке. Это было все равно что раздеть и без того голого. Совершенно неожиданно девушка оказалась абсолютно обнаженной, и эффект был шокирующим. Я потряс головой и снова обратился к своему стакану.
— Для развлечений нужны друзья, — сказал я своему коктейлю.
Роза мотнула головой, и красивые локоны раскинулись по ее плечам.
— Дог, ты должен был таращиться во все глаза, но ты этого не делаешь. Почему?
— Да вот не хотелось бы смущаться после первой же встречи. Но тебя не так-то легко позабыть, так что можешь не переживать.
Роза осушила стакан и поставила его на столик.
— Почему бы мне не оставить вас? Поболтайте, вспомните былое, а пока вы будете размазывать сопли, пойду найду кого-нибудь, и мы все вчетвером немного встряхнем этот городишко.
— Послушай, Ли... — начал я, но он не дал мне договорить, просто махнул рукой, а потом страстно притянул Розу к себе:
— Ты хорошеешь день ото дня, сладкая моя. Она права, Дог. Наверстаем упущенное. — Он легонько шлепнул ее по заднице. — Пожалуй, тебе все же стоит накинуть на себя что-нибудь перед выходом. — Ли протянул ей пояс, и она повязала его вокруг талии. — Так-то лучше, — улыбнулся Ли.
Я покачал головой и расхохотался. Мне казалось, что после войны подобные сцены канули в прошлое. Мы смотрели, как она плавной походкой прошествовала в спальню, словно вышагивая по подиуму самого дорогого дома моделей, и, будто завороженные, наблюдали за тем, как перекатываются мускулы на ее прелестной попке и как сверкает на свету ее чистая кожа. Роза остановилась у двери и повернулась к нам.
— Дог? — спросила она. — А как будет полностью?
— Догерон. Это старинное имя, ирландское.
— Мне больше нравится Дог. Ты кусаешься?
— Только в порыве страсти, — ответил я.
РАЗМЫШЛЕНИЯ. РОЗА ПОРТЕР, НЕ ЗАМУЖЕМ, 28 ЛЕТ
Каких-то три года работы проституткой, и ни одна замужняя женщина не годится мне в подметки. У них нет таких опыта и знаний. Кроме одного — лишь замужняя может ответить на вопрос, зачем нужен мужчина. А началось все с толстого сорокапятилетнего бакалейщика, и вот моя невинность канула в Лету, а взамен я получила две пачки пшеничных хлопьев и шоколадный батончик в придачу. Этот урод хотел, чтобы я держала язык за зубами.
Придурок из «Бейли-Хай» возомнил себя искусителем девственниц, а поскольку он был у меня лишь вторым и я была совсем неопытной, то он зачислил в свой список и меня. Какое-то время я имела бешеную популярность в команде. Может, стоит повнимательнее посмотреть в зеркало? С телом мне повезло. Никаких прыщей, большие сиськи, персиковая кожа и пушистая киска, которая жаждет лишь одного.
Хэл говорил, что я похожа на суку в период течки... Он был сумасшедшим художником, рисующим комиксы для журналов, и первым нежным мужчиной в моей жизни. Он любил целоваться перед тем, как трахнуть меня, и смеялся, если я намокала от возбуждения. Иногда дело даже не доходило до настоящего секса. Он смеялся и целовал меня во все места... и однажды ночью признался, как сильно любит меня. Но у него была лейкемия, и он хотел спокойно умереть где-нибудь на склонах гор во Флориде. Он оставил мне двенадцать тысяч долларов в ценных бумагах, велел проглотить эту горькую пилюлю, не принимать все близко к сердцу и веселиться от души.
Я купила себе диплом о среднем образовании и стала девочкой по вызову. Ни один мужчина не мог обмануть меня, заманить в ловушку и обставить. Так я думала. Два года назад потеряла счет парням, и все они стали казаться одинаковыми. Никаких душевных ран. Может, несколько шрамов от укусов, но никаких душевных ран, никаких терзаний. Я словно кошка на охоте. Высококлассная проститутка, вот кто я такая. Анальный секс? С удовольствием, мистер. Просто потрахаться? Видать, вы большой оригинал, чтобы платить за такое.
Любой годится. Все западают на длинные волосы и стройные ножки.
Все, кроме этого вонючего Дога. Он поглядел на мое голое тело и сказал «Привет!». Он восхищается, одобрительно кивает, жмет мне руку, но не более того. Шекки Монрой однажды отвалил пять сотен только за то, чтобы дотронуться рукой до моей киски. А этот мерзкий Дог говорит «Привет!» и улыбается.
И что хуже всего, он делает это искренне. Этот ублюдок не притворяется. Они все недооценивают его, и кто-то обязательно поплатится за свою недальновидность.
Что касается меня, то мне повезло. Меня невозможно обидеть. Но мне любопытно. Особенно мне хочется узнать, что таится за этой улыбкой. Гаденыш видит меня насквозь, как и всех вокруг.
Ладно, Дог, теперь моя очередь изучить тебя. Одежда неплохая, но слишком старая. В кармане не больше пятидесяти баксов. Да я вчера вечером между коктейлем и обедом больше заработала! Когда я взяла его за руку, то немного испугалась, потому что для его возраста рука оказалась слишком сильной. Позёр? Как знать. Дешевый парикмахер обкорнал его. Как сивку-бурку, но волосы густые и через неделю-другую снова отрастут. Кое-где пробивается седина, а спереди виднеется целая белая прядь. Он тяжеловат, но на теле ни капли жира, и ходит как-то странно: одна рука все время свободно болтается. На что бы ни обращал он свой взор, эти зеленые глаза все замечают и все запоминают.
Мне хотелось бы переспать с ним, но не стоит даже пытаться. Такие сами выбирают место и время.
Кстати о времени. На часах три минуты шестого. Я знаю Дога уже целых восемь минут.
* * *
Вся комната была уставлена пустыми банками из-под пива «Пабст». Его эмблема — голубые ленточки с печатями — украшала собой любое мало-мальски подходящее горизонтальное пространство спальни, включая спинку кровати, куда я аккуратненько пристроил только что допитую баночку, и теперь она угрожающе нависала прямо над моим лицом. На полу валялась пара полотенец, пытавшихся впитать пролитое пиво, а я лежал и слушал Ли, и мне казалось, что время повернулось вспять. Только прежде Ли не носил шорты с надписью «LOVE» на пуговке.
— Не будь глупым упрямым ублюдком, — внушал он мне. — И не смей говорить, что ты не можешь остановиться у меня. Мать твою, зачем тратить бешеные бабки на отели? В наше время невозможно найти даже приличную комнату, если только ты не стрижешь капусту тоннами, но и тогда на это уйдет не меньше пары месяцев.
Я дернул колечко на крышке новой банки пива.
— Оставь это, Ли. Вам, любителям поразвлечься, ни к чему постояльцы.
— Фигня. У меня две спальни. Если же народу будет слишком много, что ж, зрители тоже не помешают. Я утратил всякий стыд лет двадцать назад.
— Послушай...
— Забудь об этом, — прервал меня Ли. — Ты остаешься здесь. На войне мы делили с тобой все, что имели, неужели думаешь, теперь не сможем? Кроме того, тебе понадобится кое-что еще, старина. Я рад, что у нас с тобой один и тот же размер, да и рост почти одинаковый, а у меня три шкафа битком набиты шмотьем. Выберешь все, что захочешь, я отдам это барахло немного расшить в груди и плечах, вот ты и будешь как новенький!
Я снова попытался открыть рот и объясниться, но Ли опять оборвал меня:
— Все вещи новые, Дог. Я оказываю одному парню кое-какие услуги, и тот расплачивается шмотками. Какого черта мне надо? Да переодевайся я дважды в день, и то месяц уйдет, чтобы надеть весь этот хлам хоть по разу. Ну что, по рукам? Я не богач, но и не бедный, просто дела идут неплохо, и, черт побери, ты мой старый приятель, так что раздели со мной все, что я имею. Даю тебе неделю на то, чтобы осмотреться, отдохнуть, прийти в себя, потом подыщем тебе местечко, такое, чтобы ты смог встать на ноги.
Банка застыла на полпути к моему рту.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
 Мордовцев Даниил Лукич - Замурованная царица