от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Добрый вечер, джентльмены, — сказал я.
Старший уставился на меня, нахмурил брови и спросил:
— Мистер Келли?
Ли встал между нами — старый пилот, прикрывающий своего товарища по полетам:
— Послушай, у них нет ордера на обыск...
— Спокойно, малыш. Их же пригласили. — Я вопросительно поглядел на копа. — Разве нет?
— До известной степени.
Я попробовал коктейль, и он мне чрезвычайно понравился, поэтому я от всей души отхлебнул из стакана.
— Чем могу служить?
Мой вопрос немного выбил их из колеи. Это и что-то еще, но они и сами не могли понять, что именно.
— Можете рассказать, чем занимались сегодня? — потребовал тот, который представился сержантом Тобано.
— Вплоть до минуты.
— Свидетели?
— Всю дорогу. А что?
Сержант протянул руку, и второй подал ему конверт. Расправив бумажку у себя на бедре, он пристально поглядел на меня:
— Как насчет, скажем, одиннадцати тридцати утра сегодняшнего дня?
— Мы как раз возвращались в город.
— Мы?
— Двое моих друзей и водитель автомобиля.
— Продолжайте.
Я еще разок отхлебнул спиртного, отставил стакан и взялся за сигареты.
— Сначала мы забросили моего друга адвоката... кстати, его зовут Лейланд Хантер, и со мной осталась девушка по имени Шарон Касс. Мы доехали до гаража, и я проводил ее до дому.
— Какого гаража?
— Убей — не помню. Где-то в районе восточных пятидесятых.
— Гараж «Дениер»?
— Точно!
Сержант открыл конверт, вытащил на свет божий две фотографии 8 х 10 и протянул их мне. Я внимательно посмотрел на снимки. Сидевший рядом со мной Ли поперхнулся и закашлялся. И не без причины. Вид у Брайди Грека и Маркхама был еще тот. Оба казались мертвее мертвых, вокруг — кровища, лицо Маркхама превратилось в месиво, а у Брайди между ног торчал ломик для колки льда.
— Просто ужас, — сказал я.
— Узнаете их? — спросил коп.
— А что, должен?
— Не надо отвечать вопросом на вопрос, мистер Келли. Посмотрите-ка хорошенько.
— Ну, двое парней в общественном сортире.
— С чего вы взяли, что это общественный туалет?
— Да кто в наше время пользуется дома писсуарами? — сказал я, не отводя взгляда от снимков. Мне становилось все веселее. — И каким же боком здесь я?
— Это туалет в гараже «Дениер». Вы посещали его, когда заезжали туда.
— Так и было. Я спрашивал интенданта, где сортир, попросил подругу подождать меня и пошел отлить. Закончил, застегнул ширинку, помыл руки и вышел.
— Видели этих двоих?
— Когда входил — не видел. — Я вернул фото, и сержант засунул их назад в конверт. — Так все же я-то тут при чем?
— Интендант запомнил лимузин, в котором вы прибыли. Мы проверили права, связались с вашим другом Лейландом Хантером, а тот в свою очередь назвал вас.
— Если хотите, я могу дать вам адрес моей подруги.
— Не стоит утруждаться. Он у нас уже имеется.
— Ну и?
Копы переглянулись, не в силах решить, разозлил я их или озадачил. Тот, что помоложе, сказал:
— Мы думали, что вы могли что-нибудь видеть. Они вошли следом за вами. Один спросил, не ведет ли этот проход на улицу, но интендант ответил, что нет, там туалет, и они направились туда.
— Когда я выходил, никого поблизости не было, — сообщил я ему. — Хотя там завались машин, я мог и не заметить их за ними.
Сержант Тобано натянуто улыбнулся:
— Что-то фотографии не произвели на вас особого впечатления. Не то что на вашего друга.
— Мне и раньше приходилось видеть мертвецов, сержант.
— Это не мертвецы, мистер Келли.
— Черт! — выдохнул Ли.
— Ладно, спасибо и на этом. — Оба двинулись по направлению к двери. — Может, мы еще вернемся.
Тобано уже коснулся ручки двери, когда я спросил:
— А кто заснял все это, сержант?
— Один свободный фотограф, который случайно оказался на месте событий сразу после вашего ухода. Хотел подзаработать на них.
— И теперь он главный подозреваемый?
— Не-а. Так получилось, что один из мальчишек, который паркует машины, вошел в сортир вместе с ним. Этот, кстати, свалился в обморок.
— Слабак, — фыркнул я и потянулся за выпивкой.
— Встречаются и такие, — ответил сержант, внимательно глядя на меня, затем оба удалились.
Как только копы исчезли за дверью, Ли бросился со всех ног к бару и налил выпить. Залпом опрокинув один стакан, он наполнил его до краев и только тогда повернулся ко мне. Беднягу всего передернуло, и он принялся нервно крутить лед в стакане, наблюдая за его вращением.
Наконец Ли оторвал взгляд от своего бокала и уставился на меня:
— Ты соврал им, Дог, разве не так?
— Да.
— Ты же видел их там... того парня, у которого вместо лица котлета, и другого с...
Я поднял свой стакан в приветственном жесте:
— Черт подери, дружище, я сделал это своими собственными руками.
Глава 11
Я знал, что мне позвонят, поэтому сидел и спокойно ждал. Телефон зазвонил в десять минут четвертого, и я велел Чету Линдену ждать меня у «Автомата» на Шестой авеню. Голос его оставался абсолютно беспристрастным, и я почувствовал, что начинаю закипать.
Ну почему бы им не оставить меня в покое? Я же не какой-то там мистер Икс, чтобы строить на мой счет догадки. Все ведь прекрасно знают, что случится, стоит им зайти слишком далеко. Если вы нарываетесь на грубость, то уж не обессудьте — за что боролись, на то и напоролись. Бесчисленные надгробные камни говорят сами за себя.
Они сидели за столиком спиной ко мне и потягивали кофе, словно пара ночных сов по пути домой. Чет и Блэки Сандерс, неудачник из Трентона. Притворившись, что чихаю, я спрятал лицо под носовым платком и прошел мимо их человека, усердно делавшего вид, что разглядывает витрину универмага рядом с «Автоматом». Я свернул за угол, повернул обратно и, не давая парню опомниться, сунул дуло своего сорок пятого прямо ему в ребра.
— Пошли-ка, присоединимся к остальным, дружок.
У малого была реакция настоящего профи: он просто пожал плечами и как ни в чем не бывало направился к двери. Конечно, должны были быть и другие, но они вряд ли пошевелятся, пока я держу на мушке этих троих.
Они все поняли, едва завидев наше приближение. Блэки начал подниматься со своего места, но Чет сделал ему знак успокоиться и кивнул мне, будто ничего особенного не произошло. Я сел спиной к колонне, попросил своего спутника присоединиться ко мне и окинул взглядом три отвратительные хари.
— Кофе? — предложил Чет.
— К чему эти детские игры? — оставил я без внимания его вопрос и кивнул в сторону парня. — Блэки тоже дополнение?
Мускулистый киллер из Джерси смерил меня тяжелым взглядом, в котором сквозила надежда набить мне морду.
— Он здесь по другому делу, — сказал Чет.
— Надеюсь, что так оно и есть. Для вас же лучше. Или ты ничего ему обо мне не сказал?
— Блэки в курсе.
— В таком случае что-то он не очень впечатлен.
— Я никогда не впечатляюсь, дурья твоя башка, — присосался к своему напитку Сандерс.
— Все на свете когда-то случается в первый раз, Блэки. Обычно этот раз оказывается и последним.
— У него пушка, — сказал парень, которого я приволок с улицы.
Чет смерил его презрительным взглядом и снова уставился на меня:
— Остынь, Дог. Я просто хочу поболтать немного.
— Давай, малыш, не стесняйся.
— Мы видели Маркхама и Брайди.
— Ну и как вам?
— Решил оформить дельце в изысканном стиле, не так ли?
— Почему бы и нет? — ухмыльнулся я. — Убийство на меня не повесить, зачем оно мне? А как только копы пробьют их дела, то вообще перестанут гоняться за мной. Им по вкусу все эти внутренние разборки. Цветочные магазины и похоронные бюро в выигрыше, а мы облегчаем им задачу, и все довольны, все смеются.
— Подобная патетика относится только к «чистому» убийству. А такое, — неопределенно махнул он рукой, — выглядит приглашением к войне.
— Прямо в точку, Чет. Дело именно так и обстоит. Если только Турок не посмотрит на него сквозь пальцы и не решит, что это предупреждение, пожелание, чтобы они отстали от меня, оставили в покое.
— Турок никогда ни на что не смотрит сквозь пальцы.
— Тогда придется привести в движение кое-какие механизмы.
— Как же, держи карман шире! В свинячьей жопе они задвигаются, твои механизмы! Этого-то мы и опасались.
— Не вали с больной головы на здоровую, дружище, — сказал я. — Не я начал первый. Однако всякий, кто будет висеть у меня на хвосте, пострадает. Это и к Турку тоже относится. — Я остановился на мгновение и внимательно посмотрел каждому в глаза. — Меня вот что удивляет. Этот маленький толстячок недостаточно велик, чтобы затеять подобную возню.
— Думаешь, его кто-то толкает в спину, и толкает изо всех сил?
— Была такая мыслишка.
— Почему, Дог?
Я промолчал.
— Из этого бизнеса еще никто не уходил, — констатировал он.
— Я. Я ушел.
— Тебе только так кажется. Оттуда только один выход — на тот свет.
— Слышал. Вот решил стать исключением.
Чет попробовал кофе, протянул чашку Блэки и велел принести еще. Второму парню он приказал сходить с Сандерсом, и стоило обоим удалиться, как он проговорил:
— Я сделал немало телефонных звонков, Дог. И начал приходить кое к каким выводам.
— Каким, например?
— К примеру, почему три различных международных синдиката трясутся словно зайцы из-за того, что ты вышел из игры.
— Потому что я слишком много знаю.
— Все знают слишком много, — отрезал он. — Им начхать на знания.
— Кончай играть, Чет.
— А вот суметь доказать что-то — совсем другое дело.
— А-а-а, — хмыкнул я. — Имеешь в виду старый фокус с довольно весомыми фактами, которые тут же всплывут, откинь я копыта?
— Что-то вроде этого.
— Тогда зачем было посылать Брайди и Маркхама?
Блэки и его дружок вернулись с кофе, расставили чашки и уселись на свои места. Чет добавил сахару и сливок, перемешал и отпихнул чашку в сторону.
— Может, убийство вовсе не входило в их планы, Дог. Может, просто хотели захватить тебя и постараться выжать все, что ты знаешь. Поверь, если эта парочка пожелает развязать кому-то язык, то непременно добьется своего.
— На этот раз им попался совсем не тот «кто-то». Ошибочка вышла.
— А в следующий раз?
— Ближе к делу, Чет. Все это дерьмо начинает мне надоедать.
— Мы тоже замешаны в этом, Дог. И если ты говоришь, что можешь вывести нас из тени, то позволь и мне сказать тебе кое-что, малыш. Мы значим для тебя гораздо больше, чем ты для нас.
— Именно поэтому ты и приволок сюда своего громилу?
— У нас полно таких, Дог. И ты не можешь знать всех.
— Однако воняет от них одинаково.
— Я уже начал по-настоящему жалеть, что проголосовал за то, чтобы не трогать тебя, — почти шепотом проговорил Чет, но фраза была сказана от чистого сердца.
Я обнажил зубы в улыбке и ответил ему:
— Никогда не поздно передумать, дружище. Начало уже положено. Вот выведу вас троих на улицу и испарюсь до того, как стихнут звуки выстрелов.
Чет поджал губы, глаза его превратились в щелки. Весь его вид говорил о том, что он понимает — я не шучу.
— Тебе не удастся скрыться.
— Хочешь попробовать? — Я откинулся назад, и они увидели, что мой пистолет преспокойненько лежит на согнутой в локте руке, а его дуло направлено прямо на них.
Все трое и глазом не повели.
— Не стоит, — сказал Чет.
Я медленно кивнул, внимательно наблюдая за ними.
— Запомни, Чет... Я никогда не играю в защите. Выигрывает только тот, кто нападает первым. Еще хоть одна подобная выходка, и мне будет плевать, кто за всем этим стоит. Каждый из вас превратится в мишень, так что, если ты в этом замешан, стоит немного охладить пыл, и передай другим, чтобы тоже малость поостыли, а то как бы не остыть навовсе.
Я встал и надел шляпу. Ствол вернулся в кобуру, но рука была поблизости, и я мог выудить его гораздо быстрее их. Чет принялся за кофе, но продолжал исподлобья наблюдать за мной:
— Так правы они или нет, Дог? У тебя есть кое-что, что может завалить все дело?
— Тебе никогда не узнать этого, малыш, — бросил я и, увидев, что какая-то девушка проходила мимо, скользнул перед ней и вышел на улицу.
Оглянувшись, я увидел, что все трое так и остались сидеть на своих местах; Блэки и второй тип внимательно слушали то, что говорил им Чет. Блэки в ярости сжимал кулаки и потом вдруг изо всех сил стукнул по столу. Мне даже показалось, что я слышу, что он говорит.
Я посмотрел на часы. Было четверть пятого.
* * *
Шарон закончила наводить марафет, захлопнула пудреницу и отправила ее назад в косметичку.
— И как ты только смеешь поднимать девушек в такую немилосердную рань? Ты знаешь, что мы уже почти подъехали к Линтону, а время всего десять?
— Детям положено вставать рано, — поддел я ее.
Ее брови полезли вверх, и Шарон одарила меня тем странным взглядом, который уже не впервые появлялся в ее глазах и который мне никак не удавалось расшифровать.
— Детям? И где это ты видишь ребенка?
— Сколько тебе, сахарная моя?
— Достаточно, чтобы знать, что я не желаю играть роль девочки на выходные.
— Тебя никто не заставлял ехать со мной.
— Мистер Келли, да я ни за что на свете не упустила бы такую возможность! Даже за все золото мира. Знаешь, что болтают о тебе в нашем кружке кройки и шитья?
— Расскажи-ка. — Я повернулся и поглядел на нее.
— Есть в тебе что-то глубинное и темное. Дик Лаген надеется на самое худшее, а Мона Мерриман, кажется, считает, что ты являлся супругом некоей юной леди, дочери самодержавного диктатора в одной из этих новоиспеченных стран... и папочку застрелили почти сразу после вашей свадьбы.
— Ох уж мне эти сплетни!
— Это правда? — Шарон смотрела вперед через ветровое стекло, ее руки были сложены на коленях.
— Если и так, то ты вскоре прочтешь об этом в их газетенках.
— Не похоже, чтобы тебя это слишком сильно волновало.
— Я бросил волноваться лет сто назад, куколка.
Примерно с милю девушка сидела молча, потом вдруг развернулась ко мне, и я почувствовал на себе ее пристальный взгляд.
— Тогда что случилось с Ли?
Я пожал плечами и включил левый поворотник.
— Ничего.
— Дог... да он до смерти напуган. Смотрит на тебя так, будто ты... ты собираешься взорваться или что-то вроде того.
— Ты ведь знаешь Ли.
— Не так хорошо, как тебе кажется, но достаточно, чтобы сказать: раньше я его таким никогда не видела. — Шарон остановилась на мгновение, а потом продолжила: — Это ведь как-то связано с тем днем, не так ли? То есть с теми двумя парнями. Кое-что промелькнуло в газетах...
— Простое совпадение.
— И по телевизору тоже говорили. Сказали, что на них напали и... изувечили до неузнаваемости. Полиция отрабатывает версии.
— Знаю. Они приходили ко мне.
— И?
— Я ничем не смог им помочь. И они убрались несолоно хлебавши.
— Дог... они и со мной связывались. Я... сказала им, что мы там были...
Я протянул руку и потрепал ее по коленке.
— Ты правильно сделала, медовая моя. Чего нам скрывать? Нью-Йорк — огромный город. Случиться может что угодно. Ну, оказались на месте происшествия, с кем не бывает.
— Дог...
— Послушай, ты же сама знаешь, сколько меня не было... минуты полторы, не больше. Неужели ты думаешь, что за это время мне удалось напасть на двоих здоровых парней и изувечить их, а самому выбраться из переделки без единой царапины?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48


 Гамсун Кнут - Виктория