от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его выпустили под залог, предоставили хорошую защиту, и обвинение было снято. И все благодаря усилиям анонимного благодетеля. Год спустя это снова повторилось, только уже с другим гражданином, и мы сложили вместе кусочки головоломки, но этим все и кончилось.
— Без имен?
— Выводы сам делай, — отрезал Сачс и на несколько минут впал в раздумья, а потом резко повернулся ко мне. — За пять лет у нас было зафиксировано четыре случая жестокого избиения. Обстоятельства всегда одни и те же: изувеченная до полусмерти юная проститутка, не желающая писать заявление. Всегда одна и та же история про падение из окна и тому подобная дребедень. И каждый раз полностью оплаченное лечение, причем наличкой, и юная дева покидала наш город с некисло пополненным банковским счетом. Последний случай произошел два года тому назад.
— Всего четыре?
— Именно столько попало в рапорт. Избитая проститутка — дело обычное. Но вот целых четыре, причем одной возрастной группы, — это уже совсем другое. — Он изучающе поглядел на меня и спросил: — Что-то не так?
— Так, вспомнил кое-что.
— Что именно?
— Ничего интересного, мистер Сачс. Просто подумал, что вы только что разнесли в пух и прах мои хитроумные измышления.
— Я рад.
* * *
Лейланд Хантер поведал мне измученным голосом, что им, старикам, необходим более продолжительный сон, чем молодым, но тут же бросил ворчать, как только я поинтересовался у него, нет ли каких новостей по поводу убийства на улице, произошедшего несколько дней тому назад.
— Да это во всех газетах было, Дог...
— Я их не читал.
— Могу я спросить, почему...
— Труп опознан? — настаивал я на своем.
— Да. Похоже, убитый имел связи с европейским преступным миром. Кстати, оказалось, что он приехал сюда нелегально. Это гражданин Франции с довольно богатым послужным списком.
— И это все?
— Его... убийца не найден, — произнес он, запинаясь на словах. — Послушай, Дог, если у тебя неприятности...
— Ничего подобного.
— Надеюсь, что так оно и есть. — Похоже, мой ответ совсем не убедил старика.
— Послушай, — сказал я, — как насчет того, чтобы выступить за меня на собрании акционеров?
— Я этого ожидал, только толку все равно будет мало. Ничего не изменилось, если не считать того, что Макмиллан перетянул на свою сторону еще кое-кого. Кросс вполне может набрать перевес голосов. Конечно, если ты захочешь, то непременно попадешь в совет директоров, но заправлять всем будет он. Первым делом вышвырнут вон твоих кузенов, и ты останешься с кучей никому не нужных и ничего не стоящих бумажек на руках, впрочем, как и все остальные.
— Предположим, что я сумею надавить на него.
— Дог, никто не может надавить на Кросса Макмиллана. У него нет друзей, зато врагов — завались. Ты в проигрывающей команде, друг мой.
— Ты в курсе, что планируется провести на фабрике?
— Мертвому припарки, Дог. Фильм, который собираются там снимать, — временное явление. Так, интересно ведь, что ни говори, плюс к тому активность на «Баррин» немного повысится, но после этого — все, конец. Иногда мне даже жаль, что ты потратил столько сил на возвращение домой.
— Но я еще не дома, Советник.
— О чем это ты?
— Скажем так, я на третьей позиции.
Он хрюкнул, и я воочию представил себе, как мой адвокат качает головой.
— Тогда я бы сказал иначе: осталась девятая, последняя позиция, а отбивающий — дерьмо, уже два раза промахнулся.
— Тогда остается только одно, друг мой.
— И что же?
— Сделать рывок, добежать до последней позиции и выиграть.
— Это невозможно.
— Зато хоть какой-то шанс, — сказал я.
Глава 19
С.С. Кейбл вместе со всей честной компанией прибыл в Линтон с таким шумом и апломбом, какой только были способны устроить Ли Шей со товарищи. Весь этот табор разместился в двух мотелях, а головной офис — в отеле в самом центре города. Команда принялась подбирать декорации для съемок фильма. Город ожил, каждый житель, казалось, проснулся от спячки, зашевелился и наконец-то почувствовал себя счастливым человеком.
Макмиллан выжал из этого ажиотажа все, что мог: первые полосы газет запестрели фотографиями, где он пребывал в компании Уолта Джентри и С.С. Кейбла, репортеры припомнили его давние деловые связи с Уолтом, и у обычного читателя складывалось однозначное впечатление, что именно он, Кросс, подал своему другу эту гениальную идею. Данный факт, вне всякого сомнения, произвел огромное впечатление на простых держателей ценных бумаг «Баррин индастриз» как раз в самый нужный момент, а именно перед судьбоносным собранием акционеров, и если кто-нибудь до сих пор не мог решить, кому же отдать свой голос, то, могу побиться об заклад, теперь эти люди сломя голову бросятся в объятия Макмиллана. Да, Кросс оказался старым прожженным лисом. Смешно, но мне этот парень начинал нравиться. Хорошие, да к тому же настолько умные враги — большая редкость. Если уж он чего решил, то будет из кожи лезть вон, лишь бы добиться желаемого.
Солнце начало клониться к закату, и я поднялся на балкон, располагавшийся под самой крышей дома, распластался на потрескавшихся от непогоды досках, вооружился биноклем и принялся сканировать берег. Над мокрым песком, в поисках добычи, хищно кружили птицы, высокие травы клонились под порывами ветра, дующего с моря. В четверти мили отсюда среди дюн рыскал огромный бездомный пес. Больше на побережье не наблюдалось ни одной живой души. На волнах залива покачивались две рыбацкие лодки, явно направляющиеся к дому. Одинокий любитель даров моря в одной из лодок растянулся на палубе, наслаждаясь последними лучами заходящего солнца. Счастливчик, подумалось мне. Никаких забот, разве только найти кого-нибудь, кто почистит твою рыбу.
Я убрал бинокль в футляр, спустился вниз и сел в машину. Пришло время отправляться в город.
* * *
До этого дня дотянуло только двое из всего старшего поколения. Они держались по-царски, в корсетах и тиарах, жесты и позы — прямо из прошлого века, козыряли своими престарелыми супругами и в окружении раболепствующих родственничков ухитрились занять доминирующее положение в танцзале отеля.
— Эти двое тоже из ваших? — полюбопытствовала Роза.
Я растянул губы в улыбке и отрицательно покачал головой:
— Они из другой ветви семейства Баррин. Из тех, кто в свое время удачно пристроил свои денежки, и теперь держатся за них обеими руками.
— Высшее общество?
— Выше не бывает, детка. Настоящие аристократы.
— Твои кузены — тупоголовые идиоты. Только посмотри, как они облизывают им руки.
— Они не только руки готовы целовать, лишь бы остаться в клане на хорошем счету. Эти дряхлые куколки имеют кое-какой вес.
— За кем мне надо приударить?
— За тем, со змеиной мордой.
— Если то, в чем ты его подозреваешь, правда...
— Не волнуйся, так далеко дело не зайдет. Я просто надеюсь, что ты прекрасная актриса, и не только на словах.
— Когда речь идет о парнях, я — лучшая. — Она поглядела на меня поверх своего бокала шампанского и хитро приподняла бровь. — И если я удачно сыграю в этой пьесе, то получу роль в фильме?
— Угу. Гарантирую.
— Уверен, что Ли в курсе?
— В общих чертах. Его и так всего трясет, не хватало только душераздирающих подробностей.
— А если дело все же дойдет до секса?
— Ты же профессионал в подобного рода вещах, не так ли? Это твоя работа, — засмеялся я.
— Тогда и оплата должна быть соответствующей.
— По рукам, еще одна страничка из сценария.
Роза разразилась звонким смехом и окунула язык в шампанское.
— Ох уж мне эти твои шуточки, Дог! Придется позаботиться о финальной сцене. — Она бросила внимательный изучающий взгляд на Альфреда, который увивался вокруг самой старшей тетушки семейства. — Знаешь, если ты все же прав, до постели дело вряд ли дойдет. Мне и раньше приходилось сталкиваться с подобными типами. Такие вымещают свою несостоятельность на слабых женщинах. Несколько шрамов у меня на теле — лучшее тому доказательство.
— Тогда не мне тебя учить, как действовать и когда рвать когти.
— Комната готова?
Я протянул ей ключи, и она опустила их в крохотную сумочку, с которой не расставалась весь вечер.
— Как договаривались. Все готово. Тебе остается только включить свет. Камеры расположены в четырех позициях, а если запахнет жареным, ты в любой момент сможешь удрать в соседний номер через ванную. Там и одежду приготовили, вдруг придется драпать голышом.
— За деньги все можно купить, так ведь?
— Нет, далеко не все, — сказал я.
— Как я выгляжу?
— Будто по дороге растеряла лет десять. Открой секрет, крошка!
— Немного косметики, чистая совесть и веселое настроение.
— Смело можешь подавать заявление в патентное бюро, детка.
— Девушке в моем положении больше не на что надеяться. Мне не хочется оставаться проституткой до конца своих дней.
— Тогда выходи за Ли.
— Я думаю об этом. За последние три дня он два раза просил моей руки.
— Почему бы тебе не поймать его на слове?
— Да потому что я вовсе не уверена, что он не пожалеет о сделанном из-за моего прошлого. Большинство мужчин предпочитают начинать свою семейную жизнь с кем-нибудь посвежее.
— Только не Ли, детка. Ему подавай девицу поопытней. Он знает, что говорит.
— Уверен?
— На все сто.
Роза задумчиво закусила губку, помолчала минутку, потом улыбнулась и кивнула:
— Ладно, убедил.
— Тогда приступим к работе.
— Так точно, сэр!
Лейланд Хантер тихонько стоял в сторонке, ожидая ее ухода, и, как только Роза скрылась из вида, тут же направился ко мне.
— Ты сильно рискуешь, тебе так не кажется?
— Совсем нет, — успокоил я его. — Один из моих парней все время будет настороже и, если что, тут же вмешается.
Я расположился в уголке, подальше от любопытных взглядов, и сканировал толпу. Вот в зал ввалилась очередная компания и бросилась пожимать руки окружающим. В самом центре группы выступал Кросс Макмиллан под руку с Шарон и Уолт Джентри в сопровождении Шейлы. Великий продюсер С.С. Кейбл улыбался красотке с волосами в тон серебристой лисицы, окутывающей ее плечи. Его новая пассия прибыла прямо из Англии, проездом через Голливуд.
— Позаботься обо всем, великий Хантер, — сказал я.
— Да, полагаю, мне надо пойти отдать дань уважения соплеменникам. По старой дружбе, конечно.
— Естественно. И не забудь заручиться их голосами.
— Боюсь, рассчитывать на это особенно не приходится. Они скооперируются просто из чувства семейности, но доля их так, тьфу. Как я могу с тобой связаться, если что?
— Лучше я сам позвоню тебе, Советник. Не хотелось, чтобы мы светились вместе больше, чем это необходимо.
Он смерил меня официальным судейским взглядом, кивнул и начал прокладывать свой путь среди небольших звездочек, никому не известных знаменитостей и акул этого захолустного городка.
Один из официантов заметил, что я скромно сижу в уголке, обошел пианино и предложил мне поднос, уставленный бокалами с искрящимся шампанским.
— Не хотите выпить, сэр?
— Спасибо, нет.
— Хорошо, сэр. — Он уже начал было разворачиваться, когда табличка с его именем бросилась мне в глаза, и я чуть не упал со стула.
— Феррис, — тихо позвал я.
Но он не ответил.
— Феррис!
— Простите, сэр?
Я ткнул пальцем в бэджик.
Он проследил за моей руой, удивленно улыбнулся и замотал головой:
— О! Извините, сэр. Я не Феррис. Я Дейли, Джон Дейли. Скорее всего, мы перепутали костюмы, которые нам тут выдали. Видите ли, нас наняли всего на одну ночь. Наверное, Феррис где-то здесь, с моей табличкой на груди.
— А кто вас нанимал?
— Два дня назад в газете напечатали объявления, вот мы и откликнулись.
— Все местные?
— Ну, я действительно почти всех знаю. Но есть и чужие. Если я случайно наткнусь на парня с моим именем, послать его к вам?
— Спасибо, не надо. Я сам его поищу.
— Конечно, сэр.
Есть контакт. Но с какой стороны? Феррис-655 выследил меня и нашел способ напомнить о себе. И все же это наверняка запасный ход, потому что не мог он быть уверенным на все сто, что я появлюсь на этом мероприятии. Но придумано хитро, ничего не скажешь, и весьма осмотрительно. Я знал, что никакого парня с табличкой «Дейли» нет и быть не может, и такая смелая замена бэджика на «Феррис» означала одно из двух: либо за мной хвост, либо тот, кто это сделал, хочет заставить меня задуматься и подстегнуть мою память. Но если этот ход был запасный, значит, должны быть и другие. Только вот какие именно?
Феррис-655. Зернышко на задворках моего разума давным-давно превратилось в крепкий стебель с торчащими во все стороны ветками и листьями, и на одной из них пышным цветом пламенел раскрывшийся бутон, готовый вот-вот осыпаться и превратиться в плод. Феррис. Феррис. Это что-то из далекого прошлого. Что-то смутное, неясное, но я должен был вспомнить, что именно, постараться разогнать туман и разглядеть.
Я вышел из зала через черный ход и по темному коридору добрался до парковки, подождал, пока глаза привыкнут к сумраку, и проскользнул мимо машин к дороге. Движение было вполне обычным, а двое случайных прохожих не обратили на меня абсолютно никакого внимания. Стараясь держаться в тени, я прошел два квартала к тому месту, где бросил свой автомобиль, проверил тот, что стоял впереди моего, забрался за руль и стал смотреть на звезды. «Феррис», — подумал я.
Черт подери, и чего я так прицепился к имени? Талдычу его, как попугай, а про цифры-то совсем забыл! Вот и получается, что стараюсь разгадать головоломку, а у самого в руках только полкартинки.
Лет двадцать тому назад имелся один почтовый ящик под номером 655, и на этот адрес должна была прийти открыточка с пейзажем, что означало: «Контрабандный товар готов к отправке», и мне следовало уточнить место и время через старого Мела Тарбока. Но Мел уже лет пятнадцать как протянул ноги, а почтовый ящик давным-давно аннулирован.
Опять остается только Феррис, а я не имел ни малейшего понятия, кто или что это за Феррис.
Я повернул ключ зажигания, мотор ожил, довольно заурчал. Подождав с минуту, я вырулил на дорогу и слился с движением, пристроившись за грузовиком. На следующем же перекрестке я повернул налево и заметил, как позади меня сверкнул фарами автомобиль, который замедлил ход и на следующем повороте не пожелал обгонять меня. Я вырвался немного вперед, развернулся и припарковался на подъездной дорожке частного дома, ожидая своих попутчиков в компании с любимым стволом 45-го калибра. Свет, льющийся из окон, оказался настолько ярким, что освещал дорогу не хуже фонарей и без труда высветил лица парней в следующем за мной по пятам седане. Всего-навсего парочка хохочущих подростков, у одного из них в руках банка пива. Они медленно проехали мимо и направились вниз по улице. Один даже высунулся из окна и посвистел попавшейся на пути девчушке.
Я убрал пушку и вернулся в машину. Опять мне мерещились привидения, и я даже хотел было разозлиться на себя самого, но тут же припомнил, что подобные перестраховки не раз спасали мою дурную голову. На этот раз я убедился, что за мной точно никого нет, и поехал по старой дороге Стиллмана, ведущей прямо за город, от всей души надеясь на то, что хорошо запомнил инструкции Тода.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48


 Мальханова Инна Анатольевна - Школа для трудных родителей: Каждый может стать педагогом