от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Черити - 7

Вольфганг Хольбайн
Черная крепость
ПРОЛОГ
Существо походило на выпрямившегося муравья двухметрового роста. Но это был не муравей. Его скелет состоял из светящегося хитина, плоский треугольный череп с маленьким ртом насекомого и шесть конечностей с длинными щупальцами. Конечности были тоньше, чем у человека, две верхние пары лап заканчивались сильными, очень ловкими кистями с четырьмя пальцами, которые могли без труда провести сложнейшую хирургическую операцию и разорвать бронированную плиту. В мерцающих рубиновых фасеточных глазах величиной с детский кулак светился пытливый ум.
Существо имело имя, которое, однако, было бессмысленно и непередаваемо на человеческом языке. Оно получило его, чтобы при контактах с жителями захваченной планеты отличаться от своих братьев, так как слабые уязвимые существа, населяющие этот мир, придавали большое значение таким ненужным вещам, как имя, индивидуальность и привычки. Существо лишится своего имени и забудет его в тот миг, как только покинет эту планету. Оно знало, что это произойдет очень скоро. Признаки были явно видны. Но всех поражала поспешность, с которой это происходило. Подобные перемещения никогда не осуществлялись так быстро. На мгновение существо задумалось о том, удастся ли им эвакуировать с этой планеты все оккупационные войска, но эти размышления были бесполезными. Большой трансмиттер на Северном полюсе включили более чем за один планетный день до начала отправления, и непрерывный поток рабочих, военных и сырья покидал эту планету, чтобы взяться за новые задания на других планетах. Работы не прекращались до последнего момента. Они обеспечивали безопасность оккупационных войск.
Инспектор почувствовал легкое сожаление при мысли о предстоящем уничтожении планеты. Но это сожаление относилось не к бессмысленной гибели миллиардов существ, населявших ее, а к огромным затратам сырья и воинов.
На пульте перед инспектором просигналила желтая лампочка. Правая средняя лапа насекомообразного нажала кнопку, и на мониторе в непонятном для человека порядке замигали зеленые светящиеся буквы на криптском шрифте моронов. Инспектор следил по компьютеру за последними приготовлениями к уничтожению планеты с особым вниманием, с которым он выполнял любое задание.
Может быть, он испытывал удивление или ужас. То, что происходило на этой планете, оказалось новым и для него, и для его народа. Он слышал о передислокациях, которые совершались в течение нескольких недель или даже дней. Скорость распространения эпидемии все более увеличивалась.
Он нажал другую кнопку, и данные его компьютера отправились в центральный компьютер Черной крепости на Северном полюсе.
Инспектор отметил, как проходит время. Созданный из плоти и крови и мыслящий, он имел совершенно непонятное и чуждое для человека сознание. Но он был более, чем просто машина: живая микросхема в гигантской системе компьютеров, захвативших половину Галактики.
Спустя некоторое время на пульте снова замигал желтый свет. Существо дотронулось до кнопки, и перед ним опять вспыхнул монитор. На этот раз он показал не комбинации букв и цифр, а переплетенный символ Черной крепости.
Инспектор опустил глаза. Не из страха или уважения – эти понятия были ему незнакомы, – а повинуясь инстинкту, привитому с древних времен его народу. Никто не должен видеть мужчин Черной крепости. Их взгляд был смертельным.
– Господин? – сказал он.
Ответ прозвучал из громкоговорителя холодно, с металлом, как голос машины – голос мужчины был таким же опасным, как и его взгляд.
Не было ни приветствия, ни формальной вежливости. Такого рода вещи – бесполезная трата времени, и таких слов не имелось в языке моронов.
– Проверь еще раз результаты последних расчетов.
Инспектор ощутил тихое чувство изумления. С тех пор, как он здесь работал, такого еще не случалось. Это было ни к чему. Компьютеры не ошибались. Они собирали данные, обобщали их, и результаты всегда были точными. Все же он повиновался без колебаний.
Его хитиновые щупальца с ловкостью пианиста промелькнули одновременно над четырьмя компьютерными кнопками. На этот раз прошло всего несколько мгновений, и на одном из мониторов появился результат. За это время были запрошены сотни данных, проанализированы и связаны между собой, просчитаны миллиарды вероятностей, распознаны возможные ошибки и устранены особыми методами, которые известны давно и многократно себя оправдали. Результаты по 17 пунктам оставались такими же, как и при первой передаче. Инспектор не был ни удивлен, ни удовлетворен. Он ничего иного и не ожидал.
Но неужели он ошибся? В какой-то момент ему послышалось беспокойство в голосе компьютера из Черной крепости.
– План эвакуации только что изменился. Срок сократился. Отправление рабочих второго и третьего класса, а также юных королев будет прекращено. Абсолютное преимущество имеет эвакуация воинов с легким и средним вооружением. Ты возложишь командование округом на своего представителя и со своими воинами предпримешь наступление на логово на Северном континенте.
Обе левые руки инспектора поднялись с готовностью над пультом переключения, чтобы выполнить приказ господина и изменить программу эвакуации, но внезапно он остановился и совершил то, чего за секунду до этого сам не представлял: он не повиновался приказу.
– Наступление на логово? – недоверчиво переспросил он. – Но это невозможно! Опасность…
– Опасность нам известна, – прервал его голос в компьютере. – Гибель твоего подразделения просчитана. Очень важно взять в плен королеву этого логова. Она нам нужна невредимой.
Инспектор больше не возражал, но внезапно его охватило чувство замешательства при мысли о том, что с ним говорит не представитель его народа, а кто-то другой. Это чувство было страхом.
ГЛАВА 1
Последние два часа превратились в ад. Она давно перестала считать, как часто они атаковали, открывали огонь или убегали. Это был ад, и это длилось целую вечность, час за часом, день за днем, год за годом. Все они пока живы. Черити два-три раза была ранена. Последний выстрел повредил ее защитный костюм: она ощутила удар, который взорвался, как раскаленное пламя, в правом плече и бросил ее на землю. Им еще повезло. Если бы мороны, находящиеся на станции, попали в складские ворота в пяти метрах от них, они были бы все убиты.
Еще одна атака. Она не должна думать об этом. Она почувствовала, как гнетущая истерия, с которой она боролась уже два часа, вспыхнула вновь. Ее руки начали дрожать, и на мгновение ей пришла в голову сумасшедшая мысль о том, что они действительно находятся в аду.
Силой воли она взяла себя в руки и вернулась к действительности. Подняв голову, Черити встретила взгляд, в котором был такой же страх и безумие, с которыми боролась она. Это открытие поразило ее, хотя, в сущности, Скаддер тоже просто человек. Даже профессиональный герой не сможет противостоять собственной плоти и в подобной ситуации вести себя так, как будто ничего не произошло.
– Да? – сказала она с опозданием.
– Я думаю, мы оторвались от них, – ответил Скаддер. – По крайней мере, на несколько минут.
Она почувствовала облегчение. Они понимали, что это только передышка. И, возможно, короткая. Она вспомнила, что эта станция, созданная моронами, имела 150 метров в диаметре и вмещала примерно полмиллиона воинов-муравьев.
Некоторое время Скаддер тщетно ждал ответа, затем опустился на пол рядом с ней, прислонив голову к металлической стене, и с тяжелым вздохом закрыл глаза. Он выглядел таким уставшим, потрясенным и напуганным, каким прежде она его никогда не видела. Она знала, что до сих пор Скаддер не ведал страха. Но сейчас – испытал. Он и все остальные. Такого страха они раньше не испытывали.
Черити отвела взгляд от бледного, покрытого испариной лица Скаддера и посмотрела на других. Стоун сидел на корточках в углу маленькой камеры с поджатыми к груди коленями и неподвижно смотрел широко открытыми глазами в пустоту. Жалкое создание, при виде которого Черити почувствовала презрение. Она спросила себя, почему она когда-то боялась этого человека, и остановила себя: так думать нельзя. Наверное, она сама выглядела сейчас не лучше Стоуна, Скаддера или Гурка. Черт возьми, они все пережили собственную смерть. Что она хочет?
Услышав шум, Черити испуганно оглянулась и расслабилась снова, увидев, что это Гурк, который упал на пол, закрыв лицо руками. Его глаза были такими же неподвижными и отсутствующими, как глаза Стоуна и ее собственные. Но Черити не покидало чувство, что страх Гурка по другой причине, нежели ее и других людей. Гурк не произнес ни слова за эти два часа, а кто хотя бы мимолетно знаком с карликом, тот знает, что это значит.
Скаддер однажды шутливо утверждал, что самый верный способ изгнать моронов с земли – это выпустить на них Абн Эль Гурк Бен Амар Ибн Лот Фуддель Четвертого с двумя-тремя тысячами его собратьев, и карлики заговорят их до смерти менее чем за одни сутки.
Но это было давно. Многое из того, что они думали о Гурке, оказалось неверным. Этот человек с огромной головой и лицом брюзгливого старого человека, похожий на клоуна, которого он охотно представлял, много рассказывал Черити о себе и о своем народе. Но далеко не все.
– Гурк, ты не хочешь кое-что нам объяснить? – спросила Черити.
В первое мгновение Гурк, казалось, не отреагировал на ее слова. Он продолжал неподвижно смотреть бессмысленным взглядом мимо нее, затем поднял глаза, расправил плечи и тщетно попытался натянуть на лицо одну из своих масок.
– Я не знаю, что.
– Что произошло с этим трансмиттером? – спросила Черити. – И вообще, что сделал Лестер?
– Я спрошу его об этом, если встречу, – проворчал Гурк. И добавил с раздражением: – Откуда, черт возьми, я должен знать об этом?
– Ты был не особенно удивлен, – сказала она.
Вместо ответа Гурк скорчил гримасу. У него в глазах опять появился глубоко затаенный страх, и Черити снова ощутила, что его страх имеет какие-то другие причины.
– Пожалуйста, Гурк, – устало промолвила Черити, – послушай, мне не хочется играть с тобой в прятки. Ты знаешь о трансмиттере больше, чем сказал.
Она думала, что Гурк станет это отрицать. Но тот лишь удивленно посмотрел на нее и внезапно горько рассмеялся.
– Тут ты права, – сказал он. – Но, хочешь верь, хочешь нет – то, что там произошло, как и вам, мне тоже непонятно. У меня есть предположение, не больше.
– Какое?
– Хорошо или плохо оно, как и то, что ты высосала из пальца, – ответил Гурк. – Но вот: ты знаешь, как функционируют эти машины?
– Разумеется, – ответила Черити и отрицательно покачала головой. Гурк устало улыбнулся.
– Я тоже этого не знаю, – сказал он. – Мне кажется, я знаю принцип работы, но мне неизвестна ее конструкция.
– Я не требую от тебя схемы, – напомнила с насмешкой Черити.
– В сущности, такие вещи функционируют по принципу радио или телепередатчика, объяснил Гурк. – Только немного сложнее.
Черити посмотрела на него с недоверием.
– Радиопередатчик передает звуки, – сказала она.
– Не звуки, а информацию, – ответил Гурк. – Трансмиттер делает то же самое. Его передающее устройство преобразует то, что вводится, в небольшие импульсы информации, а в приемнике происходит обратное превращение. Таков принцип работы трансмиттера. Он прощупывает каждый отдельный атом тела, извлекает информацию и посылает ее адресату. Там все создается заново – по образцу, который принимается.
Черити была не уверена, все ли она поняла из сказанного Гурком.
– Ты думаешь, он… передает не собственно материю?
Гурк отрицательно покачал головой.
– Это невозможно, – сказал он. – На самом деле предметы не материализуются, а уничтожаются, и затем создаются заново.
Он ухмыльнулся, заметив озадаченное выражение лица Черити.
– Да, да – это происходит именно так: ты как бы умираешь, попадая в трансмиттер. Многие думают, что в трансмиттере предметы разделяются на составные части и собираются снова каким-то образом. Но это вздор. Он уничтожает и создает заново. Только не спрашивай меня, как это происходит. Как раз этого я не знаю.
Черити посмотрела на него в замешательстве, и поняла ошибку в его теории.
– Этого не может быть, – сказала она.
– Да? – насмешливо произнес Гурк. – Почему же нет?
– Возможно, это происходит с камнем, книгой или даже с растением. Но я и ты, Гурк, мы состоим не только из материи. – Она коснулась пальцем виска: – Здесь тоже есть кое-что.
– Твои мысли также материальны, – ответил Гурк. – Химия. Довольно сложно передать мысли, но это может сделать химия.
– А остальное? – спросила Черити. – Сознание?.. Душа?
Несколько секунд Гурк молчал.
– Видишь ли, – сказал он затем, – с этим ты попала в самую точку. Я ломаю голову над этим с тех пор, как узнал принцип работы трансмиттеров. Возможно, душа передается как-нибудь иначе.
– Безусловно, – ответила Черити с иронией. Гурк был серьезен.
– Это происходит каким-то образом, – сказал он. – Иначе нас не было бы здесь.
Черити подумала об ужасном появлении своего двойника, которого только что видела собственными глазами. Как раз это они с Гурком и пытались разгадать. И они на правильном пути. То, что Гурк говорил о действии трансмиттера, являлось единственным объяснением. Лестер сделал так, что трансмиттер не стирал полученную информацию, а многократно обрабатывал ее с тем, чтобы создать идентичные копии тел, которые появлялись у адресата.
Но это всего лишь копии. Черити видела в трансмиттере себя, еле держащуюся на ногах безжизненную оболочку, у которой отсутствовала какая-нибудь искра жизни, и видела, как долго жила созданная копия. Очевидно, различие между живой и неживой материей состояло не в простом копировании. Эта мысль тревожила ее.
Сзади послышались шаги и, обернувшись, она увидела Френча в резиновом костюме муравья. Он вошел, шлепая ластами и согнувшись. Его вид был ужасен и смешон: черный костюм, подозрительно похожий на устаревший водолазный комплект; на бедрах раскачивались шланги из такого же материала, которые поднимались к рукавам; на голове вместо водолазного шлема находилось нечто, напоминавшее удачно выполненный череп муравья-морона. Наверное, он пытался в этом костюме стать похожим на солдата-морона. Но это была неудачная имитация.
Однако муравьи все же были введены в заблуждение. Все это время присутствие Френча не раз спасало их. Мороны принимали его за своего и это давало небольшое преимущество в нужный момент открыть огонь или спастись бегством.
Френч остановился около Гурка и Черити, присел на корточки и снял причудливый шлем. Лицо его казалось не менее странным. Черити подумала о том, что с таким лицом даже без грима пятьдесят лет тому назад Френч мог бы с первой пробы получить главную роль в фильме ужасов. Оно напоминало лицо человека, утонувшего восемь дней назад, и как будто состояло из расплавленного воска. И это еще не самое худшее. Ужаснее всего было то, что Черити сомневалась, является ли Френч человеком. При мысли об этом ее бросало в холодный пот. Френч внешне выглядел как все они, но Черити не знала, действительно ли он думает и действует как человек.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
 Риплей Александра - Чарлстон