от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но она предупредила, чтобы пока он не делал этого. Черити озабоченно смотрела на его лицо. Оно выражало смертельный ужас. Черити молила Бога, чтобы преданность Френча к ней и другим оказалась сильнее страха, и опять включила переговорное устройство.
Френч дышал быстро и прерывисто. Он дрожал.
– Мы… полетим к Земле, – бормотал он. – Мы все…
– Этого не будет, – резко прервала его Черити. – Возможно, однажды мы отправимся туда, но не таким образом. Путь долгий и не особенно приятный. Пожалуйста, возьмите себя в руки. С вами ничего не случится.
Чудо снова повторилось. Френч опять успокоился. «Но если произойдет еще что-нибудь, – думала с тревогой Черити, – он все провалит, и кто знает, что тогда делать? Ей следует внимательно следить за ним».
– Пожалуйста, Френч, – продолжала она убедительно. – У нас нет времени. Кислорода хватит только на два часа. Нас, наверное, будут преследовать. Покажите нам путь к убежищу.
– Я… не знаю, – пробормотал Френч.
Его взгляд метался, ощупывая город на орбите. Они выбрали неудачное место выхода в пространство: станция имела форму большого колеса, в центре которого находились генератор и коммунально-бытовые подразделения, в то время как в самом кольце располагались жилые и служебные помещения оккупационных войск.
Черити и ее спутники оказались на внешней стороне колеса, и этот искусственный мир изгибался через несколько дюжин шагов.
Черити повернулась к Френчу.
– Идите за мной, оттуда лучший обзор.
Тот послушно следовал за ней, пока Черити неуклюжими шагами человека, у которого как будто прибили гвоздями к полу туфли, поднималась по изгибу стены станции. Теперь они оказались там, где у них за спиной были Земля и Луна, и над ними – только пустота и звезды Млечного пути. Черити поразила неподвижность звезд. Раньше город на орбите вращался вокруг своей оси, чтобы таким образом создать для обитателей силу притяжения на борту станции. Мороны нашли какое-то другое решение этой проблемы. «Искусственная гравитация, – растерянно подумала Черити. – Это немыслимо!» Ученые прошлого двадцатого века даже не знали, что такое гравитация. Техника моронов казалась примитивной, но в некоторых областях им удалось продвинуться далеко вперед. Вероятно, невидимые повелители стремились создать наемную армию и оснастить ее всем необходимым. Приходилось с огорчением признать, что одолеть эту армию практически невозможно. Какой смысл в их сопротивлении вообще? Можно ли изгнать моронов и защититься от агрессора, создавшего трансмиттеры и бомбы, использующие солнечную энергию? Между тем Черити и Френч спустились вниз по изгибу колеса так, что им открылась его верхняя часть, и в ту же секунду капитан Лейрд забыла обо всем и растерянно уставилась на невероятную картину, возникшую перед ними.
Очевидно, они появились на станции в месте, где мороны что-то строили.
Город на орбите и раньше был большим. Теперь он стал просто огромным. Везде, куда хватало взгляда, из стен росли прямоугольные, круглые, цилиндрические и конусообразные купола. На другой стороне огромного колеса висели три огромных металлических параллелепипеда, из которых один был больше, чем сам город на орбите. Сумасшедшее переплетение стальных балок и опор, гибких серебристых шлангов соединяло воедино отдельные части этого невероятного творения. А вдалеке, на другой стороне основания, скрывающейся за искусственным горизонтом, Черити увидела серебристое сверкание и мерцание, как от зеркала, отражающего солнечные лучи.
Однако то, что казалось зеркалом, в действительности было тридцатиметровым серебристым летающим диском, который вместе с сотнями или даже тысячами таких же транспортных средств находился в городе на орбите.
Перед ними была главная база воздушного флота моронов.
Кроме этого удивительного открытия, взгляд Черити задержался на многочисленных планерах. Удивительнее и ужаснее всего было изменение, произведенное муравьями в центре города на орбите. Огромная основа переходила из колеса в колесо. Конструкция походила на огромную штангу: она состояла из двух двадцати пяти или тридцатиметровых шаров, которые крепились на концах трубы длиной около ста метров. И все это сооружение двигалось с такой скоростью, что его контуры расплывались.
Черити обернулась в замешательстве и посмотрела на своих спутников. Стоун выглядел таким же обеспокоенным и встревоженным, как и она. Было заметно, что он не знает, где они оказались. Его взгляд выражал интерес ученого и удивление огромными размерами космической станции. Френч выглядел еще более напуганным, чем раньше. Взгляд Черити упал на Гурка, и она прочла в нем ужас. Глаза карлика застыли неподвижно, а рот открылся в безмолвном крике. Он так побледнел, что его кожа теперь казалась такой же белой и прозрачной, как у Френча.
Черити направилась к нему.
– Что с тобой? – спросила она.
Гурк по-прежнему неподвижно смотрел на огромную гантель. Но он услышал вопрос Черити, так как коротко кивнул головой.
– Ничего, – произнес он. – Ничего…
– Кончай ломать комедию, Гурк. Ты знаешь, что это, и ты мне сейчас же скажешь.
Черити заметила, с каким трудом Гурк оторвался от причудливой конструкции и взглянул на нее.
– Собственно, почему нет? – пробормотал он охрипшим голосом. – В конце концов, мы пришли сюда, чтобы найти эту штуку.
Черити удивленно подняла глаза и измерила пристальным взглядом вращающуюся штангу с новым чувством страха.
– Бомба? – переспросила она. – Ты думаешь, это солнечная бомба?
– И да, и нет, – ответил Гурк.
Черити нахмурилась, однако взяла себя в руки.
– Ага, – хмыкнула она нейтрально.
– Это… намного хуже, – пробормотал Гурк. – Эта штука может расщепить на атомы планету, или…
– Ну и что? – спокойно прервала его девушка. – В конце концов, мы пришли сюда, чтобы обезвредить ее. Если нам это не удастся, тогда не имеет значения, взорвется ли эта станция, другие планеты или половина звезд Млечного пути. В любом случае не будет ни нас, ни Земли.
– Ты… не понимаешь, – пробормотал Гурк. Его голос стал пронзительным, грозя сорваться: – Это бомба черных дыр. И она вот-вот взорвется.
– Что? – ужаснулась Черити.
– Через пару часов она сработает, – добавил он. – И никакая сила во Вселенной уже не сможет этому помешать.
ГЛАВА 5
Гартман встретил Нэт в коридоре, после того как покинул бывшую обитель Крэмера и спускался вниз. Очевидно, рев сирены разбудил Нэт, потому что на ней был только пеньюар. Ее лицо и движения выдавали усталость и удрученность. Но манера разговаривать оставалась такой же точной и краткой, как обычно.
– Что случилось?
Гартман молча посмотрел на нее. Впервые он подумал о том, что Нэт ему очень нравится. Дело, наверное, в том, что она еще не совсем проснулась. Под внешней оболочкой знакомой ему девушки, которая никого не подпускала к себе, пряталась другая Нэт. Кроме всего, она была очень красива. Темный пеньюар скорее оттенял, чем скрывал ее фигуру, словно наказывая ее за желание спрятать свою женственность. Однако Гартман давал себе отчет в том, что годится Нэт в отцы или даже в дедушки, если брать во внимание его возраст.
– Что случилось? Они атакуют? – повторила свой вопрос Нэт.
Гартман быстро покачал головой.
– Нет, – ответил он и пожал плечами. – Я не знаю. Наверное, что-то происходит внизу.
Он хотел пойти дальше, но остановился и сделал то, чего сам не ожидал от себя:
– Идем.
Нэт тоже удивилась. Они как будто были союзниками, заключившими негласный союз, но не друзьями.
– В таком виде? – спросила она и показала на свой костюм.
Гартман пожал плечами.
– Почему бы и нет?
Он устало улыбнулся, заметив замешательство Нэт, и пошел дальше. Из всего происшедшего там, внизу, одно было ясно: они ничего не могут изменить силой оружия.
Поколебавшись, Нэт поспешила за Гартманом.
Сирена умолкла, когда они вышли из здания, но в огромной пещере ощущалось возбуждение. Приказ Гартмана привести людей в боевую готовность оказался излишним, потому что половина оставшегося подразделения и без приказа уже прибыла на место. Некоторые собрались небольшими группами и горячо обсуждали случившееся, другие нервно ходили взад-вперед, третьи стояли неподвижно и смотрели на купол пещеры. Но на всех лицах Гартман прочитал одно – страх. Он не пытался утаивать, что происходит снаружи. Единственное, что терзало его больше, чем ужасная армия моронов, это вопрос, кто будет следующим? Кто следующий встанет внезапно во время разговора или выполняя какую-нибудь работу и покинет бункер, чтобы примкнуть к джередам, этим жутким двуполым существам, которые выглядят как люди, но уже давно на самом деле ими не являются?
Гартман прогнал эту мысль и направился к подъемникам. Некоторые из тех, мимо кого он проходил, смотрели на него со смешанным чувством страха и любопытства, а двое или трое из них собирались даже заговорить с ним, но, увидев выражение лица командира, передумали. Это обрадовало Гартмана. Он не знал, что им сказать.
Появился лифт. Гартман не разрешил солдатам сопровождать себя и Нэт. Людей несколько удивил его приказ, но они повиновались. Двери лифта закрылись, и кабина скользнула вниз.
Этот путь никогда раньше не казался таким долгим. Появилась мысль о том, что больше они могут не вернуться.
Гартман снова огорченно подумал о слабом вооружении своей «армии». Этот бункер своего рода самое современное сооружение. Но примерно на протяжении последних шестидесяти лет он играл все более важную роль: защищал людей от натиска джередов. У них уже не оставалось запасных частей, чтобы починить разрушенную видеоаппаратуру и переговорные устройства.
Лифт остановился. Гартман вытащил пистолет и знаком показал Нэт задержаться. С бьющимся сердцем он вышел из кабины, быстро осмотрелся по сторонам и облегченно вздохнул. Они были одни. Откуда-то доносились шум и голоса, но настолько тихо, что он не мог определить, откуда именно. Гартман попытался представить в мыслях схему бункера. До сих пор он редко бывал в этой части крепости. Зачем? Он не знал, что однажды примет на себя руководство этим бункером.
– Пойдем налево, – сказал Гартман.
Он собрался убрать свое оружие, но не сделал этого, хотя и понимал, что пистолет служит, скорее, лишь для самоуспокоения.
Голоса стали громче, когда они достигли разветвления. Через несколько шагов они оказались в помещении, сохранившем старый, нетронутый мир из бетона и стали. На стенах виднелись следы пожара, на полу лежали осколки, электрические провода. В пустом коридоре горели несколько лампочек, кажущихся цепью из светлых и темных пятен. Обостренное воображение Гартмана услужливо нарисовало ему все возможное, что может произойти с ним и Нэт в этом темном помещении. Он пошел несколько быстрее, чтобы придать себе храбрости.
Вдруг Нэт схватила его за плечо и указала вперед. И тут же он увидел, что привлекло ее внимание. Из одной двери, выходящей в коридор, появилось странное существо: большое, тонкое, с взлохмаченными волосами, в одной ночной рубашке. Из левого плеча сочилась кровь, а на лице было такое же выражение, как прежде на лице Нэт, как будто человек пробудился от глубокого сна. Но это была не просто усталость или оцепенение. Человек превратился в джереда, как и все остальные, находившиеся шестьдесят лет в глубоком сне, чтобы через десятилетие или столетие, или даже тысячелетие снова подняться на борьбу с захватчиками.
«Нет, не все», – поправился Гартман. Внезапно он понял, что скоро этому придет конец. Джереды привели только последних, захваченных ими людей. Что-то произошло с их душами за последние десятилетия, пока они спали, что-то изменилось в их сознании.
Человек повернул голову в их сторону. Но в его глазах не было заметно никаких признаков жизни. Гартман и Нэт быстро прошли мимо, не спуская с него глаз, и приблизились к двери караульного помещения.
Дверь была только прикрыта. Через стекла, образующие как бы три стены, отделяющих спальное помещение, Гартман увидел, что все без исключения спящие выглядят, словно призраки. Оборудование разрушено. Гартман не мог сказать точно, было ли это результатом недавних столкновений. Мониторы и контрольные приборы, расположенные на стене помещения, отключились так же, как и система компьютеров, управляющая всем. Однако Штейнбергер все еще сидел спиной к двери за письменным столом. Услышав шаги Гартмана, он поднялся.
– Что здесь происходит? – спросил Гартман. Его голос звучал не так уверенно, как ему бы хотелось. Наоборот, голос выдавал страх.
Однако если Штейнбергер и заметил это, то мастерски скрыл свою догадку.
– Они все проснулись и ушли, – сказал он.
– Все? – переспросил Гартман, хотя вопрос был излишним.
– Почти все, – уточнил Штейнбергер. – Кроме тех, у кого вышла из строя система жизнеобеспечения.
– Одновременно все? – удивилась Нэт. – Но почему так неожиданно?
– Они нам нужны, – ответил Штейнбергер. Прошло некоторое время, пока Гартман не понял сказанного.
– Вам?
Штейнбергер кивнул и улыбнулся. Эта улыбка, без движения губ, была неожиданной. Его глаза оставались холодными и безжизненными. В них светилось только чувство, которого Гартман не понял или, вернее, не захотел понять.
– Вы тоже? – с содроганием переспросил он.
Продолжая улыбаться, Штейнбергер произнес:
– Нам нужна ваша помощь, господин генерал.
Гартман горько усмехнулся. Он направил оружие на Штейнбергера. Внезапно его пальцы задрожали так сильно, что он не смог справиться с этим.
– Помощь? – спросил Гартман с дрожью в голосе.
Его взгляд скользнул по стеклянной стене, по ставшим призраками людям, по мерцающим компьютерам у кроватей, по разбитому оборудованию.
– Чего вы хотите? – пробормотал он.
Штейнбергер не ответил. Но в тот же момент Гартман услышал сзади шаги. Несколько секунд он пристально смотрел на превратившихся в джередов людей, не замечая на их лицах ничего, кроме пустой, бессмысленной улыбки, затем повернулся – и неожиданно вздрогнул, увидев существо, появившееся внезапно.
– Вы? – прошептал он.
* * *
Продвижение вперед по внешней стороне станции оказалось труднее и опаснее, чем предполагала Черити. Она была единственной, кто знал, как двигаться в свободном пространстве, кто не испытывал смертельного страха – единственной, если не считать Абн Эль Гурка в чрезмерно большом скафандре. Тому костюм не столько помогал, сколько мешал двигаться. Черити не сообщила остальным о своем разговоре с Гурком. Вначале ей показалось невероятным, что бомба существует и вращается в таком быстром темпе. Даже Стоун не подозревал, что это такое. Он рассматривал ужасную конструкцию с любопытством. Черити не спросила Гурка, что представляет собой бомба черных дыр, но ее знаний в астрономии оказалось достаточно, чтобы дать пищу безысходному чувству ужаса.
Они прошли четверть огромного серебряного колеса станции и достигли точки, с которой могли увидеть почти все сооружение. Черити остановилась, сделав знак Френчу, и включила связь.
– Куда идти дальше? – спросила она. Взгляд Френча выражал растерянность и непонимание, и девушка повторила вопрос: – Ваши люди. Убежище, как вы называете.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


 Уотс Алан