от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Черити с содроганием подумала, что эта жуткая штука настолько огромна, что там просто нет места, чтобы пройти. Их разорвет на клочки, как голубей, которые попадают под вращающиеся роторы подъемных механизмов в лифтах.
Выход оставался только один. Преодолев страх, Черити пошла дальше, потянув за собой Френча, и, после некоторых колебаний, их примеру последовали также Стоун, Скаддер и, наконец, Гурк.
Яркие лазерные вспышки моронов остались позади за стальным горизонтом, едва они приблизились к гигантской вращающейся штанге. Слова Абн Эль Гурка не выходили у Черити из головы. «Бомба черных дыр». Если Гурк прав, то в этих, кажущихся безобидными, металлических шарах затаилась невообразимая сила: энергия, достаточная, чтобы уничтожить Солнце или расщепить на атомы маленькую голубую планету. «Но зачем? – думала Черити. – Чего так боятся мороны, что создали бомбу, способную уничтожить всю Солнечную систему. Неужели только для того, чтобы действовать наверняка?»
Не замечая того сама, Черити шла все медленнее по мере приближения к огромной конструкции. Ее взгляд был прикован к ужасному черному Нечто. Сердце бешено колотилось, и она ощутила, что дрожит всем телом. Черити почувствовала особое неприятное раздражение из-за боли, медленно разливавшейся по всему телу.
Неожиданно Гурк остановился и начал отчаянно размахивать руками. Черити сначала не поняла, затем догадалась, что он хотел сообщить: Гурк знал, что делать. Он заставил всех стать на четвереньки и так проползти по металлической поверхности.
Им требовалось полчаса, чтобы таким образом пройти гигантскую конструкцию штанги и достичь противоположной стороны станции. Но Черити и всем остальным это показалось целой вечностью. Боль стала нестерпимой; что-то за это время случилось и с ее телом. Черити не понимала, что находится на грани сумасшествия. Бомба бешено вертелась над их головами на высоте не более десяти метров. Они только один раз попытались подняться с колен, чтобы быстрее продвинуться вперед. И в ту же секунду будто невидимая сила схватила их, чтобы раздавить, сдавила легкие, и как будто ударами молота потрясла до самого мозга.
Когда все прошло, все члены отряда настолько обессилели, что некоторое время лежали и судорожно хватали воздух. У Черити плясали звезды перед глазами. Она прикусила язык, не замечая этого и глотая собственную кровь. Казалось, что болит каждая клетка ее тела, как будто она попала под тяжелый пресс и пролежала там полчаса.
Неуверенно и с трудом девушка перевернулась на спину и открыла глаза.
Над ней парила Земля, похожая на большой голубой мяч; ее вид показался Черити еще прекраснее, чем прежде. Она внезапно поняла, почему Френч и его люди верят, будто души умерших попадают на Землю.
Прошло еще некоторое время, пока они просто лежали и дышали, ни о чем не думая. Но затем часть их сознания подсказала, что они не могут находиться здесь долго. Им следует отсюда уйти. Черити приподнялась и огляделась.
Первое, что она увидела, было лицо Гурка, которое испугало ее. У карлика текла кровь из носа, ушей и глаз. А там, где лицо не было испачкано кровью, кожа приняла грязно-серый оттенок. Его взгляд затуманился. Казалось, Гурк пытался, несмотря на имевшуюся силу тяжести, выпрямиться.
Черити приблизилась к нему и коснулась шлема.
– Что с тобой? – спросила она.
В ответ раздался стон. Его взгляд на мгновение прояснился, затем снова затуманился. Гурк хотел что-то сказать, но вместо слов в наушниках слышался только кашель.
– С тобой все в порядке? – повторила вопрос Черити. Глупо. Конечно, с карликом не все в порядке.
Гурк с усилием кивнул головой, застонал и посмотрел на нее глазами, полными боли.
– Гравитация… – простонал он. – Я… не выдержал ее так, как… вы.
Гурк снова застонал. Он откинулся назад и неуверенно выпрямился.
– Гравитационные волны, – прошептал он. – Шары. Они… состоят из… нейтронов.
Черити удивленно раскрыла глаза, невольно посмотрела еще раз на гигантские вращающиеся шары и снова повернулась к карлику.
– Нейтроны? – недоверчиво переспросила она. – Ты… ты хочешь сказать, они умеют… управлять нейтронами?
Несмотря на свой жалкий вид, Гурк попытался засмеяться, но у него вырвалось лишь хрипение.
– Они смогут и еще кое-что, – пробормотал он, вздыхая глубоко и тяжело. – Например, разорвать нам задницы, если мы будем сидеть здесь без дела и думать, что все идет хорошо.
Черити ошеломленно посмотрела на него и, помимо воли, улыбнулась.
– Похоже, тебе стало лучше, – сказала она.
Гурк проворчал что-то непонятное. Черити осторожно выпрямилась и наклонилась над Френчем. Тот, кажется, был ранен, дрожал всем телом и в первый момент оказал сопротивление, когда она потянула его за ноги. Его взгляд, как зачарованный, был прикован к огромному голубому шару Земли, занимающему сейчас треть неба.
Оставив его в покое, девушка повернулась и осмотрелась.
Теперь, когда она поняла, что им нужно, она почти сразу это обнаружила.
Им повезло. Они находились в ста шагах от зияющей дыры, расположенной на внешней оболочке города на орбите. Лабиринт из скрытых стальных балок и расплавленных, искореженных бронированных плит, превратили ее края в почти непреодолимый барьер. За ней виднелась треть чего-то ужасного, что при приближении превратилось в гигантское качающееся острие стрелы. Видимо, когда-то здесь потерпел аварию космический корабль Европейского космофлота.
Черити содрогнулась от ужаса. НАСА никогда не догадывалось, что произошло в действительности с этим звездолетом, так как авария произошла за несколько дней до вторжения моронов, но фактом оставалось то, что это могло привести к гибели города на орбите.
Европейский космический корабль «Шаттл», который должен был совершить посадку на другой стороне станции, неожиданно вошел в штопор и врезался, как стрела, во внешнее кольцо города на орбите.
По счастливой случайности, никто не пострадал ни на станции, ни на корабле, но все попытки освободить шестидесятиметровый космический корабль из-под обломков оказались безуспешными.
– Что… что это? – пролепетал Френч. Он в замешательстве смотрел на большой корабль и на пробоину в станции.
Черити указала на разбитые бронированные плиты и опоры, затем на перевернутый корабль.
– Если я не ошибаюсь, – сказала она, – это и есть Мертвая зона, Френч. А это, – она указала рукой на «Шаттл», – ваше убежище.
ГЛАВА 6
Несмотря на то, что он покинул центральный пост около получаса тому назад, обстановка на мониторах значительно ухудшилась. Ночь превратилась в день от ярких вспышек лазерных лучей, отблесков взрывов и пожара, горящих планеров и других непонятных вещей.
Обманчиво спокойная ночь сменилась бешеным калейдоскопом мучительного света и абсолютного мрака, которые с трудом воспринимали человеческие глаза и осветительные автоматы камер. Некоторые мониторы вышли из строя, другие просто светились и давали лишь смутное изображение. А колонки цифр на включенных табло мелькали так быстро, что невозможно было ничего прочитать. Казалось, что снаружи все пришло в движение. Внешняя оболочка города горела. Небо осветилось темно-кровавым оттенком, словно в реке отражалось зарево пожара, похожее на поток расплавленной лавы.
Снова и снова в небе и на поверхности станции вспыхивали огненные шары, свет от которых менялся от ярко-белого до оранжевого и красного, пока не превратился в клубящийся шар из дьявольского пекла и дыма. Ядерная преисподняя, уже однажды поглотившая этот город, снова разбушевалась, и, несмотря на то, что теперь здесь уже не было людей – жертв атомного ада, Гартман смотрел на все это с болью. Он хотел что-то сказать, но только со второй попытки ему удалось обрести голос.
– Я не пошлю своих людей в этот ад, – выдавил он наконец. Сказав это, он показался себе беспомощным и почти смешным. Он, определенно, не пытался в этой ситуации что-то предпринять, воспрепятствовать, но явно почувствовал облегчение, сказав эти слова. Не получив ответа, Гартман оторвал взгляд от монитора и посмотрел на существо за письменным столом.
Как будто ожидая этой реакции, Кайл покачал головой и улыбнулся.
– Этого никто от вас и не требует, господин генерал, – произнес он. – Кроме того, это было бы бессмысленно. Исход битвы предрешен. Мы выиграем.
Гартман резко рассмеялся.
– Вы сумасшедший, Кайл! – Резким движением он указал на монитор. – В последние три дня я только и делал, что наблюдал за их развертыванием. Они превосходят вас в тысячу раз, понятно? Они доставили достаточно оружия, чтобы весь этот континент превратить в мусор и пепел.
– Вы не понимаете, – сказал Кайл. Он все еще улыбался, но теперь его улыбка была извиняющейся. – Мы победим, так как нам нечего терять. Их количество не играет роли. Напротив. Чем их больше, тем лучше для нас. Было глупо с их стороны вообще нападать на нас. Я не понимаю, зачем они это сделали.
Гартман снова взглянул на мониторы на стене. Кайл говорил очень убежденно, но, к сожалению, совершенно противоположное тому, что показывали камеры наблюдения. В течение получаса планеры моронов обстреливали руины Кельна. А наступающие войска прошли лавиной там, куда не достали планеры. Гартман не видел также нигде каких-либо признаков сопротивления.
С начала наступления Гартман понял, как много появилось воинов-муравьев. Армия, стянутая вокруг разрушенного города, насчитывала миллионы воинов. Кто может остановить такое войско?
Гартман хотел что-то сказать, но Кайл жестом остановил его.
– Давайте не будем попусту терять время, господин генерал.
– Не называйте меня так, – раздраженно произнес Гартман. – Я не люблю этого.
Кайл улыбнулся.
– Как угодно.
Его взгляд скользнул по мониторам. Гартман почувствовал, что он что-то ищет, но не находит. Затем Кайл повернулся, обошел письменный стол и склонился над терминалом компьютера.
Он нажал какую-то кнопку, затем, помедлив, еще две-три. Его взгляд был сосредоточен.
– Что вы там делаете? – обеспокоенно спросил Гартман.
– Я боюсь, что уже ничего не поможет, – сознался Кайл. Он покачал головой: – Удивительно. Такая примитивная система – и такая эффективная.
Кайл поднял глаза, серьезно посмотрел на Нэт, затем мимолетно на дежурного офицера, отступившего к двери, и снова обратился к Гартману.
– Я думаю, нужно знать код, чтобы войти в программу.
– Может быть, – угрюмо произнес Гартман.
– Скажите его, – потребовал Кайл. Гартман ошеломленно взглянул на него.
– Вы с ума сошли?
– Вы все еще не поняли, Гартман, – вздохнув, сказал Кайл, – что мы с вами действуем в данный момент заодно. Поверьте мне, – он показал на компьютер, – бессмысленно посылать эти ракеты. Если бы мы имели достаточно времени, они никогда не достигли бы своей цели. Вы думаете, это так просто? – он покачал головой и сам ответил на свой вопрос: – Конечно же, нет. И вы это знаете. Вы солдат, Гартман. Хороший солдат. Вы знаете так же хорошо, как и я, что власть, имеющую опыт ведения войны в течение тысячелетий, не так легко победить. Вы действительно верите, что ваша штаб-квартира находится в безопасности? Или ждете, пока кто-нибудь ее разрушит?
Гартман не ответил. Нет, он не верил в это. Никто из них не верил. Все понимали, что их отчаянный план нереален. Но другого у них не было.
– Идею предложил Стоун, – сказал Гартман с видом упрямого ребенка.
– Стоун, – спокойно и серьезно ответил Кайл, – их раб. Не более чем послушное орудие.
Он снова повернулся и опять указал на компьютер на письменном столе Гартмана.
– Есть три возможности, Гартман, – сказал он. – Первая: я уничтожаю этот прибор! Но я не могу этого сделать, так как он может нам понадобиться. Вторая возможность: я ничего не предпринимаю, а вы смотрите, как господа из Черной крепости уничтожают сначала ваши ракеты, затем пусковые установки, и после этого всю вашу крепость. Но я не хочу допустить этого, потому что тогда бессмысленно погибнут люди. К тому же эта станция чрезвычайно важна и нельзя позволить ее разрушать.
– А третья возможность? – спросил Гартман, когда Кайл замолчал, с ожиданием глядя на него.
Во взгляде Кайла отразилось нечто необычное. На мгновение левая половина его лица превратилась в сплетение наливающихся белых жил, двигавшихся одна за другой под кожей как уродливые черви. Нижняя челюсть выдвинулась вперед, и Гартману показалось, что вместо глаз он видит сверкающий фасеточный объектив величиной с кулак. Жуткое видение тут же исчезло.
– Третья возможность, – пошевелившись, сказал Кайл, – состоит в том, что вы уничтожите компьютерную программу.
– Почему… это должен сделать я? – Гартман говорил с трудом. Как будто во рту стало сухо и больно.
Гартман посмотрел на Нэт умоляюще, но жительница пустыни лишь вопросительно посмотрела на него. Нэт стояла позади Кайла и не заметила происходивших на его лице ужасных превращений. Гартман поднял руку и с обвинением указал на Кайла. Его пальцы дрожали, удары сердца были медленными и резкими, так что каждый удар отдавался во всех конечностях. От страха он потерял контроль над собой.
– Вы пришли сюда и требуете, чтобы я вам помог? – прохрипел он. – Ради… всего, что вы сделали?
Кайл взглянул на мониторы на стене, как бы убеждаясь, осталось ли время на такой пустяк, как разговор с Гартманом.
– Что я сделал?
Гартман хотел закричать, броситься на Кайла с кулаками. Но он не сделал этого, а стоял дрожа и смотрел на мега-человека, который стал уже не мега-человеком, не человеком и не джередом, а каким-то новым видом, представляющим собой нечто совершенно непонятное и ужасное.
– Я не знаю, кто вы, Кайл, – прошептал Гартман. – Знаю, кем вы были, а не знаю, кто вы теперь. Впрочем, вряд ли имеет смысл это вам объяснять.
К его удивлению Кайл улыбнулся, и Гартману хотелось в этот момент принять его улыбку за искреннюю.
– Я понимаю, о чем вы думаете, Гартман, – сказал Кайл.
Его голос звучал спокойно, даже мягко. Кивком головы и жестом он дал понять Гартману, как будто испуганному ребенку, что все не так плохо.
– Вы ошибаетесь, Гартман. Вы думаете, что мы что-то делаем с вашими людьми. Но это не так.
– Вам доставляет удовольствие издеваться надо мной? – пробормотал Гартман. Прежде чем Кайл ответил, он неожиданно закричал: – Десять тысяч человек, Кайл! Десять тысяч мужчин, которые лежат там, внизу. Вы превратили их… в монстров.
– Мы спасли их, – спокойно ответил Кайл. Но Гартман уже не слышал, продолжая пронзительным, срывающимся голосом:
– Они еще были детьми, Кайл! Они верили нам, понимаете? Они не были уверены, что кто-нибудь из них когда-то проснется, но мы сказали, что будем присматривать за ними, и они нам поверили. А вы, вы… превратили их в монстров.
Кайл молча посмотрел на него несколько секунд, и в его взгляде появилось выражение искренней глубокой печали.
– Не мы сделали это, Гартман, – тихо произнес он. – Вы сами это совершили. Машины, отправившие их в глубокий сон, усыпили лишь их тела.
– Неправда! – воскликнул Гартман.
– Это правда, – сказал Кайл спокойным сожалеющим тоном. – Я знаю это, потому что они часть меня самого, так же, как и я сам – часть их.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


 Найт Дэймон - По Ту Сторону Барьера