от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вы усыпили их тела, а их мысли бодрствовали. – Он слегка наклонился вперед. Голос стал настойчивым: – Пятьдесят семь лет, Гартман. Пятьдесят семь лет взаперти, здесь, в помещении.
Он коснулся указательным и средним пальцем правой руки виска.
– Глухие, слепые и немые, отрезанные от всех впечатлений, от всякого чувства, ощущения, обоняния, вкуса, осязания. Они ни разу не испытали боль. Многие сошли с ума. Вы уже забыли, как многие проснулись невредимыми внешне, но перегорев внутри? Ваши машины не справились. Вы послали десять тысяч этих юношей прямо в ад.
– Ложь! – закричал Гартман. Он вскочил, сжал кулаки с намерением наброситься на Кайла, но остановился. – Это… неправда! – произнес он. – Я тоже спал. Я спал девять или десять лет. Я должен был это знать.
– И вы это знаете, Гартман, – сказал Кайл. – Подумайте. Ваше сознание вытеснило все из памяти, чтобы не сломать ее, но она присутствует. Девять лет тьмы, Гартман. Девять лет одиночества и пустоты. Крики, без возможности закричать. Вспомните, – вы действительно этого не помните? Или вы не верите мне?
Гартман задрожал сильнее. Что-то дрогнуло в нем. Это было чувство в его мыслях, воспоминание о другом воспоминании, более глубоком, уже похороненном в глубине души. Боль ужасная, которую невозможно описать словами, ужас, переходящий всякие пределы возможного. Одиночество. Пустота. Тьма и чернота, такая бесконечно глубокая тьма и такая бесконечно большая, пустая чернота…
– Но почему я… не стал… сумасшедшим? – пробормотал он. – Я и другие, которые проснулись?
– Некоторые стали, – ответил Кайл. – К тому же, наверное, десять лет – срок небольшой. Вы смогли перенести столько, поэтому вы удивлены. Это правда, Гартман, и вы знаете. Души этих людей находились в плену пустоты и черноты, они выходили оттуда в поисках того, что сможет разделить их боль, и они нашли это. Вы все еще не понимаете? Эти люди пошли не за джередами. Они сами сначала создали джередов. Это терзающиеся души всех этих мужчин, Гартман, которые слились с сознанием молодых самок и создали нечто новое, прекрасное. Они думали, что у них отнимут нечто, но это не так. Они кое в чем выиграли, Гартман, обрели нечто бесценное.
– Да, – прошептал Гартман. – И они расплатились за это пустяком, не правда ли? Только своей человечностью, больше ничем.
– Я хочу, чтобы вы, Гартман, почувствовали, – сказал Кайл, – на собственной шкуре, что такое быть частью единого большого духа. Вы думаете, что у вас что-то отняли. Неправда.
Гартман пристально смотрел на него, дрожа всем своим существом. Он не был уверен, все ли понял из сказанного Кайлом. Или, в сущности, не хотел понимать. Так как тогда ему пришлось бы признать то, о чем в глубине сознания он давно уже знал: Кайл сказал правду.
– Что… чего вы хотите? – спросил он. Эти слова стоили ему больших усилий. Кайл снова взглянул на мониторы, и Гартман опять почувствовал, что он что-то ищет.
– Мне нужна ваша помощь, Гартман, – наконец произнес он. – Черная крепость не должна быть уничтожена. Для нас очень важно захватить ее без разрушений. Но это можете сделать только вы.
Некоторое время Гартман растерянно смотрел на мега-человека, затем широко открытыми глазами уставился на мониторы, которые показывали моронов, с разных точек атакующих город.
Планеры приблизились к реке, где каждое здание, каждая улица, каждый клочок земли простреливался смертельным огнем их лазерных пушек. А следом двигался черный поток воинов-моронов. Гартман с усилием подавил истерический смех.
– Я… не хочу быть грубым, Кайл, – произнес он, запинаясь, – но в данный момент мне кажется, что ваши друзья просто наступили вам на ногу.
Кайл пристально посмотрел на него и улыбнулся.
– Вы нам поможете?
– Вы… совсем сумасшедший, – пробормотал Гартман. – Даже если бы я и смог – крепость все равно необходимо уничтожить. Неважно, каких усилий это будет стоить.
– Я знал, что вы это скажете, – спокойно произнес Кайл. – И, поверьте, я рад, что вам не угрожает опасность с нашей стороны. Мы можем победить моронов, Гартман. Помогите нам захватить Черную крепость, и обещаю, что эта планета снова будет принадлежать вам, вам одному и никому более.
Гартман пристально смотрел на Кайла, взгляд которого был откровенным. Но в лице мега-человека затаилось нетерпение. И кроме того…
Гартман беспомощно обернулся к Нэт, которая все еще стояла у двери и до сих пор не произнесла ни слова.
– Я… верю ему, – прошептала жительница пустыни.
Он снова что-то поискал на экранах. Атака еще продолжалась. Все, что уцелело в городе после первого нападения, теперь плавилось в лучах лазеров.
– Нас всего лишь горсточка, Кайл, – пробормотал Гартман. – Вы знаете лучше меня, что…
– Я знаю, – прервал его Кайл. – И не могу обещать, что вы выживете. Но я обещаю вам, что эта планета станет свободной. Мороны никогда больше не протянут свои руки к другим планетам, если нам удастся завладеть трансмиттерами на Северном полюсе.
Несколько мгновений Гартман молчал, рассматривая ту преисподнюю на экранах мониторов. Но он не видел ни сверкающих вспышек лазеров, ни пожаров, ни умирающего города. Он представил на мгновение свой город, таким, каким он был раньше: большим, красивым, полным людей, имеющих свои заботы и проблемы. Тогда они были свободными. Гартман был не настолько наивным, чтобы всерьез говорить о том, что когда-либо все это вернется. Земля получила такие тяжелые раны, что никогда не сможет полностью их залечить. Но, наверное, у них появился шанс начать все сначала еще раз.
– А… капитан Лейрд? – спросил он. На этот раз Кайл помедлил с ответом.
– Я ничего не могу вам обещать, Гартман, – наконец сказал он. – Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы защитить ее. Но я не хочу вас обманывать.
В течение минуты на командном бункере Айфель установилось глубокое тягостное молчание. Затем Гартман произнес так тихо, что и сам не был уверен, слышит ли вообще его слова Кайл:
– Что требуется от нас?
ГЛАВА 7
Без помощи Френча они не смогли бы пройти остаток пути. «Шаттл» не изменил своей позиции за последние пятьдесят лет. Черити, как и другие, видела тогда картину катастрофы, но это были всего лишь картины, отражающие подобие правды. То, что на видеопленках выглядело как дыра во внешней оболочке города на орбите, оказалось в действительности разорванным кратером с острыми как кинжал краями, наполненным обломками. Существовало единственное место, в котором можно было найти убежище. Но когда Черити хотела туда направиться, Френч торопливо, с испугом, покачал головой. Только теперь Черити обратила внимание, что часть стены в том месте была выбита и заменена чем-то большим и блестящим. Она тут же вспомнила, что подобную конструкцию уже видела на станции моронов. Не беспокоя Френча, Черити сделала знак остальным следовать за ними.
Следуя примеру Френча, они приблизились к «Шаттлу» ползком, преодолевая нагромождения стальных балок и железных плит, находящихся в кратере. Черити внимательно рассматривала космический корабль. Корабль был похож на американские «Шаттлы», только значительно меньше. Кроме трещины в крыле и чернеющей там же пробоины, все остальное казалось неповрежденным.
Девушка невольно подумала, что люди находятся напротив шлюзов позади кабины пилота, но Френч медленно приблизился к нижней части корабля. Взгляд Черити скользнул по вздыбленным керамическим плитам огнеупорных щитов, затем дальше по корпусу корабля и остановился на круглом массивном люке. Она довольно хорошо знала конструкцию этого космического корабля, чтобы понять, что эта штука не принадлежит «Шаттлу». Люди Френча вырезали новый лаз в корпусе.
Они находились в двадцати-двадцати пяти метрах от бронированного люка, когда Скаддер, который полз за Черити, неожиданно толкнул ее ногу и взволнованно начал жестикулировать.
Она даже не успела как следует испугаться. Космическое пространство над ними больше не оставалось пустым. Более дюжины больших планеров моронов появились на горизонте и, пока она смотрела, к ним присоединились еще три летающих диска. Черити смотрела со смешанным чувством гнева и отчаяния на маленькую эскадрилью. Не требовалось большой фантазии, чтобы понять, почему появились эти корабли.
Количество планеров продолжало увеличиваться. Черити вскоре перестала их считать, остановившись на цифре пятьдесят. Но что-то здесь было не так. Черити засомневалась в том, что эти корабли прибыли сюда, на самом деле, чтобы убить ее и других.
Вдруг над ними что-то блеснуло. Тонкий, безобидный на вид световой луч поймал один из летательных аппаратов, пронзил его, и тот сразу взорвался, превратившись в оранжевое огненное облако.
Планеры ответили огнем. Очередь коротких ярких лазерных вспышек ударила по поверхности города на орбите. Место разрывов находилось вне ее поля зрения, но Черити долго ощущала вибрацию и дрожь, сотрясающую всю огромную станцию.
– Что там происходит? – растерянно спросил Скаддер.
Черити не успела ответить. Над ними засветились яркими вспышками лазерные очереди. Но на этот раз планеры стреляли не по городу, а по группе других кораблей, идущих далеко друг от друга. Два мгновенно взорвались, третий перешел в штопор, оставляя за собой огненный шлейф, и исчез из поля зрения Черити. Спустя секунду поверхность содрогнулась от чудовищного удара. Яркое зарево пожара разорвало на несколько мгновений тьму Вселенной.
– Они… сражаются друг с другом, – прошептала Черити.
– Прекрасно, – произнес Скаддер, – тогда нам следует двигаться дальше, пока они уничтожают друг друга.
Скаддер был прав. Черити еще раз окинула взглядом поле боя. Битва бушевала с неослабевающей силой, но обе стороны так вклинились друг в друга, что невозможно было сказать, где какой планер. Осталось только догадываться, как мороны различают своих и врагов – если вообще различают.
Все пространство было объято пламенем, когда они достигли круглого шлюза «Шаттла». Френч протянул руку к рычагу, затем отдернул и нервно выпрямился. Черити заметила его взгляд и поспешила к нему.
– Было бы… лучше, если сначала спущусь я, – произнес он, запинаясь. – Другие могут… испугаться.
Черити кивнула.
– Хорошо. Но, пожалуйста, поторопитесь.
Френч согласно кивнул и поспешно повернулся к простому механизму открывания люка. Когда дверь, подобно башенному люку подводной лодки, подалась наружу, Черити с осторожностью отступила назад, но все же заглянула вниз в помещение. Оно казалось маленьким. Вдвоем с Френчем им было бы туда трудно войти. Стены состояли из крупных неаккуратно сваренных железных плит.
Скаддер и Гурк ошеломленно посмотрели на нее, когда увидели, как Френч протиснулся в маленькую камеру и закрыл за собою дверь.
– Что это значит? – спросил Скаддер.
– Ему необходимо поговорить со своими людьми, – ответила Черити.
– О, конечно, – проворчал Скаддер. – Тогда давайте пока устроимся здесь поудобнее и выпьем чашечку кофе.
Черити ничего не ответила. Она хорошо понимала раздражение Скаддера. Но можно было представить шок, который испытали бы люди Френча, если бы увидели чужаков, входящих в убежище.
Затем, после томительного ожидания, дверь снова открылась, однако тот, кто вышел из шлюза, оказался не Френчем. Это был молодой мужчина, одетый в поношенный, во многих местах штопанный костюм когда-то белого цвета, не скафандр, а нечто из тех прозрачных пузырей, какой взял Френч с полки в камере. Черити не могла найти в его импровизированном защитном костюме емкости с кислородом. Очевидно, люди Френча, выходя в безвоздушное пространство, дышали запасом воздуха, находящемся в их костюмах.
Человек вынул из шлюза маленькое орудие, сжал его левой рукой и жестом приказал войти в шлюз.
Черити знаком предложила Стоуну следовать за ней. Когда она спускалась, ее взгляд скользнул по лицу молодого мужчины. В его широко открытых глазах отражались одновременно недоверие, почтение, а также страх. Несомненно, они были первыми людьми, которых он видел за всю свою жизнь, не считая жителей убежища. Вспомнив, как Френч отреагировал, увидев ее, она подумала, что им предстоят тяжелые минуты встречи с этими людьми.
Черити протолкнула Стоуна перед собой в маленькую камеру шлюза, протиснулась внутрь сама и закрыла люк. Внутри не было освещения. Несколько секунд ничего не было видно. Но едва тяжелая крышка закрылась, как в стене сзади сработало устройство, и в камеру с шипением начал поступать кислород. Одновременно ее тело стало легче. Очевидно, здесь действовала искусственная сила тяжести, отличающаяся от созданной моронами в городе.
На противоположной стороне над их головами открылся круглый люк. Очень яркий желтый свет проник в помещение. Черити увидела тени, прищурила глаза, но освещение внутри «Шаттла» не позволяло рассмотреть подробнее тех, кто стоял вокруг люка и смотрел на пришельцев.
Стоун хотел ухватиться за край люка и выпрыгнуть обратно, но Черити быстрым движением остановила его. Она все еще не могла рассмотреть лиц стоящих вокруг людей, но все отчетливее ощущала атмосферу напряженности. У них было мало времени, и следовало как можно скорее приучить этих людей к своему виду.
Опасный момент миновал. Неожиданно одна тень наклонилась вперед, Черити узнала Френча, который встал на колени и протянул ей руку. С облегченным вздохом Черити ухватилась за нее.
Некоторое время девушка скользила по шлюзу и наконец оказалась рядом с Френчем. Спустя мгновение она обнаружила, что пол состоит не из магнитного металла. Ее подошвы больше не притягивались. Она сделала неуверенный шаг, чтобы обрести равновесие и, вероятно, упала бы, если бы Френч не подхватил ее.
Черити благодарно кивнула ему, повернулась и бегло посмотрела на узкие лица дюжины людей, окружающих ее.
Каждое лицо походило на лицо Френча: узкое и истощенное, с темными, глубоко запавшими глазами. У всех были потрескавшиеся губы и кожа, никогда не видавшая солнечных лучей и покрытая маленькими гнойниками. Здесь находилось пять или шесть женщин и столько же мужчин. За исключением одного, все казались того же возраста, что и Френч. Среди взрослых, которые окружили их и уставились с одинаковым выражением ужаса и почтения, Черити увидела трех или четырех детей.
Леденящий озноб охватил ее. Вид Френча показался им ужасным. Но эта дюжина людей – люди? Это действительно люди? – наполнила Черити ужасом и отвращением, чувствами, которых она стыдилась, но которые с трудом смогла подавить.
Френч что-то сказал. Она могла неправильно понять его слова, поэтому быстро подняла руку к маленькому переключателю в костюме, глубоко и облегченно вздохнула, когда прозрачный шлем открылся и сложился на затылке.
В следующее мгновение Черити пожалела о сделанном. Воздух был настолько плох, что у нее закружилась голова. Стоял невыносимый запах. Черити закрыла глаза, усилием воли подавила тошноту и попыталась глубоко вздохнуть. Френч и его друзья, по-видимому, считали воздух пригодным для дыхания. Так или иначе, ей тоже следовало привыкнуть. Лучше, если это произойдет как можно быстрее.
Открыв глаза, Черити увидела испуганное лицо Френча.
– Вам… плохо, господин… Черити?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


 Нотари Гумберто