от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Черити - 2

Вольфганг Хольбайн
Будущее во мраке
ГЛАВА 1
Ее разбудила боль. Определить, что болит, было трудно; казалось, будто все тело попало во власть царапающихся и кусающихся зверьков. Миллиарды этих существ непрестанно двигались, вызывая страдания, проникали в вены, буравили нервные окончания. Вернулась мысль, помрачавшая рассудок: будет больно, очень больно. Когда-то, миллион световых лет тому назад, кто-то уже говорил ей об этом. Где, когда и кто именно, она забыла. А может, никогда и не знала.
Потом еще один проблеск: узкое лицо, безумные глаза, полные ужаса… оружие, направленное на нее, выстрел.
Подумалось: хорошо. Значит, возвращается память. Правда, еще невозможно понять смысла обрывков, отделить действительно произошедшее от привидевшегося в бесконечно долгом кошмарном сне. Но она снова может думать, и это доказывает, что туман понемногу рассеивается.
Вероятно, это продлится долго. Может быть, несколько дней.
Она попыталась пошевелиться. Не получилось. Ничего, спешить некуда. И вообще, самым разумным было бы попытаться сперва навести порядок у себя в голове. Надо начать с самого простого: ее зовут… зовут, как же ее зовут?
Она никак не могла вспомнить свое имя. С того момента, когда пали оковы похожего на смерть сна, начавшегося очень давно, много лет назад, эта мысль стала первой, заставившей не на шутку испугаться. Почудилось, будто вернулось знание: в таком состоянии она оказалась не по своей воле, ее…
И тут удар огромной десятипалой щупальцы прервал течение мыслей; паутина, опутывающая их, вдруг исчезла. Все произошло так внезапно, что она вскрикнула бы, будь в состоянии это сделать.
Черити проснулась.
* * *
Она спасалась бегством. Сама жизнь кочевника-вестлендера научила этому. Пробиться мог только тот, кто с самого раннего детства умел обходить опасности. Она знала бездну трюков, с помощью которых можно было сбить со следа всадников, и предостаточное число хитростей, позволяющих обвести вокруг пальца любого шарка.
Но сегодня предстояло обойти целый десяток шарков, к тому же, она заметила на песке следы, как минимум, трех всадников. Шансы, мягко говоря, скромные. В настоящий момент опасности не было, однако пещера, в которой она укрылась, не могла стать убежищем на длительный срок. Во-первых, потому что шарки не дураки, во-вторых, здесь явно обитает горный паук, об этом свидетельствовали многочисленные кучки костей, скрипевших под ее босыми ногами. Он не вернется до начала темноты, да и вообще вряд ли нападет на такого крупного противника, как человек, однако желания проверять предположение на себе или делить ночлег с десятиногой мерзостью размером с человеческую голову у Нэт явно не было. Оставался еще час, а потом придется покинуть укрытие. И тогда…
Она осторожно подползла к входу в пещеру и посмотрела в сторону гор. Казалось, протяни руку и прикоснешься к отрогам. Но Нэт знала, как обманчиво это впечатление. Здесь, вверху, расстояние сильно искажал чистый воздух. На самом деле до ближайших склонов было несколько миль. И еще неизвестно, будет ли даже там она в безопасности – всадники никогда не поднимаются в горы, но эти проклятые шарки в последнее время заходят все дальше и дальше на юг.
Черт возьми, в чем была ее ошибка? Подкрадываться к каравану всадников, чтобы украсть продукты, приходилось уже не впервые. Почему же на этот раз устроили такую облаву, будто пропало, по меньшей мере, унитазное сиденье наместника?
Она закрыла глаза и некоторое время напряженно прислушивалась. В какой-то миг слух уловил высокий тон гудения машины шарка, но потом стало понятно: почудилось. Вероятно, они потеряли след.
Рука нащупала оружие, спрятанное под платьем. Пришлось с болью признать, что запас прыгающих личинок сильно сократился: осталось всего две, да и тех она не кормила три дня. Может быть, оружие уже вообще не функционирует. Но это-то она сразу заметит, подумала Нэт, сознавая свое бессилие изменить что-либо. Расходовать один из двух оставшихся зарядов только для того, чтобы убедиться в исправности оружия, было нельзя.
Нэт с предосторожностями выбралась из пещеры, выпрямилась и внимательно осмотрелась. Солнце здесь палило нещадно; почти белый песок пустыни, словно огромное зеркало, отражал каждый луч. Ей никогда не позволяли заходить так далеко на север. Теперь она попала в переделку, и свалить вину за это было не на кого. Сама во всем виновата.
Решив отложить бессмысленные упреки в собственный адрес на потом, Нэт еще раз внимательно осмотрелась и наконец отправилась в путь. Мучительно хотелось пить. Там, в горах, она найдет достаточно воды. Если, конечно, доберется до них. Ведь существовало множество обстоятельств, способных помешать в этом.
* * *
Черити окончательно проснулась. С трудом открыла глаза, увидела в пяти метрах над головой голый бетонный потолок и поняла, что крышка ванны для анабиоза открылась. Полностью вернулась память, причем внезапно, без всякого предупреждения. Черити вынуждена была признаться, что это возвращение и стало причиной обморока. Конечно, смешно, но определив, где находится, она повела себя, словно истеричная старая дева.
Попробовала пошевелиться. Каждое движение вызывало адскую боль. Боже, она уже никогда не сможет ходить. Трудно даже дышать. Собрав все силы, немного приподнялась, подтянула колени и попыталась принять такое положение, в котором можно было хотя бы видеть свое тело.
Кажется, сон в состоянии анабиоза она перенесла более или менее сносно. Впрочем, в первые минуты прийти к такому выводу было нелегко. Десяток тонких игл в левом запястье жгли как огонь, рана на правом бедре покалывала в такт ударам сердца, а боль в руке все еще убеждала в том, что Черити объята пламенем. Угрюмо подумала: «Да, ванна действительно функционирует великолепно». Этот аппарат не только предохранил тело от старения, но и не дал затянуться обеим ранам.
Подождав минут пять, она, сжав зубы, протянула правую руку к левому запястью и расстегнула металлический обруч. Стало ужасно больно, а там, где раньше в тело входили иглы, на коже выступили маленькие светло-красные капельки. Она выбьет Стоуну зубы, подумала Черити, задыхаясь от гнева. По одному за каждую каплю крови, текущей сейчас по руке.
Вспыхнув, ярость разбудила новые силы. Черити со стоном села, посмотрела сперва направо, потом налево, перевела взгляд на соседнюю ванну, эдакий блестящий шестиметровый Гроб из хромированной стали. В него когда-то лег Стоун. Крышка все еще была опущена.
Внезапно Черити охватил испуг. Может, Стоун умер? Вспомнилось, что шансы пережить сон при пониженной температуре тела составляли пятьдесят на пятьдесят. Она вот проснулась, а вдруг Стоуну не повезло и он уже лет сто гниет в своем гробу стоимостью двадцать миллионов долларов.
Но об этом не узнаешь, если сидеть здесь сложа руки и без толку пялиться на соседнюю ванну. Черити подождала, пока вернулись силы, спустила одну ногу, осторожно нащупала верхнюю ступеньку маленькой лестницы и, вся дрожа, сошла вниз.
Совершенно разбитая, почти десять минут просидела около ванны, борясь с приступом тошноты и стараясь снова не упасть в обморок.
На это раз усталость прошла быстро. А ведь всего полчаса назад не было сил даже поднять руку, не то что спуститься по полутораметровой лестнице. Встала, сделала шаг к соседней ванне, но, подумав, повернула обратно. Прежде чем они продолжат спор, прерванный десять, а, может быть, и десять тысяч лет тому назад, не мешало бы выяснить некоторые вещи. Например, найти ответ на вопрос, как долго длился их вынужденный сон.
Чтобы посмотреть на компьютер, требовалось обойти свое ложе. При взгляде на ванну нельзя было сказать, будто ее длина две мили, но когда Черити, согнувшись, шаркая ногами, словно двухсотлетняя старуха, наконец добралась до компьютера, ей показалось, что пройдено именно такое расстояние.
Результат не стоил усилий. Компьютер не работал, десятки маленьких контрольных лампочек потухли, а экран был покрыт толстым слоем пыли. Из смотрового окошка механических часов с цифровой индикацией ей нахально ухмылялись три восьмерки.
Восемьсот восемьдесят восемь лет? Сбитая с толку, Черити нагнулась вперед и постучала косточками пальцев по запыленному стеклу. Что-то щелкнуло. Средняя из трех восьмерок превратилась в ноль, и Черити поняла, что случилось: счетный механизм, как и компьютер, давно уже испустил дух. Вероятно, существовала специальная аварийная автоматика, она-то и привела в действие механизм пробуждения, открыв затем крышку ванны. Про себя Черити поблагодарила неизвестных инженеров, сконструировавших этот прибор. Их предусмотрительность спасла ей жизнь.
Правда, по-прежнему было неизвестно, сколько времени длился сон, но теперь это не казалось таким уж важным. Главное, она была жива.
Вдруг в голову пришла другая, гораздо более тревожная мысль. Комплекс для введения организма в состояние анабиоза имел собственную энергетическую установку. Вполне естественно, что ванны обеспечивались током в первую очередь. Но слишком тусклое свечение когда-то ярко-белых люминесцентных трубок под потолком достаточно ясно говорило о состоянии реактора. Как же, черт подери, она выберется отсюда? Ей вспомнилось, как Стоун закрыл за собой многотонную бронированную дверь.
Прежде чем отправиться в обратный путь, снова минут десять отдохнула. На этот раз показалось, что хромированный гроб был длиной всего в одну милю. На поход к ванне Стоуна понадобилось менее пятнадцати минут. Еще несколько дней, и она сможет пересечь все помещение, даже не упав при этом в обморок от усталости.
Пульт управления на ванне Стоуна, как и ожидалось, не работал, все счетчики стояли на нулях. Протянула руку к большой красной кнопке, приводившей в действие механизм открывания, и тут же отдернула. Даже если произойдет чудо и крышка откроется – Черити вдруг испугалась того, что могла там обнаружить.
Она прогнала дурные мысли, снова вытянула руку и решительно нажала на кнопку. В первую, самую страшную, секунду не произошло вообще ничего, потом откуда-то из глубин саркофага раздалось слабое металлическое «клак», и чудо свершилось: громадный стальной гроб раскрылся, как пара крыльев гигантского жука.
Ванна была пуста.
Несколько секунд Черити озадаченно смотрела на подстилку из поропласта, все еще сохранявшую очертания форм человеческого тела. Почти одновременно душу наполнили облегчение и ярость: облегчение – поскольку Черити не обнаружила ни мумифицированный труп, ни кучку пыли и выбеленных костей, ярость – потому что эта пустая ванна могла означать только одно: Стоун проснулся раньше и даже не потрудился разбудить ее, вместо этого он…
Пораженная, она огляделась. Помещение было огромным, его до отказа заполнили разными приборами, шкафами, не в последнюю очередь – полудюжиной циклопических ванн, но тем не менее места, где мог бы спрятаться взрослый человек, здесь не было.
А это значило, что Стоун нашел выход отсюда…
На какое-то мгновение она забыла об усталости. Отошла от ванны, с волнением оглядела зал и чуть не упала, так как ноги отказывались служить.
«Минуточку, только без паники». – подумала она. Должно же быть какое-то решение.
Конструкторы этой установки обязаны были предусмотреть подобную ситуацию. Если не терять самообладания и попытаться действовать обдуманно, то можно…
Взгляд Черити упал на красный предмет, лежащий в пустой ванне Стоуна, и в тот же момент появилось жгучее желание надавать себе пощечин. Она ведь просто-напросто забыла вскрыть пластиковую папку с инструкциями на экстренный случай. Не только у Стоуна, а в каждой ванне лежал свой экземпляр. Кряхтя, Черити перегнулась через край открытого стального гроба, достала красную папку и начала читать. Все необходимые сведения поместились на двух десятках страниц убористого текста.
Но прошло еще больше двух часов, прежде чем она сочла возможным покинуть бункер. Силы возвращались на глазах, не в последнюю очередь, это произошло благодаря пилюлям, найденным в шкафу: недолго думая, Черити проглотила целую горсть. Не было ни малейшего представления о том, что ожидало снаружи, но понадобятся все силы, сомневаться не приходилось.
Очевидно, Стоун тоже последовал инструкции: отсутствовал один из шести упакованных ранцев, исчезли два лазера и автомат; если учесть и личное оружие, то следовало предположить, что этот сумасшедший таскает с собой четыре единицы боевого арсенала. Черити со вздохом покачала головой; себе на плечо она повесила лазер, поколебавшись, взяла еще нож и маленький складной автомат.
Как оказалось, покинуть бункер можно было довольно просто – и очень опасно. Запасной выход запирался бронированной стальной плитой толщиной около тридцати сантиметров, но здесь, в отличие от главного входа, конструкторы использовали устройство, удерживающее дверь закрытой с помощью электропривода. Когда ток отключился, обе створки автоматически разошлись. Нет, проблемой была не дверь. То, от чего Черити бросало в холодный пот, находилось за дверью.
Он был круглым, имел диаметр около полутора метров и черный как смоль. Аварийный желоб, все увеличивающимися спиралями уходящий в глубину. И она панически боялась воспользоваться им. Раньше, еще в том мире, где существовали бассейны, открытые купальни на свежем воздухе и парки для отдыха, Черити стремглав съезжала по похожим, но куда меньшим желобам. Этот был совершенно другим. Невозможно даже предположить, что ждет ее на том конце; вдобавок неизвестно, в порядке ли эта штуковина. Взрывы потрясли всю гору. Не очень хочется на скорости восемьдесят или сто миль в час врезаться в какие-нибудь обломки. И вообще, даже если удастся выбраться из этой дыры, она слишком боится того, что может ожидать снаружи.
Но выбора нет!
Она решительно подняла свой ранец, перенесла через край шахты и разжала пальцы. Какое-то время стояла неподвижно и прислушивалась, затаив дыхание: из глубины не раздалось ни единого звука. Видно, ей самой придется выяснить, что ждет на противоположном конце.
Черити включила фонарик, закрепила его на поясе так, чтобы луч падал вниз, и осторожно вскарабкалась на край желоба. Почувствовала, как сильно забилось сердце. С большой осторожностью продвинулась немного вперед, следя за лучом, теряющимся в темноте на расстоянии пяти-шести метров. На лбу выступил холодный пот.
Она стала скользить. Сначала это скольжение в неизвестность было почти медленным, но только в самый первый момент – и вот поворот уже позади, туннель резко ушел вниз.
Вероятно, все продолжалось не более минуты, но эта минута была из числа самых неприятных моментов ее жизни. Пластик, покрывающий желоб, был в десятки раз более гладким, чем лед. Она отчаянно вскрикнула и попыталась было за что-нибудь уцепиться, но в следующую же секунду стала скользить быстрее, быстрее… И вот, словно живой пушечный снаряд, Черити понеслась вниз со скоростью семьдесят, восемьдесят, а, может быть, и сто миль в час.
Наконец полет в преисподнюю закончился. Луч света внезапно перестал плясать по белому пластику и потерялся в темноте. На какую-то бесконечную, страшную секунду Черити оказалась в воздухе, вскрикнула и зачарованно проследила полет маленького светлячка – фонарика, выпавшего из-за пояса и покатившегося по полу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19


 Оглви Элизабет