от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Anita, вычитка riya35
«Когда влюблен»: Панорама; Москва; 2000
ISBN 5-7024-1002-5
Аннотация
Верный сыновнему долгу Карлос Рикардо де Мелло готов жениться на девушке, которую выбрала ему мать. И ни разу в его душе не шевельнулось предчувствие, что, возможно, он совершает роковую ошибку.
И так было до того момента, когда буквально накануне помолвки, в номере отеля, где он находился, раздался телефонный звонок, вернувший Карлоса Рикардо на два года назад…
Элла Уорнер
Когда влюблен

В особняке де Мелло царила несусветная суета. Слуги сбились с ног, в сотый раз смахивая невидимую пыль, проверяя каждую их многих сотен лампочек в роскошных хрустальных люстрах и бра. Завтра все должно было сверкать, ибо произойдет событие, которого хозяйка дома ждала уже давно. Сын, Карлос Рикардо, одобрил ее выбор, и сутки спустя весь свет Каракаса будет присутствовать на приеме по случаю помолвки наследников двух состояний.
Правда, Элда Регина де Мелло предпочла бы видеть в роли наследника своего старшего, обожаемого, сына. Но, увы, несколько лет назад тот трагически погиб. Самолет, на котором Деметрио летел из Европы, взорвался в воздухе, и его горящие остатки упали в океан. Не осталось даже могилы, где несчастная мать могла бы выплакать свое горе. Поэтому сердце Элды Регины оделось ледяной броней отчужденности. Но пусть не сердцем, так разумом эта властная, целеустремленная женщина делала все, чтобы оставшиеся двое сыновей заняли подобающее им место и деловой и общественной жизни страны…
А в часе езды от особняка де Мелло, в своей очаровательной девичье спальне – бледно-розовой с белым – сияющая Марсия Арбэлоэс в который уже раз прикладывала к себе белоснежное платье, которой ей предстояло надеть завтра. Строгое и элегантное, оно должно было подчеркнуть ее чистоту и непорочность, кроткий взгляд прекрасных бархатных глаз из-под полуопущенных ресниц и легкий румянец, столь свойственной безгрешной юности.
Марсия получила прекрасное образование и последние годы провела в дорогой частной школе при монастыре. Энрике Арбэлоэс был уже в преклонном возрасте, когда судьба подарила ему долгожданного ребенка. Подарила ли? Потому что, едва увидев прелестное крохотное создание, жена Энрике скончалась. Чтя память любимой супруги, сеньор Арбэлоэс, хотя и большой поклонник прекрасного пола, не привел в дом другой женщины.
Марсия не знала ни матери, ни мачехи. Женщины, постоянно суетившиеся вокруг нее, были в основным чужими ей: няни, воспитательницы, горничные, наставницы в монастыре. Она не нашла ни в ком из них задушевной подруги, которой могла бы излить душу. А родственники, как назло, были в основном мужчинами. Дядюшки, кузены, племянники – все как на подбор самоуверенные, высокомерные. С такими не очень-то пооткровенничаешь.
Каково же было изумление Марсии, когда более двух лет назад, встретив на одном из приемов покорившего ее с первого взгляда Карлоса Рикардо де Мелло, она нашла в лице его матери неожиданную союзницу. Да и сама девушка на какие только ухищрения не пускалась, лишь бы завоевать благосклонность темноволосого красавца, обратить на себя его внимание.
И вот мечта ее готова осуществиться. Ее мужем станет одним из самых богатых, самых неотразимых молодых людей, которых ей доводилось встречать…
А в это самое время второй виновник предстоящего торжества находился совсем в другой стране… Карлос Рикардо де Мелло пребывал в отличном настроении, поднимаясь на лифте в свой номер в отеле «Шератон». Дела, по которым он приехал в Боготу, успешно завершены, он только что хорошо пообедал, а очередной политический кризис в столице обеспечивал ему отличный повод не явиться на прием по случаю собственной помолвки. И даже матушка его, известная как самая – богатая и самая властная женщина в Венесуэле, абсолютно ничего с этим поделать не сможет. Он улыбнулся своим мыслям.
Две молодые женщины, делившие с ним кабину лифта, – судя по акценту и одежде, туристки из Штатов, – заинтересованно обратили на него призывные взгляды. Карлос мгновенно перестал улыбаться, а в темных глазах появилось выражение гордого презрения, положившее немедленный конец женским фантазиям.
Карлос презирал иностранок, которые рыскали здесь повсюду в поисках сексуальных приключений. Ему претило, что его рассматривают как потенциального латиноамериканского любовника. Возможно, внешне он и соответствовал этому образу: оливковая кожа и черные волосы выдавали его происхождение, к тому же высокий рост и физическое сложение добавляли ему привлекательности. Но он никогда больше не унизится до этой роли. Хватит, обжегся!
Лифт остановился. Карлос зло смотрел в светлые затылки женщин, пока те выходили из кабины. И хотя их волосы не шли ни в какое сравнение с шелковистыми солнечными волосами Присциллы, скрывавшиеся под ними мозги, по мнению Карлоса, у всех иностранок были устроены одинаково. Для них он всего-навсего один из аборигенов, от которого ждут нового опыта чувственного наслаждения.
«Ну нет, леди, перебьетесь!» – яростно произнес про себя Карлос, прежде чем закрылись двери. Лифт повез его выше. В одном его мать, несомненно, права: связывать жизнь лучше с женщиной из своего народа, с которой у тебя и общая культура, и общие корни. Так что его сватовство ни у кого не вызвало удивления. Все прошло как по маслу. Тем более что заправляла всем Элда Регина де Мелло. Вот только одного она не могла предвидеть – небольшой заварушки, разразившейся в Колумбии, которая и послужит причиной его отсутствия на собственной помолвке.
Ничего не поделаешь – непредвиденные обстоятельства! Мысль об этом вернула Карлосу веселое настроение. Двери лифта открылись на нужном этаже. А вот и его номер. Никто не может оспорить его права оставаться здесь: выбраться из Боготы без риска буквально невозможно. После вчерашнего марша крестьян по улицам столицы страна находилась в стадии кипения перед очередной возможной сменой правительства. Аэропорт был закрыт. Установлен комендантский час. Город наводнили войска.
В безопасности и комфорте отеля Карлоса совсем не волновали разворачивающиеся события. Латинская Америка это Латинская Америка – всем известно, что смены правительств здесь происходят чаще, чем на любом другом континенте. Порой по пять раз на дню, как свидетельствует новейшая история. Скоро все уляжется, и жизнь пойдет своим чередом.
Войдя в номер, Карлос направился к мини-бару, чтобы пропустить пару стаканчиков и отрешиться от всех проблем. Разумеется, будет организован второй прием с объявлением о помолвке. Впрочем, он должен настоять, что сделает все сам, по-своему… в следующий раз. Эта небольшая передышка всего лишь отсрочка неизбежного. Ему уже двадцать восемь, пора жениться и обзаводиться семейством. К тому же пришло время его матери отойти от дел.
Элда Регина, несомненно, будет вне себя от переноса срока публичного объявления события, составлявшего предмет давно взлелеянного ею честолюбивого замысла – соединить богатства двух семейств, де Мелло и Арбэлоэс. «Это пойдет ей только на пользу, – с глубоким удовлетворением подумал Карлос, – уж слишком она торопится».
На Марсии Арбэлоэс она остановила свой взгляд почти сразу после трагической гибели его старшего брата. Карлос посмеялся над ее выбором – школьница! Ничего, доказывала мать, вышколят, станет ему подходящей женой, достойной их положения в обществе. Иногда он строптиво заявлял, что сам выберет себе жену. Но на самом деле ему все было безразлично с тех пор, как Присцилла, эта зеленоглазая ведьма, пожевала и выплюнула его.
Карлос достал из холодильника лед, лимон, выбрал запотевшую бутылку сухого вина, обтер ее… Как бы ему хотелось вот так же стереть даже память о существовании Присциллы Деламбр! Из-за нее… после нее ему уже было мало иметь просто подходящую жену. Хотелось настоящего чувства…
А может, он больше не способен на чувство? Тогда какая разница, если его брачная постель будет недостаточно теплой? Скоро он женится на Марсии. Она этого хочет, он хочет. Вместе они обеспечат продолжение рода… и он перенесет свою любовь на детей. Тем не менее одно дело, когда ты сам решаешь примириться с судьбой, и другое – когда тебя заставляют. Да, бунтарская юность позади, на нем лежит бремя ответственности, предназначенное старшему брату, Деметрио, останься он жив. Просто Карлосу не нравилось, что мать считала себя вправе руководить его жизнью.
Он рад. Да, несомненно, рад, что не смог вылететь в Каракас. Вне всякого сомнения, Марсия покорно будет ждать… она все сделает покорно. Карлоса передернуло. Иногда у него возникало подозрение, что это игра, рассчитанная на то, чтобы он чувствовал себя самым уважаемым, самый почитаемым – просто королем в своем королевстве. Ну и что с того? По крайней мере, он знал, что его ждет с Марсией.
Карлос бросил в стакан ломтики лимона, размял их с сахаром, добавил льда и залил все это вином. Напиток получился сладким и густым. «Как сама жизнь», – подумал он, попробовав. В ту же минуту зазвонил телефон. Со стаканом в руке Карлос подошел к ближайшему аппарату. Неужели его матушке удалось-таки обнаружить для него безопасный путь из Боготы?
– Карлос де Мелло, – произнес он.
– Карлос, это Робер Деламбр. Пожалуйста, не бросай трубку. Я столько времени потратил, чтобы отыскать тебя. Мне крайне нужна твоя помощь.
Карлос не желал ни слышать, ни видеть, не иметь ничего общего с человеком, сестра которого употребила его словно… кусок сочного латиноамериканского мяса. Уязвленная гордость жгла его изнутри.
– Какая помощь? – резко спросил он, злясь на себя за то, что ему не хватает решительности прервать разговор с бывшим другом.
– Карлос, у меня на руках застрявшая здесь туристическая группа. Мы должны были вылететь в Каракас завтра утром. Одному Богу известно, когда откроют аэропорт. Люди напуганы, паникуют, некоторые страдают горной болезнью. Мне нужен автобус, чтобы вывезти их. Я сам поведу. Я подумал, что ты мог бы помочь мне.
Автобус… Карлос вспомнил Робера, молодого, бесшабашного, ведущего автобус сквозь тропический лес к месту горных разработок, куда Карлос был отправлен наблюдать за деятельностью одного из предприятий семейства де Мелло. Робер проработал там полтора года и благодаря мастерству механика скопил достаточный капитал, чтобы открыть собственное туристическое агентство.
Канадец, влюбленный в Южную Америку, сколотил на этом приличное состояние. Карлос восхищался его энтузиазмом и решительностью. Ему нравился жизнерадостный и доброжелательный характер друга, в его обществе Карлосу всегда было хорошо. Несколько лет дружбы… Если бы только Робер не познакомил его со своей сестрой…
– Присцилла с тобой? – Вопрос вырвался непроизвольно и прозвучал враждебно.
В трубке повисла тишина, разделившая их на два враждебных лагеря.
– С тобой? – Голос Карлоса прозвучал требовательно, ему было все равно, что о нем подумает Робер. Он осознавал свою власть над бывшим другом, готовый в любой момент прервать разговор.
– Черт возьми, Карлос! Я заплачу тебе за автобус. Разве ты не можешь иметь со мной просто деловые отношения? – взорвался Робер.
Значит, она с ним. Теперь его сжигал совсем другой огонь – огонь желания женщины, которая перечеркнула все прекрасное, что было между ними.
– Где ты сейчас? – спросил Карлос.
– В отеле «Пальмира». – В голосе Робера прозвучали мольба и надежда одновременно. – Это совсем недалеко от «Шератона».
– Очень удобно! – Карлос зловеще улыбнулся. – Сколько человек в твоей группе? – Тридцать пять, включая меня. – Я могу достать тебе подходящий автобус…
– Отлично! – послышался облегченный вздох.
– … и подослать его к твоему отелю, чтобы утром вы могли отправиться в путь…
– Я знал, что если кто и может помочь, так это ты. – Голос на другом конце провода потеплел от благодарности.
Карлосу было плевать на чувства Робера. Возможно, его дружба была такой же неискренней, как и отношение к нему его сестры. Но турагенту, да еще иностранцу, сейчас без его помощи в Южной Америке не обойтись. Карлос Рикардо де Мелло способен здесь открывать двери… а может и закрывать.
– … при одном условии: Присцилла придет ко мне в номер и переговорит со мной, – твердо произнес Карлос. – И чем быстрее, тем лучше для тебя.
– Ты шутишь?! – воскликнул Робер. – На улицах повсюду солдаты. Одинокая женщина, нарушающая комендантский час… Это слишком опасно!
«Так же, как и выбраться отсюда на автобусе», – подумал Карлос. Фермеры взбунтовались и перекрыли все выезды из столицы. Робер отчаянно рисковал, собираясь вывезти людей из города.
– Можешь проводить ее, если хочешь. Расстояние небольшое, идти придется по глухому переулку, где и днем-то никого нет, – заметил Карлос.
– Я не могу бросить группу. И Присцилла не может. Женщины нуждаются в ее…
– В отеле «Шератон» есть боковой вход, ее там встретят. Скажем… через полчаса. – И Карлос решительно положил трубку.
Посмеиваясь, он добавил льда в свой напиток. Обязательность перед другими частенько заводит не туда, куда хотелось бы. Но сегодня он порвет все связи с прошлым. И поможет ему в этом Присцилла Деламбр.
О, ему доставит огромное удовольствие разоблачить ее! Карлос Рикардо имел в виду не только одежду…
Присцилла увидела, как исказилось лицо брата. Он буквально скрипнул зубами, когда с размаху опустил телефонную трубку на рычаг. Ее сердце мгновенно затрепетало, хотя во время разговора оно не давало о себе знать, словно замороженное. Догадка о причине столь внезапной вспышки блеснула сквозь темное облако воспоминаний. – Чего он хотел? – спросила Присцилла. Из услышанного ей и так было понятно, что Карлос имеет возможность обеспечить их транспортом. Еще бы! Ведь семейство де Мелло запустило щупальца во все сферы деятельности на континенте…
– Забудь! – Резким взмахом руки Робер словно отрубил что-то невидимое. – Я при думаю что-нибудь еще.
Но придумывать было нечего. Медленно покачав головой, молодая женщина окинула взглядом груду бумаг на столе. Все возможности были испробованы, но ничего не получалось. Робер мерил шагами пространство вокруг нее, вызывая у Присциллы ощущение безысходности.
А ведь так, казалось, повезло: расселение в «Пальмире», относительно новом пятизвездочном отеле. Теперь он воспринимался тюрьмой. Туристы в группе уже не получали удовольствия от окружавшей их роскоши. Нарастало беспокойство, что они оказались в ловушке. Поступавшие ежечасно новости усиливали страхи. Словом, ситуация становилась невыносимой.
Робер был опытным агентом, но на сей раз столкнулся с ситуацией, из которой не видел выхода. А он не любил проигрывать. Так же, как и Карлос Рикардо де Мелло, вспомнила Присцилла. Родственные души. Они были друзьями… Для их дружбы не имели значения ни время, ни расстояние, ни разница в социальном положении. «И я все разрушила», – виновато подумала Присцилла, своей безответственностью, своей наивностью, своей глупостью.
Брат предупреждал, что ничего не выйдет у них с Карлосом. Просто исключено. Она отказывалась слушать и понимать… пока Элда Регина де Мелло не открыла ей глаза, причем сделала это с предельной жестокостью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


 Браун Фредерик - Эксперимент