от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Майя Зинченко
Седьмое чувство
Дарий держал в руках старую, сильно потертую по краям книгу в кожаном переплете. Книгу необычную. У нее был тот особенный вид древней, окутанной сплошным ореолом тайны реликвии, что внушал почтение любому, кому случалось иметь с ней дело. С течением времени ее листы утратили былую гибкость, пожелтели, бумага стала хрупкой, а чернила в некоторых местах совсем выцвели. Теперь бледные призраки слов угадывались с большим трудом. Чтобы их прочитать, нужно было яркое дневное солнце, но его лучи разрушительно сказывались на бумаге, окончательно приводя ее в негодность. Настоящий замкнутый круг, разорвать который было уже невозможно.
От книги шла незабываемая смесь ароматов пылающего костра и зимней метели. За последние триста лет к ним добавился еще и специфический запах библиотеки, где этот почтенный фолиант провел большую часть своей жизни.
Дарий погладил затейливое кожаное тиснение и аккуратно открыл книгу. Вот уже целый год он с завидным постоянством делал это каждое утро, словно исполняя некое божественное предписание. Ему нравилось это делать. Гном раскрывал книгу наугад и читал из нее какие-нибудь строки. На письменном столе, за которым он обычно сидел, для этих целей стояла мощная лампа, а рядом с ней лежала лупа размером с человеческую ладонь. К сожалению, у того, кто написал данный труд, был мелкий и неразборчивый почерк.
Книга не имела названия, но специалистам было доподлинно известно, что это один из трех списков «Книги Имен», оригинал которой был сожжен вместе с двенадцатью колдунами во время печально известного восстания в Биарно. Всякий раз, беря в руки это вместилище мудрости, Дарий невольно вспоминал об этом восстании и хмурил брови. Позорная страница истории…
Местное население, подзуживаемое городскими властями, обвинило колдунов во многом: в засухе, падеже скота, нашествии саранчи, распространении болезней, убийстве младенцев с целью употребления их крови, в опытах над людьми и так далее. Негодование народа действиями колдунов переросло в бунт, а затем в вооруженное восстание. Все произошло так быстро, что волшебники ничего не успели предпринять, чтобы обезопасить себя. Они были застигнуты в собственных постелях, жестоко избиты и заживо сожжены на костре. Туда же, в огонь, полетело и их имущество, включая книги.
«Книга Имен» принадлежала старейшему из двенадцати магов. По многочисленным свидетельствам очевидцев, она не избежала участи остальных рукописей и тоже полетела в костер. Говорят, что, сгорая, она светилась неестественным синим пламенем. На подавление восстания были спешно, пока всеобщее безумие Биарно не распространилось на другие города, брошены войска. Позднее, после проведения тщательного расследования, выяснилось, что колдуны ни в чем не повинны. Они занимались исключительно магией, наукой и не были в ответе за то зло, которое им так легко приписали. Один из волшебников даже вывел новый сорт пшеницы, что позволило удвоить урожайность. Но все хорошее в один момент было забыто.
Маги помимо своей воли оказались вовлеченными в политическую игру властолюбивых градоправителей. Ведь это именно городские власти подстрекали народ к неповиновению и сделали магов мишенью, прикрывая свои махинации с государственной казной. А что народ? Ему ведь нужен только повод, потому что каждый год к кому-то приходят болезни, у кого-то наступает неурожай и пропадают младенцы. Но кара небесная настигла консулов и их помощников еще до приезда следователей из столицы, Спустя неделю после сожжения магов на главной площади, восставшие единодушно решили, что городские власти плохо управляли Биарно. Не помогли ни авторитет, ни охрана. Градоправители были убиты на том же месте, где несколькими днями раньше жгли костры. Когда порядок в Биарно был восстановлен и наиболее активные участники восстания наказаны, воцарилось всеобщее спокойствие. Погибшим магам на средства жителей города поставили памятник – посмертно.
Дарий еще малышом узнал об этих событиях от своего старого учителя, который позже преподавал ему чужеземные языки и историю. У старика была колоритная манера подробно описывать все ужасающие подробности, так что нетрудно представить, сколь сильное впечатление этот рассказ произвел на Дария: ему несколько недель подряд снились костры и слышались крики умирающих магов. Гном просыпался в ужасе, и остаток ночи проводил с зажженной лампой. Свет отпугивал кошмарные сновидения. Даже сейчас, спустя много лет, став Главным Хранителем библиотеки, Дарий не мог избавиться от неприятного осадка, который остался у него на душе от этой истории.
Высокая должность, занимаемая Дарием, объясняла, каким образом он смог получить доступ к такому раритету, как «Книга Имен». Главный Хранитель библиотеки – важная фигура в городе. Через его руки проходят все книги и свитки. В его власти решать, кому и какие книги позволено читать, а кому придется покинуть каменные своды библиотеки. Многие маги умоляли Дария позволить им работать с особо ценными экземплярами. Иногда он разрешал им это, иногда нет – в зависимости от того, насколько была обоснована их просьба.
Кабинет Дария видал на своем веку настоящие представления, которые разыгрывали волшебники в надежде заполучить доступ к необходимому опусу. О, чего только они не выдумывали! Гнома пытались подкупить, обольстить, растрогать, околдовать и, конечно же, запугать. Надо сказать, что Главному Хранителю нередко угрожали неминуемой и мучительной расправой. В последнем случае Дарий со вздохом дергал за шнурок колокольчика и вызывал охрану. Та появлялась немедленно и со всей возможной вежливостью просила незадачливого чародея больше не беспокоить.
Дарий, затаив дыхание, придвинул книгу к свету и принялся за разбор нечетких строк. Так, что же там у нас…
«Если ступаешь на путь, который приведет тебя к Богу, – не сворачивай с него. На нас лежит тяжесть прожитых Жизней, и выбор заставляет страдать наши Сердца. Ведь в каждом из них других так много. Помни: ты – не один».
Гном задумался. Его всегда поражал тот факт, что раньше не могли писать прямо, по существу, без околичностей. Как ему, верно истолковать прочитанное? Дарий хотел снова углубиться в текст, но… дальше страница была пустой. Гном удивленно хмыкнул. Это что-то новенькое! До сих пор он ни разу не видел в книге пустых, незаполненных мест. Лишь в самом конце листа, у самого края и очень мелкими буковками было что-то нацарапано. Дарий покрепче сжал в руке лупу, а лампу придвинул еще ближе.
«Когда в Одном будет Множество, когда Свет и Тьма будут стоять напротив тебя, когда под Мировым Деревом сойдутся Повелители всех Миров, когда тебе предстоит сделать выбор – тогда прочтешь».
Час от часу не легче! У Главного Хранителя возникло подозрение, что этих строк никогда не было в оригинале «Книги Имен». Уж как-то они выделялись из общего текста. Может быть, дело в чернилах? Ему только показалось или они и в самом деле имеют более темный оттенок? Нужно только не забыть об этом случае и посоветоваться с экспертами, а они точно скажут, прав он или нет.
В дверь кабинета негромко, но уверенно постучали. Дарий поспешно закрыл книгу и спрятал ее в один из ящиков письменного стола.
– Входите!
Дверь бесшумно отворилась, и на пороге возник незнакомый гному человек.
– Добрый день, – произнес он традиционное приветствие и сел в предназначавшееся для посетителей кресло. – Я пришел узнать, свободно ли еще место помощника Главного Хранителя?
– Да, свободно. А вы хотите предложить свою кандидатуру?
Мужчина согласно кивнул. Дарий присмотрелся к незнакомцу. Среднего роста, стройный, правильного телосложения. Короткие, гладко зачесанные назад черные волосы. Ни бороды, ни усов. Гном попытался прикинуть, сколько же посетителю лет, но никак не мог определиться. Явно не молод, но в то же время совсем не стар. Ничего заслуживающего внимания, кроме строгих черт бледного лица и глаз смертельно уставшего человека.
– У вас есть какой-нибудь опыт в этом деле?
– Нет, – честно признался посетитель, – но я быстро все схватываю. Вам не придется тратить время на мое обучение.
Дарий только вздохнул. Естественно, тайком. Он с начала года искал себе помощника и уже рассмотрел несколько возможных кандидатур, но ни на одной так и не остановился. Быть помощником Главного Хранителя не так-то просто.
– У меня абсолютная память, – сказал человек, правильно истолковав колебания гнома.
– О, прекрасно! – искренне обрадовался Дарий. – Это действительно очень полезно для того, кто собирается работать с книгами. Так много всего нужно постоянно держать в голове. Списки, инвентарные номера и так далее. Скажите, а чем вы занимались раньше?
Посетитель не торопился с ответом. Он только грустно посмотрел на гнома.
– Надеюсь, ничего противозаконного? – Своим тоном Дарий давал понять, что никого ни в чем не подозревает, но спросить обязан.
– Я – некромант. – Человек так тяжело вздохнул, словно этим признанием он подписал себе смертный приговор. – Вернее, был им, но это уже в прошлом, – добавил он. – Все – в прошлом. Я решил не возвращаться к старой жизни. Теперь я хочу устроиться на работу в тихом, спокойном месте и отдохнуть.
– Магистр черной магии желает получить место моего помощника. Это несколько странно, вы не находите? Скажите честно, зачем вам все это нужно?
– Я бы очень хотел быть полезным, а, кроме того, труд хорошо оплачивается.
Дарий недоверчиво посмотрел на собеседника. На том был костюм из дорогой ткани, сшитый по последней моде. Белоснежная рубашка. Жилет украшен тонкой ручной вышивкой. В довершение всего на незнакомце был тяжелый черный плащ, судя по всему, очень теплый и прочный. Гном не мог видеть обувь посетителя, но не сомневался, что она тоже весьма и весьма достойная. Не похоже, что нынешнему визитеру необходимы деньги… Тогда что же? Может, ему нужен доступ к редким архивам? Этот некромант – личность, безусловно, интересная, но что стоит за его желанием устроиться помощником Главного Хранителя? Или все в полном порядке и только ему, Дарию, везде мерещатся заговоры?
– Простите, я не представился. Мое имя Рихтер.
– Дарий.
Они обменялись рукопожатием.
Гном отметил про себя, что некромант так и не снял кожаных перчаток. Посетитель выжидающе смотрел на гнома, а тот в свою очередь молча смотрел на него. Пауза затянулась, и Дарию пришлось нарушить ее:
– Рихтер, скажите, я могу быть уверен, что вы не вернетесь к прежнему занятию и не станете использовать должность помощника в незаконных целях?
– Я даю вам свое слово, – твердо ответил тот. – К сожалению, кроме него, у меня больше ничего нет.
– Что, даже ни одного сопроводительного письма?
– Ничего, – покачал головой Рихтер. – Только мое слово.
Дарий еще раз изучающе посмотрел на необычного посетителя и, наконец, решился:
– Хотя в наше время уже нельзя верить словам, я принимаю вас на работу с испытательным сроком два месяца. Начинаем завтра в девять. Приходите прямо сюда.
– Спасибо. – Рихтер впервые за весь разговор позволил себе слабо улыбнуться. – Обещаю, вы не пожалеете.
– Ну, раз уж мы будем работать вместе, почему бы нам не перейти на «ты»? – предложил Дарий. – Я не сторонник лишних формальностей.
– Давай так и сделаем, – согласился Рихтер.
Весь следующий день, начиная с самого утра, Дарий был настолько занят, что не мог и минуты посвятить заветной книге. Ровно в девять появился Рихтер, одетый в скромный черный костюм, который сидел настолько безукоризненно, что дух захватывало. А быть может, дело было и не в одежде. Что-то подсказывало Дарию, что, если вырядить господина бывшего некроманта в последнее нищенское рубище, он и в нем будет смотреться аристократом до мозга костей.
Гном не торопясь, обходил свои владения, вводя Рихтера в курс дела. Для начала он решил показать ему общие фонды. К остальным помощник получит доступ, только официально вступив в должность. Тогда Дарий сможет провести обряд узнавания, и библиотека признает в Рихтере своего, как когда-то признала Дария. Пренебрежение обрядом делает нахождение в некоторых местах этой разумной библиотеки просто опасным.
Конечно, библиотека обладает не самым большим интеллектом, но его хватит отличить своего от чужого, и она твердо уверена, что всякий чужой – враг, которого нужно немедленно уничтожить.
Немало охотников за редкостями исчезли в этих запутанных каменных коридорах. Дарий за свою службу трижды находил кровавые потеки на стенах. Всякий раз камни жадно впитывали в себя чью-то кровь, не оставляя никаких следов. Оставалось только догадываться, о скольких случаях незаконного проникновения он так и не узнал.
Гном добросовестно пересказал эти трагические истории некроманту со всеми возможными подробностями, надеясь, что они отобьют у Рихтера охоту лезть куда не следует. Впрочем, Рихтер оказался умным человеком и не проявлял излишней инициативы. Он не отставал от Дария ни на шаг. Хотя, судя по его виду, рассказы Главного Хранителя не произвели на него должного впечатления.
В конце концов, гном завершил краткий курс ознакомления с библиотекой и приступил к своим непосредственным обязанностям. Они подошли к маленькому раскрытому окошечку, под которым стоял столик орехового дерева. На столике уже лежали два заказа. Главный Хранитель только бросил на них взгляд и тут же отдал Рихтеру.
– Знаешь, что это за книги?
– Да, – невозмутимо ответил маг. – Брейсток, «Твари лесные», издание тридцатилетней давности. Я однажды видел такую. Переплет среднего качества, печать крупная, текст иллюстрирован рисунками самого автора. На первой странице изображен леший с птицами. Всего в книге шестнадцать глав и заключение, итого триста двадцать восемь страниц. Васс Грачевский, «Деяния святых: правда и вымысел»: данный экземпляр переиздан в четвертый раз, включен в список обязательных книг всех городских библиотек, переплет кожаный с золотым тиснением, на обложке святой Джерард поражает копьем демона. В книге подробно описаны жития тридцати шести святых, в конце комментарии. Всего пятьсот двадцать одна страница.
– Отлично. – Дарий усмехнулся. – Ты сказал правду, у тебя действительно прекрасная память. Эти книги можно выдать. Пойдем, я покажу тебе, как их найти.
Они вошли в большой зал, все свободное пространство которого занимала картотека.
– Как ты можешь убедиться, здесь все рассортировано по секциям, а дальше по алфавиту. На каждой карточке стоит пометка. Зеленая – подлежит выдаче, оранжевая – книга редкая, но можно выдать на твое усмотрение, если, например, какой-нибудь ученый заказал ее под свою личную ответственность. Ярко-красная – очень редкий экземпляр.
– Никогда не выдавать? – спросил Рихтер.
– Ну почему же… Если приезжает делегация из двух десятков архимагов, то тогда в твоем присутствии они могут взглянуть на ее краешек…
– И много таких редких книг в библиотеке?
– Достаточно, – уклончиво ответил гном.
– Хм, интересно. А ты сам их читать можешь?
– Могу, конечно, но тебе не рекомендую. Как правило, это слишком хрупкие экземпляры.
– Получается, что Главный Хранитель библиотеки – это лицо, в руках которого сосредоточена власть над душами волшебников, – сказал бывший некромант, намекая на то, что некоторые из его собратьев согласились бы продать собственную душу за обладание нужной им книгой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
 Андреев Леонид Николаевич - Петька на даче