от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В этой вечной тишине, так свободно обволакивающей разум, некромант ясно осознал, что ему нужно. Готовясь к обряду, Рихтер не ожидал, что перед поединком Смерть станет с ним разговаривать. Он был намерен биться – вот уж действительно не на жизнь, а на смерть. В его душе не было места беседам, а раз так…
Некромант не мог больше ждать. Он рывком обнажил шпагу, одновременно скидывая с себя мешавший движениям плащ, и стремительно бросился к Смерти. Смерть в свою очередь тоже выхватил оружие и с легкостью парировал первый удар Рихтера, сведя на нет всю внезапность его выпада.
Был ли Смерть удивлен его неожиданной атакой? На его лице не отразилось никаких эмоций.
Противники закружили, выжидая удобного момента. Некромант, в свое время обучавшийся искусству боя у лучших мастеров, стал настойчиво атаковать Смерть, ни на секунду не забывая об осторожности и пытаясь найти слабое место, но тот словно заранее чувствовал все действия Рихтера.
Звон холодного металла разрывал вечную тишину «изнанки мира». Выпад, удар, еще удар, прыжок в сторону, разворот, снова выпад… Пляска со смертью… Рихтер и его противник не уступали друг другу ни в чем. Каждое их движение было совершенно и не содержало ничего лишнего. Некромант был предельно внимателен, хорошо понимая, что у него нет права на ошибку. Смерть просто не даст ему второго шанса.
Снова удар, уклон вправо, вот лезвие просвистело в опасной близости от его уха, но это не страшно… Главное, что мимо. Рихтер искусно парировал все выпады противника, стремительно нападал сам, но дотянуться до Смерти все никак не мог. Смерть прекрасно владел защитой, а его манера внезапно менять руку и наносить удар левой была просто неподражаема. К счастью, этот прием был знаком Рихтеру. В свое время он потратил немало часов, пытаясь его освоить, поскольку справедливо полагал, что в будущем это ему может пригодиться. Ну вот и пригодилось…
Они сражались, но чаши весов оставались недвижимы. В этом месте без времени не было усталости, но не было и той счастливой случайности, которая способна склонить ход поединка в пользу одной из сторон.
– Ты хороший боец, – произнес Смерть, – но тебе не победить.
– Я дерусь с тобой ради своего счастья, – выдавил Рихтер, с трудом избежав прямого удара в грудь.
– Счастья? – Смерть скривил губы в усмешке. – Тогда тебе лучше проиграть.
Рихтер вновь нанес несколько ударов, и вновь Смерть их парировал…
– Да, я не могу его победить! Что же делать? – стремительно пронеслось в мозгу некроманта. – А ничего не делать, – пришел сам собой ответ, – просто продолжать драться. Ведь я пока что и не проигрываю». Рихтер увернулся от очередного удара в живот. На мгновение противники оказались очень близко другу к другу, лицом к лицу. Жуткое видение… Будто твое собственное зеркальное отражение решило свести с тобой счеты.
«Я дерусь с самим собой! Да он просто издевается! Уж не для этого ли он принял мой облик? Он знает, что я не могу победить самого себя! – думал Рихтер, позволив клинку жить собственной жизнью. – Но ведь должен же быть способ!»
И тут, словно озарение свыше снизошло на Рихтера, Смерть ведает все об осознанных шагах человека, но не в его силах знать о поступках импульсивных, вызванных закипающей кровью. Значит, надо перестать думать и заранее готовить удары. Нужно лишь дать волю чувствам и эмоциям, которых лишен Смерть. Легко сказать – дать волю чувствам… Дашь волю чувствам, тут же не заметишь обманного движения, пропустишь удар, проиграешь. И умрешь.
В звоне шпаг и блеске стали, Рихтер вспомнил Лееру и все ее слова любви к нему. Ожидание возможного счастья наполнило его душу. Он так хотел быть счастлив! Леера… Но перед ним враг, который желает помешать их совместной жизни. Его нужно убить! Убить легко, он очень хорошо знает это. Ведь он уже убивал!
Разум Рихтера заволокло туманом ярости. Его рука плотнее сжала эфес, зрачки расширились, сердце забилось с огромной скоростью. Некромант, отбросив все известные ему приемы, кинулся на Смерть. Сейчас он совершенно ничего не боялся. Рихтер наносил удары без всякой системы, вкладывая в них всю свою силу, так словно каждый из них должен был стать последним. Перед неистовым порывом человеческой страсти Смерть едва успевал отступать и уворачиваться. Некромант был непредсказуем… Его ярость подогревалась огнем всех тех мучений, что выпали на его долю. Душевная боль придала силы. Смерть был ошеломлен бешеным натиском Рихтера.
Вечность заглянула в глаза некроманта и увидела в себя самого… Как же это было давно… Смерть вспомнил другой мир, и в его голове вспыхнуло яркое видение. Рука замешкалась всего чуть-чуть… И в этот миг холодная сталь клинка пробила грудь того, кого страшились даже боги.
Нет, из пробитой груди не хлынула кровь, ее не было ни капли, даже когда Рихтер выдернул шпагу. Некромант в изумлении смотрел на нее, не осознав еще в полной мере того, что он сделал. Кисть Смерти медленно, словно нехотя разжалась, и оружие со звоном выпало из его руки. Смерть встретился глазами с Рихтером. Некромант затруднялся сказать, что именно он в них увидел. Удивление? Интерес?
Смерть зашатался, его ноги подогнулись, и он упал на одно колено. Рихтер с ужасом наблюдал, как это вселенское творение, одно из основ мироздания, против своей воли преклонило пред ним колено. Смерть какой-то миг все еще мог стоять, но силы стремительно покидали его. Он проиграл эту битву… Ему было слишком тяжело… Смерть посмотрел на Рихтера и прошептал едва слышно:
– Глупец.
И упал навзничь.
В тот миг, когда тело Смерти коснулось земли, все вокруг содрогнулось. Свершилось невозможное. Реальность вокруг Рихтера сжалась и закружилась в немыслимом водовороте. Ужасный рокот разнесся повсюду.
Рихтер вновь очутился посреди кладбища. Земная твердь, не выдержав падения Смерти, пришла в движение, невиданное по силе землетрясение, не имевшее эпицентра, в один миг охватило всю землю. Мощные толчки сокрушали все и всюду, словно само естество Мира прошлось тому, что сотворил Рихтер.
– Еще одна тайна благополучно раскрыта. – Дарий медленно покачал головой. – Я прекрасно помню это землетрясение. У меня тогда из серванта посыпалась вся посуда. Любимая чашка разбилась вдребезги.
– Жаль только, что дело не ограничилось одной твоей чашкой. По всей земле было разрушено множество домов, под их завалами погибло немало людей, цунами смыло поселки на побережье.
– Да, причину всех этих катастроф так и не нашли. Выдвигалось множество версий – одна фантастичнее другой, но…
– А причиной всего этого был я. – Рихтер тяжело вздохнул. – Мой эгоизм стоил жизни тысячам людей. Я победил Смерть, но он сполна расквитался за свой проигрыш. Скольких он забрал? Я не знаю… Смерть всегда будет прав, всегда останется в выигрыше.
Увиденное потрясло некроманта. Толчки еще не затихли, а он уже бросился в город в страхе за Лееру. И хоть ее апартаменты находились в одной из башен замка – с шестиметровыми стенами и несокрушимым фундаментом, некромант все равно опасался за ее жизнь.
Рихтер бежал, перепрыгивая через покосившиеся памятники и расколотые надгробные плиты. На краю кладбища к ограде была привязана его лошадь. Испуганное животное тяжело дышало, пытаясь порвать узду, и, если бы не стальная нить, вплетенная в кожу, его бы уже здесь не было. Маг пришпорил лошадь.
Он несся по городу как стрела, не замечая испуганных разбушевавшейся стихией людей. Вслед ему раздавались негодующие крики, во время своей бешеной скачки он кого-то задавил, но некроманту было наплевать. Он не оглядывался. В трущобах вспыхнули пожары. Их дым на фоне светлеющего неба – начинался рассвет – чернел зловещими отметинами.
По мере своего приближения к жилищу Лееры Рихтер, наконец, осознал, ЧТО он сделал. Он вызвал Смерть на поединок и победил его. Он победил Смерть!.. Он совершил невозможное… Действительно невозможное. Рихтер торжествующее рассмеялся. Теперь Леера останется с ним навсегда. Они поженятся и уедут отсюда. Побывают везде, будут путешествовать по миру – неважно где, важно, что вместе. Вместе навсегда. Леера…
Замок не пострадал: по замыслу его строителей, он должен был простоять ни много, ни мало до самого конца света. А может быть, и дольше. И когда уже не станет самого мироздания, он все равно останется стоять целый и невредимый. Судя по царящему кругом покою, в замке землетрясения попросту не заметили. Рихтер устремился к хорошо знакомой башне.
Черный маг на бегу назвал свое имя и пароль караульным и рывком распахнул дверь, ведущую на лестницу. На одном дыхании проскочив несколько лестничных пролетов, он резко остановился. В коридоре, который вел к комнатам Лееры, стояли несколько незнакомых ему охранников. На их груди Рихтер распознал герб дома Анских. Ну как же! Золотой грифон на красном фоне – яркий, хорошо запоминающийся герб. Что они здесь делают? Почему преградили ему путь?
– Сюда нельзя! – Охранник шагнул к нему. Это был огромный, двухметрового роста верзила. Однако, скользнув взглядом по дорогой одежде Рихтера, он несколько сбавил тон: – Приходите утром, господин.
– Герцог там? – спросил Рихтер и, не дожидаясь ответа, бросился мимо охранника.
– Стойте! Стойте, вам говорят!
Некромант добежал до двери, делящей коридор надвое, и запер ее на засов. Тотчас за его спиной раздались удары и гневные восклицания. Брань сыпалась вперемежку с угрозами. Не обращая на них никакого внимания, маг прошел дальше, в жилые покои. Дверь сделана на совесть, и откроют они ее еще не скоро.
Герцог Анский… Что он делает у Лееры в столь ранний час? Он провел у нее ночь? Ночь – у нее?!! Из груди Рихтера помимо его воли вырвалось звериное рычание. Нет, только не это!.. Что тут происходит? Он не будет, не хочет верить своим догадкам… Радость исчезла из е, души, уступив место горькому разочарованию. Словно кто-то невидимый изрезал его душу отравленным кип жалом. Яд мучительных подозрений проник, и внутрь сердце Рихтера истекало кровью. Капля за каплей… Сжав кулаки, некромант с трудом сдержал рвущееся наружу дыхание. Он прислушался. В глубине комнат были отчетливо слышны голоса. Слуг нигде не видно, видимо их всех заранее отослали.
Бесшумно ступая по мягким коврам, Рихтер пошел на звук. Первый голос – мелодичный, словно журчание родника, несомненно принадлежал Леере, а второй низкий и хриплый – неизвестному мужчине. Мужчине!!! Рихтер никогда раньше не слышал голоса герцога, но, судя по проскальзывающим повелительным ноткам, это был именно он. Рихтер остановился, не осталось никаких сомнений, что голоса доносятся из спальни Лееры. Он ни разу не был в ее спальне… Леера всегда принимала его в гостиной. Она ничем не выделяла его среди остальных, но она же любит его, правда? А голос мужчины – это обман. Чувства обманывают его, никого там нет. Ему просто померещилось… Он все выдумал… Веселый женский смех оборвал его мысли.
– Да, это действительно забавно. Леера, я всегда считал, что волшебники и не мужчины вовсе. А тут ты мне такое рассказываешь! Пожалуй, я начну тебя ревновать…
– Анри, не говори глупостей! Этот маг мне совершенно безразличен. Я люблю только тебя. Любовь некроманта – это так отвратительно…
Рихтер прислонился лбом к холодной двери и тихо застонал. Он отказывался верить тому, что услышал.
– Зачем же ты дозволяла ему общаться с тобой?
– Из милосердия, дорогой. К тому же…
«К тому же я был тебе весьма полезен. Я ведь столько людей убил по твоему приказу», – подумал Рихтер.
– …я не хотела, чтобы он пожаловался в Совет магов, мол, я избегаю его общества, потому что он волшебник.
«Я? Жаловаться?» – Рихтер до крови закусил губу.
– В Совете сидят страшные зануды, – сочувственно подтвердил мужчина. – Наверняка они подняли бы скандал.
– Скандалы – это очень весело, когда они происходят с кем-то другим. Но участвовать в них… – Леера снова рассмеялась. – О, Анри!
– Да?
– Представляешь, в последний раз, когда я видела этого мага, он сказал, что идет сражаться со Смертью, чтобы быть со мной.
«Она даже не называет меня по имени. А у меня ведь есть имя, меня зовут Рихтер… Рихтер… Но я для нее всего лишь «этот маг». – Рихтер до ломоты в пальцах сжал дверную ручку.
– Вот уж действительно глупая идея. – Собеседник Лееры зевнул. – Этот малый совсем спятил. Куда только смотрит их хваленый Совет? Только и умеет, что деньги клянчить. Пожалуй, надо будет заняться твоим некромантом. Я не хочу, чтобы он доставлял тебе беспокойство.
– Именно об этом я хотела тебя попросить. В следующий раз, когда он объявится, ты мог бы сделать так, чтобы он исчез навсегда?
– Проще простого. Все, что пожелает владычица моего сердца.
«Ну вот ты и услышал, что хотел. Только что заказали твое убийство, – промелькнуло у Рихтера в голове. – Леера хочет, чтобы меня убили? Но это же невозможно… Она что, никогда не любила меня? Леера никогда не любила меня?!!» – Рихтер отказывался что-либо понимать. Он был в смятении. Демоны, зловещие, черные демоны с самого дна бездны приближались к нему, воззрившись завладеть его рассудком.
Густота, яркий свет… Почему-то темнеет в глазах… Поединок со Смертью – Смерть обрушивается на него и всаживает клинок прямо в сердце. Разве это было с ним? Почему Смерть так весело смеется? Смерть не должен смеяться. И почему у него лицо Лееры? Да это же маска… А под ней пустота. Везде обман. Все это время его обманывали…
Ноги Рихтера подогнулись. Не в силах стоять, он опустился на одно колено. В висках бешено стучала кров, искажая все звуки. Что это так нестерпимо ревет? Ах да… Это же его собственное дыхание.
Но как это могло случиться? Ведь он так умен, так талантлив! Как он мог столь жестоко обмануться и не заметить этого? Он сразился со Смертью и победил, и все ради нее. Ради Лееры. Ради их любви. Он сумел сделать то, что было не под силу никому, а Леера его просто использовала. Для нее это была игра? Игры с огнем заканчиваются пожаром… Она посмеялась над ним… А он был готов ради нее на все! Она клялась, что любит его, только для того, чтобы он… Любовь всей его жизни хочет его смерти. Благодарить ли судьбу за то, что он узнал об этом, или проклинать?! Пусть лучше бы он умер от клинка наемного убийцы или яда, но так и не узнал, что его предали. Кто именно его предал… В мире нет ничего хуже предательства.
Рихтеру было нестерпимо больно.
«За что? За что?! За что?!!» – пульсировала в мозгу единственная мысль.
Он едва дышал, желая только одного – чтобы его сердце остановилось. О, только бы оно перестало биться… Но чудес не бывает. Некромант резко вскинул голову. В его глазах мелькнула решимость. И пляшущие демоны.
Она его предала?.. Да, это так. Но пусть она скажет это ему в глаза. Он хочет видеть ее глаза. Он хочет услышать от нее правду, какой бы она ни была. Прямо сейчас.
Некромант с такой силой рванул дверь, что она с треском развалилась на куски. На кровати под балдахином, широкой как праздничная площадь, лежали Леера и светловолосый мужчина средних лет. Леера млела в его объятиях. Увиденное оказалось для Рихтера последуй каплей.
– Никогда не забуду этого. – Некромант закрыл лицо руками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 - Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум