от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


На какой-то миг Дарию показалось, что его друг плачет. Но когда Рихтер отнял руки, стало видно, что его глаза абсолютно сухи.
– Ненавистное воспоминание… Самое ненавистное в моей жизни! И оно со мной навсегда. – Гримаса ярости исказила лицо Рихтера.
– Что же было потом? – поспешно спросил гном, желая поскорее отвлечь мага.
– Потом? Почти ничего… Я сошел с ума.
Рихтер больше не владел собой. Он не понимал, кто он и что делает. Зачем он это делает. Все его чувства, все страдания слились в одно: его захлестнула ненависть. Он слишком долго сдерживал свой дар, и сила магии, больше не подавляемая его волей, вырвалась на свободу. Рихтер был страшен. Демоны искалечили его душу, и он без сожаления расстался с человеческим обликом, он сам стал одним из них. Теперь ему было хорошо…
Он наслаждался своей ненавистью. Увидев его, Леера в ужасе закричала. Герцог бросился к оружию, лежащему на стуле рядом с одеждой, но Рихтер опередил его. Маг не стал обнажать шпагу – в ней не было никакой нужды. Его руки были самым страшным оружием.
Леденящий хруст ломаемых костей, струи крови… В герцоге оказалось много крови… Ярко-красной, а не голубой, как считают благородные господа. Она залила белоснежный ковер, простыни, обрызгала гобелен на стене… Рихтер оторвал герцогу голову. И руки, которыми он обнимал Лееру. Обезображенный труп некромант с отвращением отбросил в сторону. В этот самый миг, наконец, подоспела охрана – они все-таки выломали дверь. Им хватило одного взгляда, чтобы понять: они безнадежно опоздали. В недвижимо лежащем теле они узнал то, что осталось от герцога. Рихтер повернулся к ним лицом, и охранники, бывалые воины, видавшие в своей жизни всякое, в страхе отшатнулись. Некромант бросил им голову герцога.
– Беги за подмогой! – поспешно отослал начальник охраны самого молодого из своих людей.
Рихтер оказался один против пятерых. Они ринулись на него всем скопом с криками ярости и желанием уничтожить мерзкое чудовище, сотворившее ТАКОЕ с их господином, но ни один из них не прожил дольше нескольких секунд. Некромант поступил с ними так же, как с герцогом. Он рвал их на куски, не обращая внимания на лезвия, пронзающие его тело. Что ему эти раны? Он сам жаждал смерти, которая прекратит его мучения.
Но вот упал последний противник… Рихтер повернулся к Леере. В его груди, погруженный по самую рукоять, торчал меч, на теле зияли страшные раны, но он не умирал. Некромант с интересом посмотрел на меч. Его глаза были полны безумия. Рукоять меча насквозь пронзила сердце, Рихтер чувствовал, что оно больше не бьется – просто не может, ему было нестерпимо больно, но он все еще был жив. Почему?
– Почему? – спросил он, обращаясь к Леере. Женщина, смертельно бледная, широко раскрытыми глазами взирала на мага. Она хотела закричать, но не могла. Куда исчезла ее красота? На мага смотрело жалкое, затравленное существо. Она боялась, она смертельно боялась его. Рихтер чувствовал ее страх. Но где та Леера, которую он любил? Ее здесь нет… Эта женщина совсем не похожа на нее.
Леера не знала, что ей делать. Кругом лежали тела зверски убитых людей, на которые было страшно смотреть, но закрыть глаза невозможно. Ведь тот, кто сделал это, все еще рядом. Неужели это дело рук Рихтера?
Некромант покрепче ухватился за рукоять и медленно, с мучительным стоном вытащил меч из собственного тела. Тот тяжело, с глухим стуком упал на пол. Из разрубленной груди мага сочилась темная, почти черная кровь. Рихтер протянул к женщине руки и позвал ее по имени.
– За что? – спросил он.
Леера не выдержала. Это было уже слишком. Она соскочила с кровати, захлебываясь криком, и, ничего не видя перед собой, бросилась прочь. Некромант сделал шаг, чтобы задержать ее, но она отшатнулась от него и, споткнувшись о труп одного из охранников, упала. Все вокруг залито кровью, повсюду разбросаны фрагменты тел, она тоже в крови.
Женщина быстро поползла в сторону, не переставая кричать. Рихтер стоял между ней и дверью. Для нее нет выхода… И Леера выбрала окно.
Звон разбитого стекла смешался с топотом многочисленных ног – это бежали стражники. Рихтер, находясь на грани потери сознания, с трудом подошел к окну и выглянул наружу. Леера недвижимо лежала внизу. Она упала на каменные плиты, которыми был вымощен Двор, и разбилась насмерть. Впрочем, трудно ожидать чего-то другого после падения с такой высоты. Рихтер еще мог бы помочь ей, но он не желал этого. Он сожалел лишь об одном: она так и не ответила на его вопрос. Некромант шагнул в пустоту вслед за своей любовью.
– Когда я пришел в себя, вокруг меня стояли люди. Много людей. Кто-то закричал: «Смотрите, он еще жив!» – И я поднялся. К моему изумлению, я не умер, более того – кровь больше не шла, а раны затягивались. Стоило мне встать, как один из стражников пронзил меня копьем. Копье пробило плечо насквозь, и я вскрикнул. Столько боли… Почему меня всегда окружает столько боли? – Рихтер нервным движением потер плечо, словно все еще чувствовал удар. – Это разъярило меня. Я стал живым воплощением гнева. Наверное, со стороны это выглядело жутко… На этот раз я выхватил шпагу и заколол всех, кто оказался рядом. Я убивал без разбора, мне было безразлично, кто передо мной – мужчина или женщина, ребенок или животное. Настоящая одержимость… Я пробился к воротам. Шел по трупам, но не останавливался. Никто не мог меня задержать. Прочь из замка, прочь из города… Мне хотелось остаться одному. Но… Ты меня понимаешь?
Дарий только молча покачал головой.
– Меня долго, но не слишком упорно искали. За мою голову была назначена огромная награда. Во все стороны разосланы карательные отряды. Ведь герцог Анский был связан с королем кровными узами, и его убийство не могло так просто сойти с рук. Спустя какое-то время я встретился с несколькими отрядами, посланными на мои поиски. Каждый из них состоял приблизительно из тридцати человек. Я всегда был прекрасным бойцом, но теперь мне действительно было нечего терять. После того, что я сделал с теми людьми, отрядов больше не посылали. Никто не желал со мной связываться, и никакие деньги не могли соблазнить наемников.
– А что Совет магов?
– Они отреклись от меня. Вычеркнули из всех списков. Под радостные крики толпы на главной площади сожгли мое чучело. Я видел, как оно пылало. Эх, знали ли бы эти люди, что я, если бы мог, сам бы с удовольствием согласился быть сожженным вместо этого чучела… Какая ирония! Что тут говорить, я и без того пылал… Но не это самое страшное. Ты догадываешься, о чем я? – спросил Рихтер и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Победив Смерть, я получил не только право быть с женщиной. Я получил то, чего многие маги жаждут больше всего на свете. Бессмертие… Смерть никогда не придет за мной. О, теперь я понимаю, почему он назвал меня глупцом. Он был прав! Я признаю это. Именно поэтому я не использую свои способности. Некромантия возвращает к жизни, но я больше не считаю это правильным. Смерть лучше знает. Ему виднее… Да, я – глупец! У меня абсолютная память и я буду жить вечно, представляешь?
Голос Рихтера был спокоен, но где-то глубоко-глубоко глубине глаз некроманта Дарий различил ужас.
– Я все никак не мог в это поверить. Я пытался умереть… Сколько способов я испробовал? Много… – Рихтер принялся загибать пальцы. – Вскрывал вены, вешался, принимал яд, закалывал себя, сжигал, топился… Четвертование было? Было.
Гном содрогнулся.
Пробовал уморить себя голодом – бесполезно. Все бесполезно. Я, как и раньше, чувствовал боль, мучался, но не умирал. Снова и снова после очередной неудачной попытки ко мне возвращалось сознание. Время шло, но для меня ничего не менялось. Я даже перестал стареть. Вечный Рихтер! – Маг горько усмехнулся. Повествование забрало у него последние силы. Его плечи поникли, он сгорбился. – Моя последняя надежда была на проклятые книги. Я думал, что таким образом сумею обмануть Смерть. Ведь тело не живет без души.
– Но ничего не вышло, – подвел за него итог Дарий.
– Да…
– Если бы эту историю мне рассказал кто-то другой, я бы не поверил. Она невероятна. Действительно невероятна, но именно поэтому…
– Именно поэтому ты считаешь ее правдивой. Можешь навести справки, если не веришь мне. История убийства герцога Анского за прошедшие годы обросла новыми чудовищными подробностями, но ты еще сможешь найти в ней былое зерно правды.
– Я верю тебе, Рихтер. Зря ты не рассказал мне этого раньше.
– И что бы изменилось?
– Не знаю. – Дарий пожал плечами. – Просто я считаю, что всегда лучше сказать правду, какой бы она ни была.
– Я тебя не обманывал… Вспомни! Я просто не рассказал тебе всего. Да и вряд ли ты захотел бы меня снова видеть, расскажи я тебе эту историю во время нашей первой встречи.
Они замолчали. Дарий подумал о том, что судьба свела его с самым странным человеком в этом мире. Жестокий убийца, гениальный маг, страстный влюбленный, преследуемый изгнанник – и все это в одном мужчине, смысл существования которого свелся к поиску собственной смерти.
– Ты меня презираешь?
– Вечное пламя! О чем ты?
– Я недостоин, быть твоим другом. У убийцы не бывает друзей.
– Ты был не в себе и не мог отвечать за свои поступки.
– Жалкое оправдание… Оно не годится для того, кому нравилось убивать. Правда, я получал от этого удовольствие. – Рихтер напрягся. – Раньше я ненавидел весь мир, а теперь ненавижу самого себя. Какое непостоянство! Почему? Дарий, я совсем запутался…
– Ты много страдал. Еще неизвестно, как повел бы себя я в такой непростой ситуации. Может быть, еще хуже.
– Ты бы в ней не оказался. Ты же не идиот.
– Рихтер, ты в большом смятении. Постарайся успокоиться.
Некромант помрачнел.
– Ради чего мне успокаиваться? Надежда на освобождение оказалась ложью. Мне неоткуда ждать помощи.
– А книги, которые навели тебя на мысль о поединке? В них что-нибудь говорится о тех, кто раньше побеждал Смерть?
– Одни туманные намеки, из которых я по прошествии времени сделал вывод, что стал первым, кто осуществил эту безумную затею.
– Если Смерть реален, то реальны и боги. Тогда почему бы не попросить у них совета?
– Я не верю в богов! – От слов Рихтера, словно холодом повеяло.
– Как, вообще? – удивился Дарий. – Но ведь ты сразился со Смертью, а это значит…
– Я не верю в богов, которым есть до нас хоть какое-то дело, – пояснил свою позицию Рихтер. – На Строителя мироздания я не замахиваюсь, можешь не волноваться.
– А, ну тогда ладно… – Дарий рассеянным жестом запустил пятерню в волосы. – Даже не знаю, что с тобой делать…
– Можешь не утруждать себя мыслями об этом. Я сегодня же уеду.
– Уедешь? Куда?
– Поеду к океану. – Рихтер пожал плечами. – Побережье ничуть не хуже других мест.
– Вот так просто все бросишь? Нет, это неправильно. Где же я еще найду такого хорошего помощника?
Рихтер невольно улыбнулся. Дарий оставался верен себе в любой ситуации.
– Я не могу…
– Можешь, – Дарий был тверд словно камень, – ты все можешь. Теперь я знаю твою историю, но моего отношения к тебе она не изменила. Откровенно говоря, я уже кое-что подозревал… Но не в этом дело. Рихтер, я считаю тебя своим другом, а у гномов не принято бросать друзей в беде.
– Надо было мне раньше подружиться с кем-нибудь из вашего народа.
– Это не так-то просто. – Дарий мягко коснулся плеча некроманта. – Рихтер, я действительно хочу тебе помочь.
– Как? Неужели ты не выдашь меня властям? Награда за мою голову до сих пор в силе. Даже по прошествии стольких лет. И на нее уже успели набежать внушительные проценты.
– Не говори глупостей. Речь идет о твоей жизни, а ты шутки шутишь.
Рихтер грустно посмотрел на гнома, и тот понял, что маг говорит серьезно.
– Да ты что, Рихтер?! Как можно?! Какое мне дело до какого-то там герцога многолетней давности? Награда мне тоже ни к чему. Мне своих денег хватает.
– Но ведь я представляю опасность… для остальных людей. На мне кровь не только одного Анри Анского.
– Так это когда было! – Дарий беспечно махнул рукой. – Сейчас ты не опасен. Если, конечно, не стоять у тебя на пути. Вот, к примеру, запуганное ночное братство – это ты постарался?
Рихтер, чуть помедлив, кивнул.
– Молодец! Я так и знал. Их давно пора было проучить. Небось увидели, что ты хорошо одет, при деньгах, и решили заполучить легкую добычу?
Маг снова кивнул.
– Да, жить в городе стало нелегко… Видишь ли, Рихтер, ты сделал доброе дело, разобравшись с бандитами. Теперь ночью можно снова ходить по улицам, не окружая себя плотным кольцом вооруженной охраны. Жители города и я лично очень тебе благодарны.
– Может, еще в градоправители изберете?
– Может, и изберем. Накажем неограниченной, властью, и тогда все твои нынешние проблемы покажутся тебе мелочью. В самом деле, я не верю, что ты вдруг пойдешь и примешься резать младенцев в колыбели. Это будет так не похоже на тебя… ведь ты – хороший человек.
Рихтер несколько мгновений бездумно смотрел прямо перед собой, а потом не выдержал и расхохотался. Он смялся оглушительно, с каким-то особенным оттенком горечи. Дарий никогда раньше не слышал, чтобы кто-то так смеялся.
– Это ты обо мне?! – Смех некроманта граничил с истерикой. Забывшись, Рихтер с силой хлопнул себя по коленям и скривился от резкой боли. – Я – хороший человек?!! Ты услышал мою историю и все еще… Что же, по-твоему, надо сделать, чтобы быть плохим?
– Злодеем можно родиться, а можно стать им по вине жизненных обстоятельств. В последнем случае еще остается шанс все исправить. Не сведи тебя судьба с Леерой, жизнь сложилась бы по-другому. Твой дар – большая редкость, и мне грустно и больно видеть, как такой талантливый некромант, как ты, сам уничтожает себя.
– Отвернись – и больше ты этого не увидишь. – Рихтер стал говорить тише. Он постепенно успокаивался.
– Из любой ситуации можно найти выход, – сказал гном.
– Мне бы твою уверенность…
– Оставайся, и мы найдем его вместе. Даю слово, я помогу тебе.
Маг задумался. Его одолевали противоречивые чувства. Еще никто никогда не предлагал ему свою помощь. Вправе ли он воспользоваться предложением Главного Хранителя?
– Хорошо, если ты так настаиваешь, я останусь. Правильно это или нет – там станет видно. Буду, как и раньше, твоим помощником. Посмотрим, что из всего этого получит… – Внезапно перед внутренним взором Рихтера пронеслась недавняя сцена с приходом Дария, и он оборвал себя на полуслове. Его глаза удивленно расширились.
При всей ее правильности в ней было что-то очень странное. Невозможное. Рихтер сосредоточенно нахмурился: в чем же дело? Что именно его так встревожило? И тут некроманта осенило:
– Скажи, Дарий, а как тебе удалось без всяких для себя последствий отобрать у меня проклятую книгу, если ты был без перчаток?
Брови гнома удивленно поползли вверх. Дарий повернул руки ладонями вверх и пораженно на них посмотрел – так, словно видел впервые. Перчаток действительно не было.
Вся следующая неделя прошла в непрерывных хлопотах. Повозку друзья все-таки наняли, и книги со всеми мыслимыми и немыслимыми предосторожностями были доставлены в город. К неописуемой радости Дария перевозка обошлась без лишних приключений.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Бучер Энтони - Поиски Святого Аквина