от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ты быстро все схватываешь, – похвалил его Дарий. Он наугад открыл один из ящиков картотеки. – Вот смотри…
Рихтер аккуратно извлек одну из карточек – на ней оказалась черная пометка.
– Что значит черный цвет?
Гном нахмурился, отобрал карточку и положил ее на место.
– Это значит, что ничего хорошего данный труд читающему не принесет. Проклятые книги. Как маг ты прекрасно знаешь, что это значит. – Дарий дождался утвердительного кивка и только после этого продолжил: – Заклятия, наложенные на них, слабеют с каждым годом, но они все еще достаточно сильны, чтобы пожрать душу. Уничтожить их нельзя, остается только хранить под бдительным присмотром отдельно от остальных книг.
Рихтер внимательно посмотрел на Дария.
– Зачем же они помещены в картотеку вместе со всеми?
– А где же им еще быть? Их не так много, чтобы завести для них отдельный ящик, но и не так уж мало. Ради них я не хочу нарушать сложившуюся систему учета. В любом случае тебе не должно быть до этих книг никакого дела. – Дарий пристально посмотрел на Рихтера, но тот, казалось, не обратил внимания на его слова.
Рихтер пошел дальше, в глубь зала, читая надписи на ящиках. При соприкосновении с мраморным полом библиотеки его тяжелые сапоги издавали какой-то гнетущий звук, который расходился по воздуху, словно удары набата. Вот Рихтер свернул, шаги стихли, и Дарий потерял его из виду. Гном смутно ощутил непонятное чувство тревоги. Что-то не так…
Дарий задержал дыхание, Ага, вот оно что! В наступившей тишине он не услышал абсолютно ничего, кроме стука собственного сердца. У гнома от рождения был прекрасный слух, а за долгие годы работы в библиотеке он только обострился. Если нет никаких звуков, то Рихтер или исчез, или стал привидением.
– Рихтер! – негромко позвал Дарий.
– Да? – послышалось откуда-то слева.
Гном стремительно обернулся и увидел помощника, спокойно изучающего карточки. Как Рихтер успел там незаметно для него оказаться, Дарий так и не понял.
– Похоже, я нашел то, что нужно. Это места хранения наших заказов. Буква коридора, номер зала, номер комнаты, номер стеллажа и, наконец, порядковый номер самой книги.
– Отлично. – Дарий решил не обращать внимания на некоторые странности своего помощника. Все-таки некромант навсегда останется магистром черной магии, даже если и бросит свое занятие. – Я и так знаю, где они сейчас стоят, ну а ты попробуй найти их без посторонней помощи.
– Что значит «сейчас стоят»? – удивился Рихтер. – Разве они могут поменять место? А как же тогда картотека?
– В том-то все и дело. – Дарий вздохнул. – Библиотека сама может поменять местонахождение книги, ее номер, номер комнаты и так далее. Все – кроме коридора. В картотеке же автоматически отражаются все изменения. Иногда она не меняет ничего неделями, а иногда по несколько раз на дню. Разумная библиотека сама по себе – Хранитель сам по себе. Поэтому каждый раз, как только я почувствую, что все снова изменилось, мне надо свериться с картотекой. Последнее изменение было где-то с месяц назад, а Брейстока и Грачевского уже трижды заказывали.
– Сотрудник начинает чувствовать изменения после обряда узнавания, – догадался Рихтер. – В каком-то смысле становится частью этого здания.
Камни угрожающе заскрежетали.
– Она очень не любит, когда ее называют зданием, – прошептал тихонько Дарий, подойдя к Рихтеру вплотную. – Будь с ней вежлив. Госпожа Библиотека, – продолжил он громче, – мы ни в коей мере не хотели вас обидеть.
Скрежет тотчас прекратился.
– Я запомню это, – сказал Рихтер.
– Конечно, запомни, если жизнь дорога.
Рихтер только усмехнулся.
– Да, кстати… – Дарий достал из-за пояса внушительную связку ключей и принялся их перебирать. – Вот, возьми. – Он протянул Рихтеру простой медный ключик. – Это от картотеки. Если вдруг заблудишься в основных хранилищах, а меня рядом не будет, вежливо попроси Госпожу Библиотеку, и она тебя выведет. И нечего на меня так недоверчиво смотреть! Это же настоящий лабиринт! В начале своей карьеры я тут целых два дня плутал, между прочим, без воды и пиши, пока не догадался обратиться за помощью к самой библиотеке.
– Здесь, наверное, масса потайных переходов, туннелей, невидимых люков и всего остального.
– А как иначе? Гномы ведь строили. – В такие моменты Дарий испытывал гордость за своих соплеменников. – Кроме того, здесь очень красиво.
Рихтер был с ним полностью согласен. Архитектурный стиль этого внушительного во всех смыслах строения был безукоризненным. Высокие потолки с фресками, резные колонны из малахита, широкие и узкие лестницы с высокими ступенями, повсюду блеск золота и драгоценных камней. Пол затейливо выложен мозаикой, а проходы охраняли мрачные мраморные скульптуры.
– И все это, – Рихтер показал рукой вокруг себя, – можем видеть только мы двое.
– В этом-то вся прелесть, – проворчал гном. – Читальными залами пользуются все, и ты видел, во что они превратились? Золото и камни были сразу же украдены, многие статуи сломаны, а на мраморных крышках столов какие-то особо одаренные умники нацарапали бранные слова! И это взрослые люди! Ученые! Даже злости на них не хватает.
Дарий не стал говорить о том, что своего прошлого помощника он забраковал, когда застал за попыткой стащить сапфировый глаз у химеры. За Рихтером подобных склонностей вроде бы не замечалось, но быть настороже никогда не мешает. Эти богатые аристократы частенько подвержены клептомании. Дарий крепко задумался, вспоминая подобные случаи из своей жизни.
– Мы, по-моему, собирались за заказами… – напомнил Рихтер. – Кроме того, там принесли еще один.
– Да-да, – Главный Хранитель с трудом очнулся от задумчивости, – можешь начинать. Маркировка комнат и коридоров расположена над входом.
Пожалуй, даже не стоит и говорить, что Рихтер блестяще справился с заданием. Не прошло и пятнадцати минут, как нужные книги лежали перед Дарием.
– Я же предупреждал, что во всем разбираюсь очень быстро, – объяснил Рихтер удивленному Хранителю.
– Продолжай в том же духе, – посоветовал гном, – тогда я смогу уехать в какое-нибудь живописное место, купить там домик, заняться разведением цветов, а все работу переложу на твои плечи.
– Звучит заманчиво. – Рихтер принялся изучать новый заказ. – Тут очень просят найти «Утренние ночи» Болотного Гленка. Я не слышал о таком авторе.
– А, – Дарий пренебрежительно махнул рукой, – поэт. На мой неискушенный взгляд, не слишком хороший, но некоторым дамам он нравится. Кто его желает получить?
– Госпожа Рокосси, Торговая палата.
– Ну вот, что я говорил! Ладно, – Главный Хранитель с надеждой посмотрел на Рихтера, – я думаю, ты и с этим справишься, ну а мне нужно отлучиться на некоторое время. На двенадцать у меня назначена встреча с одним архимагом. Постараюсь разобраться с ним как Можно быстрее, но это как получится.
– Архимаги не любят спешить. – Рихтер сочувственно кивнул.
– Если что – я в кабинете.
Дарию не повезло. Архимаг оказался очень настырным, кроме того, он пожаловал не один, а с пятью друзьями. Объединив свои усилия, они настояли на том, чтобы Главный Хранитель с ними пообедал. Архимаг Лавинус Кари был богатым человеком с длинной родословной, поэтому для обеда он избрал шикарный банкетный зал, рассчитанный как минимум на сто персон. Семерых гостей обслуживали двадцать человек. Блюд было подано столько, что можно прокормить маленькую армию. Все это вкупе с надоедливым организатором застолья заставляло Дария чувствовать себя неуютно. Он не любил излишества. Кроме того, гном с тревогой думал о Рихтере, боясь, как бы тот не угодил в какую-нибудь ловушку.
В библиотеке, которая известна своим коварством, это вполне возможно. Она может попробовать испытать новичка, а ни для кого не секрет, что с некромантами лучше не связываться. Уж слишком они непредсказуемы. Неизвестно еще, чем может закончиться противостояние библиотеки и некроманта.
Лавинус непринужденно болтал с друзьями о всяких пустяках. Дарий же все это время тщетно пытался выяснить, что же архимагу конкретно нужно и для чего, собственно, затеян этот обед. Когда Дарий понял, что Лавинус не преследовал особых целей – у него просто была такая своеобразная манера знакомства, он решил, что с него хватит и надо возвращаться к своим обязанностям.
В библиотеку гном почти бежал. Было около семи часов вечера. Главного Хранителя мучила совесть, что он оставил своего помощника одного в первый же день, да еще надолго. И все из-за этого напыщенного болвана! Воображение услужливо рисовало ему красочные картины растерзанного Рихтера – одна страшнее другой.
Войдя в библиотеку, Дарий быстренько прошелся по ее коридорам, но никого не обнаружил. В библиотеке, кроме него, больше никого не было. Он посмотрел на столик заказов. Все заказы, включая даже те, что на следующий день, были приняты и отосланы по назначению.
– Где же он может быть? – Дарий обернулся, словно ожидая, что помощник может стоять за его спиной. – Ах да! Я же еще не смотрел в кабинете.
Рихтер действительно был в кабинете Дария. Он сидел за письменным столом и читал какую-то книгу.
– Хм, – сказал Дарий.
Рихтер бросил недоуменный взгляд на Главного Хранителя.
– Я, конечно, ничего не имею против, но ты сидишь в моем кресле, – с легким оттенком недовольства сказал гном.
– Мне нужен был свет, а у тебя тут очень хорошая лампа. – Рихтер встал и пересел в кресло для посетителей.
– Прости, меня долго не было. Архимаг Лавинус Кари оказался сущим наказанием, тем более что он был не один, а с компанией. Я не мог прийти раньше. Хотя я вижу, что ты прекрасно справился и без меня. Трудности были?
– Нет. – Рихтер отрицательно покачал головой. – Я успел все закончить к трем часам дня.
– Хорошо. А что ты читаешь?
– «Разведение длинношерстных кроликов в домашних условиях». В картинках. Я взял это только для того, чтобы занять время, – поспешно пояснил он удивленному Дарию – уж слишком не вязалась данная книга с обликом Рихтера.
– Ты обедал?
– Нет еще.
– А я обедал. Но мне будет совсем не трудно пообедать еще раз. Или вернее было бы сказать – поужинать? И, если ты не возражаешь, я бы хотел, чтобы ты составил мне компанию. Заодно расскажешь, как провел время, пока меня не было. Мне очень интересно.
Рихтер не возражал, и они отправились в ближайший трактир. В непринужденной обстановке оба неплохо провели время за ужином.
Человек устало потер глаза и задумчиво взглянул на свое отражение в маленьком зеркальце, которое стояло на столе. Было около полуночи. Наступило время, когда можно чуть-чуть расслабиться и побыть самим собой.
В неверном, прыгающем пламени свечи черты его бледного лица заострились, в уголках рта пролегли горькие складки. Черные, словно прочерченные углем тонкие брови угрожающе нахмурились. Глаза потемнели. Зрачки, несмотря на то, что он неотрывно смотрел на огонь, расширились, закрыв собой почти всю радужную оболочку.
Это был Рихтер. Таков истинный облик некроманта. Не жалкого дилетанта, делающего первые шаги на этом поприще, а настоящего мастера. Мгновение – и утонченный аристократ исчез, уступив место безжалостному демону.
До сих пор неизвестно, что именно так изменяет человека, трансформируя его сущность, – врожденная ли склонность к черной магии или сами многолетние занятия некромантией. Однако, несмотря на зловещую репутацию, которая опережает любого, кто имеет отношение к этому темному искусству, к некромантам всегда относились с должным почтением. Их знания и умения незаменимы на войне. Они виртуозно владеют оживлением и сращиванием мертвых тканей.
Все хорошо помнят историю, случившуюся с генисейским королем Олафом. Во время одной из битв специально обученный мантихор неприятеля оторвал ему голову. Останки несчастного короля обступила преданная ему гвардия, решившаяся драться до последней капли крови, но не допустить осквернения его праха врагом. К счастью, придворный некромант не растерялся и срастил голову и тело короля в единое целое, после чего оживил Олафа. Операция, проведенная в жестоких условиях непрекращающегося боя, прошла успешно, и король остался жив. Битва была выиграна, некромант награжден всевозможными почестями и землями противника, а король прожил еще сорок лет.
Власть над мертвой материей дается от рождения. Она или есть, или ее нет. Этому невозможно научиться и, даже прекрасно зная теорию черной магии, никогда не стать практиком. Некромант может овладеть способностями обычного мага, но волшебнику никогда не стать некромантом.
Большая часть тех ужасов, что рассказывают про черных магов, распускается их же собратьями-волшебниками – чаще всего из-за элементарной зависти. Ведь для чародея нет ничего важнее, чем власть над силами, которые, простому человеку неподвластны. Маги в своей основной массе тщеславны, крайне честолюбивы и не выносят чужих успехов. Их вынужденные союзы недолговечны и обусловлены, как правило, внешней угрозой. Исключение составляют истинные мастера своего дела, которые достигли столь высокого уровня, что не только перестают строить бесконечные козни сами, но и нисколько не опасаются происков возможных врагов.
Рихтер был гениальным некромантом. Единственным в своем роде. Его необыкновенные способности дали о себе знать очень рано – ему было всего три года. Это случилось, когда на глазах изумленных взрослых мальчик оживил погибшую бабочку, одним движением вдохнув в нее жизнь.
С того самого момента будущее Рихтера было предрешено. Способности некроманта ни в коем случае нельзя подавлять, иначе вместо пользы они могут принести смерть обладателю. Или на ближайшем кладбище будет полно оживших умертвий.
Рихтер рос тихим, задумчивым ребенком. По мнению его родителей, слишком уж тихим и задумчивым. Они едва оправились от шока, узнав, что их единственный сын станет некромантом, как обнаружилась еще одна феноменальная способность Рихтера. По мере его взросления всем стало понятно, что у него практически абсолютная память. Прочитав книгу, он мог слово в слово повторить ее содержание, а, однажды увидев картину, нарисовать ее точную копию. К двадцати годам в его голове хранилось столько информации, что ее с лихвой хватило бы на обитателей целого городка.
Это была неспокойная пора. Королевские династии сменяли друг друга, планы градоправителей рушились с легкостью карточных домиков, войны не прекращались. А где война, там и ее неразлучные друзья – голод и болезни.
Во время одной из вспышек желтой чумы родители Рихтера погибли, а он, поскольку учился в другом городе, не успел прийти им на помощь. Его талант, его искусство оказались бесполезны. Когда смог вернуться в родные края, Рихтер продал отцовский дом и, не особенно предаваясь горю – занятия некромантией притупляют все чувства, – перебрался в другое место. Ему был двадцать один год, он был черным магом с исключительными, выдающимися способностями, и он прекрасно понимал это.
Свеча догорела и с шипением погасла. Впрочем, в ней не было большой необходимости. Рихтер прекрасно видел в темноте. Стол, кровать, шкаф и сундук, обитый жестью. Единственное окно выходит во двор.
Его комната обставлена очень скромно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Боккаччо Джованни - Амето