от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я же не предлагаю зарезать его во сне, – возразил Рихтер.
– Еще чего не хватало! – Дарий торопливо оделся. – Мы идем его искать. Ты знаешь, где игорные дома?
– Да. Отсюда идти недалеко, всего два квартала.
– Хорошо. – Дарий распахнул дверь и кивком позвал друга за собой.
– Но как ты собираешься его искать? – спросил Рихтер, когда они вышли на улицу.
– Думаешь, в этом городе человек в рясе за игорным столом не редкость?
– Понятия не имею, – честно признался некромант. – Я не играю в азартные игры.
Если бы Дарий знал, чем для них обернется благое намерение разыскать монаха, он бы не колеблясь, повернул назад. Но гном, оставаясь в благом неведении, упрямо шел вперед.
Город напоминал растревоженный улей. Вести о беспорядках разнеслись со скоростью ветра. На улицы, несмотря на ранний час, высыпали зеваки. Люди оживленно осуждали происходящее. Два раза мимо друзей во весь опор проскакали стражники. Они едва успели убраться с дороги. Дарий потянул носом воздух. Что это? Дым?
– Это горят деревянные перекрытия. Кто-то занялся поджогами. – Рихтер схватил Дария за плечо. – Давай повернем обратно.
– Почему?
– У меня плохое предчувствие. Подождем Мартина у госпожи Миллари. С ним все будет в порядке, монах служит Свету, но и о себе не забывает.
– Тебя так сильно беспокоит дым? – Дарий удивленно посмотрел на друга.
– Нет, просто у меня очень неспокойно на душе, – прошептал Рихтер с отчаянием, видя, что гном и не думает останавливаться.
Они прошли еще несколько сотен метров. Впереди послышались крики и топот десятков ног. Пронзительно заголосила женщина. Из-за угла выбежал человек в черном плаще с надвинутым на глаза капюшоном. Он чуть не упал, столкнувшись с Дарием. Что-то тихонько звякнуло. Выругавшись, человек исчез в ближайшем переулке. Рихтер посмотрел на друга и увидел, что куртка и руки гнома в свежей крови.
– Откуда это?
– Это не моя. – Дарий удивленно смотрел на свои руки. – Ее оставил тот человек.
Через мгновение на улице показались преследователи таинственного человека в черном – несколько крупных мужчин в серой форме охранников. Следом за ними бежали стражники. По их хмурому виду было понятно: случилось что-то очень серьезное. За спинами стражников виднелись обыватели – все как один с перекошенными от злобы лицами.
– Это он! Держи убийцу! – завопил один из охранников, и они ринулись на Дария.
– Никакого самосуда! – закричал капитан стражи, давая знак подчиненным, чтобы они оттеснили в сторону людей в сером. – Он должен ответить по закону.
– Смотрите! – Толстуха в грязном переднике показывала куда-то вниз. – Кинжал, которым убили Бата! Он весь в крови! – заголосила она.
Совершенно не соображая, что вокруг него происходит, гном, тем не менее, решил избавиться от своего ценного груза. Он сделал вид, что падает, вытащил из-за пазухи чехол с книгой и незаметно сунул его в руки Рихтера. Некромант взял книгу, прикрыл ее плащом сразу отошел в тень, чтобы на него меньше обращали внимание.
В отличие от Дария Рихтер, увидев кинжал, все понял, человек, налетевший на Дария, был убийцей, который, воспользовавшись суматохой, заколол некоего господина Бата – судя по количеству охранников, человека весьма влиятельного. Кровь на одежде Дария, брошенное орудие убийства – все это указывало на то, что у гнома будут большие неприятности.
– Боги! Как я вас ненавижу!.. – простонал Рихтер. – Нy почему именно мой друг?!
Вмешаться, не подвергая жизнь Дария опасности, было нельзя – вокруг слишком много людей. Любой мог пырнуть гнома в бок и скрыться незамеченным. Судя по искаженным злобой лицам, желающих проделать подобное найдется немало. А Рихтер не был уверен, что, если убьют его, у него хватит сил и времени вернуть Дария. Значит, придется выждать некоторое время, пока ситуация не прояснится, не изменится в лучшую сторону. Рихтер, скрипя зубами, смотрел, как гному связали за спиной руки и, понукая тычками, приказали двигаться вперед.
– В тюрьму его, – велел капитан стражников. – С ним там разберутся.
– Я ни в чем не виноват. Я никого не убивал, – сказал Дарий.
– Расскажешь это нашему судье, – хмуро ответил стражник. – И радуйся, что ты оказался в наших руках, а не в руках этих молодчиков.
Дария увели. Кто-то из толпы кинул в гнома камень, но не попал. Рихтер на некотором отдалении шел за стражниками, стараясь ни на минуту не терять их из виду. Ему нужно было выяснить, куда поместят Дария. Некромант не намеревался дожидаться суда – он прекрасно знал, чем, скорее всего, закончится это дело. С такими уликами Дария наверняка признают виновным, поэтому его нужно вытащить раньше, чем приговор примут в исполнение. К тому же очень часто в делах подобного рода разрешено применять пытки в целях установки личности заказчика.
При мысли о пытках на лбу Рихтера проступил холодный пот.
С Дарием никто не церемонился. Единственное, в чем для него сделали исключение, – его поместили в отдельную камеру. Стражники посчитали, что его случай особый и ему не стоит сидеть рядом с обычными преступниками. Отдельная камера – большая роскошь. Дарий сразу в этом убедился. В связи со случившимися беспорядками тюрьма была переполнена. В нее бросали всех, кто попался под горячую руку и не сумел откупиться на месте.
Гном обвел глазами свое временное пристанище и, со вздохом сев в углу на грязный, покрытый мокрой соломой пол, стал дожидаться своей участи. Доставив в тюрьму, его обыскали и, не найдя ничего ценного, развязали руки. Его камера находилась в самом конце коридора и закрывалась металлической решеткой, прутья которой были толщиной в палец. Решетка находилась в отличном состоянии – на железе ни пятнышка ржавчины, петли смазаны, замок сложный, сдвоенный. Дарий посмотрел на замок и с грустью подумал, что ему следовало в свое время учиться на оружейника. Тогда при попытке бегства на одну проблему стало бы меньше. Гном не питал иллюзий по поводу своей поимки. Он понимал, что так просто ему отсюда не выйти.
Кто-то негромко окликнул его по имени. Дарий удивленно поднял голову и подошел к решетке.
– Дарий! – позвали его снова.
– Кто меня зовет? – Дарий силился разглядеть лицо человека, сидящего в третьей камере справа на противоположной стороне коридора.
– Это я, Мартин. – Монах помахал ему рукой. – Вот уж не думал тебя здесь встретить.
– Никаких разговоров! – рявкнул охранник и ударил по решетке палкой.
Узники на какое-то время замолчали. Мартин выждал несколько минут и шепотом спросил:
– Что ты здесь делаешь?
– Меня взяли, потому что думают, что я наемный убийца, – нехотя признался Дарий.
– Ничего себе! – ошеломленно выдохнул Мартин.
– А как ты здесь оказался?
– Меня загребли вместе с остальными, как только начался погром. Еще три часа назад.
– Мы узнали о беспорядках, пошли тебя искать и… – Дарий не договорил. – Рихтер оказался прав, надо было поворачивать обратно. Знаешь, меня собираются судить.
– Судить? А кого ты, по их мнению, убил?
– Какую-то важную шишку. – Гном вздохнул. – По имени Бата.
– Обвинение в убийстве – это очень серьезно… Да замолчи ты! – шикнул Мартин на пьяного соседа по камере, которому вдруг вздумалось жаловаться ему на свою тяжелую долю. Он не выдержал и толкнул оборванного мужика, от которого разило перегаром.
– Человек, с которым я столкнулся на улице, испачкал меня кровью, а рядом со мной нашли кинжал, которым было совершенно убийство, – «порадовал» Мартина этими неутешительными новостями Дарий. – Меня подставили.
Мартин прислушался, пытаясь определить, чем занят охранник. Судя по чавкающим звукам, он завтракал.
– А где Рихтер? – осторожно спросил монах.
– Не знаю. По-моему, его не задержали, иначе он бы тоже был здесь.
– Не факт. Мы могли разминуться. Эта тюрьма, как мне любезно сообщили, имеет шесть уровней. Нам повезло, если это, конечно, можно назвать везением, что ты и я оказались вместе.
– Не думаю, что Рихтер им по зубам, – прошептал Дарий.
– Я тоже так не думаю. А что с книгой?
– Я успел передать ее Рихтеру.
– Ну хоть одна хорошая новость на сегодня, – пробормотал Мартин.
– Интересно, а что полагается за убийство высокопоставленного лица? – спросил гном, прислоняясь спиной к стене.
– Ты действительно хочешь это знать?
– Да. Предпочитаю готовиться к худшему.
– Повешение. Но это не самое страшное…
В соседней камере началась драка, и им пришлось на время прекратить разговор.
Охранник с проклятиями оставил свой завтрак и прямо через решетку окатил драчунов ведром помоев. Это охладило их пыл, и они с ворчанием расползлись по углам.
– Мартин, ты не договорил, – напомнил Дарий.
– Тебя гарантированно будут пытать, если ты не признаешься и не назовешь заказчика убийства.
– Ты говоришь серьезно? – Гном содрогнулся и обхватил руками колени. – Какой ужас! Я думал, это цивилизованный город. Что же мне делать?
– Дарий, не отчаивайся. Сообща мы что-нибудь придумаем, – попробовал Мартин подбодрить Дария. – Меня скоро выпустят – кому нужен безобидный монах без гроша в кармане? – я найду Рихтера, и вдвоем мы тебя обязательно вытащим. До пыток дело найдет.
– Ты так уверенно говоришь, что я начинаю тебе верить. – Дарий закрыл глаза. – Сколько у меня времени?
– Вряд ли тобой займутся раньше завтрашнего утра.
– Не так уж много. Но разве я похож на наемно убийцу? В конце концов, я же гном, а у нас не принято убивать.
– Кхм, – кашлянул Мартин, – я знавал парочку. Они были чистокровными гномами, но это им ничуть не мешало.
– В таком случае, мне за них стыдно.
В коридоре послышались тяжелые шаги закованных в латы стражников. У Дария екнуло сердце.
– Это за мной. Я чувствую.
Предчувствие не обмануло Главного Хранителя. Когда стражники поравнялись с его камерой, гном заметил с ними еще одного человека – неопределенного возраста в облегающей черно-желтой одежде, в желтом плаще и такой же шапке. У мужчины был длинный нос и жидкие пепельного цвета волосы.
– Это он? – спросил он дежурного охранника.
– Да, мой господин, – поспешно ответил тот, склонив голову.
– Ты пойдешь со мной, – приказал человек Дарию.
Гном, не сказав ни слова, безропотно подчинился. В данный момент для него лучше всего было хранить почтительное молчание.
Дарию снова добросовестно связали руки и повели под конвоем. Проходя мимо Мартина, гном встретился – ним глазами. Лицо монаха выражало искреннее сочувствие, но в данный момент он ничем не мог помочь Фугу. Мартин только беззвучно, одними губами прошептал: «Держись».
Гнома долго вели по длинному серому коридору, освещаемому только светом факелов. Дарию меньше всего хотелось, чтобы его путь закончился в пыточной камере. Что угодно, но только не пытки! Они несколько раз поднимались по лестницам и, наконец, миновав пару боковых ответвлений, остановились перед дверью, обитой железными листами. Дария втолкнули в помещение и оставили в обществе человека в желтом плаще.
– Как твое имя? – спросил тот с таким высокомерным видом, что Дарию, несмотря на всю сложность ситуации, захотелось ответить какой-нибудь грубостью. – Твое имя? Ты что, глухонемой?
– Меня зовут Дарий, я приезжий. Я Главный Хранитель библиотеки города…
– Меня это не интересует, я спрашивал только имя, – оборвал его человек. Он открыл ставни и впустил в комнату свет.
Дарий сощурился от яркого после тюремных коридоров света и осмотрелся. Он сразу отбросил всякие мысли о побеге – за дверью осталась стража, а окна слишком узкие, чтобы он смог в них пролезть. Да и что толку? Если он не ошибся в подсчетах, эта комната располагается на четвертом этаже, а он пока еще не умеет летать.
Человек в желтом плаще сел в очень неудобное с виду кресло и, положив локти на стол, принялся изучать Дария, стоящего напротив. Гному было очень неуютно под этим колючим взглядом.
– Зачем ты убил всеми уважаемого господина Бата? – наконец спросил он.
– Я не убивал его, – возразил Дарий. – Я даже не знаю, кто это такой. Я только вчера приехал в ваш город.
– Есть свидетели, которые видели, как ты заколол его в бок кинжалом, попытался скрыться, но был задержан. На твоих руках до сих пор его кровь. Что скажешь?
– Это был не я! Со мной на улице столкнулся человек, лицо которого было закрыто капюшоном. Это он выпачкал меня.
– И еще ты скажешь, что он подбросил тебе кинжал? – Мужчина язвительно усмехнулся.
– Да, он обронил его, когда столкнулся со мной, – сказал Дарий. – Если свидетели видели убийцу, они и могут перепутать меня с тем человеком. Я же гном и совсем не похож на него.
– Ты же сказал, что его лицо было скрыто?
– Я имел в виду рост.
– Убийца был среднего роста, а ты высокий гном, сходится. – Человек довольно улыбнулся.
– Но зачем мне было убивать того, кого я даже не знаю? – в отчаянии спросил Дарий.
– Тебе виднее. – Его собеседник пожал плечами. – Наверное, из-за денег. Вы же, гномы, их так любите.
– Я не виновен.
– Это мне решать, – внезапно злобно прошипел мужчина, вставая из-за стола. – Многие недовольны убийством этого великодушного во всех отношениях господина, так что в твоих интересах со мной сотрудничать. Если ты утверждаешь, что никогда ранее не встречался с господином Бата, и у тебя не было причин его ненавидеть, то назови имя человека, который заплатил тебе за его убийство.
– Я не делал этого, – упрямо повторил Дарий. – Вы задержали невиновного.
Внезапно судья, а это был именно он, переменился в лице. Он снял шапку, положил ее на стол и пригладил волосы. Понизив голос и чуть наклонившись в сторону гнома, он прошептал:
– Допустим, я тебе верю, но ведь это не спасет тебя от виселицы. И от пыток. Народ думает, что наша доблестная стража поймала убийцу. – Он усмехнулся, скривив губы. – Я не могу разочаровывать жителей города. Ни жителей, ни градоправителя, – он выдвинул один из ящиков стола и достал оттуда листок с записями, – потому нам лучше договориться о взаимовыгодном союзничестве. Ты перестаешь отпираться и идешь на висельницу, минуя пыточную камеру. Поверь, для тебя так будет намного лучше, потому что после пыток ты все равно признаешь что угодно. У нас по этой части служат первоклассные мастера, можешь не сомневаться.
– Вы говорите серьезно? – Гном отказывался верить свом ушам. – Вы хотите меня казнить, зная, что я совершенно ни при чем?
– Тебе просто не повезло. – Судья пожал плечами. – На твоем месте мог оказаться любой. Даже, хоть это маловероятно, настоящий убийца. Впрочем, буду откровенен, как это ни смешно, но истинного виновника смерти господина Бата мы бы отпустили. Не хочется ссориться с их гильдией. Вот здесь, – он помахал листком, – имен людей, замешанных в убийстве, которые ты нам назвал. Видишь, я максимально облегчаю твою участь. Самое интересное, что тебе даже не нужно знать, о ком идет речь. Ты всего лишь публично согласишься с выдвинутыми против тебя обвинениями. Ну а если тебя гложут сомнения насчет морали, то пусть тебе послужит утешением тот факт, что наш славный город от этого только выиграет. Твоя смерть не будет напрасной.
Дарий не нашелся что ответить. Он помимо воли сделал шаг назад, мечтая оказаться в своей постели, проснуться и с облегчением осознать, что увиденное ему только приснилось.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Воронин Андрей Николаевич - Алкоголик - 1. Алкоголик