от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вы, я смотрю, проделали длинную дорогу. Наверняка устали и желаете отдохнуть, помыться, хорошенько перекусить и узнать последние городские сплетни, не опасаясь ножа в спину, верно? Всем этим я вас обеспечу в полной мере.
– Спасибо, но я бы не хотел тебя стеснять, – сказал Рихтер. – Нас все-таки трое.
– Глупости! – отмахнулся Виктор, открывая ящик стола и доставая оттуда три квадратные дощечки. Печать он вынул из своего кошеля. Старик подышал на печать и оттиснул на дощечках горбоносый профиль очередного короля. – Держите, это ваши пропуска. Не теряйте: если без них вас задержит городской патруль, то в одно мгновение выдворит из города без всяких объяснений.
Рихтер покачал головой:
– Удивляюсь, как эту печать до сих пор не подделали.
– Многие пытались, – Виктор усмехнулся. – Да только это не так просто сделать. Услуги волшебников нынче очень дорого обходятся.
– А зачем она вообще нужна? – спросил Дарий, вертя в руках дощечку.
– Она свидетельствует, что ты заплатил все налоги и ничего не должен этому городу.
– Кстати, сколько с нас? – спросил Рихтер.
Виктор только отмахнулся.
– Найди Вилла и передай ему, что ко мне нагрянули гости, – велел он внуку, – пусть сменит меня. Когда заучится твоя вахта, не смей идти в кабак, а зайди к мяснику, купи окорок, сосисок и сала. И сразу бегом домой.
– Но, дед…
– Цыц! И нечего на меня так смотреть. Вырастили оболтуса, – пожаловался Виктор окружающим, когда внук ушел, – знает только, как есть, спать и гулять. Никакой дисциплины.
– Ты слишком строг к нему, – усмехнулся Рихтер. – По-моему, нормальный парень. Будь твоя воля, ты бы всех заставил ходить по струнке.
– Конечно, заставил. И это пошло бы им только на пользу, – проворчал Виктор. – Лошадей оставьте здесь, за ними присмотрят. До моего дома отсюда недалеко. И оружие спрячьте. Заверните во что-нибудь. Открыто в городе его носить запрещено.
– С каких это пор? – недовольно спросил Рихтер, который не представлял, что ему придется расстаться с любимой шпагой.
– Это не я придумал. Кто-то там, наверху, пытается таким образом уменьшить количество убийств на улицах. Оружие может иметь при себе только стража.
– И как, успешно?
Виктор только тяжело вздохнул в ответ.
Они пересекли небольшой дворик, где пахло свежим сеном и сливочным маслом, и, миновав пропускной пункт, оказались на улице. Жизнь здесь била ключом. Мартина, который отстал на несколько шагов, тотчас окружили какие-то оборванцы, выклянчивая подаяние и во всеуслышание напоминая ему о том, что Свет должен осветить и их, убогих. Монах, проявив похвальное благоразумие, не пожелал с ними связываться и демонстративно вывернул карманы. Удостоверившись, что живиться ничем не удастся, оборванцы от него сразу отстали.
– Все как раньше, – пробормотал Рихтер, зорко посматривая по сторонам. – Город полон бездельников, грабящих друг друга. Куда смотрит стража?
– Ну нас-то они не трогают, хвала богам! – философски сказал Виктор. – У нас с ними негласная договоренность. Мы мирно сосуществуем.
– Я хочу домой, – внезапно сказал Дарий. – В моем городе все по-другому. Жизнь течет размереннее, люди не бегут сломя голову. Тихо, мирно, спокойно. И я мог днями не покидать родной библиотеки.
– Дарий – Главный Хранитель, – пояснил Рихтер капитану. – И я теперь тоже Хранитель. Стало быть, его помощник.
– Что? – изумился старик. – Чтобы ты ходил в простых помощниках? – Он какую-то секунду недоуменно смотрел на Рихтера, потом расхохотался и погрозил ему пальцем. – Да ты чуть было не разыграл меня! Но я не так прост! Я все равно тебе не поверил. Кстати, вон тот желтенький симпатичный домик с зеленой вывеской мой. Внизу магазинчик тканей, его держит одна из моих невесток.
– Замечательно, – сказал Рихтер и провел рукой по щетине. Неделю назад он ненароком уронил все свои бритвенные принадлежности в колодец и теперь мучился, считая свой вид совершенно неподобающим. – А где здесь ближайшая парикмахерская? Чтобы мастеру можно было доверить себя без опаски? Хотя, – его взгляд скользнул по длинной бороде Виктора, – кого я спрашиваю…
– А вот и знаю! – обиженно сказал стражник. – Если повернуть на следующем перекрестке налево, то за красными шторами ты найдешь как раз то, что тебе нужно. Заодно там можно купить нержавеющие бритвы. Полный комплект, – добавил он.
– Красные шторы? – переспросил Рихтер и кивнул. – Спасибо. Ты облегчил мне жизнь.
Капитан стражи был очень радушным человеком. Но его жена Марша – высокая, дородная, с румяным лицом женщина, от которой маняще пахло сдобой, казалось, поставила себе цель превзойти в этом своего мужа. Дарий, всякого насмотревшийся во время долгого пути и уже растерявший остатки былого идеализма по поводу человеческой натуры, был приятно удивлен. Большая дружная семья, где действительно рады гостям, это ли не чудо?
Кроме Виктора и Марши в доме жили двое их младших сыновей и дочь, а также шестеро внуков и внучек. Самой маленькой недавно исполнилось три года. Старший сын Марик держал собственную кожевенную мастерскую и проживал в нескольких кварталах отсюда. Дарий никогда прежде не видел этих людей, но все они отнеслись к нему так, словно он их любимый родственник. Путешественникам выделили отдельные комнаты – дом внутри оказался больше, чем казался снаружи, предоставили в безраздельное пользование ванную и накормили вкусным обедом. И все это с выражением искренней радости на лицах. Дарий ловил на себе испуганные взгляды друзей и понимал, что они тоже ошеломлены. Рихтер поначалу пытался сохранять свою обычную невозмутимость, но у чего, откровенно говоря, это плохо получалось. Особенно после того, как Марша полезла к нему с объятиями и поцелуями.
Обед, как и ожидалось, незаметно перешел в ужин. Стало смеркаться, и в столовой зажгли лампы. Виктор вкратце рассказал о своей жизни и с искренним интересом принялся расспрашивать о жизни Рихтера. Но некромант отвечал неохотно, поэтому вскоре старик перешел на обсуждение городских сплетен. Жиль, трехлетняя внучка Виктора, самостоятельно забралась на колени к магу, повергнув этим последнего в глубокий шок. Внимание Жиль привлекли, блестящие пряжки ремней, и она сосредоточенно принялась их изучать. Это стало послед каплей для Рихтера. Он извинился перед хозяевами, и, сославшись на усталость, объявил, что идет спать. Воспользовавшись удобным случаем, Дарий и Мартин шили последовать его примеру. Виктор, желая гостя спокойной ночи, выглядел расстроенным. Должно быть сегодня он вообще ложиться не намеревался.
Перед тем как лечь спать, Дарий зашел в комнату к Рихтеру. Некромант менялся прямо на глазах. Лицо побледнело, нос заострился, зрачки расширились, закрыв собой всю радужку.
– Из последних сил держался, – Рихтер вздохнул и сел на кровать. – Не хотел никого пугать. Виктор помнит меня иным. Тогда я по ночам выглядел немного лучше.
– Должно быть, это давно было?
– О да. Давно… Как ты думаешь, сколько Виктору лет? Никогда не угадаешь. Ему восемьдесят семь.
– Действительно, – пробормотал гном, – о людях трудно судить по внешности.
– Точно, – развеселился Рихтер. – Взять хотя бы меня… Мне всегда будет сорок пять. Вечно. Если мы, конечно, это дело не исправим.
– Что вас с ним связывает? – спросил Дарий, не желая развивать щекотливую тему.
– Моя работа. – Рихтер развел руками. – Когда-то давно я имел странную привычку помогать людям. И иногда даже бескорыстно. Поздно вечером я возвращался с приема, как вдруг услышал шум драки и женский крик о помощи. Мне было как раз по пути, поэтому я решил заглянуть в подворотню, откуда доносились крики, и выяснить, что там творится. Стандартная ситуация: бандиты напали на молодую парочку. Виктор, защищая свою девушку, как ты догадываешься, это была его будущая жена Марша, был убит. Его несколько раз ударили ножом. Попали в сердце. Увидев меня, бандиты почему-то решили скрыться… Дарий, прекрати улыбаться. Я знаю, о чем ты думаешь, но все было совсем не так.
На самом деле Дарий был уверен, что разбойники решили скрыться после того, как Рихтер продемонстрировал им свое блестящее владение оружием.
– Я на месте воскресил Виктора, – продолжал некромант, – и с тех пор эти двое почему-то решили, что они у меня в неоплатном долгу. В то время Виктор только начинал службу в страже, но я уже несколько раз пользовался его душевной добротой и возвращался в город, минуя обычные ворота.
– А потом?
– А потом я решил попутешествовать, много ездил, пока окончательно не осел в одном крупном городе. Что из этого получилось, ты знаешь.
Повисло неловкое молчание.
– Ну вот мы и в Вернстоке, Дарий. – Рихтер потушил все свечи, кроме одной. – Что мы завтра будем делать?
Гном расстегнул верхнюю рубашку, ременные застежки и достал чехол с проклятой книгой.
– То, что и намеревались. Я иду к Затворнику.
– У тебя прибавилось оптимизма. Раньше ты был уверен, что он тебя не примет.
– Это заслуга Мартина.
– Ты рассказал ему? – удивился Рихтер.
Дарий покачал головой:
– Не все. Он знает только то, что я хочу отдать книгу библиотеке Вернстока. Он сам сказал, что, возможно, ею заинтересуется Затворник. Похоже, местные монахи тщательно следят за местонахождением каждой проклятой книги. Мартин говорит, он сможет провести меня в храмовый комплекс, и мне не придется выстаивать неделю на площади после подачи прошения, как это положено по этикету.
– Хорошо, если этот не в меру религиозный болтун, наконец, окажется для нас полезным, – проворчал Рихтер. – В таком случае завтра ты отправляешься с Мартином в храм, а я пойду бриться. Иначе, если так и дальше будет продолжаться, я скоро буду похож на тебя.
– Не волнуйся, до меня тебе еще далеко. – Дарий пригладил свою короткую коричневую бороду.
– Постарайтесь не влипать ни в какие неприятности, – попросил Рихтер. – Этот город мне жечь не хочется.
– Постараемся, – послушно ответил Дарий. – А разве ты не хочешь увидеть Затворника лично? Может быть удастся договориться о встрече?
– Я вне закона, – напомнил ему Рихтер. – Стоит мне показаться возле храма или королевской резиденции как меня тут же схватят. В тот раз маги постарались на славу. У заклинаний нет срока давности, и тебе это хорошо известно. Нет, мне, конечно, все равно, но разве в наших интересах сейчас устраивать очередную резню?
– Тогда я могу сам спросить Затворника о твоей проблеме. Вдруг он что-то знает? Разумеется, если он станет со мной разговаривать.
– На твоем месте я бы не возлагал на него слишком больших надежд. Девяносто девять процентов из приписываемых ему чудес – неправда.
– Но ведь один процент остается. Значит, будем рассчитывать на него.
Утро выдалось жарким. Едва взошло солнце, как температура воздуха уже достигла двадцати градусов тепла и, похоже, не собиралась на этом останавливаться. Дарий, поминутно вытирая со лба пот и ворча, не отставая, шел за Мартином. Монах в неизменной рясе, которую носил и зимой и летом, не обращал внимания на жару.
– Сущее наказание… – бормотал гном. – И зачем я вообще сюда приехал?
Они, чтобы сократить путь, решили пройти через рынок и теперь, протискиваясь между людьми, пробивались к выходу. Рынок был стихийным – здесь торговали все всем и беспрестанно расхваливали свой товар. Дария совсем вымотали продавцы овощей, мехов, оружия, сувениров и сластей.
– Говорящие птицы! Лучшие в мире, посмотрите, какое яркое оперение!
– Медовые сласти с марцинием. Марциний с самого южного побережья. Никаких подделок, – тяжело прогудел страдающий одышкой толстяк в накрахмаленном переднике.
– Мужская кожаная обувь! Все размеры! Новейшие модели – их носят и герцоги и бароны. Всего за пять монет!
– Покупайте зелень! Прямо с грядки! Кто не ест лук и свежую петрушку, тот похож на старую ватрушку! – задорно кричала бойкая девушка, размахивая над головой пучком зелени. Обитым железом уголком своего лотка она заехала гному в бок.
Дарий болезненно охнул и схватился за ушибленное место.
– Что случилось? – спросил Мартин, заметив, что гном отстал.
– Пустяки. Сейчас все пройдет.
Семейная пара, торгующая сыром, возле которой они остановились, тотчас принялась предлагать им кусочки на пробу. Друзья, естественно, отказались.
Внезапно Дария словно пронзило молнией. Гном замер, прислушиваясь к своим ощущениям. У него было такое чувство, словно он потерял здесь что-то важное. Он покрутил головой. На противоположной стороне торгового ряда друг на друге стояло несколько деревянных коробок с надписями. Из коробок раздавался шелест и тихое шипение. Дарий подошел поближе, чтобы прочитать, что написано на коробках.
«Королевская кобра», «Гюрза», «Питон маленький, карликовый», «Желтобрюхий эм»…
– Интересуетесь? – Из-за коробок вынырнул невысокий щуплый человек с маленькими черными усиками. На нем был надет длинный кожаный передник, а в руках он держал толстые грубые перчатки.
Дарий замялся, не зная, что ответить.
– У меня большой выбор. Здесь представлены далеко не все, – сказал продавец. – Если хотите выбрать что-нибудь особенное, я могу показать вам полный список.
– Скажите, а чем вы их кормите? – спросил Дарий. – И это… они много едят?
– О, их достаточно легко прокормить. – Продавец дружелюбно подмигнул гному. – Вот этому питону одного зайца хватает на несколько месяцев. Посмотрите, какой красавец! Также они едят мышей, крыс, которых в любом городе в избытке, птичьи яйца. Если хотите сохранить свои вещи от порчи грызунами, вы можете держать ручных змей вместо кошки. Некоторые маленькие виды не брезгуют и насекомыми.
При слове «мышей» Дарий почувствовал дурноту. Все вокруг стало черно-белым и закружилось в бешеном хороводе, в глазах потемнело. В голове прозвучал полный безысходности крик, а перед глазами возникла страшная картина: в черной пасти исчезает маленькое, покрытое белой шерстью тело. Главный Хранитель испытал весь ужас, охвативший животное в последний миг жизни. Нет, нет спасения, яд парализует тело… Невозможно дышать… Вот в последний раз конвульсивно задергалась лапка и затихла уже навсегда…
Дарий, тяжело дыша, мотнул головой.
– Быть может, вы уже держите змею и теперь вас интересует корм для нее? – услужливо спросил продавец.
– Да, пожалуй, – сквозь силу сказал Дарий. В висках стучало, язык распух и ворочался во рту еле-еле, словно он несколько дней страдал от жажды. – У вас есть мыши?
– Дарий, что с тобой? – Мартин недоуменно посмотрел на гнома. – Зачем тебе мыши?
Дарий с не сходящим с лица выражением крайнего страдания ответил:
– Так надо, – и снова переключил свое внимание на продавца.
– Смотрите сюда, – продавец достал ящик и открыл крышку. – У меня здесь много жирных мышек.
Главный Хранитель уставился на разноцветный клубок. Мыши пищали и рвались к свету. Все, кроме одной, которая недвижимо сидела, забившись в угол. Это была белая мышь с черным, напоминающим треугольник пятном за левым ухом. Дарий без промедления указал на нее:
– Дайте эту. Сколько с меня?
– Всего одну? – огорчился продавец, намеревавшийся продать оптом весь ящик. – Один мелек.
Гном отдал ему мелкую медную монету и, протянув руку, забрал животное себе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Фельдек Любомир - Барон бас Баритон