от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он специально выбрал именно ее, хотя не был стеснен в средствах и мог позволить себе купить хоть целое поместье. Комната была чистой, и это главное.
Рихтер не хотел привлекать к себе лишнего внимания и почти не тратил денег: Однако он не питал особых иллюзий, прекрасно понимая, что его манеры аристократа и дорогая одежда неизменно вызовут интерес любопытных. Ну и пускай! Все равно его здесь никто не знает. Расставаться с дорогими – во всех смыслах – его сердцу костюмами он не желал. Свое достоинство необходимо сохранять до самой смерти, какой бы далекой и несбыточной она ни была.
Рихтер не торопясь снял верхнюю одежду и, оставшись в рубашке и брюках, улегся на кровать прямо поверх одеяла. Сон не шел. Таким, как он, ночью всегда трудно заснуть. Некромант провел рукой по лбу, покрытому испариной. Его начинало лихорадить. Ужасающая по своей мощи сила требовала выхода.
– Ну уж нет! – сказал самому себе Рихтер. – Никакого колдовства! Чтобы я, победивший Смерть, пошел на поводу у какого-то волшебства? Не бывать этому! Ведь я намного сильнее любой магии! Верно? – И он, хотя ему было совсем невесело, торжествующе рассмеялся.
В следующее мгновение Рихтер резко сел, в отчаянии обхватив голову руками. Его физические страдания были ничто по сравнению с терзаниями души. Боги, как же он устал! Неправда, что время притупляет боль. Боль никогда не притупляется и никуда не уходит. Особенно у человека с абсолютной памятью. Она с каждым днем становится все более изощренной и мучит в сто раз сильнее. Предательство, вынужденное одиночество… Его существование лишено всякого смысла.
– Какой же я был глупец! – Рихтер стиснул зубы и с силой зажмурился, чтобы не позволить картинам прошлого овладеть сознанием. – Никому нельзя доверять, ни одному живому существу, – шептал он. – Это не жизнь, а настоящий кошмар. Смерть был абсолютно прав. Еще бы! Ведь он – истина в последней инстанции, кто же, как не он, должен знать об этом. И теперь я не могу прибегнуть к его помощи – единственного, кто был милосерден ко мне, когда хотел лишить меня жизни. Да, Смерть прав, а я дурак! Возомнил о себе невесть что… Не понимал, с чем связывался и чего желал, а когда понял – стало уже слишком поздно. Как было бы хорошо, если бы Смерть тогда меня сразил… – Рихтер мечтательно улыбнулся. – Меня бы уже не было, а люди, которых я убил, были бы живы. Иногда я просто презираю себя за то, что послужил причиной их гибели. И что мне делать? Кому нужны мое умение, мой талант, будь он проклят, если я сам себе не нужен?
На его вопрос было некому ответить. В ночной тишине слышно только тиканье часов и отголоски пьяной драки на соседней улице. Рихтер встал и рывком распахнул ставни. Морозный воздух ворвался в комнату и помог некроманту прийти в себя.
В этот северный город его влекла непонятная сила. Теперь, как ему кажется, он знает зачем. Именно здесь он сможет найти выход из того нелегкого положения, в котором оказался по собственной глупости и опрометчивости. Он сможет наконец-то умереть.
Скорее всего, Дарий утвердит его кандидатуру. Быть помощником Главного Хранителя оказалось совсем не сложно. Несколько заказов в день и регулярная оплата – для кого-то это предел мечтаний. Хорошо, что он не загружен работой. В принципе Рихтер вообще не понимал, зачем Дарию понадобился помощник. Гном вполне способен справиться со всем самостоятельно. Но раз нужен, то глупо было бы не воспользоваться представившейся возможностью. Пока что все идет совсем неплохо. Дарий должен быть им доволен, тем более что он, Рихтер, не собирается нарушать данное слово и использовать должность в незаконных целях. Ведь собственное самоубийство – это вполне законно?
Рихтер успокоился и вернул себе прежний облик. Магическая сила, до этого настойчиво искавшая выход, затихла, подавленная его волей. Похоже, что заснуть этой ночью ему так и не удастся. Поразмыслив над этим, некромант тщательно оделся и отправился на прогулку.
Улицы в этой части старого города освещены слабо. Впрочем, Рихтеру это было вполне по душе. Быть может, у него получится слиться с темнотой и хоть ненадолго забыть о своих проблемах? Под сапогами еле слышно хрустел колючий снег. Случайные прохожие спешили домой, поближе к горящему камину и теплой постели.
Выйдя на небольшую площадь, посреди которой стоял бронзовый памятник какому-то рыцарю, Рихтер поднял голову. Морозное небо было щедро усыпано звездами. Некромант присел на край парапета, предварительно внимательно осмотрев выбранное место на предмет грязи. Стояла редкая для такого большого города спокойная тишина.
– В целом неплохо, – сказал Рихтер, вдохнув воздух полной грудью. – Буду сидеть и наслаждаться покоем. Только бы сюда больше никого не принесло.
Увы, его надеждам не суждено было сбыться. Одиноко сидящий хорошо одетый человек неизменно привлекает к себе внимание ночного братства. Не прошло и десяти минут, как его персоной заинтересовались какие-то типы, выглядевшие крайне подозрительно. Их было пятеро, и своими повадками они больше всего напоминали заправских бандитов. Такие обычно помогают расстаться не только с кошельком, но и с жизнью – оставлять свидетелей не в их привычках.
Темные фигуры застыли в тени на углу улицы и, встав кружком, принялись совещаться. Рихтер был в курсе всех их действий, прекрасно зная, что за этим последует, но никак не отреагировал. Ему было все равно. Жаль только, что из-за них он не сможет спокойно посидеть и полюбоваться звездами.
Люди – как им казалось, бесшумно – принялись окружать Рихтера. Трое зашли со спины, а двое самых крупных, уже не таясь, встали в двух метрах напротив него. Некромант не шевелился, с интересом смотря совсем в другую сторону.
– Не холодно сидеть? – поинтересовался у Рихтера самый уродливый из пятерых: главарь, по всей видимости. – А то мы можем помочь согреться!
– Спасибо, вы очень любезны, но не нужно, – ровным, без тени беспокойства голосом ответил некромант.
Бандиты как по команде ухмыльнулись. Их жадные взгляды уже скользили по его одежде, прикидывая, сколько за нее можно выручить. К тому же, думали они, у этого богатея наверняка при себе немалые деньги. Их пятеро на одного, а это значит, что легкая добыча обеспечена.
Оценив таким образом ситуацию, они мгновенно вынули ножи. Рихтер не стал дожидаться продолжения. Он неторопливо встал и отряхнул плащ.
– Даю вам последний шанс, – сказал он. – Уходите, и вы останетесь живы.
Бандиты рассмеялись, уверенные в том, что это всего лишь отчаянный блеф.
– Ты умрешь быстро! – пообещал один из них.
– И почему они никогда не используют этот шанс? – пробормотал Рихтер и неуловимым движением выхватил шпагу из ножен.
То, что случилось дальше, нельзя назвать боем. Бой – это когда дерутся противники. А здесь произошло обычное убийство. Рихтер двигался несравнимо быстрее обычного человека и даже в спокойном состоянии был дьявольски силен. Ему потребовалось всего пять ударов, и он нанес их с ювелирной точностью. Бандиты, даже не успев осознать, что с ними случилось, повалились на землю, словно гнилые фрукты.
Рихтер с безмятежным выражением лица вытер свою шпагу о плащ одного из разбойников и спрятал ее в ножны.
Ну что ж, приятной прогулки не получилось. Может, стоит попробовать в другой раз?
Убивая, некромант ничего не чувствовал. Он просто делал то, что считал необходимым, и теперь уходил, оставляя за спиной площадь, залитую кровью, и пять трупов.
Не прошло и нескольких дней, как Дарий решил, что Рихтер именно тот, кто ему нужен. Бывший маг блестяще справлялся со всей порученной ему работой. Ему не нужно было ничего повторять дважды, он никогда не ошибался и, похоже, вполне поладил с библиотекой. Теперь гном мог уделить время старым, особо ветхим книгам и заняться их реставрацией. Некоторые из них приходилось собирать буквально по частям.
Для реставрационных целей в библиотеке была отведена специальная комната. Дарий в белоснежном фартуке и перчатках, вооруженный пинцетом и десятком консервирующих заклинаний, работал там с самого утра. Это был очень кропотливый труд, требующий ангельского терпения.
К четырем часам дня Главный Хранитель решил, что с него хватит. Он как раз закончил реставрацию молитвенника тысячелетней давности и теперь с облегчением вытирал пот со лба. Дела на сегодня закончены, значит, можно со спокойной совестью идти обедать. Гном отнес книгу в хранилище, а на обратном пути заглянул к Рихтеру. Тот сидел перед пустым столом заказов и, как всегда, читал какую-то книгу. Дарий уже привык, что, как только у Рихтера выдавалась свободная минута, он принимался за чтение. В принципе Главный Хранитель был не против такого времяпрепровождения, тем более что чтение не мешало Рихтеру выполнять его непосредственные обязанности. Трудно ожидать чего-нибудь другого от образованного человека, когда он находится в крупнейшей библиотеке Севера. Дарий подошел к помощнику и с любопытством заглянул ему через плечо.
– И что ты тут читаешь?
Рихтер молча показал гному обложку.
– «Описание земель Запада. От Берегов Тумана до Скрипных гор», – прочитал Дарий. – На мой взгляд, очень скучная книга. Если не сказать нудная.
– Согласен. А кроме того, она еще и лживая. Судя по всему, Валет Самойский, ее автор, никогда не бывал в тех местах, о которых пишет.
– Конечно. – Гном усмехнулся. – У меня есть достоверная информация, из проверенных источников, что все путешествия этого исследователя проходили исключительно в его воображении, когда он сидел у себя в кабинете.
– Да, у него была богатая фантазия, даже слишком. Я уже два листа подряд читаю описание каких-то тварей, якобы обитающих в наших болотах.
– В ваших? Вот как… Значит, ты с Запада?
Рихтер понял, что сболтнул лишнее.
– Да, я там родился, – ровным, лишенным всяких эмоций голосом ответил он. – А что?
– Да так… Всегда мечтал посетить разные страны, повидать мир. Может, даже переплыть океан. Хотя я и корабль – понятия совершенно несовместимые. Земли Запада… И как там, красиво?
– На любителя. Холмы, леса, болота, немножко гор. Все как везде.
– А как же знаменитые топи, давшие название целому краю?
– Не знаю, я никогда не видел Берега Тумана.
Дарий прекратил дальнейшие расспросы, видя, что эта тема Рихтеру неприятна. Некромант был явно против того, чтобы кто-то интересовался его прошлым. Ну что же, он имеет на это право. Аристократы любят напускать на себя таинственность даже в тех случаях, когда в этом нет никакой надобности. Дарий решил, что если Рихтер захочет, то при случае сам ему все расскажет.
Гном внимательно посмотрел на помощника. Рихтер показался ему чересчур бледным и осунувшимся, словно провел несколько суток без сна. Но, несмотря на это, весь его облик, как всегда, был аккуратен до фанатизма. Зачесанные назад волосы, гладко выбритый подбородок. Чистая, без единой складки одежда. Сапоги начищены до блеска. И как только ему это удается? Тут Дарий заметил у Рихтера на боку шпагу. До этого дня он никогда не приходил в библиотеку с оружием. Гном попробовал противостоять соблазну, но не смог. Теперь в нем говорила кровь предков, и она оказалась сильнее его.
– Рихтер, – вкрадчиво произнес Главный Хранитель, – неужели Госпоже Библиотеке грозит опасность?
Некромант оторвался от книги и удивленно взглянул на Дария. Дарий показал на шпагу.
– А, вот ты о чем… – Рихтер, увидев горящие глаза гнома, сразу все понял. Он встал, отстегнул пояс с ножнами и протянул оружие Дарию.
Дарий бережно взял его и, внимательно осмотрев черные, инкрустированные серебром ножны, обнажил прямой как стрела клинок. Одного быстрого взгляда ему было достаточно, чтобы понять, что эта шпага не просто кусок железа, а настоящее произведение искусства.
– Мастерская работа, – одобрительно проворчал гном, осматривая клинок. – Идеально сбалансирована, удобная рукоять, металл отличного качества. Ей износу не будет. Стоит целое состояние.
– Это точно, – подтвердил Рихтер. – Именно во столько она мне и обошлась.
Дарий с сожалением вернул шпагу владельцу. Некромант пристегнул ножны на место.
– Она тебе подходит.
– Спасибо. Хотя скорее это я ей подхожу, а не она мне. Все-таки шпага постарше будет.
– Я не нашел на клинке клейма мастера. Ты знаешь, кто ее сделал?
Рихтер пожал плечами:
– Понятия не имею. А это важно?
– Мне интересно было бы узнать имя этого умелого оружейника.
– Думаешь, что он был гномом?
– Очень даже может быть. – Дарий приосанился. – Всем известно, что гномы – лучшие в мире мастера.
Рихтер торопливо отвернулся, чтобы скрыть невольную улыбку.
– Да… – Дарий погрузился в воспоминания юности. – Я ведь тоже мог стать подобным мастером. Творить красивые, можно сказать, бессмертные вещи. Мое имя стало бы известным далеко за пределами страны. Слава, почести… Немалые деньги, – добавил он. – А вместо этого я занимаюсь книгами.
– Что же тебе мешало стать кузнецом?
– Если таланта нет, то его не купишь, – глубокомысленно ответил гном. – У меня к этому делу нет хоть каких-нибудь способностей. Видел бы ты цветок, который я выковал в детстве! Даю честное слово – ты бы ужаснулся. Во всяком случае, мой отец заикался несколько дней, а у него были достаточно крепкие нервы. Меня пытались обучить торговле, но из этого тоже ничего не вышло. Потом было ювелирное дело, сам догадайся с каким результатом, затем геологическая разведка. Ничего путного не получалось. После стольких бесплодных попыток взрослые махнули на меня рукой, предоставив самому себе. Вот тут-то книги и подвернулись. И вот я – Главный Хранитель, – сказал Дарий и критично добавил: – Шишка на ровном месте.
– Многие с удовольствием поменялись бы с тобой местами.
– Намекаешь на некоторых магов?
– Говорю открыто. – Рихтер с отвращением захлопнул книгу. – Пойду верну на место этот кошмар. Почему в библиотеке хранятся такие опусы? Ведь они дают заведомо неверные сведения.
Дарий пожал плечами:
– Какая разница, что именно хранить? Здесь главное, чтобы книг было как можно больше. Чем их больше, тем для библиотеки лучше. А умный человек сам во всем разберется.
Рихтер понимал, что гном прав, но такая точка зрения все равно ему была не по душе. В мире полная неразбериха, так хоть в книгах должен быть какой-нибудь порядок! Хорошо еще, что в трудах по магии никто ничего не выдумывает, а то это было бы чревато для жизни. Одна неосторожная описка, и мертвых волшебников с каждым разом становилось бы все больше.
Рихтер сидел в весьма пристойном трактире под названием «Золотое солнце» и ждал, когда ему принесут ужин. Смеркалось, в зале было полно людей, спешивших промочить горло после тяжелого трудового дня, но желающих подсесть за стол к Рихтеру все никак не находилось. Интуиция подсказывала людям, что этого хорошо одетого господина с мрачным выражением лица лучше не беспокоить.
Посетителей обслуживали три молоденькие девушки, очевидно дочки хозяина. Одна из них, на вид самая бойкая, принесла Рихтеру долгожданный заказ – салат из вареных овощей, приправленных соусом. Девушку явно удивили его кулинарные предпочтения. Как кто-то может отважиться есть эту гадость?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Тушкан Георгий Павлович - Друзья и враги Анатолия Русакова