от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вареные овощи! Брр! Такому обеспеченному человеку больше пристало вкушать копченую грудинку или жареную утку с яблоками.
Девушка неодобрительно поджала губы, но, встретившись взглядом с Рихтером, побледнела и чуть не выронила поднос. Некромант вежливо поблагодарил ее и принялся за еду. Овощи оказались недоваренными. Поразмыслив, Рихтер решил, что так даже лучше. Это значит, что в них сохранилось больше витаминов.
Маг неторопливо жевал и больше по привычке, чем по необходимости, мысленно перебирал события последних дней. Плохо, что он проговорился и теперь Дарий знает, что он родом из западных земель. Главному Хранителю ума не занимать, он сравнит слухи, имеющиеся факты и сделает правильный вывод… Или ничего страшного не случилось и он зря беспокоится? Вряд ли так далеко на север могли дойти какие-нибудь известия. Если они вообще были… Ведь прошло немало времени, а человеческая память так изменчива.
Дарий… Любопытный у него начальник. Рихтер и не подозревал, что сможет легко и свободно общаться с кем-нибудь. Тем более с гномом. Удивительно, но Рихтер ощущал себя с Дарием на равных. У Рихтера, во всяком случае, не возникло чувства превосходства, которое неизбежно появлялось при общении с другими. Рихтер все время пытался отыскать этому причину, но так и не нашел ни одного подходящего объяснения.
В трактире началась драка, и в мага чуть было не попали кружкой с пивом.
– Нет, это безобразие! Даже не знаю, что тут было бы, испачкай они мне рубашку, – проворчал некромант. – Если бы на нее упала хоть капля…
Драчунами занялись вышибалы, и в «Золотом солнце» снова воцарилось спокойствие.
– Прошу прощения, у вас свободно? – обратилась к Рихтеру женщина лет сорока в синей ниспадающей до колен шерстяной накидке. – Я не помешаю, – добавила она в ответ на его недовольный взгляд. – Просто больше нигде нет свободных мест.
– Присаживайтесь, – некромант небрежно кивнул в сторону стула, – все равно я скоро ухожу.
Трактир действительно был битком набит. Спустя какое-то время прибежала девушка, уже порядком задерганная, и приняла новый заказ. Дама заказала жаркое, а Рихтер – кувшин яблочного сока.
Женщина тайком бросала взгляды в сторону некроманта. Было очевидно, что ей не по себе от подобного соседства. Рихтер вдруг поймал себя на невразумительной мысли, что в свое время он не производил на женщин столь гнетущего впечатления. Этот факт непонятным образом встревожил некроманта. Он-то думал, что с подобными размышлениями покончено навсегда. Неужели ему опять хочется кому-то нравиться, быть любимым, иметь друзей? Какая ерунда! Все это было возможно в прошлом, но не теперь. В прошлом, которое наивно верит, что есть настоящая любовь… И нет предательства.
Когда-то его талант черного мага неизменно притягивал особ женского пола, как огонь притягивает бабочек. И опасно, и страшно, и жжет, а прекратить полет не могут. Ирония судьбы, но в силу своей профессии некроманты мало обращают внимания на женщин. О, им, конечно, льстит женское внимание, но обычные люди в большинстве своем для них не более интересны, чем деревья в лесу.
Да, ты замечаешь деревья, особо красивыми экземплярами можно даже полюбоваться. Ну а если они растут на твоем пути, то тебе нужно просто обойти их, и, кроме того, они полезны: их древесина идет на растопку и различные хозяйственные нужды.
Друзей у черных магов мало или совсем нет, а большинство людей для них просто знакомые, о которых на следующий день можно с легкостью забыть. Однако это не означает, что некроманты совсем ничего не чувствуют. Чувства притупляются, но не исчезают.
Должно быть, это связано с тем, что некроманты слишком часто видят смерть во всех ее проявлениях. Далеко не каждый раз удается повернуть время вспять – многие люди умирают навсегда. Если все принимать близко к сердцу, то сердце долго не выдержит. Для предупреждения нервного срыва и запускается особый защитный механизм безразличия, которым природа наградила черных магов.
Рихтер решил не портить своей соседке удовольствие от ужина и, быстро допив сок, встал из-за стола. От него не укрылось, что женщина с облегчением вздохнула. Когда он подошел к стойке расплатиться, все разговоры вокруг стихли. Рихтер окружала почти осязаемая пустота. Даже хозяин, повидавший в своей жизни всякое, с опаской посмотрел на серебряную марку, которую некромант вынул из кармана, словно боялся, что та его укусит. Трактирщика прошиб холодный пот, когда он заглянул в черные, бесконечно пустые глаза Рихтера. Немолодой уже, но пышущий здоровьем розовощекий толстяк быстро отсчитал сдачу и даже не попытался надуть клиента, что само по себе было делом неслыханным.
Рихтер вышел из трактира. На этот раз он слишком замешкался с ужином: уже ночь, и ему лучше не показываться в многолюдных местах. Слишком уж заметное сияние безысходности он излучает.
За поворотом на Рихтера налетел сильный ледяной ветер, и он машинально закутался в плащ плотнее. Куда направиться? Еще слишком рано для сна, а бродить по улицам и убивать каких-нибудь очередных бандитов что-то не хочется. Погода для этого неподходящая. В том, что лихие люди обязательно ему встретятся, Рихтер нисколько не сомневался. Фактически еще ни одна ночная прогулка не обходилась без попыток отобрать у него жизнь или кошелек, а чаще всего и то и другое сразу. И ни разу Рихтер ничего не отдал – он не был склонен заниматься благотворительностью.
Путешествуя по разным странам, постепенно начинаешь понимать, что все города мира одинаковы. Днем – показная роскошь, ночью – убийства из-за нее.
Проходившая мимо пожилая чета гномов учтиво поздоровалась с Рихтером, пожелав ему приятного вечера. Старик в знак приветствия поднес руку к эквиту, а старушка, утопая в многочисленных шерстяных юбках, присела в реверансе. Судя по манерам, гномы были старой закалки, которая присуща всем выходцам из Горнего Царства. Некромант вежливо ответил, пожелав того же, понимая, что они всего лишь обознались и спутали его с кем-то из своих знакомых. На миг в его душе всколыхнулась зависть к тому неведомому незнакомцу, которому было адресовано это приветствие. Наверняка это всеми уважаемый человек, у которого много друзей, крепкая семья, а его дети хотят быть похожими на своего отца.
Рихтер бесцельно бродил по улицам в ожидании часа, когда ему захочется вернуться к себе в комнату. Это все равно было лучше, чем оставаться наедине со своими мыслями, среди которых не было ни одной радостной. Черный маг чувствовал, что приближается полночь: его снова начинало лихорадить. Он устало присел на деревянную скамейку перед кондитерской.
Днем в хорошую погоду здесь всегда сидели дети, дружно поедая кулинарные шедевры. Хорошо, наверное, кондитеру: печешь себе обычные пирожные и не прибегаешь ни к какой магии. Она не изводит тебя, не стремится завладеть тобой, подчинить своей власти, довести до края безумия и толкнуть за грань.
– Как заставить время течь быстрее? Может быть, совершить какое-нибудь доброе дело? Если, конечно, точно представлять себе, что это такое. Сделать что-нибудь хорошее, без всякой магии, своими руками. – Рихтер вытянул вперед руки и внимательно посмотрел на них. Они заметно дрожали, но не от холода. – Или, наоборот, что-нибудь плохое, ужасное? Мне-то все равно, главное что-то делать. Когда ты занят, часы летят как минуты.
Погода совсем испортилась. К сильному ветру добавился густой снег, и на улице началась настоящая метель. Маг съежился, пытаясь укрыться от снега. Какой-то сердобольный человек, идущий на работу в ночную смену, заботливо поинтересовался у Рихтера, как тот себя чувствует. Некромант бодрым голосом уверил, что с ним все в порядке. Мужчина, судя по цвету мундира и огромному росту работающий охранником на торговом складе, одобрительно кивнул и оставил мага в покое.
– Пора уходить отсюда. До смерти я, конечно, не замерзну, – Рихтер усмехнулся, – но окоченеть могу запросто.
Это было мудрое решение. Когда он, наконец, добрел до своего дома, сугробы высотой уже достигали колена.
Рихтер поднялся к себе и обнаружил, что потерял ключ от комнаты. Наверное, это случилось, когда он гулял по городу. Из-за снега он не услышал, как ключ звякнул, выпав из кармана. Некромант оказался перед дилеммой: выбить дверь или ночевать в коридоре. Ни тот, ни другой вариант его не устраивал. Разнести дверь в щепки – не проблема, но тогда бы ему пришлось подыскивать новое жилье. А так завтра утром он пойдет к хозяйке, она даст ему запасной ключ, и дверь останется цела. Перспектива провести остаток ночи в коридоре мага тоже не вдохновляла.
Подумав, Рихтер решил навестить Дария. Помнится, Главный Хранитель говорил недавно, что не ложится спать раньше двух часов ночи. Ну что ж, вот сейчас и проверим, правда это или нет. Тем более до библиотеки рукой подать.
Не прошло и двадцати минут, как Рихтер стоял перед дверью Главного Хранителя. Внезапно ему вдруг расхотелось заходить. Все-таки это была глупая идея, гном наверняка давно спит, и незачем его беспокоить. Он уже собрался развернуться и уйти, как дверь внезапно распахнулась. На пороге показался мрачный Дарий, уверенно держащий в руке обоюдоострый кинжал. Острие кинжала было направлено прямиком в живот Рихтера.
– Тьфу! – в сердцах сплюнул гном и убрал оружие. – Это ты! Ну проходи, раз пришел. – И он силой затащил Рихтера в прихожую.
Судя по одежде, гном еще не ложился.
– Что-то случилось?
– Я потерял ключ от своей комнаты, – сообщил Рихтер.
В доме у Дария было жарко натоплено, и от некроманта повалил пар. Снег, налипший на его сапоги, растаял, И на полу образовалась приличная лужа.
– Потерял ключ? Это скверно. Ты уверен, что его не украли?
– Уверен.
– Хорошо. А я слышу, как кто-то подошел к двери и стоит за ней. И все. Решил, что человек пришел не с добрыми намерениями. Почему ты не постучал?
– Да я подумал, что ты уже спишь.
– Тогда зачем пришел?
Рихтер затруднился ответить на этот вопрос.
– Ладно. Я собирался выпить чаю с вареньем, составишь мне компанию? И снимай с себя одежду – ты весь мокрый. Сапоги тоже высушить не помешает.
– Но в чем я…
– Не спорь, мне виднее.
Некромант, к своему удивлению, безропотно подчинился. Дарий разобрался с мокрой одеждой очень просто, повесив ее сушиться на веревках возле камина. Рихтеру во временное пользование были выданы домашняя куртка и штаны хозяина дома. Размер, правда, оказался не совсем подходящим, но это пустяки.
Гном принес из кухни чай, варенье, вазочку с печеньем, и хозяин и гость великолепно устроились в глубоких креслах перед пылающим камином.
– Поздновато для ужина, – заметил Дарий. – Но ничего. Печенье я пек сам, так что оцени по достоинству.
– Очень вкусно, – похвалил Рихтер с набитым ртом.
Комната, в которой они находились, была небольшой, но весьма уютной, с красивым резным мраморным камином в центре. Они мирно пили чай, изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. Неожиданно для себя Рихтер почувствовал, что он как будто вернулся в Родной дом. Воспоминания отступили, можно было забыться и ни о чем не думать. Так прошло минут тридцать. Дарий молча потягивал ароматный напиток и смотрел на пламя, слушая треск поленьев. Рихтер в блаженстве закрыл глаза. Давно он не испытывал такого умиротворения. Фактически он уже начал забывать, что это такое. Если бы это могло продолжаться вечно…
– Может, расскажешь мне, что с тобой творится?
Рихтер вздрогнул и со вздохом вернулся к реальности.
– Что ты имеешь в виду?
– Я решил оформить тебя официально, не дожидаясь конца испытательного срока. После этого нужно будет провести обряд узнавания. Прежде чем это сделать, я хочу узнать: согласен ли ты все еще работать со мной?
– Конечно, согласен.
– Тебе нравится эта работа, устраивает место простого помощника?
– Да, устраивает. Тебе уже известно, как я люблю книги. Зачем ты меня сейчас об этом спрашиваешь?
– Мне нужно знать точно. – Дарий посмотрел Рихтеру в глаза. – Ты прекрасно справляешься со своими обязанностями, тут у меня к тебе нет никаких претензий. Но я вправе знать, что происходит с человеком, которому я должен буду доверять как самому себе. Что скажешь?
– Все верно. – Рихтер замолчал, не зная, что сказать дальше. Ему не хотелось подвергаться расспросам со стороны гнома, но он чувствовал, что сегодня этого никак не избежать.
– Начнем по порядку. – Дарий налил в чашки еще чаю. – Тебе известно, как ты сейчас выглядишь?
Рихтер еле заметно кивнул. Конечно, ему известно. Он видит это каждую ночь в зеркале – свое мертвенно-бледное лицо, расширенные зрачки и прочие признаки одержимости.
– Чем это вызвано?
– Я же был некромантом.
– Значит, это побочные явления? Из-за того, что ты перестал практиковать? – предположил гном.
– Да. Днем я еще могу справиться и выгляжу нормально, но ночь берет свое.
– Противостоять своему дару и бороться с собственной природой нелегко. Должно быть, ты очень сильный маг. Почему же ты бросил практику?
Именно этого вопроса Рихтер боялся больше всего. Сказать правду – не поймет. Сказать неправду – почувствует ложь и не поверит. Лучше всего ограничиться полуправдой.
– Можно сказать, что у меня изменились жизненные принципы. Для всех будет только лучше, если Смерть получит то, что ему причитается.
– Странно это услышать из уст некроманта. Пусть даже бывшего, – заметил Дарий. – Но ведь ты не сможешь вечно сдерживать себя. Для некроманта твоего уровня – а я думаю, что он весьма высок, за свою жизнь я видел немало магов, – не давать выхода своему дару губительно. Это может закончиться смертью.
Рихтер отрицательно покачал головой.
– Или сумасшествием, – закончил Дарий.
А вот это уже ближе к правде. Некромант прекрасно знал о такой перспективе, и безумие, пожалуй, было единственным, чего он страшился. Он видел сумасшедших, – они влачат жалкое существование в своем мире кошмаров, пока Смерть не придет и не облегчит их страдания. Если же он сойдет с ума, то ему точно уже никто и ничем не поможет. Он будет страдать вечно. Вечно!
– Я не интересовался, кто ты и откуда, – продолжил Дарий, – и, возможно, был неправ. Да, я мог бы навести о тебе справки – для этого у меня есть все возможности, но я не стал этого делать. Может статься, мне бы не понравилось то, что я бы узнал. – Он немного помолчал. – Сейчас ты стремишься порвать с прошлым – это твое право. Я не буду становиться у тебя на пути. Но мне нужны гарантии, что в будущем от тебя не будет неприятностей. Как видишь, я с тобой откровенен. – Дарий вопросительно взглянул на гостя, словно просил подтвердить последние слова.
– Откровенен, – признал Рихтер и сказал со всей уверенностью, на которую был способен: – Дарий, я обещаю, что не подведу тебя.
– Хорошо. – Главный Хранитель выглядел вполне довольным. – Значит, завтра утром мы проведем обряд узнавания.
– Уже сегодня, – заметил маг, показывая на часы. Было десять минут пятого.
– Ого! Ты как знаешь, а я пойду, посплю хотя бы несколько часов. Постелить и тебе?
– Нет, – Рихтер с облегчением откинулся на спинку, – если можно, я бы хотел остаться в этом кресле.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Клейпас Лиза - Куда заводит страсть