от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Боюсь, что этого языка не знает никто из ныне живущих, – сказал Мартин. – Я наводил справки… Запомнил несколько слов и повторил их одному знакомому лингвисту из Вечного храма, да воссияет в его душе Свет.
– Говори! – потребовал Рихтер.
– Скорее всего, это западный диалект мальского языка. Он вышел из употребления восемьсот лет назад. Как говорится – большая редкость.
– Откуда же Дарий может его знать? Он мне никогда не говорил, что изучает мертвые языки.
– В том-то все и дело. – Мартин покачал головой. – Признаю, ему могли попасться написанные на этом языке книги, но узнать, как правильно произносятся слова, Дарию было неоткуда.
– А с чего ты взял, что он их правильно произносит? – угрюмо спросил некромант.
– У меня предчувствие. Разве ты не видишь, что он говорит на нем свободно, так, словно это его родной язык?
– Это еще ничего не доказывает, – буркнул Рихтер. – По-моему, знание мальского языка объяснить легче, чем теперешнее состояние Дария.
– Вы все спорите… – раздался слабый голос.
Некромант метнулся к другу.
– Ты очнулся! – воскликнул он с ликованием. – Ты наконец-то очнулся! – Рихтер взял гнома за руку, чтобы выяснить, каково общее состояние его организма.
– Сколько меня не было? – спросил Дарий. Глаза у гнома была усталые, но ясные.
– Пять суток ты был… – Рихтер не смог подобрать нужного слова.
– Болен, – подсказал Мартин. Украдкой он осенил себя знамением. Кто знает, может, именно благодаря его Молитвам Дарий пришел в себя.
– Это не болезнь, – гном вздохнул и сел на кровати, – это то, ради чего я пошел в храм Четырех Сторон.
– Что ты имеешь в виду? – насторожился Рихтер.
Дарий не ответил. Он остановил свой взгляд на мыши, улыбнулся и приветственно помахал Матайясу.
– Здравствуй, старый приятель. Прости, что ни ты, ни я не узнали друг друга сразу.
– Дарий, с тобой все в порядке? – Рихтер тревожно вглядывался в лицо гнома, опасаясь, что тот немного повредился рассудком.
– Все замечательно, – заверил его Дарий. – Теперь многое встало на свои места, но не скажу, что мне от этого легче. Я всегда знал, что знание приносит с собой печаль, но слишком большое знание может обернуться настоящим горем. Рихтер, не волнуйся, я все тебе объясню.
– Ты помнишь, что произошло с тобой в храме? – тихо спросил некромант, замечая, что его друг как-то неуловимо изменился.
– Не напоминай мне об этом. – Дарий на миг прикрыл глаза рукой, скривившись от боли. – Я бы хотел забыть увиденное, но не могу. Совсем как ты, Рихтер. Нет, – он покачал головой, – наоборот. Хорошо, что ты напомнил мне об этом. Я должен рассказать вам правду о том, что случилось. – Он принял из рук Мартина кружку с молоком и залпом осушил ее до дна.
– Правду о чем?
– О просветлении разума и души. Сейчас мне кажется странным, что я мог быть настолько слеп. Ведь все лежало на поверхности, совсем рядом. Друзья, я вспомнил свое прошлое. Я видел его, видел, я был там… Предсказательница не умерла от болезни, нет… Ее убили по ее же собственному приказу за миг до того, как я вбежал в храм.
– Ты попал в прошлое? – недоуменно спросил Мартин. – На две тысячи лет назад? В храме есть временной портал?
Дарий покачал головой:
– Нет, не я. И не попадал. Я там родился. – Главный Хранитель взял со спинки стула свои штаны и принялся одеваться.
– Как это родился? – глухим голосом спросил Рихтер.
Дарий поднял на него глаза. Подобный взгляд некромант уже встречал в своей жизни. Так на него перед началом боя смотрел Смерть, в зрачках которого навечно застыла холодная усталая вечность.
– Обещай, что поверишь всему, что я тебе скажу, не посчитав это бредом спятившего гнома, – попросил его Дарий. – У меня сейчас нет ни сил, ни желания доказывать тебе свою правоту.
– Обещаю, – твердо ответил некромант.
– Повелитель Ужаса и я – это одно лицо. Хотя вернее было бы сказать – одна душа. Она странствует по свету, рождаясь каждый раз в другом месте, в другое время. В последней прошлой жизни я был именно Повелителем Ужаса. Забавно, правда? В храме я вспомнил все, чем занимался, все битвы, лица и имена моих солдат. Друзей, врагов, любовниц, придворных, слуг, льстецов, обожателей и многих других. И над всеми ними был я со своим даром внушать людям страх, смертельный ужас, настолько сильный, что у них останавливалось сердце. Я помню, что чувствовал, о чем думал… Раньше я не считал подобное возможным, но многое на свете невозможно только до тех пор, пока мы сами не становимся свидетелями этому.
– Но, Дарий, почему ты вдруг вспомнил все это? – ошеломленно спросил Мартин. – Или… ты уже не Дарий?
– Нет-нет, называй меня так же, как и раньше. – Гном усмехнулся. – Я не собираюсь расставаться со своей личностью и приносить ее в жертву прошлому. Я вспомнил все только потому, что пришло время. Для каждого события существует свой срок.
– Если ты был Повелителем Ужаса… – Рихтер сделал глубокий вдох, стараясь не поддаваться панике, – то это объясняет, почему тебя так поразила та картина…
– Точно! Ты верно подметил. То, что произошло сейчас, ерунда по сравнению с тем, что я чувствовал тогда… – Гном покачал головой. – Я три года был одержим мечтой о встрече с ней, – его глаза затуманились, – и когда я, наконец, получил возможность увидеть ее, – голос Дария дрогнул, – ее убили прямо на моих глазах. Закололи на алтаре.
– Кто посмел сделать такое?! – воскликнул Мартин.
– Ее же помощники. Нет, это не было убийством. Я знаю. Монахи действовали по ее приказу, потому что она не захотела со мной встречаться. Она знала, что одержимый, я буду преследовать ее везде, от меня невозможно было скрыться… – Он обхватил голову руками и горестно застонал. – Но почему?.. Почему?.. Ответ на этот вопрос витает рядом со мной, касается меня, но я никак не могу его поймать.
– Предсказательница умела читать будущее, – напомнил Рихтер. – Может быть, она не хотела тебя видеть поэтому? Кто знает, какие беды повлекла бы за собой ваша встреча.
– А как же я? – спросил Дарий. – Мои чувства не принимались в расчет? Я слишком сильно этого желал, чтобы это свершилось. Эх… – Он тяжело вздохнул.
Некромант дружески опустил руку на его плечо, пытаясь поддержать.
– Ты должен быть сильным. Это очень трудно, я верю, но ведь ты еще не знаешь всей правды.
– Это ведь даже не любовь, – сказал гном. – Это нечто большее, для определения которого в языке так мало слов, и все они не отражают и малой доли правды. Знаете, к чему это привело?
– Повелитель умер в тот же день, что и Предсказательница, – тихо сказал Рихтер.
– Да, – с горькой усмешкой подтвердил Дарий, – в тот же день и час. Она была рядом – такая прекрасная, теплая, словно просто спала… Она была рядом, но не со мной. Я поклялся, что буду искать ее даже в загробном мире, и приказал монахам заколоть меня так же, как они закололи ее. Я умер от того же ножа и чувствовал радость, умирая. Потому что знал, что разделяю ее судьбу хотя бы в смерти. Мое душевное горе было настолько велико, что я совсем не почувствовал боли. Это горе от потери до сих пор мучает меня. Его темный осадок… Что было после этого, я не помню. Видимо, все мои беды оттого, что я клятвопреступник: должно быть, я не нашел ее в мире теней. Но мы должны заплатить за каждую ошибку. Матайяс… – гном кивнул в сторону мыши, – был другом Повелителя Ужаса, хоть и не помнит этого. Вот почему между нами существует эта связь. В мире снов душам найти друг друга легче. Вы мне верите?– спросил он друзей.
– Дарий, твоя история достаточно фантастична, чтобы в нее поверить, – с жаром сказал Мартин. – Я всегда подозревал, что наш мир устроен намного сложнее, чем это хотят представить.
– Где я был все эти две тысячи лет между рождениями, я не помню. После смерти у меня какой-то провал в памяти, – озадаченно сказал Дарий.
– Ничего удивительного, – успокоил его некромант. – Это совершенно нормально.
– Мое следующее воспоминание – блестящий витраж в каком-то окне, – сказал гном. – Сквозь него проходят солнечные лучи, а на полу видны разноцветные солнечные зайчики. У меня в руке башмак, и я пытаюсь им поймать солнечный луч.
– Тебе, наверное, было очень мало лет, – с улыбкой предположил Мартин.
– Да, я едва научился ходить, – согласился Дарий. – Вся моя нынешняя жизнь теперь кажется такой жалкой по сравнению с тем, что я узнал… Она одно из звеньев в длинной цепи перерождений, которая берет свое начало у самого истока творения. Несмотря на то, что моя душа принимала различный облик, я всегда искал ее, свою Предсказательницу. Я уверен, что она тоже не раз рождалась, но за столько лет мы так ни разу и не встретились. Я искал ее, свою вторую душу, как ищет каждый в этом мире.
– Выходит, что мы тоже рождены не в первый раз? – с тревогой спросил некромант.
– Нет, и ты, и Мартин здесь впервые. А я – нет. Почему? Я был с самого начала… Затворник не сумасшедший. Его слепые глаза смотрят вглубь, он постигает суть происходящего. Я действительно вспомнил правду, как он и обещал. Это очень страшно – знать правду, даже если знаешь ее не всю.
– В таком случае все, что он говорил, должно исполниться? И ты сменишь Создателя? – Рихтер покачал головой. – Я даже не знаю, что и думать. Ты – Избранник?
– Не знаю, – признался Дарий. – Но я надеюсь, что в этом Затворник ошибается. Откуда ему это знать? Дела богов не касаются людей.
– Что-то я вас совсем не понимаю, – сказал Мартин. – О чем идет речь? Какой Избранник?
– Я тебе потом объясню, – отмахнулся Рихтер. – Когда будет свободное время. Дарий, кроме необыкновенных воспоминаний ты чувствуешь что-нибудь еще? – Он выразительно посмотрел на гнома. – Необычное?
– Я понял, к чему ты клонишь. Будь я Избранником, и способности у меня должны быть как минимум божественные. – Гном задумался. – Знать бы еще, как их определить. Руки, ноги, голова – все обычно, все как раньше. Я не могу усилием воли двигать предметы или перемещаться с места на место. Однако… Не знаю отчего, но теперь я стал видеть вещи и людей такими, какие они есть, а не какими кажутся. – В его глазах снова промелькнула тень вечности.
Рихтер помимо воли отвернулся.
– Что с тобой? – спросил его Дарий.
– Ты стал другим, – нехотя ответил некромант, отводя взгляд. – Ты выглядишь, как Дарий, говоришь, как Дарий, но ты не он… Кто ты, незнакомец?
– Я – Дарий. Тебе показалось. И мне нужно очень многое обдумать. Пожалуйста, оставьте меня ненадолго одного.
– Ты уверен, что с тобой все будет в порядке? Ты еще очень слаб.
– Я уверен.
– Я буду рядом, – сказал некромант, постаравшись, чтобы его голос звучал бодро, – на всякий случай.
Они осторожно прикрыли дверь спальни и оставили гнома одного. Краем уха Дарий уловил радостные крики, донесшиеся из глубины дома. Это домочадцы Виктора узнали о его возвращении. Действительно, как будто бы он долго путешествовал по чужим краям и теперь снова вернулся в родной дом – в собственное тело.
Дарий закрыл глаза. Все, что ему сейчас было нужно, – это сосредоточиться, собраться с мыслями. Сквозь закрытые веки он различал очертания окружающих его предметов. Да, нужно согласиться с Рихтером: он вернулся другим. И дело даже не в новоприобретенном знании, не в его памяти о прошлых жизнях. В нем проснулось до сих пор дремавшее нечто. Оно всегда было с ним, начиная с самого первого рождения. Он ясно видел линии судьбы, переплетенные между собой в сложную паутину причин и следствий. Линии соединяли его с друзьями. Светло-голубая тянулась от Мартина, а черная от Рихтера. Теперь Дарий мог постигнуть, насколько сложно устроен мир. Он более хрупок, чем тончайшее стекло или стебель цветка. Человеку никогда не разгадать законов его устройства, и только это хранит Вселенную от разрушения. Магия, религия, наука, все, чем так гордятся люди, – всего лишь малая толика многочисленных бледных теней, отбрасываемых мирозданием. Кажется, что мощь, мира настолько велика и несокрушима, что нет ничего, способного ее поколебать. Но мир можно разрушить, и Дарий чувствовал, что у него хватит силы это сделать. Пока еще он не знал как, но это было лишь делом времени. Это знание пугало его сильнее всего. Получалось, что он перестал себе принадлежать.
«Если ступаешь на путь, который приведет тебя Богу, – не сворачивай с него. На нас лежит тяжесть прожитых Жизней, и выбор заставляет страдать наши Сердца. Ведь в каждом из них других так много…» Теперь гном понимал, что это значит. Или думал, что понимал Действительно, у каждой прожитой жизни своя тяжесть своя ноша, от которой не избавляет даже смерть. Предсказательница была самой тяжкой его ношей. Но что значит путь, ведущий к богу? К какому? Какой путь? Дарий представил, как он идет по залитой солнцем равнине. Под его ногами тоненькая извилистая тропка, которая заканчивается у подножия огромного трона, на котором сидит… Бог? Сам Создатель – или мелкие божки, выходцы из человеческого племени? Сколько нерешенных вопросов, и чем больше ты узнаешь, тем только увеличиваешь их количество.
Дарий вздохнул. Если он из раза в раз перерождается, то почему он так и не стал богом? Чего ему не хватает? Гном, осознав всю абсурдность своей мысли, не выдержал и тихонько рассмеялся. Если так и дальше пойдет, скоро он всерьез станет опасаться за свой рассудок. Действительно, что может быть проще – стать богом? Он так спокойно рассуждает об этом, словно речь идет о чем-то будничном: о приготовлении завтрака или о покупке новой книги. О, он снова вспомнил о них. Книги всегда были его радостью.
Дарий в глубине души признался самому себе, что все отдал бы за то, чтобы забыть, кто он есть, и никогда не уезжать из родного города.
– Так бы и жил себе спокойно, – пробормотал Главный Хранитель. – Работал бы, читал, имел уважение и почет. Нет, потянуло на приключения… Сам во всем виноват.
Гном ворчал, понимая, что это неправда: его прошлое, в конце концов, все равно дало бы о себе знать.
Неожиданно он почувствовал чье-то присутствие. Он был не один в комнате. Дарий приподнялся и настороженно осмотрелся. Но никого не увидел.
– Кто здесь? – прошептал гном. Он кожей ощутил, как мимо него прошла чья-то тень.
– Твое время истекло, – раздался голос.
– Кто это говорит? – Дарий встал и сделал несколько осторожных шагов в сторону двери.
– Я говорю. – Голос, несомненно, принадлежал мужчине. – Не пытайся убежать. От нас не скрыться.
Тень обрела очертания высокого мускулистого воина, одетого в кожаные доспехи со множеством заклепок. На его предплечье был вытатуирован черный дракон. За воином материализовалась миловидная, очень приятная на вид женщина. Ее длинные пепельного цвета волосы отливали серебром. Дарий почувствовал исходящую от этих двоих угрозу. Для него они были очень опасны. Мужчина заметил волнение гнома и хищно усмехнулся:
– Страшно? Как же, как же… Думаешь, разок-другой покомандовал войском и…
– Перестань, – оборвала его женщина. – Мы не за этим сюда пришли. Потом скажешь ему все, что думаешь. В более подходящем месте. Бери его.
– С удовольствием. – Воин раздвинул в стороны руки ладонями кверху. От рук шло золотистое свечение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Багряк Павел - Синие люди