от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Судьбу не выбирают.
– Неужели все так просто происходит? – спросил Рихтер. – В Первом гарантированно таится погибель…
– Не так уж это и просто. При появлении каждое существо делится на две части, и они живут, ничего не зная друг о друге. Рождаются, умирают, уходят в небытие… То же самое произошло и с Избранником. Он тоже был разделен на две души, но, в отличие от остальных, он не мог исчезнуть и неизменно возрождался в новом теле. Маленькие, никчемные, неудавшиеся души не задерживаются во Вселенной. Несколько перерождений – и, если они не меняются, их возвращают в пустоту, откуда они пришли. Такие души не оправдали надежд Создателя и не имеют права на существование. Те же, кто проявил себя – неважно в чем, в милосердии или жестокости, – по прошествии времени становятся богами, направляющими людей. Но это не значит, что они нашли свою вторую половину, потому что соединившиеся друг с другом навсегда уходят из этого мира.
– Куда уходят?
– Я бы назвал это место страной вечного покоя. Ни в одном языке не найдется подходящего слова, чтобы описать состояние соединившихся душ. Очень сложно, чтобы можно было вот так просто и понятно объяснить это тому, кто сам не испытал этого. – Дарий вздохнул.
– И ты искал свою вторую половину?
Дарий кивнул:
– Да, всегда. Я ждал ее, хотя ничего не знал о ней. Рихтер, ее все ищут. Именно ее отсутствие заставляет людей чувствовать себя несчастными, они нигде не находят покоя, мечутся, меняют города, страны, не понимая, что причина кроется в них самих.
– Выходит, она есть и у меня? – Рихтер в волнении отер со лба пот. – Я же не настолько отличаюсь от остальных? И если найти ее, то, что с ними обоими происходит?
– Самое замечательное, что может случиться. – Дарий улыбнулся. – Ты обретаешь себя. Ты больше никогда не будешь одинок. У тебя не будет тела, но ты же знаешь, как мало значит тело в нашей жизни.
Рихтер погрузился в глубокую задумчивость. Вокруг происходят невероятные вещи, но его друг – их живое подтверждение.
– В храме Четырех Сторон я вспомнил очень многое, – продолжил Дарий. – И поэтому боги решили поспешить. Они уже давно следили за мной, потому что опасались что, став Создателем, я разрушу мир, посчитав его слишком несправедливым и жестоким, и переделаю его по своему вкусу. Будут новые земли, новые светила, новые люди и новые…
– …боги, – закончил за него Рихтер. – Они решили убрать тебя с дороги.
– Да, – Дарий усмехнулся, – но это оказалось им не по зубам. Они ошиблись в самом главном и во многом облегчили мне задачу. Посчитали, что если соединить меня со второй половиной до того, как я войду в полную силу, то таким образом Вселенная избавится от меня. Я, как и полагается, получу вечный покой, а они – возможность безраздельно властвовать над людьми. Но все получилось наоборот. Когда Избранник становится единым, он получает всю силу Создателя.
– Но почему сам Создатель не вмешался… Хотя, что я говорю? Это же не в его интересах.
– Нет, тут ты не прав. – Дарий покачал головой и грустно посмотрел на некроманта. – Создатель давным-давно жаждет, чтобы его сменили. Он слишком долго был ответственен за все происходящее и устал от этого. Создателю тоже нужен покой. Я – его единственная надежда. Если бы богам каким-то образом вдруг удалось осуществить свой план, тем самым они бы разрушили Вселенную. Космос, где Создатель ничего не предпринимает, возвращается обратно к Хаосу.
– Тогда почему он позволил богам строить против тебя козни?
– Я же говорю: он очень устал. Он уже давным-давно ни во что не вмешивается. Его время завершилось, и совсем скоро я заменю его.
– И я больше никогда не увижу тебя? Ты все равно, что исчезнешь?
– Я навсегда останусь твоим другом, Рихтер, но ты сейчас не должен думать об этом.
– Ты говорил, что боги следили за тобой. Почему же они раньше не проявили себя?
– Они пытались, каждый по-своему. Проблема заключалась в том, что, будучи существами более низкого порядка, они не могли видеть меня и не знали, где я нахожусь. Много времени и сил у богов уходило на то, чтобы отыскать меня среди остальных людей. Это очень сложно, если учесть, сколько живых существ умирает и рождается ежеминутно. Две тысячи лет назад они собирались соединить Повелителя Ужаса и Предсказательницу, но она их перехитрила, – Дарий хохотнул, – обвела вокруг пальца. Повелитель Ужаса был еще не готов, его душа еще не прошла свой путь до конца, поэтому она пожертвовала своей и его жизнью. Дар предвидения помог ей рассчитать, что именно следующее перерождение станет завершением нашего общего пути. И боги не смогли ей в этом помешать.
– Я понимаю, почему они обратили внимание на Повелителя Ужаса: он был слишком заметной фигурой, которая не могла их не заинтересовать, но ты, Дарий… Откуда они узнали о твоем существовании?
– Когда я взял в руки проклятую книгу и не сгорел, они тотчас узнали об этом. Ни одно живое существо, кроме тебя, конечно, – легкий кивок в сторону некроманта, – не смогло бы после этого остаться в живых. А дальше – это уже дело техники. К их сожалению, я, вместо того чтобы сидеть на одном месте, вдруг отправился в Вернсток. Это вынудило их послать к нам Мартина.
– Что?! – Рихтер вскочил. – Монах был шпионом! Я так и знал, что ему нельзя доверять!
– Не спеши с выводами. Мартин тут ни при чем. Он хороший человек, искренне верующий, в отличие от большинства монахов. Боги повели с ним нечестную игру. Один из них явился к нему во сне в виде Чистого Света и, показав нас, идущих по дороге, сказал, что нужно наставить на путь истинный заблудшую душу. Когда Мартин встретился с нами в «Сосновой шишке», то логично предположил, что именно ты являешься той заблудшей душой, которую надо повернуть к Свету.
– Ну да… Зловещий черный маг с дурным характером показался ему более интересным, чем скромный интеллигентный гном.
Дарий кивнул:
– Именно так все и произошло. Когда боги разобрались, что Мартин ошибся, они хотели внушить ему новую сказку, но потом решили оставить все как есть. Все равно мы везде ездили вместе. Боги использовали Мартина, следя за мной его глазами. Ты никогда не замечал за ним ничего необычного?
Рихтер помедлил с ответом.
– Нет. А ведь вначале я постоянно следил за Мартином.
– Перемены в его поведении, когда он начинал нести глупости, – это влияние бога-соглядатая.
– И Мартин ничего не знал об этом?
– Нет, он чист и невинен как младенец, – ответил Дарий. – Невинная душа. Он всего лишь старается отыскать свое место в этом мире, и когда-нибудь ему это удастся. Возможно, когда-нибудь он станет новым богом.
– Но боги не всесильны, – сказал Рихтер.
Дарий нахмурился.
– Никто не всесилен. Кроме того, среди богов не было единства. Один из них, Трудос, был против того, чтобы насильно избавить мир от моего присутствия. Он считал, что у меня должна быть свобода выбора, что я сам должен решить, заслужил этот мир существовать или нет. У Трудоса были благие намерения. Он хотел справедливости, поэтому втайне от остальных постарался сделать так, чтобы боги потеряли мой след. Это позволило бы ему выиграть время.
– Но как они могут потерять твой след, зная, кто ты, – удивился некромант.
– Единственно возможным способом. Убив меня. Это именно Трудос подстроил ту встречу с разбойниками. Книга действительно была ни при чем. Подстрекаемые богом, разбойники все равно убили бы меня.
– Мне тогда тоже показалось странным их неожиданное появление на дороге, – признался Рихтер. – В «Сосновой шишке» нас о них не предупредили, даже слухов никаких не было. Торговые караваны приходили и уходили целыми, конечно, случались нападения, но ведь не так близко от постоялого двора, где круглосуточно дежурит охрана.
– Разбойники без остановки шли целый день, чтобы успеть перехватить нас. И им это удалось, – задумчиво продолжил Дарий. – Меня убили. Казалось, цель достигнута. Но тут вмешался некий очень могущественный некромант и разрушил все божественные планы.
Рихтер усмехнулся:
– Твои слова – бальзам на мои раны.
– Ты вернул меня к жизни, и Трудос решил предпринять следующую попытку. В Кальгаде он внушил наемному убийце, что нужно бежать именно в мою сторону. Оставшуюся работу должны были проделать судья и его помощники. Но ты снова вмешался и опять помешал меня убить.
– Зачем все усложнять, разрабатывать схемы, планировать? Почему Трудос, раз уж он так хотел твоей смерти, не мог просто убить тебя? Проще сделать это самому или наслать ураган, наводнение, ядовитых змей, в конце концов.
Дарий покачал головой:
– Это было бы слишком явно. Тогда бы его точно заподозрили, а он не хотел раскрываться перед остальными богами. Они до сих пор не знают о его проделках.
– Ничего себе проделки! – Рихтер сжал кулаки. – Это ему я обязан мучениями на костре! И… я едва не потерял тебя. Если бы в законе не было лазейки, тебя бы повесили и сожгли.
– Но она была. И я очень благодарен тебе за помощь. Бог, движимый идей справедливости… – сказал Дарий и пожал плечами. – Благие намерения не спасают от ошибок. Кстати, я хотел спросить: тебе до сих пор снится незнакомая девушка, пропасть и прорастающие сквозь твое тело стебли? Девушка зовет тебя по имени и ждет твоей помощи.
– Да, но откуда ты об этом знаешь?! Хотя в твоем нынешнем положении ты, наверное, знаешь все. И чужие сны для тебя не являются тайной, – прошептал некромант. – Почему ты вспомнил о ней? Она всего лишь кошмарное наваждение, одно из многих мучающих меня.
– У этого наваждения есть достойная причина лишать тебя сна. Тебя зовет девушка, умершая триста лет назад. Она стала жертвой проклятой книги. Той самой «Синевы» Харатхи, которую я так долго носил с собой.
– Что же надо от меня этой девушке?
– Ее душа стала пленницей, и ты – единственное существо на земле, которое может ей помочь. Ты ведь не умираешь, а значит, в силах вытащить ее оттуда. На какой-то миг ты станешь мостом, соединяющим книгу и вечность, и она пройдет по этому мосту. Помоги ей. Можешь сделать это сейчас. Вот книга.
Рихтер удивленно моргнул. Дарий достал ее словно из воздуха.
– Почему же она не воспользовалась мной, когда у нее был такой шанс?
– В библиотеке Влада Несвы? Ты был слишком погружен в себя, слишком расстроен, чтобы ее услышать. Но сейчас ты можешь попробовать сделать это снова.
– А почему не ты? – недоверчиво спросил Рихтер.
– Она же выбрала тебя, – Дарий усмехнулся, – зачем разочаровывать девушку? Тебе больше не будет больно, обещаю. Просто открой книгу.
– Я не боюсь боли, – ответил Рихтер, но его рука замерла в нескольких сантиметрах от обложки. – Ее душа там? – Он нервно облизал губу.
– Да.
– Почему же книга не поглотила ее без остатка?
– Ты выслушал мой рассказ о второй половине и теперь надеешься, что это может быть она? – Дарий не мог скрыть своей печали. – Увы, мой друг. Это не она. Душа у девушки обычная, простая душа, в ней не было, и нет ничего исключительного. Случайное стечение обстоятельств позволило ей остаться в недрах этого чудовища. «Синева», как и любое творение человеческих рук, тоже небезупречна.
– Я все равно помогу ей, – сказал Рихтер. – Триста лет быть запертой в подобном месте – это ужасно. – Он глубоко вздохнул и раскрыл книгу.
Боли не было. Легкое жжение в ладонях сразу же сменилось прохладой. Некромант закрыл глаза, пытаясь ни о чем не думать. Он не сразу услышал едва заметный тихий шепот, идущий откуда-то из глубин его сознания.
Черная, без единого светлого луча бездна была домом шепота. В мозгу возник образ улыбающейся девушки, которая тянет к нему руки. Рихтер знал, что никакой девушки уже давным-давно не существует и это лишь его разыгравшееся воображение, но ему было приятно видеть ее радостное лицо. Вот он приближается к ней все ближе и ближе, протягивает руку, касается ее тела. Рука легко проходит сквозь девушку, будто та соткана из тумана. Неожиданно она исчезла, и Рихтер понял, что он стался один.
Некромант открыл глаза и вопросительно посмотрел на Дария. Тот кивнул и знаком показал ему, что можно закрыть книгу.
– Это оказалось проще, чем я думал, – пробормотал Рихтер. – Слишком просто. И меня больше не будет преследовать этот кошмар?
– Нет, не будет.
– Надо было сделать это раньше, хотя я сомневаюсь, что без твоей помощи у меня бы это получилось. А почему ты не уничтожишь эти книги вообще? – спросил некромант. – Ты же всегда хотел сделать это.
– Одна часть меня, бывшая Главным Хранителем, страстно желает этого, – признался Дарий, – однако другая – против того, чтобы нарушить естественный ход вещей. Я бы, конечно, мог уничтожить проклятые книги, но тогда бы мне следовало оградить людей от всех неприятностей вообще, а какой в этом смысл? Не стало бы ни войн, ни болезней, ни смертей.
– Вот и хорошо! Жизнь сразу стала бы замечательной.
– Это была бы не жизнь, а вечный застой. Страдания необходимы для того, чтобы человек не переставая, искал для себя лучшей жизни, только тогда он сможет развиваться.
– Дарий, но для чего вообще все это затеяно? Кому нужны люди, их души, зачем существует Создатель?
Дарий покачал головой:
– Даже если бы я знал ответы на эти вопросы, я не стал бы тебе отвечать. Это не нашего ума дела. Создатель, кстати, тоже не венец творения, – он понизил голос, – за ним есть другие, я не знаю этого наверняка, но уверен, что чувства меня не обманывают.
– Странно слышать, как ты говоришь о самом себе в третьем лице, – сказал Рихтер.
– Это потому что я еще не Создатель, у меня есть только его сила. – Дарий уставился на солнце немигающим взглядом. – В конце концов, для того чтобы получить это имя, нужно что-нибудь сотворить, верно? Но я еще не рассказал тебе всего. В то время как боги лихорадочно искали мою вторую половину, я успел вспомнить себя, и мое могущество возросло. Поэтому, как только они сумели отыскать ее, они перешли к активным действиям. Меня похитили и поместили в какую-то башню. Она была настолько пропитана их силой, что я не мог пошевелиться. А потом один из богов привел ее – пятилетнюю девочку. Ах, Рихтер, в мире все связано между собой. Не бывает случайностей, каждое наше действие – это одно из звеньев в целой цепи событий. – Дарий покачал головой. – Помнишь ту, которую ты вернул к жизни, когда мы ездили в поместье Влада Несвы?
– Как я могу забыть? Неужели это она? – не поверил Рихтер.
– Да. Кто мог знать? Мне достаточно было встретиться с ней взглядом, чтобы слиться в единое целое. Но тогда еще было слишком рано. А если бы она умерла, стало бы слишком поздно. Рихтер, только благодаря тебе эта история сложилась удачно.
– Теперь вы – единое целое? Ты и Ната?
– Да, – кивнул Дарий. – Наши души равны, но так как в этой жизни она была намного младше меня, то сейчас моя личность доминирует. Поэтому я выгляжу именно как хорошо знакомый тебе гном, а не как пятилетняя девочка.
– И, безусловно, я только рад этому, – пробормотал некромант. – Все это так невероятно…
– В конечном счете, внешний вид для меня потеряет всякое значение. Я буду ничем и всем одновременно. Но если ты захочешь, то ты всегда будешь видеть меня таким.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Отрошенко Владислав - Тайная история творений