от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Дарий… – Рихтер несмело посмотрел на друга. – Теперь ты можешь помочь мне?..
– …Стать смертным? Это до сих пор твое самое большое желание? – грустно спросил Дарий.
– Да, ты же знаешь. Этот мир хорош, но без меня он станет еще лучше. И ты не ответил на мой вопрос.
– Ты все узнаешь, но немного позже. – Было видно, что Дарию не хочется говорить на эту тему.
– А почему не сейчас?
– Потому, что сейчас наступило время отдать долги. – Он встал с кресла.
Небо потемнело, покрывшись тучами, затем солнце двинулось на восток. Рихтер посмотрел вниз: его ноги по колено утопали в сочной, изумрудного цвета траве. Они снова переместились в другое место и теперь стояли на огромном поле, у которого не было ни конца, ни края.
– Полдень, – сказал Дарий, когда солнце замерло у него над головой. – Жарко. – Он снял эквит и принялся им обмахиваться.
– Где мы? – спросил Рихтер, чувствуя страшную опустошенность.
Они были совсем одни в этом мире. Здесь не было ни людей, ни животных, ни насекомых. Только небо и ярко-зеленая трава.
– Это мой первый опыт. – Дарий мягко улыбнулся и широко развел руки. – Маленький мир, возникший по моей воле. Как он тебе?
– Не знаю, – честно признался Рихтер.
– Да, – согласился Дарий, – это достаточно скудный мир, представленный бесконечным травяным полем, но он меня устраивает. Тем более что мы можем принимать в нем гостей, без всякой боязни повлиять на ход событий в остальном мире.
– Кого ты имеешь в виду?
– Прежде всего, Матайяса. – В раскрытой ладони Дария появилась маленькая белая мышь. Дарий осторожно опустил грызуна в траву и отошел на несколько шагов. – Ты заслужил награду, мой друг. Ты всегда был и остаешься человеком.
Рихтер удивленно моргнул. Он и не заметил, как на траве появился мужчина. Он был одет в тунику и лежал, обхватив руками колени.
– Человеческая душа не должна быть в зверином теле. Он останется здесь до тех пор, пока спит, а когда проснется, для него начнется новая жизнь.
– Ты дал ему новое тело? – недоверчиво спросил некромант. – Выходит, что для тебя не существует ничего невозможного.
– Я не всесилен, и скоро ты в этом убедишься. Но нас всего двое, а для заключительного аккорда нужны трое. В старинных преданиях зло всегда побеждают трое героев. Это хорошее число.
– На что ты намекаешь?
– Мартин о многом догадывался, хотя и не подавал виду, – сказал Дарий. – Не его вина, что его использовали боги. Он был нам хорошим спутником, пускай он и будет этим третьим.
И тут же рядом с Рихтером возник монах, держащий в руках надкушенный кусок хлеба.
– А… – сказал он, оглядевшись вокруг.
– Никаких вопросов. – Дарий поднял указательный палец, призывая к вниманию. – Ничему не удивляйся – все это настоящее, но по прошествии нескольких часов ты навсегда забудешь о том, что здесь увидишь.
– Да я и не удивляюсь. – Мартин спрятал хлеб в карман рясы. – Я рад, что с тобой все в порядке. Рихтер, а ты что здесь делаешь?
– Стою, – ответил некромант мрачно. – И жду, что будет дальше. После того как выяснилось, что мой лучший друг без пяти минут Творец всего сущего, ничего другого мне не остается.
– Дальше будет весело, – пообещал Дарий и хлопнул в ладоши.
Трава под их ногами стала расползаться, словно остатки предрассветного тумана. Послышался какой-то шум. Рихтер стремительно обернулся. Из сухой, потрескавшейся земли в полное багровых сполохов небо, устремилось исполинское дерево. Его ствол горел ярче, чем сотня солнц, ослепляя смотрящего. Некромант, не выдержав, зажмурился и отвернулся.
– Что же это такое?! – воскликнул он, вытирая набежавшие слезы.
– Это Мировое Дерево, – сказал ошеломленный монах. – Оно растет с миром, и будет расти, пока будет существовать этот мир. Оно его стержень, его основа. Я иногда видел его во сне. Дерево так прекрасно!
– Ты смотришь на него без всякой опаски, а меня оно ослепляет. Дарий, в чем тут дело?
– В этом месте мы перестаем быть самими собой, и принимаем тот вид, под маской которого мы обычно отгораживались от людей. Мартин носит маску Света ты, Рихтер, маску Тьмы. Поэтому ствол Мирового Дерева слишком ярок для тебя. Оно олицетворяет жизнь, а ты…
– А я смерть, – договорил за него Рихтер.
– Маска Света… – На лице Мартина заиграла радостная улыбка. – Мне еще никогда не было так хорошо. Можно я подойду к нему?
– Только если ты собрался сгореть заживо. – Дарий покачал головой. – Не стоит этого делать. Лучше посмотри, кто к нам присоединился.
Невдалеке застыли несколько мужчин и женщин в причудливых позах. Они не могли двигаться, но не переставали настороженно следить за Дарием. Гном подошел ближе.
– Ваши планы обратились в прах, – сказал он. – Я доволен, что могу лично сообщить вам об этом. Меня не удержать, не остановить. Обидно, что в свое время вы были великими людьми, но, не сумев сохранить свое величие, стали всего лишь жалкими богами. Обрекать собственного Создателя на Вечность – верх жестокости, и вы заслуживаете самого сурового наказания.
– Смилуйся! – с усилием прохрипел один из богов. – Мы не хотели, чтобы ты вернул все к Хаосу.
– Милосердие – странная штука. Что для одного – величайшее блаженство, для другого – ужасная кара. Чего вы хотели, вечной жизни? Хорошо же, вы ее получите сполна. – Глаза Дария гневно сверкнули. – Будете жить так долго, что устанете от этого. Кроме Трудоса. Он сможет уйти тогда, когда пожелает. Знайте, что все в мире будет меняться, кроме вас. Изо дня в день, из года в год, из тысячелетия в тысячелетие… Вы останетесь богами, сохраните свои способности, но будет ли вас это радовать? Вам захочется уйти от дел, но это будет невозможно. Вечная жизнь – что может быть ужаснее?
При этих словах Рихтер содрогнулся, представив себя на месте богов. Хотя вполне возможно, что он еще составит им компанию.
– Дарий, а как же их вторая половина? Она же не виновата в том, что они оказались такими недалекими, – напомнил некромант. – Получается, что ты и ее обрекаешь на вечные мучения.
– Да, ты прав, я не подумал об этом, – согласился Дарий. – Но эту проблему легко решить. Их вторая половина не будет рождаться до тех пор, пока я не разрешу этого. Она будет в великом Ничто, где не существует понятия времени. Они останутся совсем одни. – Он задумался, закрыв глаза, а когда открыл, сказал с усмешкой: – Все в точности как было написано в книге.
– В какой книге? – спросил Рихтер.
– В «Книге Имен». Вот она. – Дарий протянул книгу некроманту. – Это не оригинал, а очень хорошая копия. Я каждое утро открывал ее и читал наугад какие-нибудь строки. Ну да ты знаешь об этой моей маленькой причуде. В то утро, когда я впервые увидел тебя, среди прочих я прочел в ней такие строки: «Когда в Одном будет Множество, когда Свет и Тьма будут стоять напротив тебя, когда под Мировым Деревом сойдутся Повелители всех Миров, когда тебе предстоит сделать выбор – тогда прочтешь». Итак, видишь, все совпало. В Одном Множество – это, конечно, имеются в виду я и мои многочисленные жизни, Свет и Тьма – это вы с Мартином, ну а Повелители всех Миров – вот эти никчемные боги. Миров, как известно, девять, и богов, – Дарий на всякий случай пересчитал, – здесь тоже девять. Все сходится. Осталось только прочесть, что же в ней написано.
– Почему же ты не читаешь? – спросил Рихтер, заметив его нерешительность.
– Потому, что я уже знаю, что там. Но, может быть, ты хочешь это сделать?
– Но ведь эти строки предназначались не мне.
– Боюсь, что и тебе они будут полезны. – Дарий без труда нашел нужное место в книге.
Теперь на месте пустой страницы появились строки, написанные красными чернилами. Рихтер пробежал глазами текст и растерянно посмотрел на Дария.
– Что там? Я тоже хочу знать, – сказал Мартин, подходя ближе.
Некромант молча отдал ему книгу, которую монах принял со священным трепетом.
Вот что он прочел: «И если в Одном – Множество, и Свет с Тьмой стоят напротив него, и Повелители ждут своей участи под Мировым Деревом, значит, наступило время перемен. Путь к Богу, путь к самому себе, был долгим и трудным, но он завершился. Так устроен мир, что одни страдания сменяют другие, и если ты решил, что порог Вечности убережет тебя от терзаний о том, чего не изменить, то ты ошибаешься. Великая Судьба, наградив тебя ответственностью за всех, лишила тебя самого ценного – свободы. Ты попал в паутину собственных деяний, и она цепко держит тебя. За все нужно платить: за глупость, за могущество, за право давать жизнь. Но как бы ни была тяжела твоя ноша, всегда помни: ты никогда не был один и ничто не вечно. Даже Смерть».
– Дарий, а ты не можешь отказаться? – негромко спросил Рихтер. – И снова стать самим собой?
– Это невозможно. – Дарий грустно покачал головой. – И когда-нибудь я стану таким же, как нынешний Создатель – немыслящим, непомнящим, безумно уставшим, мечтающим только об одном: тихо угаснуть и никогда не возвращаться к жизни.
– Это страшно… – прошептал Мартин, роняя книгу.
Дарий быстро повернулся к нему. Монах был очень бледен, его зрачки расширились, по лбу и вискам текли капли пота.
– Зачем ты представил себе это? – ласково спросил Дарий. – Для человека слишком тяжело думать о таких вещах. А ты все еще человек… Твой путь освещается Светом, Мартин, так не сворачивай же с него. Никогда не сворачивай. Я буду рядом и всегда помогу тебе в трудную минуту. Но твое время здесь уже истекло, пора возвращаться обратно, к остальным. – Он дружески похлопал монаха по плечу, и тот беззвучно растворился в воздухе. – И вам, – обратился к богам Дарий, – здесь тоже больше нечего делать. На земле найдется немало проблем, требующих вашего внимания.
Фигуры богов мелко задрожали и рассыпались на мириады осколков, которые испарились при первом же соприкосновении с пылающей жаром почвой. Дарий повернулся к Рихтеру.
– Теперь, когда мы остались одни – Мировое Дерево не в счет, я могу ответить на твои вопросы, – сказал Дарий. – Мне придется это сделать, несмотря на то, что я бы все отдал, только бы избежать этого разговора.
– Ты знаешь, о чем я хочу спросить.
– Да, – Дарий глубоко вздохнул, – знаю. – И замолчал.
– Ну же? – не выдержал Рихтер. – Твое молчание выносит мне приговор вернее, чем твои слова.
– Рихтер, ты никогда не умрешь. Более того, ты должен будешь занять место самого Смерти.
– Что?! – Некромант отшатнулся. – Что ты говоришь? Это невозможно!
– В последнее время мы очень часто прибегали к этому слову… Подумай сам: ты победил Смерть в поединке и обрел бессмертие. Неужели такое может пройти бесследно? Нет, не может. – Дарий покачал головой. – За все нужно расплачиваться.
– Но я не хочу! – воскликнул Рихтер в смятении. – Дарий, ты же мой лучший друг, мой кровный брат, ты же знаешь обо мне все! Я столько страдал, столько перенес… Я уже сполна расплатился за ту ошибку! Много лет подряд, закрывая перед сном глаза, я молил богов только об одном: чтобы они послали мне смерть. Неужели ты не можешь мне помочь? Я обращаюсь к тебе не как к Дарию, – он упал перед ним на колени, – а как к Создателю. Умоляю, избавь меня от этой участи. Я согласен прожить еще сто или тысячу лет, но, только зная, что в конце меня ждет покой.
– Рихтер, если бы я мог тебе помочь!.. – горестно прошептал Дарий. – Но я бессилен. Над законами мироздания никто не властен. Я – творец, и никто больше. Смерть мне не подчиняется. Пойми это, прошу тебя.
– Нет, нет, нет… – простонал некромант. – Лучше молчи, я не хочу этого слышать! Неужели нет никакой надежды? Разве ты не можешь ошибаться? Я победил Смерть больше сорока лет назад, но ведь ничего не изменилось? Я не занял его место.
– Потому что должно было пройти время, чтобы ты осознал свою ошибку. – Каждое слово давалось Дарию с трудом, ему было очень тяжело видеть друга в полном отчаянии. – Ты много раз убивал себя, и ни одна твоя смерть не прошла даром. Став Смертью, ты будешь милосердным, потому что уже побывал на месте своих жертв и знаешь, как тяжело умирать.
– Все против меня… – Рихтер зачерпнул рукой горсть земли и просеял ее сквозь пальцы. – Моя абсолютная память тоже пригодится, верно? Ведь Смерть ни о ком не забывает. – Он рассмеялся безумным смехом. – Я буду помнить всех. Без конца разлучая души с их телами… Какая ирония: родиться некромантом, чтобы потом стать Смертью! – Он закашлялся. – Неоткуда ждать спасения. Нет… Это безумный, сумасшедший мир, который я ненавижу! Здесь все неправильно! Хотя… – В его взгляде блеснула надежда. – Дарий, но что станет со Смертью, когда я займу его место?
– Он соединится со своей половиной и получит, наконец заслуженный покой.
– Вот, значит, как… – протянул Рихтер.
– Между вами очень много общего. Когда-то он, как и ты, победил своего предшественника и вынужден был его заменить.
– А что… – Рихтер умолк, не решаясь продолжить. – Я хочу знать, что будет со мной? В самом конце?
– Когда-нибудь с тобой сразится другой смельчак, он победит тебя и примет на себя этот тяжкий груз. И тогда ты станешь свободным навсегда.
– Нет, не смельчак, а глупец, – прошептал некромант.
– Разве не это тебе сказал Смерть во время вашего поединка?
– Да, – кивнул Рихтер, – но только теперь я понял его до конца. Сколько у меня есть времени, перед тем как мне придется приступить к своим новым обязанностям? – спросил он с горькой усмешкой.
– Совсем немного. У нас у обоих осталось мало времени. – Дарий повернулся к Мировому Дереву. – Видишь, его ствол пылает ярче, чем прежде? Это признак близких перемен. У каждого будет своя ноша, расстаться с которой не можем ни ты, ни я.
– Дарий, я тебя еще увижу или для меня ты исчезнешь, растворишься?
– Я буду ближе, чем ты думаешь. Это нынешний Создатель слишком устал, чтобы проявить себя, но я еще молод и полон жизни.
– Это хорошо, если ты будешь рядом, – сказал Рихтер. – Мы останемся друзьями даже здесь. Выходит, что ты и я попадаем в равные условия. У обоих нет выбора.
Дарий улыбнулся:
– Не забывай, что мы с тобой кровные братья. Родство с самим Создателем значит очень много. Но мне легче, ведь я уже един, в то время как тебе это только предстоит.
– Я ведь обязательно встречу ее?
– Обязательно, – заверил Дарий.
– Мне уже легче. Ведь теперь я знаю это наверняка. А моя вторая половина будет рождаться отдельно, пока я буду выполнять свои почетные обязанности?
– Да.
– И я буду знать, где и кто она? Ведь я же буду помнить имена всех на земле.
– Ты будешь знать о ней все.
– Почему же я не смогу с ней соединиться? – с горечью спросил Рихтер.
– Потому, что для того, чтобы соединить ваши души, ты должен будешь заглянуть ей в глаза, но именно так убивает Смерть. Ты не сможешь противиться зову седьмого чувства, поэтому в мире людей она не проживет и нескольких часов.
– Какая несправедливость… – прошептал некромант. – Дарий, если ты решишь изменить мир по своему вкусу, я совсем не буду против этого. Гори все огнем! – в сердцах воскликнул он. – А особенно эта ненавистная Вселенная, заставляющая меня существовать по ее законам.
– Рихтер, ты не смирился со своей участью?
– Я не смирюсь никогда, – ответил некромант.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Белов Александр Константинович (Селидор) - Бригада - 10. От сумы до тюрьмы