от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне здесь нравится. С детства люблю смотреть на пламя.
– Как хочешь. – Гном, зевая, направился в спальню.
Некромант обернулся и посмотрел ему вслед.
– Дарий!
– Что?
– Спасибо.
– Да чего уж там. Я ведь тоже мог оказаться на твоем месте, – сказал Дарий и ушел к себе.
Рихтер, не шевелясь, смотрел на огонь. Он ждал прихода утра.
Дарий был совсем не так прост, как мог, а иногда и хотел казаться. По гномьим меркам он был еще довольно молод – ему недавно исполнилось девяносто, но умом и наблюдательностью превосходил многих двухсотлетних.
За годы работы Главный Хранитель привык никому не доверять. Он знал, какими лживыми могут оказаться люди с кристально честными глазами. Однако если Дарий не доверял людям – это не означало, что он не доверял своей интуиции, которая редко его подводила. Он чувствовал, что Рихтер, могущественный некромант с темным прошлым, не принесет вреда ни ему, ни его делу, а значит, его можно принять и дать работу.
Гном знал, что Рихтеру совсем не нужны деньги – этого добра у него предостаточно, следовательно, ему нужны книги. Иначе зачем же еще ему связываться с библиотекой? Ну что ж, пусть читает… Не жалко. Тем более что с такой великолепной памятью, как у него, Рихтер скоро станет живым дополнением хранилища. Пусть ищет и отпускает книги, изучает картотеку, а он, Дарий, возьмет на себя все нелегкие переговоры с нервными волшебниками.
Гном невольно вспомнил встречу с одним из них и нахмурился. Его пытались испепелить в собственном кабинете! Какая мерзость! До такого еще никто из магов не додумывался, а у них богатая фантазия. Правду говорят, что все когда-нибудь бывает в первый раз. Ну ладно там морок попробовать навести – это хоть для жизни не опасно, но этот столичный выскочка совсем свихнулся.
Когда брызжущего слюной, истерично визжащего волшебника увели, Главный Хранитель дал себе слово, что сделает все возможное, чтобы у мага отобрали лицензию и подвергли принудительному лечению. Так отвратительно вести себя из-за того, что не получил желаемое, – это уж слишком. Дарий содрогнулся, представив на миг, что было бы, если бы старания мага увенчались успехом. На несколько секунд он стал бы горящим факелом, а потом кучкой серого пепла. Был Главный Хранитель – и нет его.
Как хорошо, что стены библиотеки глушат любые заклинания! Постороннему человеку в ней колдовать совершенно невозможно. Госпожа Библиотека не признает ничьей магии, кроме собственной. В силу этого факта данное место становилось идеальным убежищем для простых людей, когда разражалась очередная война между волшебниками.
Дарий достал из шкафа коробку со свечами. Свечи были из настоящего воска, без всяких примесей вроде дурманящих разум ароматов. Гном никак не мог взять в толк, откуда пошла мода на свечи с травяными добавками. Светят плохо, трещат, вонь стоит непереносимая, но высшему обществу почему-то все это нравится.
В коробке кроме свечей лежал моток шерстяной веревки. Как кстати! Для обряда она ему понадобится. Нужен был еще кусок мела, но его обещал принести Рихтер.
Гном закрыл дверь кабинета и отправился на поиски помощника. Некромант уже ждал в условленном месте, демонстративно протягивая ему огромный кусок мела.
– Ничего не забыли? – Дарий проверил, все ли на месте. – Не боишься?
Рихтер только пожал плечами.
– И правильно. Обряд простой и для жизни совсем не опасен. Пошли?
Они направились в глубь коридора. Главный Хранитель шел впереди, показывая дорогу. Несколько раз они сворачивали, пересекали огромные залы, спускались и поднимались по лестницам. Проплутав так минут пятнадцать, Дарий, наконец, остановился перед узкой лестницей.
– Нам сюда.
– Куда она ведет? – В голосе Рихтера слышалось любопытство.
– В подземелье, где я прикую тебя к стене, и буду пытать, пока ты не сознаешься, кто нарисовал на меня карикатуру при входе в первый читальный зал, – с усмешкой ответил Дарий.
– Это я нарисовал, признаю. Теперь пытки отменяются?
– Нет, конечно. Они станут лишь более изощренными – рисунок был просто ужасен.
– А если серьезно?
– Сейчас сам все увидишь.
Они спустились на несколько метров под землю. Лестница действительно привела их в настоящее подземелье, а подземелье в свою очередь привело к железной двери. Дверь выглядела так внушительно, словно была призвана отразить натиск целой армии врагов.
Дарий достал нужный ключ и, сунув его в неприметное для глаза непосвященного отверстие, два раза повернул. Рихтер ожидал услышать скрежет, но дверь отворилась совершенно бесшумно. Повеяло холодом и сыростью. Главный Хранитель снял со стены факел и, не колеблясь, вошел в каменную черноту провала. Это оказалась совершенно пустая комната, очень маленькая, с низким потолком.
– Закрой, пожалуйста, дверь. Сквозняка тут только не хватало.
– Неужели для проведения обряда в библиотеке не нашлось другого места? – проворчал некромант, обнаружив, что зацепил локтем паутину и испачкался.
– Здесь это делать лучше всего, – уверил его Дарий. – Видишь, из каких старых камней выложен пол? Эта комната находится очень близко к сердцу Госпожи Библиотеки. Фигурально выражаясь, конечно.
– Я понял.
– Тогда бери свечи и ставь их прямо на эти метки. – Дарий показал вокруг себя. На полу на равном расстоянии друг от друга виднелись черные отметины. – А я попробую ненадолго стать великим художником.
Гном закрепил факел и, достав мел, принялся разрисовывать пол вокруг себя малопонятными постороннему человеку знаками. Рихтер аккуратно установил все семь свечей и зажег их.
– Хорошо горят – пламя чистое, ровное. Это добрый знак. Теперь разверни вокруг них веревку и свяжи концы, – скомандовал Дарий. Он закончил писать и отошел на несколько шагов полюбоваться полученным результатом. – Отлично.
– По-моему, я наступил на веревку. Это не страшно?
– Нет. Только смотри, не сотри ногами символы, что я только что начертил. Все готово. Раздевайся и становись в круг.
– Раздеваться полностью? – уточнил Рихтер, ища глазами крючок, на который можно было бы повесить одежду.
– Зачем полностью? До пояса вполне достаточно.
Рихтер пожал плечами:
– Обряды разными бывают.
Некромант, не задавая больше вопросов, методично снял плащ, пиджак, жилет и рубашку. Со шпагой тоже пришлось расстаться. Теперь на нем оставались только штаны и сапоги. Рихтер для своих лет был прекрасно сложен, и Дарий невольно обратил на это внимание. Ведь в глубине души он считал всех магов тщедушными, не приспособленными к физическим нагрузкам созданиями.
– Ты в хорошей форме, – заметил гном, аккуратно разрисовывая мелом грудь некроманта.
Рихтер кивнул:
– Я знаю.
– Готов? – Дарий вытащил из-за пояса небольшой ритуальный нож размером с ладонь.
– К чему? Ты же мне так и не рассказал, в чем заключается обряд. – Рихтер покосился на тускло сверкнувшее лезвие.
– Стой спокойно и не делай резких движений. Мне нужна твоя кровь. Я сделаю неглубокие надрезы здесь, здесь и здесь. А правую ладонь положи вот сюда. – Гном взял руку Рихтера и положил на нужное место. – Затем соберу кровь и окроплю ею пол. Когда камни впитают кровь, обряд узнавания можно считать завершенным. Вот и все.
Рихтер недоверчиво посмотрел на Дария. Тот вздохнул.
– Да, я знаю, что это совсем не похоже на то, о чем написано в книгах, но что делать? Нет никаких специальных заклинаний, никто не вызывает демонов, и не приносится искупительная жертва. Когда проводили обряд для меня, все было в точности так, как я тебе об этом рассказываю. И в этой же самой комнате, так что можешь не беспокоиться.
– Я не беспокоюсь, просто нахожу все это немного странным. Совсем не таким, каким я себе представлял. Ну да ладно, давай, – решился Рихтер, – свечи не будут гореть вечно.
Дарий быстрым, уверенным движением провел лезвием по груди некроманта. Еще один надрез он сделал в районе солнечного сплетения. Рихтер на порезы никак не отреагировал. Дарий, конечно, и не ожидал, что его помощник начнет кричать от боли, но ведь можно же было хотя бы поморщиться? Выразить таким образом свое неудовольствие. Он же, в конце концов, не каменный. Или нет? Дарий с тревогой посмотрел на порезы. Крови не было.
– А где кровь?
– Что? – не понял Рихтер.
– Может, надо было глубже резать? – Дария одолевали сомнения.
– Не надо. – Некромант сделал глубокий вдох, и в местах порезов медленно, словно нехотя проступили темные, почти черные капли.
Рихтер мог слышать, как через силу бьется его сердце. Бьется медленнее, чем у обыкновенного человека. Оно неторопливо гонит по венам кровь, даря жизнь. Ему некуда спешить. Сердце, которое никогда не сможет остановиться и чьи удары не приближают к концу. Некромант закрыл глаза.
Дарий подождал некоторое время, а затем, собрав кровь в предназначенную для этого емкость, принялся равномерно наносить ее на плиты. Расходовать жидкость ввиду ее малого количества приходилось экономно. Гном старался ничему не удивляться: по крайней мере, теперь ему стало понятно, почему Рихтер такой бледный и у него такие холодные руки. Кровь смешалась с мелом и впиталась в камни. На плитах от нее не осталось и следа. Главный Хранитель опустился на колени и придирчиво осмотрел пол, словно собирался на нем завтракать. Удовлетворенный увиденным, он поднялся.
– Поздравляю, теперь ты – Хранитель.
– Все? – Рихтер взял протянутую ему Дарием салфетку и стер с себя кровавые разводы.
Гном внимательно посмотрел на порезы, уже начинавшие затягиваться.
– Да. Госпожа Библиотека попробовала твою кровь и уже ни за что ее не забудет. Теперь ты можешь приходить сюда даже ночью.
– Отлично! – искренне обрадовался маг. – Я часто не могу уснуть, а теперь в случае чего мне будет куда пойти.
– Да, но это не значит, что ты можешь ходить, куда вздумается. Ты видел размеры библиотеки? Тут очень просто заблудиться, и твоя замечательная память тебе не поможет. Не забывай, что здешние комнаты и переходы имеют привычку менять свое расположение. Иногда я и сам точно не понимаю, где нахожусь, и тогда внутренний голос говорит мне, куда надо свернуть, чтобы попасть я нужное мне место. Кстати, о внутреннем голосе… Совсем забыл сказать, что притяжение крови – явление двухстороннее. Не только библиотека будет знать о тебе все, но и ты будешь чувствовать ее. Сейчас ты этого еще не ощущаешь, но потом поймешь, о чем я говорю. Где-то дня через три.
– Я буду знать о происходящих в библиотеке изменениях? – спросил Рихтер, припомнив разговор с Дарием в картотеке.
– Точно.
– А на что это похоже?
Дарий задумался, добросовестно пытаясь подобрать подходящие слова.
– Сложно сказать. Возникает такое чувство… Единения, что ли? Как будто ты и эти древние камни – одно целое. Ты знаешь, где сейчас находится твое тело, иногда даже можешь увидеть его со стороны. Часто от этого кружится голова. Бывает, что начинают шататься стены, они теряют свои очертания и на некоторое время становятся расплывчатыми. Во всяком случае, так это происходит со мной, – добавил гном.
Пока Главный Хранитель приводил комнату в прежний вид, собирая в сумку огарки свечей и стирая остатки мела, Рихтер оделся. В одежде он чувствовал себя гораздо увереннее. Некромант прислушался, в надежде услышать неведомый до сих пор внутренний голос. Однако никаких перемен в своих ощущениях он не заметил. Дарий забрал факел, и они вышли из комнаты. Гном запер дверь.
– Что скрывается за дверями, для которых предназначены все эти ключи? – Рихтер кивнул на тяжелую связку в руках гнома.
– Ничего особенного. Никаких легендарных сокровищ и не менее легендарных злодеев, томящихся в каменных застенках, тут нет. Это же библиотека, а не пыточная короля Нагона! Ты получишь дубликаты, правда, не все – все-таки я Главный Хранитель и у меня могут быть свои маленькие тайны. Дубликаты уже готовы и лежат в моем столе в кабинете. Сегодня после работы я покажу тебе, какие двери они открывают.
– А тебе не тяжело их все время за собой таскать? Они такие громоздкие.
– Иногда в мечтах я бы хотел поменять их все на одну универсальную отмычку, – шепотом признался Дарий, придвинувшись к Рихтеру поближе. – Но боюсь, что Госпожа Библиотека этого не одобрит. К тому же отмычки здесь бесполезны.
Они выбрались из подземелья. Рихтер узнал коридор, ведущий из третьего хранилища в зал с картотекой. Только здесь на стенах были изображены все тридцать три чуда святого Бенедикта. Дарий остановился.
– Ну теперь ты точно не заблудишься. – Он кивнул некроманту. – Ступай, разберись с заказами, а я ненадолго отлучусь. Нужно кое-что купить… – Гном на миг застыл, вспомнив вдруг что-то важное. – Знаешь, у меня на сегодня назначены еще две встречи, но я постараюсь с ними разобраться как можно быстрее. Как освободишься сразу приходи в кабинет. Удачной работы, Хранитель!
Гном и маг пожали друг другу руки.
Дарий куда-то свернул, оставив некроманта одного в пустом коридоре.
– Хранитель… – Рихтер произнес это слово так, словно хотел попробовать его на вкус. – Звучит неплохо.
Маг подумал, что с сегодняшнего утра он на один шаг приблизился к цели. И, если цель выбрана верно, его старания увенчаются успехом. Он не будет спешить. Нельзя, чтобы Дарий что-то заподозрил, у гнома и так слишком много поводов для подозрений.
Рихтер уверенно шел в направлении картотеки. Теперь, когда он, наконец, получил возможность свободно передвигаться по библиотеке, необходимо узнать, где хранятся книги, карточки которых имеют черную метку, Кто бы мог подумать, что проклятые книги, этот ужас рода человеческого, станут его последней надеждой!
В повседневных хлопотах дни шли за днями, незаметно складываясь в недели. Дарий взял в руки календарь. Если ему верить, то в скором времени следует ожидать прихода весны. Гном бросил скептический взгляд в окно и довольно погладил свою короткую темно-коричневую бороду. Мостовые были укрыты толстым слоем снега. На севере весна всегда запаздывает, и Дарий был только рад этому. Он любил зиму с ее морозами, пронизывающими ветрами и заснеженными улицами.
Гном считал, что если не замерзнуть хорошенько ночью, то потом невозможно ощутить всю прелесть вечеров, проведенных перед горящим камином. О, как он любил сидеть возле огня в своем уютном кресле, смотреть немигающим взглядом на пламя и ничего не делать!
Несколько раз к нему на ужин заходил Рихтер, и тогда он занимал другое кресло, напротив. Дарий, в который раз подумал, что благодаря помощнику он избавился от многих хлопот. Рихтер оказался незаменимым работником, и Дарий уже не мог вспомнить, как раньше без него обходился.
После обряда узнавания Главный Хранитель пребывал в некотором напряжении, ожидая возможных неприятностей, но некроманта не в чем было упрекнуть. Ровно в девять он приходил в библиотеку и приступал к выполнению своих прямых обязанностей – забирал утренние заказы и разыскивал нужную литературу. Дарий тайком следил за магом. За столько лет библиотека стала для него вторым домом, гном знал, может, и не все секреты, но многие, и осуществлять наблюдение не составляло никакого труда. Рихтер вел себя совершенно естественно и, если и был в курсе, что Дарий следит за ним, никак этого не показывал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Говард Роберт Ирвин - Соломон Кейн - 12. Дети Ашшура