от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Гном быстро привык, что отныне рядом с ним всегда есть человек, которому можно поручить любое дело, точно зная, что оно будет выполнено. Что тут скрывать – это было приятное чувство. По своей натуре Дарий был не слишком общительным. Многочисленные деловые знакомства не доставляли ему никакого удовольствия – неотъемлемая часть работы, и только. Друзей гному заменяли книги, и вечера, проведенные в компании Рихтера, оказались приятным к ним дополнением. Их отношения из деловых постепенно переросли в дружеские.
Некромант много путешествовал, и Дарий, никогда не покидавший родного города, с огромным интересом слушал его рассказы о других странах. Несомненно, Рихтера радовало, что есть кто-то, кому интересны его рассказы. Это было хорошо видно из того, как он оживлялся, погружаясь в собственные воспоминания. О чем маг никогда не говорил, так это о том, что побудило его стать путешественником и посетить все эти страны. Некромант упорно уходил от вопросов, касающихся его прошлого, всякий раз переводя разговор на другую тему. Во время бесед Рихтер был неизменно сдержан в чувствах. Даже когда рассказывал о самых смешных случаях, происходивших с ним во время путешествия, он никогда не смеялся, и это огорчало Дария. Главный Хранитель пришел к выводу, что у Рихтера есть какая-то страшная тайна, которая занимает все его мысли и заставляет страдать. Странствия по миру скорее напоминали бегство от самого себя, чем познавательные поездки.
В дверь робко постучали.
– Входите!
– Мне нужен Главный Хранитель библиотеки, – прозвучал с порога тонкий детский голосок.
– Это я, – сказал Дарий.
– Вам послание, господин. – Мальчишка лет одиннадцати в форме рассыльного протянул ему конверт из плотной темно-желтой бумаги. – Приказано доставить прямо в руки.
– Спасибо. – Гном нашарил в кармане монету и кинул ее мальчику.
Тот ловко поймал ее и с довольным видом ушел, считая свою задачу выполненной.
Дарий открыл конверт, вытащил оттуда письмо на нескольких листах и принялся за чтение.
Вот что он прочел: «Главному Хранителю библиотеки от Кларка, душеприказчика господина Влада Несвы. Спешу уведомить вас, что всеми уважаемый господин Влад Несва скончался двадцатого февраля сего года в своем родовом имении Кривицы. Следуя последней воле покойного, я обязан передать вам, редкие книги из библиотечного собрания господина Несвы, которое находится в Кривицах. Список книг прилагается. С нетерпением буду ждать вас по адресу: имение Кривицы, городок Приречный, край Сухая Пустошь».
Гном пробежал глазами внушительный список и вскрикнул от неожиданности:
– Этого не может быть! – Дарий судорожно вздохнул. – Бред какой-то! Откуда у Влада Несвы эти книги? Нет, это невозможно! О боги! А если это все-таки они? – Главный Хранитель разволновался не на шутку. – Надо немедленно ехать, пока ничего не случилось. Надеюсь, этот Кларк осведомлен, что это за книги… Только бы их не трогали до нашего приезда… Только бы никто не прикасался к ним… – умоляюще шептал Дарий, вчитываясь в список.
Он вскочил и побежал на поиски Рихтера. Тот как назло куда-то пропал. Дарий уже изрядно запыхался, когда столкнулся с помощником в одном из коридоров.
– Что случилось? – Рихтер удивленно смотрел, как Дарий, будучи не в силах говорить, пытается отдышаться. Он еще никогда не видел Главного Хранителя в таком состоянии.
– Бросай все свои дела и иди со мной. Хотя нет, лучше раздобудь двух лошадей и все необходимое для недельной поездки.
– Зачем? Куда ты едешь?
– Не я, а мы! Ты, между прочим, едешь со мной! А куда и зачем, я тебе позже объясню. Жди меня с вещами через час у конюшни. – Дарий посчитал тему исчерпанной и побежал наверх.
Надо было поставить в известность администрацию, что он и его помощник вынуждены срочно отбыть по делам библиотеки. Разумеется, многие будут недовольны, но Дария это ничуть не беспокоило. Пусть пока пользуются услугами читального зала.
Рихтер растерянно посмотрел ему вслед. Что же все-таки произошло? Дарию, всегда спокойному и рассудительному, совершенно несвойственны судорожные метания по коридорам. Судя по всему, произошло что-то действительно из ряда вон выходящее, и поэтому лучше послушаться и сделать так, как говорит Дарий.
Приняв решение, некромант больше не раздумывал. Он пошел к себе собирать вещи. На обратном пути Рихтер зашел к Дарию и собрал сумку для него. Он слабо представлял, что может понадобиться гному в дороге, оставалось только надеяться, что в этом вопросе Дарий не отличается от других простых смертных.
Когда он пришел в конюшню, в его распоряжении оставалось еще пятнадцать минут, чтобы найти подходящих лошадей для поездки. Впрочем, лошадь нужна была только для Дария. У Рихтера был молодой красивый жеребец по кличке Тремс, на котором он приехал в город. Маг питал стойкое пристрастие к черному цвету, и поэтому Тремс, как нетрудно догадаться, тоже был черным. Рихтеру было сложно найти общий язык с лошадьми, и поэтому он решил не продавать животное, которое успело хоть немного к нему привыкнуть.
Растолкав заспанного конюха, Рихтер добился, чтобы Тремса привели в порядок для дальней дороги. Прохаживаясь по конюшне, некромант пытался найти что-нибудь подходящее для невысокого Дария, который по секрету однажды признался, что наездник из него ужасный. Умение Дария ездить верхом, можно было приравнять только к его умению плавать, а плавать он совсем не умел.
Пожалуй, эта лошадка – белая в коричневых пятнах – гному подойдет. Рихтер окинул животное опытным, взглядом бывалого путешественника. Лошадь была не такая крупная, как остальные, но, несомненно, очень выносливая. И, судя по всему, обладала кротким, дружелюбным нравом. Рихтер подошел к ней поближе и поднял руку, чтобы погладить. Лошадь испуганно всхрапнула и отшатнулась. В ее темно-карих глазах застыл ужас.
– Не волнуйся, – успокоил ее Рихтер, – не я на тебе поеду.
Подбежал конюх. Немытый, в давно не чесаных волосах торчит солома, а на губах застыла, словно приклеенная, дежурная улыбка. Некромант одарил его взглядом, полным презрения:
– Ты все сделал?
– Да, господин.
– Чья эта лошадь?
Конюх напряг свои немногочисленные извилины.
– Это кобыла принадлежит господину Шапсу, который работает в канцелярии.
– Я покупаю ее. – Рихтер сунул в руки конюха деньги. – Найди этого господина и передай ему все до последней монеты. Не вздумай ничего утаить! Я скоро вернусь и если что-то такое узнаю…
Рихтер не договорил. Да в этом и не было большой нужды. Конюх его прекрасно понял. Когда дело касалось денег или угроз, он становился на редкость сообразительным парнем.
– Не извольте беспокоиться, господин, – он угодливо поклонился, – все будет сделано.
– Оседлай ее и выведи во двор. Деньги передашь после. – Рихтер направился к выходу.
Дарий появился, как и обещал, ровно через час, не опоздав ни на минуту. Некромант отдал ему сумку и показал на лошадь.
– Это твоя.
– Отлично. – Дарий был рад, что ему не придется ехать на огромном, зловещего вида жеребце. – Ты заходил ко мне домой?
– Конечно. Иначе откуда здесь могли взяться твои вещи?
– Спасибо. Я ведь даже не успел переодеться. Ладно, это потом. Хорошую ты мне выбрал лошадь, – похвалил Главный Хранитель. – На вид она очень смирная. – Он тяжело вздохнул и взобрался в седло. – Поехали!
Рихтер запрыгнул на Тремса. Конь заржал от неожиданности – маг был очень тяжел. Они выехали со двора конюшни. Пока они пробирались сквозь оживленные, полные людей городские улицы, гном, против своего обыкновения, был очень молчалив и не проронил ни слова.
– Может, теперь ты расскажешь мне, в чем дело? К чему такая спешка? – спросил Рихтер, когда они выбрались за городскую черту, и он поравнялся с Дарием.
Теперь они ехали по широкой и прямой как стрела проселочной дороге.
– Вот, возьми. – Дарий вынул из кармана письмо и протянул Рихтеру. – Получил сегодня утром.
Некромант попробовал читать, но, сидя на скачущей лошади, это сделать не так-то легко. Он бросил это неблагодарное занятие и попросил:
– Расскажи своими словами.
– Один коллекционер в своем завещании отписал редкие книги в дар нашей библиотеке. Недавно этот коллекционер умер. Письмо от его душеприказчика.
– Ну и что?
– Две из этих книг – проклятые. – Дарий нахмурился.
– Откуда ты знаешь?
– Уж поверь мне, – глаза гнома блеснули, – я недаром Главный Хранитель. Я знаю каждую из них. И мой долг сделать все для того, чтобы они не смогли никому навредить.
– Но как они оказались у этого коллекционера?
– Об этом я не имею ни малейшего понятия, – признался гном. – Слава богам, у него хотя бы после смерти хватило ума или совести, не знаю чего точно, поставить меня в известность.
– Держать такое у себя дома! Он был явно не в своем уме!
– Все коллекционеры – сумасшедшие. Теперь ты понимаешь, почему нам надо спешить?
– Да. А куда мы, собственно, едем?
– В край, именуемый Сухой Пустошью. В имение покойного. Если двигаться быстро, это займет два дня пути. Я немного знаю эти места.
– Откуда? Ты же говорил, что никогда не покидал города.
– Видел карты, слышал рассказы и все такое. Не только у тебя одного хорошая память. – Дарий скривился: быстрая езда явно не доставляла ему никакого удовольствия. Гному приходилось прилагать определенные усилия, чтобы не свалиться с седла, – По дороге будут попадаться деревни. В какой-нибудь и заночуем.
– Хорошо. Но я не уверен, что наши лошади выдержат такой темп два дня подряд.
– Лошади, может быть, и выдержат, а вот что не выдержу я – это точно. Но, пожалуй, ты прав. Давай ехать чуть медленнее.
Лошадь, которая везла Дария, вздохнула с явным облегчением.
Внезапно покрытые снегом поля закончились, и они очутились в еловом лесу. Сразу стало темнее.
Гном и некромант больше не разговаривали. Гном – потому что это мешало ему сохранять вертикальное положение, а некромант – потому что погрузился в мысли. Он размышлял о том, как много в его жизни значит случай. Дело в том, что Рихтер уже потерял всякую надежду отыскать тайник с проклятыми книгами в библиотеке, а тут они сами шли прямо к нему в руки. Настоящее везение! Теперь ничто не помешает ему открыть хотя бы одну из них. И хотя маг не знал точно, чем конкретно это для него обернется, он твердо решил не отступать. По губам Рихтера блуждала легкая улыбка. Жизнь снова обрела для него смысл.
Через несколько часов они насквозь проехали еловый лес и оказались среди холмов. Ветер стих, и погода теперь стояла просто замечательная. День близился к концу, закатное солнце окрасило небо в красный цвет. Снег тоже изменил свою окраску: теперь казалось, что земля Укрыта толстым пушистым одеялом нежно-розового цвета. Невольно засмотревшись на окружающую их красоту, Дарий потерял равновесие и упал с лошади. Рихтер резко остановил Тремса и, спешившись, помог гному подняться. Дарий еще легко отделался: он угодил в сугроб и нечего не сломал.
– Ты в порядке?
– Не совсем, но жить буду. – Гном тяжело вздохнул. – Я так и знал, что этим кончится. Моя бедная многострадальная поясница… Я тебе уже говорил, что наездник из меня никудышный?
– По-моему, пришло время отдохнуть.
Дарий попробовал пройти несколько шагов и сдался.
– Ладно, – он со стоном потер ушибленное место, – сейчас что-нибудь придумаем. Служебный долг – это, конечно, святое, но здоровье все-таки дороже. Тем более что лошадям тоже нужен отдых.
Гном разыскал потерянный во время падения эквит, вытряхнул из него снег и натянул на голову.
– Заночуем вон там. – Дарий показал рукой влево, в сторону еле заметных деревянных домиков. Кое-где над ними поднимался слабый дымок.
– Ты знаешь, что это за деревня?
– Нет, но, по-моему, она ничем не отличается от остальных. Какая разница? К тому же пора ужинать. Я хочу есть. А ты?
Рихтер неопределенно пожал плечами.
– А придется! – Гном рассмеялся. – В отличие от городских, деревенские жители очень гостеприимны. В любом случае место для ночлега лучше найти до того, как ты перестанешь контролировать свою внешность. Не стоит понапрасну пугать людей.
Рихтер опустил голову знак в согласия. Он знал, что деревенские жители очень суеверны, а поздно ночью его наружность бесспорно не внушала особого доверия. Ему, конечно, все равно – он может заночевать и на улице, но кроме него есть Дарий и две лошади. И с ними необходимо считаться.
Деревня была невелика: около сотни домов, в беспорядке раскинутых на крутом берегу замерзшей реки. На вторжение чужаков дружным лаем отреагировали собаки.
Рихтер пошел проситься на ночлег к ближайшему дому. Их с радостью впустили. В доме обитала немолодая семейная пара с единственным ребенком – девочкой лет пяти, которую уже уложили спать. Хозяин – крепкий, только начинающий седеть мужчина – отвел лошадей в конюшню, пообещав, что задаст им овса и напоит. Хозяйка, опрятная полноватая женщина, обрадованная столь неожиданными гостями из города, хлопотала вокруг них, собирая на стол. Это были не слишком зажиточные, но и не бедные люди. Они олицетворяли собой ту самую золотую середину любой деревни, о которой так любят рассуждать казначеи, подсчитывая налоги с собранного урожая. Дарий с видимым удовольствием смотрел, как на столе появляется съестное. Со двора пришел хозяин и сел вместе с ними за стол.
– Что нового в городе? – поинтересовался он, накладывая дорогим гостям полные тарелки гречневой каши с подливой.
– Ничего интересного, – Дарий пожал плечами, – все по-старому. Никаких новостей, разве что недавно сгорел постоялый двор на Кожевенной улице, да появился неизвестный, который по ночам убивает разбойников.
Рихтер заметно побледнел.
– О господи! – Женщина испуганно всплеснула руками. – Убийца!
– Да не волнуйтесь вы так, – успокоил ее Дарий. – Он убивает только грабителей и прочий сброд, что людям по ночам жизни не дают, а честному человеку его бояться нечего.
– Неужто?
– Правду вам говорю. Всем в городе известно, что эти люди пользовались дурной славой. По ним давно плакала веревка. А этот человек просто протыкает их насквозь одним ударом, и все. Никакого суда и никаких свидетелей. Его ни разу никто не видел. Горожане не знают, как его благодарить, – из-за него ночное братство боится показаться на улицах.
– Чудеса какие! Чтобы один человек пошел против всех городских бандитов! И как он не боится? Они ведь могут собраться все разом, подкараулить его, и тогда худо ему придется.
– Ну не знаю, – сказал гном, – сколько это – «все разом»? Однажды нашли шестнадцать трупов – рядышком, лежали, не к ночи будет сказано. Куда уж больше?
– Ох не к добру эти разговоры о покойниках. Расскажите лучше что-нибудь радостное. А вы, почему не кушаете? – обратилась хозяйка к Рихтеру, который неподвижно сидел, смотря на стену перед собой. – Не вкусно?
– Нет, что вы… – Некромант моргнул и поспешно принялся за еду. – Никогда не ел ничего вкуснее.
– А почему вы не в курсе последних событий? – удивился Дарий. – До города всего день езды.
– Зимой мы никуда не выезжаем. Летом и осенью другое дело. Нужно урожай на ярмарке продать, к родственникам съездить, на праздниках погулять.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Бестер Альфред - Исчезновения