от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А сейчас дорога только в ближнее село, а там с новостями тоже негусто.
– Наша деревня вроде бы и недалеко от города, а только узнаем мы все последними, – пожаловалась хозяйка. – Когда старый король умер, нам об этом стало известно только через две недели. Да и то случайно. Заезжий торговец рассказал.
– Мы всякому гостю рады, – улыбнулся хозяин.
Его жена поставила на стол варенье и сладкий пирог с медом и яблоками. Пришло время чая. Дарий с огорчением понял, что уже наелся. Но от пирога исходил такой дивный запах…
– Мы едем в Приречный городок, – с набитым ртом сказал Дарий. – Вы случайно не знаете, дорога, которая ведет туда, свободна от заносов? Нам нужно попасть в город как можно скорее.
Хозяева переглянулись.
– До хутора деда Зарбана дорога свободна, это точно, – подтвердил хозяин. – А дальше мы не были.
– А где находится этот хутор?
– В двух часах ходьбы.
– Ясно. – Дарий понял, что выяснять интересующий его вопрос придется по ходу дела.
Рихтер, извинившись, встал из-за стола и отправился спать. Близилась полночь, и ему не хотелось пугать своим видом этих милых людей. Дарий остался болтать с хозяевами. Как оказалась, у хозяйки был в запасе еще один пирог, и Главный Хранитель не устоял перед соблазном.
Некроманту выделили одеяло и с удобством устроили в одной из комнат. Рихтер вытянулся на кровати и честно попытался заснуть, но не сумел. Ночью его чувства обострялись, и ему было хорошо слышно, как за стеной разговаривают хозяева, а в комнате напротив спит ребенок. Ровное, спокойное дыхание детей ни с чем не спутаешь.
В неплотно занавешенное окно заглянула луна. Она была размером с новую серебряную монету и такая же круглая. Рихтер усмехнулся собственным мыслям.
Значит, в глазах городских жителей он стал настоящим спасителем. «Неизвестный, гроза всего ночного братства» – звучит как прозвище героя из легенд прошлого. Подобная популярность не входила в его намерения. Хотя, что ему было делать, если эти негодяи сами нарывались на неприятности? Они внезапно возникали в темных переулках, перекрывая ему пути к отступлению, и всегда хотели одного и того же – его жизнь.
Какая ирония! Но, быть может, он специально искал с ними встречи, неосознанно выбирая переулки потемнее? Тогда это означает, что ему нравится убивать. Все еще нравится… Странное желание для некроманта, обученного возвращать из мира мертвых. Интересно, Дарий догадывается, что его помощник связан со всеми этими происшествиями, или нет?
Рихтер вспомнил, как гном внимательно рассматривал его шпагу. Что им тогда двигало – простое любопытство или нечто большее? Некромант вдруг почувствовал себя в ловушке. В ловушке, дверца которой вот-вот захлопнется.
Он резко сел. Ему захотелось бросить все и навсегда покинуть эти места. Ехать не оглядываясь, не задумываясь о завтрашнем дне, не строя никаких планов. Чтобы события последних месяцев навсегда ушли из памяти. Но нет, этого не может быть! Дарий – его друг, к тому же гном не продолжал бы с ним работать, если бы полностью не доверял ему. Для Главного Хранителя сохранность его библиотеки важнее всего остального, так что не стоит мучиться подозрениями. Рихтер прислушался к голосам за стеной: Дарий пересказывал сплетни двухмесячной давности из жизни королевского двора. Хозяйка восхищенно цокала языком – гном как раз добрался до описания нарядов придворной свиты.
Рихтер покачал головой, подумав, что женщины везде одинаковы. Его возлюбленная была тоже неравнодушна к последним новинкам моды. Странно, даже несмотря на то, что произошло, она до сих пор осталась для него возлюбленной. Любимая… Открытый взгляд больших карих глаз, нежная кожа, каштановые волосы… А может, не каштановые, а рыжие? Почему он не помнит точно? Неужели ее образ начинает стираться из его памяти? Рихтер закрыл глаза, чувствуя приближение лихорадки. Эта ночная гостья еще ни разу не отменила свой визит. И была очень пунктуальна.
– Нет, волосы все-таки каштановые, – негромко сказал маг.
Напрасно он пытается себя обмануть. Он будет помнить о ней вечно. Свою проклятую любовь к ней и ее вероломное предательство. С этим ничего нельзя поделать.
– Нет, Рихтер, ты не всесилен, – прошептал некромант. – Ты – игрушка в руках богов.
– С кем ты разговариваешь? – В комнате появился Дарий. – Я думал, ты уже спишь.
– Так, ерунда. Мысли вслух. Спокойной ночи. Спокойной ночи. – Гном устроился на соседней кровати.
– Рихтер!
– Да?
– А что мы будем делать, если в имении кто-то уже успел прикоснуться к книгам?
– Ничего. Уже будет слишком поздно что-либо делать.
– Да, ты прав. Но я все равно не могу с этим смириться.
Рихтер не ответил. Ему не хотелось развивать эту тему. Постепенно, миг за мигом он погрузился в тревожную дремоту.
Вот уже на протяжении нескольких лет магу снился один и тот же сон. Он стоит на вершине высокой скалы, а вокруг нее со всех сторон разверзлась пропасть. Сон черно-белый, в окружающем его мире нет красок. Он осторожно заглядывает за край. Ему совсем не страшно, во всем теле ощущается необыкновенная легкость. Он видит, как глубоко внизу клубится туман и чернеют провалы, но это не пугает его. Внезапно над бездной он видит ее лицо, и она протяжно зовет его по имени.
Проснувшись, Рихтер никак не мог вспомнить, кого же он все-таки видит, но во сне все было по-другому, здесь эта девушка ему хорошо знакома.
Он знает ее, и сейчас она нуждается в его помощи. Она с мольбой зовет его. Рихтер протягивает к ней руки, но лицо девушки удаляется от него все дальше. Он делает Шаг, оступается и долго падает вниз, прямо на острые каменные шипы, что пронзают его тело насквозь. Мир взрывается чудовищным криком боли, и скала рушится, это кричит он, зная, что сейчас погибнет и никогда не сумеет ей больше помочь. Кричит во сне… Кричит наяву… вдруг он видит над собой серое безоблачное небо, а вокруг простирается бескрайнее поле пшеницы. Стебли прорастают сквозь него, и жизнь покидает Рихтера. Он слышит, как перестает стучать его сердце. Все медленнее, медленнее… Судорожный последний вздох… Тут сон обрывается, и он открывает глаза.
Рихтер никому не рассказывал о своем сновидении, хотя жизнь не раз сводила его с толкователями. Ему было страшно услышать, что этот сон может означать. В том, что он не является пророческим, сомневаться не приходилось: некромантов видения подобного рода не посещают. Это был просто его личный ночной кошмар, не дающий покоя. Почему так случилось, что наяву он безуспешно ищет смерти, а во сне неминуемо умирает? Что за девушка зовет его? Некромант не знал ответа. Однако когда ему ничего не снилось, Рихтер благодарил за это богов.
На следующее утро случилась беда. Ната, дочка людей, у которых остановились Дарий и Рихтер, пошла с друзьями кататься на покрытую льдом реку и провалилась в плохо замерзшую полынью. Падая, девочка ударилось головой об острый край льдины. Когда ее вытащили из воды, она уже не дышала.
Дарий проснулся от громких криков на улице. Это соседи принесли тело девочки. Родители выбежали во двор и потрясенно застыли, глядя на неподвижное тело дочери. У них был сильнейший шок. Первой очнулась хозяйка. Со слезами на глазах она кинулась к девочке и заголосила:
– Ната! Наточка! Да что ж это такое! Вставай, родная! Люди, помогите мне, она же совсем холодная и не дышит! – Она обняла ребенка, пытаясь согреть своим теплом, но тщетно.
– Что случилось? – сиплым от волнения голосом спросил отец погибшей девочки. – Как это случилось?
Соседи, пряча глаза, объяснили, как могли. По толпе волной прокатился шепот: «Это несчастный случай».
– Я не верю. Она не мертва, нет! – Он кинулся к дочери. – Ната, ты же в порядке? Очнись, дочка! Все будет хорошо! – Он протянул к ней руки. – Ты же у нас одна, цветочек наш, солнышко наше!.. Господи, почему?! Нет, нет, не верю! Надо отнести ее в дом! Скорее, с Натой все будет хорошо!
Он схватил ребенка и бросился в дом. Жена кинулась за ним.
Стоящие вокруг люди расступились. Они ничем не могли помочь. Несколько женщин устремились вслед за несчастными родителями. С их уст были готовы сорваться слова утешения. Но что значат все слова в мире, когда перед тобой твой мертвый ребенок?
Дарий разбудил Рихтера, когда узнал причину переполоха. Открывшаяся им сцена красноречиво говорила сама за себя.
– О боги! – ужаснулся гном. – Какая трагедия! Эти люди не заслужили подобного удара. Совсем маленькая девочка, единственный ребенок…
– Смерть забирает не только больных и старых, – ничего не выражающим голосом проронил Рихтер.
Дарий нервно оглянулся и потащил некроманта из дома на улицу, подальше от людей. Он хотел поговорить без свидетелей.
– Рихтер, – Главный Хранитель пытливо заглянул в лицо помощнику, – ты ведь можешь все исправить?!
– Что ты имеешь в виду?
– Не прикидывайся, что не понимаешь меня! Ты же некромант!
– Я был некромантом. Сейчас я просто Хранитель библиотеки.
– Не бывает бывших некромантов, и тебе это прекрасно известно, – яростно прошипел Дарий. – Я знаю, о чем говорю. Твой дар всегда будет с тобой, и ему наплевать на твое нежелание это признавать.
– Она мертва уже давно! Ей нельзя помочь! – Рихтер начинал сердиться. – И я не обязан что-то делать.
Гном снял с головы эквит и пригладил взъерошенные волосы.
– Ее только что принесли. У девочки еще есть шанс. – Он схватил Рихтера за рукав. – Я знаю, что ты очень сильный некромант, и в твоей власти помочь ей.
Рихтер рывком освободил руку. Он напряженно вытянулся как струна, глядя куда-то поверх головы Дария.
– Кто я такой, чтобы забрать у Смерти его добычу? – глухо спросил он. – Смерть никогда не ошибается в своем выборе.
– А кто ты такой, чтобы рассуждать об этом?! – разъярился Дарий. – Если ты родился некромантом – человеком, возвращающим души с того света, значит, для этого была веская причина! И не тебе решать…
– А кому? Ты видишь здесь еще кого-то? Здесь все зависит только от меня, а с некоторых пор я не мешаю Смерти.
– Просто сделай то, для чего был рожден, – сказал гном. – Не позволяй своему прошлому погубить будущее.
Рихтер бросил на него быстрый взгляд.
– Да-да, я знаю, что говорю. – Дарий тяжело вздохнул. – Пойми, ее родители не перенесут этого. У них больше не будет детей, и их гибель окажется на твоей совести.
– Оставь мою совесть в покое. На ней и так уже слишком много всякого. Ты не знаешь, о чем просишь: быть может, своей смертью девочка освобождена от страшных несчастий, которые должны с ней случиться.
– А может, ей суждена долгая и счастливая жизнь? Рихтер, ты не зря здесь оказался… Ты ведь не случайно выбрал именно этот дом.
– Просто он был крайний, – отмахнулся Рихтер. – Тут нет никакого скрытого подтекста.
– Гори все огнем! Я обыкновенный Главный Хранитель библиотеки и все знаю о книгах, но я ничего не знаю о воскрешении! Если бы все зависело от меня, девочка была бы уже жива, а так мне приходится тратить драгоценное время и уговаривать непроходимого упрямца! Тебя!
– Демоны тебя раздери, Дарий! – Лицо некроманта исказила гримаса. – Далась тебе эта девочка! Можно подумать, что эта твоя дочь.
– Ты – некромант! Не помочь ей так же неестественно, как если бы садовник принялся ни с того, ни с сего рубить им самим посаженое дерево.
– Не вижу ничего общего.
– Уж извини, сказал первое, что пришло в голову. – Дарий крепко взял Рихтера за руку и, заведя за угол, показал на столпившихся у дверей дома людей. – Ты их видишь? Видишь их горе? В твоей власти превратить его в радость.
– Сколько раз я слышал эти слова. Сколько раз… Дарий, ты так легко говоришь об этом… Можно подумать, что ты меня просишь не душу вернуть, а совершить увеселительную прогулку в ближайший лес. – Рихтер покачал головой и посмотрел на Дария.
Тот только нахмурился. Судя по всему, гном был настроен весьма решительно и не собирался сдаваться. Все-таки не зря об упрямстве этого народца ходят легенды.
– Хорошо, если я попробую помочь, только попробую, – подчеркнул Рихтер, – я не могу ничего гарантировать, ты оставишь меня, наконец, в покое?
– Даю слово.
Рихтер обреченно вздохнул и пошел в дом. Дарий бросился за ним. Они вошли в комнату. Мать с рыданиями покрывала поцелуями лицо девочки, а отец, не выдержав напряжения, отвернулся, закрыв лицо руками. Его плечи часто вздрагивали. Какой-то крупный рыжебородый мужчина осторожно пытался отстранить несчастную женщину от тела Наты.
– Послушайте! – крикнул Рихтер, перекрывая гул голосов. – Еще не все потеряно!
Люди недоуменно нахмурились.
– Я – врач, – пояснил некромант и подошел ближе.
– Поздно, добрый человек, – сказал тот самый рыжебородый мужчина. – Ей уже нельзя помочь.
– Я очень хороший врач.
– Сделайте все, как он говорит, – вмешался Дарий. – И вы не пожалеете.
Мужчина с недоверием посмотрел на Рихтера.
– Ты откуда здесь такой взялся?
В глазах хозяйки блеснула безумная надежда.
– Это наши гости, – пояснила она настороженным людям. – Если вы сумеете нам помочь, то мы все для вас сделаем. Только верните Наточку к жизни! – И женщина, заламывая руки, кинулась к Рихтеру.
Маг мягко, но твердо отстранил ее.
– Быстрее, время уходит. Мне нужно побольше свободного пространства и свежий воздух. Вынесите ее на улицу.
Несмотря на то, что приказ Рихтера многим показался неуместным, его выполнили мгновенно, не рассуждая. Девочку, завернутую в одеяло, положили прямо на снег, и некромант склонился над ней. В том, что она мертва, не могло быть никаких сомнений. Оставалось только выяснить, способен ли он еще помочь ей.
Рихтер, ни на кого не обращая внимания, разорвал мокрую одежду и положил левую ладонь на голую грудь девочки. Рихтер наклонил голову и закрыл глаза. По его телу пробежала судорога. Люди тотчас зашептались: «Ведун, ведун… Смотри, что он делает… Да точно ведун, говорю тебе». Дарий с тревогой наблюдал за происходящим. Он никогда не присутствовал при воскрешении, только читал об этом. Однако все источники единогласно сходились на том, что во время этой процедуры некромант может представлять опасность для живых существ. Тем более такой неординарный и загадочный черный маг, как Рихтер. Гном понятия не имел, что он может натворить, когда пустит в ход свой дар. Значит, нужно как можно скорее увести людей.
Тем временем Рихтер шумно выдохнул воздух сквозь жатые зубы и открыл глаза. Дарий стоял к нему ближе стальных и видел, что они остекленели. Гному стало не по себе. Теперь некромант – мертвенно-бледный, облаченный во все черное – сам походил на живого покойника.
– Я верну ее, – глухо сказал он. – Но мне нужно, чтобы все ушли.
Дарий стремительно принялся выпроваживать любопытных. Отец и мать Наты активно помогали гному:
– Вы слышали?! Вы мешаете ему! Уходите!
– Ушли? – спросил Рихтер несколько минут спустя. Он сидел, странно согнувшись, словно ему на плечи давила тяжесть всего небесного свода.
Дарий приблизился к нему.
– Да.
– Родители?
– В доме. Но это было нелегко. – Гном бросил взгляд на окно, где виднелись бледные лица хозяев. За забором шушукались и подглядывали в щели соседи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Амнуэль Песах - Выше туч, выше гор, выше неба...