от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Хорошо, – совсем тихо сказал некромант, положил вторую ладонь рядом с первой, и его глаза потухли.
Дарий прислушался: Рихтер перестал дышать. Гном посмотрел на лежащую перед ним девочку. Она была как живая – белокурая, румяная, с ямочками на щеках. Симпатичная девчушка. Ее не портила даже запекшаяся на волосах кровь. Рихтер, во всяком случае, выглядел намного хуже – настоящий мертвец.
В напряженном ожидании прошло минут пятнадцать. У Дария затекли ноги, но он боялся пошевелиться. Осталось только надеяться, что все идет как надо и постепенно синеющее лицо Рихтера – это нормально. Неожиданно Ната вздохнула. Ее веки дрогнули, рука шевельнулась. Некромант неловко наклонился вперед, чтобы послушать ее дыхание.
– Все хорошо, – шепнул он Дарию. – Теперь она просто спит.
За забором послышались суеверные восклицания, смешанные с восхищением. Люди не могли поверить в случившееся чудо. Скрипнула дверь, и к девочке подбежали ее родители. Они снова плакали, но на этот раз от радости. Рихтер предостерегающе приложил палец к губам и тихо сказал:
– Отнесите ее в дом, укутайте потеплее и не будите пока она сама не проснется.
– С ней все будет в порядке? – тревожным голосом спросил отец.
– С ней уже все в порядке. Если я берусь за работу, то делаю ее в совершенстве. Можете не волноваться, Дарий, нам пора ехать.
– Как? Вы уже уезжаете? Нет, постойте! – Мать Наты бросилась к Рихтеру. – Спасибо вам! Поистине в добрый час вы постучались в наш дом! Скажите, как вас отблагодарить?
– Ничего не нужно. – Маг, пошатываясь, отправился за вещами. – Дарий, почему ты стоишь как вкопанный? Ты забыл, куда и зачем мы едем?
Они собрали свои сумки и, не поддавшись на уговоры хозяев, вывели лошадей. Счастливые родители предлагали за спасение дочери деньги, корову, дом, но Рихтер был непреклонен. Дарий из всего предложенного решился взять только немного провизии в дорогу. Люди с опаской и восторгом обступили их, когда они садились на лошадей.
– Приезжайте в любое время. Вам всегда будут рады в этой деревне, – от имени всех сказал староста.
– Спасибо, – поблагодарил Рихтер и поправил плащ. Он уже оправился и снова был похож на себя прежнего – утонченный аристократ, неведомо как оказавшийся среди простолюдинов.
Они выехали на дорогу. Дарий обернулся и помахал всем рукой на прощание.
Солнце ярко освещало окрестности. Снег блестел так, что на него было больно смотреть. Дарий подумал, что в деревне они все-таки потеряли много времени. Рихтера, похоже, посетила та же мысль, потому что он пришпорил Тремса и поехал быстрее. Гному ничего не оставалось, как пришпорить свою кобылу, хотя каждый шаг лошади болезненно отдавался в его теле.
Началась бешеная скачка. Путники, едущие навстречу, удивленно оборачивались и смотрели им вслед. Они ехали до трех часов дня, не снижая скорости, пока Дарий не попросил Рихтера остановиться. Гном срочно нуждался в передышке. Лошади тоже устали: гном и некромант – ноша не из легких.
Дарий выбрал большой плоский камень, смел снег и по-хозяйски разложил на нем еду. Наступило время обеда. Они с Рихтером толком не разговаривали, ограничиваясь ничего не значащими фразами, вроде «передай нож» или «куда ты положил сахар для лошадей?». Раньше им было легко общаться друг с другом, а тут Дарий почувствовал непробиваемую стену. И все из-за того, что произошло утром. Стена все росла и крепла, потому что между друзьями осталось много недосказанного, и это тяготило обоих. Наконец с едой было покончено. Гном собрал сумку и бросил беспокойный взгляд на мага. Тот ответил ему таким же.
– Дарий…
– Рихтер…
– Ты первый, – кивнул некромант.
– Почему ты изменил свое решение? – Дарий решил больше не откладывать вопрос, что мучил его все это время.
Рихтер неопределенно пожал плечами:
– Родители девочки нас хорошо приняли. Можешь считать мой поступок платой за гостеприимство.
– Рихтер, ты не настолько чудовищен, как хочешь казаться.
– Не понимаю, куда ты клонишь. Ты задал вопрос – я на него ответил. Что тебе еще надо?
– Правду.
– Какую? Правд много, и у каждого она своя. Ты хоть представляешь себе, что стоит вывести душу с того света?
– Нет. Откуда мне знать? Я всего лишь обыкновенно гном. Но, если хочешь, ты можешь рассказать мне об этом во всех подробностях. – Дарий предпочитал, чтобы Рихтера рассердили его слова, лишь бы он не замыкался в себе снова.
Некромант отвернулся, даже спиной выражая негодование. Гном только диву давался, как люди умудряются это делать. У него бы так никогда не получилось. Рихтер помолчал какое-то время, а потом бессильно опустил голову на руки и сказал:
– Это отвратительно, поверь мне. Ты как будто заживо умираешь, становишься единым с липким, холодным тленом, что тебя обволакивает. Там нет времени в привычном понимании этого слова. Кажется, что прошла целая вечность, а ты все блуждаешь в пустоте, которая постепенно полностью заполняет тебя.
– Тебе было больно?
– Уж лучше бы было больно. Нет, я не чувствую боль. Я превращаюсь в мыслящее ничто.
– Мне сложно это представить, – заметил Дарий.
– Даже не пытайся. – Рихтер махнул рукой. – Это все равно ни на что не похоже. Слишком чужое… Я живу достаточно долго, и пришел к выводу, что дар некроманта противоречит человеческой природе. «Этому» не место среди живых, оно пришло с самой изнанки мира.
– Нельзя так уверенно говорить о столь страшных вещах. – Гном поежился.
– Ты же сам просил меня рассказать. Ну вот слушай теперь. Человеческое тело – это непроглядная чаща, где никогда не бывает света. После смерти оно распадается, а душа отлетает туда, куда только ей одной ведомо. Не знаю, куда именно… Все еще можно обратить вспять, если душа находится рядом, а тело не подверглось разложению. Для этого всего лишь нужна жизненная сила и немножко умения. – Рихтер горько и вместе с тем иронично усмехнулся. – И тем и другим волею судьбы я обладаю.
– Ты странный человек.
– Ты не первый, кто мне это говорит. Дарий, ты же прекрасно знаешь, что черные маги все очень странные. Такова наша природа.
– Вот как? А совсем недавно ты мне доказывал, что с этим покончено раз и навсегда и твое будущее связано исключительно с библиотекой. А теперь толкуешь о природе некромантов.
– Дарий, ты просто невыносим!
– Привыкай! Такова истинная природа гномов. И мой тебе совет: не пытайся убежать от самого себя. Ты рожден некромантом, и у тебя нет выбора. Выбор – это всего лишь иллюзия.
– Ты говоришь как проповедник общины фаталистов. Что-то раньше я не замечал за тобой такого. – Рихтер скормил Тремсу кусок сахара.
Жеребец с опаской принял подношение, но сахар сжевал в мгновение ока.
– Почему тебя боятся лошади, Рихтер?
– Не знаю. Может, чуют во мне хищника?
– А собаки не боятся. Я видел.
– Следишь за мной? – Рихтер горько усмехнулся. – Значит, все-таки не доверяешь.
– Неправда. Просто я невольно обратил на это внимание.
– Да, Дарий, знаю – ты почти такой же внимательный, как и я. – И Рихтер покачал головой, давая понять, что разговор закончен.
Он вскочил в седло. Гному ничего не оставалось, как последовать его примеру.
Остаток пути они проделали в таком же быстром темпе, как и раньше. В Приречный они въехали, когда уже наступила ночь.
– Не вижу никакой реки, – сказал Рихтер, когда они проезжали через город. Оказалось, что имение Кривицы расположено на другом краю Приречного.
– Она здесь была когда-то. Небольшая речка. Потом выше по течению построили плотину, и река обмелела. А город продолжает стоять на прежнем месте. От реки осталось только высохшее русло, которое за годы занесло мусором. Его можно увидеть, когда сойдет снег.
– Не горю желанием, – буркнул Рихтер.
– Здесь вообще мало рек, поэтому край и зовут Сухой Пустошью.
– Интересно, как нас примут в имении?
– С распростертыми объятиями, – мрачно пообещал Дарий. – Налетит куча родственников, которые начнут опротестовывать завещание и требовать книги себе. Хотя, скорее всего, никто из них и читать не умеет.
– Ты серьезно? – Для Рихтера неумение читать граничило с неумением дышать.
– Большинство помещиков очень невежественны. И свой образ жизни они как реликвию передают из поколения в поколение, от отца к сыну. Всеми делами обычно ведает управляющий, которого они открыто презирают, но без которого не могут обойтись.
– А как же умерший коллекционер, в имение которого мы едем? Неужели он тоже был неграмотен?
– Я же сказал – большинство помещиков, а не все. Бывает, что и среди них попадаются уникумы. Но вот на родственников сия божья милость почему-то не распространяется. Боги! Кого только мне не приходилось у себя принимать! Ты бы их видел!
– Сочувствую. – Рихтер отпустил поводья, предоставив Тремсу немного свободы. Все равно они уже приехали.
Дорога упиралась в кованые железные ворота. Гном бросил на них быстрый взгляд и с досадой цокнул языков.
– Халтура.
За воротами виднелось плохо освещенное внушительное двухэтажное строение. В окнах второго этажа горел свет.
– И что дальше? – спросил Рихтер, не найдя на дверях призывного колокола. – Будем кричать?
– Не вижу другого выхода. Не ломать же нам ворота в самом деле.
Через десять минут гном и некромант осипли и спешились.
– Знаешь, Рихтер, они сами виноваты. В следующий раз будут умнее.
Друзья покрепче взялись за створки и резко дернули в разные стороны. Раздался неприятный, сводящий челюсти скрежет, и через мгновение путь был свободен.
– С входной дверью предлагаешь поступить так же?
Гном мрачно посмотрел на Рихтера.
– Давай все-таки попробуем постучать. Раз горит свет, значит, дом не пустует. – И Дарий оглушительно заколотил по двери кулаком.
Не прошло и нескольких минут, как за дверью послышались шаркающие шаги. Дарий облегченно вздохнул. Перед ними предстал высохший старик в длинном полосатом халате и домашних шлепанцах. Судя по всему, он уже собирался лечь спать, так как его голову венчал ночной колпак серого цвета. В руке он держал свечу.
– Вам кого? – с опаской спросил старик.
– Мне нужен господин Кларк. У нас к нему дело.
– Дело? Так поздно? – По лицу старика было видно, что он лихорадочно соображает, дела какого рода могут быть у этих подозрительных ночных визитеров.
– Да. Мы можем его увидеть?
– Это я. А кто вы, собственно, такие?
– Я – Главный Хранитель библиотеки, а это мой помощник. Вы написали мне письмо по поводу редких книг…
– А, теперь все ясно. – Кларк облегченно вздохнул и распахнул дверь шире. – Проходите, пожалуйста. Как же, как же, я прекрасно все помню. Письмо… Ну конечно же. А как вы прошли через ворота? На ночь их всегда закрывают.
– Было не заперто, – не моргнув глазом, соврал Дарий.
– Странно.
– Мы вообще-то приехали верхом, – напомнил Рихтер.
– Не волнуйтесь. Сейчас все устрою.
Старик куда-то ненадолго исчез. Вернулся он в сопровождении внушающего доверие молодого парня, которому было поручено заняться лошадьми.
– Пройдемте в кабинет, – пригласил Кларк. – Правда, это не мой кабинет, а хозяина, но думаю, что он не был бы против.
Кабинет располагался на втором этаже, и подниматься туда пришлось по шаткой, скрипучей лестнице. Дом был старый и давно требовал капитального ремонта. Дарий отметил про себя, что все вокруг погружено в тишину, Такое впечатление, что Кларк обитает здесь совсем один, если не считать, конечно, работника. Старик подтвердил его сомнения:
– Скучно мне здесь. Господин Несва был человеком необщительным. Жизнь прожил долгую, да так и не женился. Никого теперь в доме. Только я, Марк – вы его видели, еще кухарка, старше меня лет на пятнадцать. Ну, вы себе представляете… – Он выразительно посмотрел на Дария. – Не жизнь, а сплошное веселье. Можно сказать, что я был единственным другом Влада. Хотя, что это была за дружба? А теперь вот стал душеприказчиков.
– Кому же достанется имение, если нет родственников? – поинтересовался гном.
– С чего вы взяли, что нет родственников? У господина Несвы есть родная сестра. Ожидаю ее приезда на следующей неделе, потому и живу здесь. Ну и еще из-за вас, конечно.
Кларк толкнул дверь, и они очутились в большой мрачной комнате, посреди которой стоял стол из черного дерева, а все стены до самого потолка были уставлены книгами.
На столе лежал человеческий череп, служивший чернильницей. Рихтер заметил в углу чучело ворона и скривился. Он никогда не разделял варварское увлечение чучелами, приобретшее столь большую популярность в последние годы. Затем он заметил еще одно чучело – совы – и скривился еще больше.
– Впечатляет? – обратился к нему Кларк. – Владелец этого дома был довольно эксцентричным человеком.
– Несомненно, – подтвердил Дарий, решив, что окружающая обстановка его угнетает.
Как здесь все не похоже на его собственный уютный, милый кабинет! Гном, почувствовав, что ему трудно дышать, приписал свое недомогание затхлому воздуху. Помещение явно давно не проветривали.
– Можно открыть окно?
– На улице, между прочим, очень холодно, – с укоризной сказал старик. – Вы же не хотите, чтобы я простудился?
– Нет, но…
– Садитесь. – Кларк указал на стулья. – Это не займет много времени. У вас с собой письмо?
– Да. – Дарий порылся в карманах и вытащил изрядно помятый конверт.
– Все верно. – Старик бегло просмотрел листы. – Это я написал. Значит, вы хотите забрать книги?
– Конечно, – сказал Дарий и, плохо справляясь с нахлынувшим на него волнением, спросил: – Где они?
– Внизу. В подвале. Не смотрите на меня так удивленно. Это причуды Влада, а не мои. В подвале он устроил большую библиотеку. Всю жизнь, насколько я знаю, Разные книжки собирал. Коллекционер, одним словом.
– А эти почему здесь? – Гном кивнул в сторону книжных полок.
– Муляжи. – Старик захихикал. – Просто обложки, а ведь совсем как настоящие, верно? Господин Несва всегда опасался, что его обворуют, – пояснил он, – а ценнее книг для него ничего не было. Хотите, я вам его портрет покажу? – И, не дожидаясь согласия, полез в письменный стол.
На картине был изображен маленький толстый мужчина с большими, лихо закрученными кверху усами, одетый в строгий коричневый костюм с галстуком-бабочкой. В одной руке он держал круглые карманные часы на цепочке, а в другой – монокль. Внизу стояла подпись: «Влад Несва, на долгую память».
– Ну как? В молодости, говорят, он слыл большим красавцем. Во всяком случае, так считали женщины…
– Простите, я могу показаться бестактным, но от чего он умер? – спросил Дарий.
– От старости, как есть от старости. – Кларк тяжело вздохнул. – В последнее время он много болел, высох как щепка. На самого себя не был похож. Как там говорится в одной песне: «Годы проходят, а мы остаемся, и за каменной плитой наше последнее пристанище…» И зачем, спрашивается, было запирать себя в этом поместье? Имение все равно не приносит большой прибыли. У Влада не было денег даже на ремонт дома, все средства уходили на книги. Да…
– Можно их увидеть?
– Конечно можно, но… Что, прямо сейчас? – Кларк недоуменно посмотрел на Дария. – Спускаться ночью в подвал? Подождите до утра.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46


 Бивен Хлоя - Вместе навсегда