от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Акора – 2

OCR Roland; SpellCheck SAD
«Королевство лунного света»: АСТ; Москва; 2004
ISBN 5-17-025944-1
Аннотация
Для дерзкой и гордой Кассандры, юной принцессы маленького островного королевства, первое путешествие за границу обещало много интересного – ей предстояло окунуться в светскую жизнь Лондона и выбрать из достойнейших аристократов спутника жизни.
Но красавец англичанин, в которого влюбилась Кассандра, вовсе не идеальный кавалер, галантный и обходительный. Это истинный воин – отважный, необузданный, страстный. Он сумеет подарить ей любовь, о которой можно только мечтать.
Джози Литтон
Королевство лунного света
Эта книга посвящается моим читателям. Не передать словами, насколько я благодарна вам за поддержку и вдохновение.
Глава 1
Ройс в одиночестве прогуливался в саду своего родового имения. Солнце садилось, и на каждом листке и травинке отражались его прощальные золотистые блики. Наблюдая, как ночь постепенно вступает в свои права, Ройс обратил взгляд к морю, любуясь серебристой лунной дорожкой. В царившем вокруг безмолвии в глубине души вдруг родилось ощущение, что он находится на рубеже чего-то призрачного и неопределенного, но вместе с тем очень значительного. Чувство было настолько сильным, что он поднял руку, будто для того, чтобы потрогать его. Позади был долгий и утомительный день, и, может быть, поэтому Ройсу показалось, что в запахе моря он уловил аромат лимона…
Ночной воздух был напоен благоуханием жасмина, тимьяна и олеандра, сливаясь в знакомый с детства запах Акоры, бывшей одновременно ее домом и тюрьмой. Она безумно хотела уехать отсюда, хотя знала, что так же безумно будет скучать по этому месту. Кассандра вздохнула и опустила голову на сложенные руки, глядя через высокие дворцовые окна на море, посеребренное луной. Луной, которая отбрасывала дорожку, ведущую… куда? В какое из возможных будущих, находящихся сразу за следующим вздохом, следующим мгновением? Она не могла этого видеть, но могла почувствовать. Поддавшись порыву, она протянула руку и на короткий миг коснулась чужой руки.
Лондон . Апрель 1812 года
Сквозь тонкие подошвы шелковых тапочек, она почувствовала толстые персидские ковры, контрастирующие с гладкими полированными полами, по которым она прошла от своей комнаты до лестницы. Ладонью она ощущала прохладные изгибы перил. Дом был наполнен ароматами лимона, сушеных роз и лавандовой воды, которой орошали ковры. И еще не до конца выветрился запах уксуса после вчерашней прочистки водостоков, которая проводилась еженедельно.
Сизый утренний свет смягчал очертания всех углов, скрывал яркие краски, которые вспыхнут только в сиянии дня, чтобы вновь исчезнуть, когда наступит ночь и в доме зажгут лампы. Она провела здесь всего одну ночь, одну великолепную ночь с тех пор, как ее нога ступила на пристань Саутуорка. Первый взгляд, брошенный на Лондон с великой реки, превзошел все ее фантазии, оказавшиеся ничтожными по сравнению с реальностью. Такое же впечатление произвела на нее поездка по заполненным людьми улицам, разговор с людьми, запахи, далеко не все из которых были приятными, и шум, настолько впечатляющий, что все плакальщицы по усопшим замолчали бы от зависти. Даже в самых невероятных мечтах она никогда не смогла бы представить себе такого места, хотя в течение всего долгожданного путешествия изо всех сил старалась это сделать.
И вот она здесь, и обрушившиеся на нее впечатления не позволяли сомкнуть глаз, в то время как весь дом погружен в сон. В конце концов, у нее иссякло терпение, и, второпях одевшись, что далось ей не так легко, как у себя дома, она на цыпочках покинула свою комнату, спустилась в холл и… стала слушать.
Ей слышался шум города, хотя дом был окружен бескрайними лужайками и садами, огражденными высоким каменным забором. Но за щебетанием птиц, уже начавших охоту на червячков, шепотом ветерка среди весенних ветвей и голосами, изредка доносящимися из кухни, она все же смогла различить отдаленный скрип тележных колес и цоканье копыт по каменной мостовой. Ее обуял восторг. Эти звуки служили доказательством того, что город действительно существовал, и что она действительно находилась в нем. Ей не снилось, что она прошла по лунной дорожке, о чем она мечтала на протяжении стольких ночей, когда допоздна засиживалась у окна, вместо того чтобы лежать в кровати. Где она должна была бы находиться и в данный момент, если бы не бурлящее внутри возбуждение.
Она засмеялась, закружилась, отчего полы ее юбки разлетелись в стороны, и широко расставила руки, словно пытаясь обнять новый день в этом замечательном месте.
Именно такой ее впервые и увидел Ройс. Лорд Хоукфорт стоял по другую сторону высокого окна, расположенного сбоку от передней двери, и смотрел на нее сквозь колыхание муслиновых занавесок.
Кассандра, принцесса Акоры – королевства-крепости, находящегося за Геркулесовыми столбами, – дочь королевского дома Атридисов, носящая имя из кровавой легенды, танцевала посреди холла, будто радовалась приходу весны.
Он узнал ее с первого взгляда. Даже если бы он не слышал о ее приезде, он все равно угадал бы ее имя, потому что было нечто экзотичное в копне черных волос и в легком загаре, покрывавшем ее кожу. В ее лице угадывалось сходство с зятем Ройса, в чем не было ничего удивительного, так как Алекс был ее родным братом. Они оба были наполовину англичанами по линии отца, но, несмотря на модный наряд Кассандры, Ройс уловил исходящую от девушки некую тайну, которая будоражила его с детства.
Акора. В течение долгих лет люди считали ее мифом, тем не менее, снова и снова отправляясь на ее поиски. Многие возвращались ни с чем. Других, возможно, более удачливых, с тех пор никто никогда не видел. Ходило множество слухов: Акора была крепостью на острове, свирепые воины которой убивали любого чужеземца, оказавшегося у ее берегов; здесь было последнее пристанище тех, кто осаждал стены легендарной Трои; на острове находились несметные сокровища, и его обитатели владели многим, в том числе и запретными знаниями; настанет день, когда Акора заявит о себе и бросит вызов всему миру.
Об этом королевстве было известно совсем немногое, помимо того, что оно на самом деле существовало. На укрытую за неприступными скалами и охраняемую самыми свирепыми воинами в мире землю Акоры по сей день не ступала нога чужестранца. Или почти не ступала. В библиотеке замка Хоукфорт, родового имения Ройса, хранилась редчайшая коллекция, вывезенная с Акоры одним из представителей рода еще во времена первого Крестового похода. Поговаривали даже, что в течение какого-то времени между королевством-крепостью и предками Ройса поддерживалась некая связь.
Эта связь была возобновлена в прошлом году после женитьбы Александра, принца Акоры, а также маркиза Босуика, на леди Джоанне Хоукфорт, происходящей из самой древней фамилии в Англии. Женитьба вызвала большой ажиотаж в лондонском свете; в течение нескольких месяцев после этого только о ней и говорили. Если бы стали известны некоторые дополнительные факты, о сопутствующие заключению союза, разговоров было бы еще больше. Лишь немногие предполагали, что им известна правда, да и то они не были до конца в этом уверены.
Такая таинственность как нельзя более устраивала Ройса. Он всегда предпочитал работать в тени. Однако сейчас, освещенный ярким солнцем, он являл собой настолько совершенный образец мужской красоты, что Кассандра замерла вполоборота к нему, глядя через плечо на фигуру за окном.
Хоукфорт. Несмотря на то что она видела его лишь однажды, она сразу же узнала его. Хоукфорт и одновременно не Хоукфорт. Кассандра вспомнила, что в прошлом году он пережил плен, что вряд ли удалось бы кому-либо еще. Она решила, что он похож на… солнце: в нем была такая же притягательность, и в то же время на него опасно было прямо смотреть. Густые золотистые волосы слегка касались воротника его сюртука. В чертах лица чувствовалась мощь… и очарование. Он был так же высок, как ее брат, и с таким же широким разворотом плеч. Он сразу же обратил на нее внимание.
Она, молодая незамужняя женщина, в одиночестве стояла посреди холла, не принадлежащего ей дома, куда в столь ранний час приехал мужчина, которому ее даже не представили. Она могла бы благоразумно удалиться, отдав распоряжение слуге разбираться с посетителем. Именно этого Ройс от нее и ожидал.
Вместо этого она повернулась к нему и поприветствовала сквозь муслиновые занавески. Легкая улыбка заиграла на губах. Без колебаний она прошла по мраморному полу и открыла дверь.
Ройс всегда считал себя здравомыслящим человеком, однако в этот момент суть происходящего стала понемногу от него ускользать. Он отметил для себя, что от принцессы Кассандры можно ждать чего угодно.
– Доброе утро, ваше высочество. Прошу прощения, что побеспокоил в столь ранний час. Я – лорд Ройс Хоукфорт, брат Джоанны.
Она протянула ему руку и, когда он склонился в поклоне, произнесла:
– Давайте не будем придерживаться формальностей, милорд. Мы же одна семья. Прошу, зовите меня Кассандрой.
Он выпрямился, и она увидела удивление в его зеленых глазах.
– Или это преждевременно? – спросила она. – Я не должна была просить называть себя по имени? Просто мы на Акоре не придаем такого большого значения церемониям.
– Нет, все в порядке, – заверил он ее. – Пожалуйста, зовите меня Ройс. Я все же провел на Акоре несколько месяцев… – Он благоразумно не упомянул о неприятном характере своего пребывания на острове. – Я не очень много о ней знаю, но также нахожу формальности утомительными и рад, что у вас они не приняты.
Он неохотно выпустил ее ладонь и немедленно заложил руки за спину, чтобы не дать себе возможности снова протянуть их к ней.
Не без удовольствия Кассандра отметила про себя эту деталь. Конечно же, она знала, что это означало; ведь ни одна девушка, выросшая в чувственной атмосфере Акоры, не могла этого не знать. Однако на мгновение Кассандра была поражена, так как впервые почувствовала эту осведомленность внутри себя. Это заставило ее более осторожно взглянуть на англичанина.
Если она не ошибалась, в его глазах она увидела ту же настороженность. Между ними уже было что-то общее.
– Что вас развеселило? – спросил он, когда она улыбнулась.
Она немного нервно рассмеялась – Кассандра, которая никогда в жизни не нервничала! – и покачала головой:
– Ничего. Я просто очень рада находиться здесь.
– Джоанна и Алекс были счастливы, когда пришла весть, что вам разрешили нас посетить.
– Уверена, что не более счастливы, чем я. Я много лет мечтала о таком путешествии. Мой старший брат, Атрей, хороший правитель, но иногда бывает слишком заботливым. В любом случае редко кому удается покинуть Акору.
– Я понимаю. Могу я поинтересоваться, что убедило ванакса Атрея позволить вам приехать сюда?
– Он полностью доверяет Алексу и Джоанне, конечно, к тому же они ждут первенца. Естественно, я захотела побыть с ними. К тому же сейчас более благоприятные обстоятельства, нежели несколько месяцев назад.
– Похоже на то, – согласился Ройс, но в его глазах проскользнула тень сомнения.
Ее брови удивленно изогнулись.
– Вы ведь пришли в столь ранний час не для того, чтобы принести плохие вести, надеюсь? Неужели Наполеон внезапно направил свой флот к британским берегам? На нас скоро нападут? Нет, подождите, я знаю! Тот сочинитель, как его зовут, Байрон? Тот, что написал стихотворение, о котором все говорят. Он отрекся от поэзии и поклялся, что не напишет больше ни строчки. Правильно?
Ройс одурманено покачал головой. Ее речь была быстра как ртуть. Ум, несомненно, тоже. Она бросала ему вызов.
– Откуда вы знаете о Байроне? Стихотворение было опубликовано всего несколько недель назад, а вы только что приехали.
– Джоанна послала мне копию вместе с одеждой, которую она так заботливо для меня подобрала. Я прочитала его по пути сюда.
– И что вы о нем думаете?
– Его называют поэтом эпохи, ведь так? А.
– Полагаю, что так. В любом случае общество взбудоражено. Но вы так и не высказали своего мнения о произведении.
– Оно очень… яркое.
– Согласен.
– И романтичное. Ведь люди именно так отзываются и о самом Байроне, не правда ли?
– Люди говорят разные вещи. Каково ваше мнение?
– Я считаю, что поэт слишком занят самим собой, раз уж вы спрашиваете. Но поскольку я собираюсь выезжать в свет, придется, видимо, воздерживаться от подобных высказываний.
– Дипломатично, – с ухмылкой сказал Ройс.
– Я так понимаю, что вы очарованы Байроном не более моего?
– Когда-нибудь, если он перестанет заниматься самолюбованием, он создаст нечто стоящее.
– Я не собираюсь, затаив дыхание, ждать этого момента. Что ж, всегда приятно осознавать, что кто-то разделяет твое мнение. Пойдемте, невежливо держать вас у входа. Слуги уже проснулись, я слышала их голоса на кухне. Возможно, нам удастся выпросить у них чаю.
– Принцесса будет просить?
– Заклинать? Умолять? Вежливо требовать? Разве сейчас не так делают? – В ожидании ответа она вздохнула. – Мне предстоит еще многому научиться.
– Нет, – пробормотал Ройс, наблюдая за игрой света на ее полных губах. – Надеюсь, не многому.
Сама галантность, он предложил ей опереться на его руку.
Алекс нашел их в столовой, где они сидели, глядя на сад. При появлении зятя Ройс поднялся.
– Надеюсь, ты извинишь меня за ранний визит, но нам нужно поговорить.
Одетый в брюки и белую батистовую рубашку с расстегнутым воротом и закатанными рукавами, Алекс выглядел абсолютно спокойным, но его взгляд был проницателен, как всегда. Он ничего не упускал, напомнила себе Кассандра.
– Конечно, Ройс, мы всегда тебе рады. Я смотрю, ты уже познакомился с Кассандрой.
– Мы сами представили себя друг другу, – небрежно сказала она. – Ужасное нарушение приличий, но мы это пережили. Как себя чувствует Джоанна?
– Хорошо, как она говорит, и, должен признаться, она так и выглядит. Она уже проснулась. Уверен, ей понравится наша компания.
Это было сказано с определенным намеком, и Кассандра решила, что ранний приезд Ройса означал нечто важное. Она хотела бы знать больше, но, помня, как подобает себя вести с мужчинами, она всего лишь скромно кивнула и встала, расправляя юбку.
– Мы попьем с ней чаю и поболтаем, но, разумеется, ни о чем серьезном или значительном, чтобы не обременять свои мозги.
Алекс слегка чмокнул ее в щеку и проговорил:
– Веди себя хорошо, разбойница.
Он проводил ее до двери. Она остановилась и бросила взгляд через плечо на Ройса, который стоял, глядя на нее.
– Была рада с вами познакомиться, лорд Хоукфорт. Эта попытка соблюсти правила этикета заставила его непроизвольно улыбнуться. Однако она знала еще до того, как за ней закрылась дверь, что его веселье продлится недолго. В этой Англии, куда она приехала, что-то было не так. Алекс и Ройс, очевидно, хотели оградить ее от этого знания, без сомнения, с самыми благими намерениями, но это им не удалось. Рано или поздно ей все станет известно. Иначе она зря сюда приехала. Истинная цель ее визита оставалась тайной для других, но она собиралась достичь ее во что бы то ни стало.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40


 Айронфист Свенельд