от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– заметил сэр Уолдо. – Вы что, мэм, хотите тем самым сказать мне, что не танцуете?
Она была застигнута врасплох этим неожиданным ответом на ее отказ и смутилась. Вскоре она справилась с собой, однако в голосе ее уже было гораздо меньше холода и спокойствия, чем обычно:
– Да, то есть нет! Конечно, я танцую, но просто… Просто я хочу сказать, что…
– Продолжайте, продолжайте! – подбодрил он.
Но мисс Трент запнулась, досадуя на саму себя за то, что повела себя так неуклюже.
– Вы танцуете, но не с… не с джентльменами, которые привержены какому-нибудь делу, в особенности спорту, не так ли?
Она бросила на него быстрый взгляд.
– Разве я так говорила?
– Да, и притом тоном крайнего осуждения. Правда, вы еще не говорили конкретно о том, что не желаете танцевать со мной. Но это только потому, что вопрос раньше не возникал.
– Я и сейчас не говорила вам этого, сэр! – ответила она. – Я сказала, и, по-моему, вполне учтиво, что я не танцую! Вообще!
– После этого, – напомнил он ей с улыбкой, – вы уточнили, что танцуете, но… Продолжать вы не стали, потому что этикет взял верх, насколько я понял. Вы запнулись в смятении, и я пришел к вам на помощь. Только очень хочется узнать, чем же я навлек на себя такое неодобрение с вашей стороны?
– Вы ошибаетесь, сэр. Вы ничего не сделали для того, чтобы я относилась к вам с неодобрением!
– Значит, просто фантазирую, мисс Трент? Как-то не верится, хотя и очень хочется, чтобы вы меня в этом убедили. Может, мы все-таки примем участие в этом туре?
– Сэр Уолдо, вы толкаете меня на неприличный поступок!
– Отчего же он неприличный?
– Потому что я не могу танцевать ни с вами, ни с кем-либо другим! Я здесь не гостья, а гувернантка!
– Да, но что поделаешь, если вы здесь самая незаурядная женщина? – развел руками сэр Уолдо.
Она подняла на него изумленный взгляд.
– Значит, вы знали обо мне? И зная, пригласили меня на танец? Мм… Что ж, я очень признательна вам, но, отказываясь, вынуждена еще заметить, что ваши поступки с точки зрения приличий и этикета весьма странны! Подойти к гувернантке вместо того, чтобы подойти к мисс Вилд!
– Мой юный кузен сумел меня в этом опередить. Только не надо перечислять мне список имен тех барышень, к которым мне следует подойти раньше, чем к вам. Все они очень приятные, две или три из них хорошенькие, но все они до жути неинтересные! Впрочем, я рад, что вы не танцуете! Мы с вами лучше просто поговорим.
– Ничего не получится! – решительно сказала она. – Я гораздо ниже вас по статусу, сэр!
– Ну, ну, не надо скромничать! – сказал он. – Особенно племяннице генерала!
На секунду она подумала, что он смеется над ней, но затем они встретились глазами, и она поняла: смешинки эти оттого, что он надеется на высокую оценку его шутки с ее стороны. Губы у нее дрогнули, когда она проговорила:
– Это в-вам миссис Андерхилл рассказала? О, боже! Не знаю, думаете ли вы о том, откуда она сама узнала об этом, от меня или нет, но я клянусь вам, что не от меня!
– Что вы так волнуетесь? Наверно, вы посвящаете дядюшку в тему каждого вашего разговора и поступка, а теперь вспомнили и сокрушаетесь о том, что каким-то образом забыли ему рассказать о вашем знакомстве, да?
Она едва не задохнулась от негодования.
– Вы хотите, чтобы я смеялась вместе с вами? Прекратите, прошу вас! Я умоляю вас, сэр Уолдо! Если вам так хочется поговорить, идите и поговорите с миссис Миклби или леди Коулбатч! У меня в семье может быть двадцать генералов, но от этого я не перестаю быть гувернанткой. А вам должно быть известно, что на таких вечерах долг гувернантки всегда оставаться в тени!
– Как напыщенно! – заметил он.
– Вовсе не напыщенно! Просто это… Это норма поведения в обществе! Если я буду выделяться, то обо мне будут думать, что я поступаю неприлично, и будут правы! Я уже чувствую, что, например, миссис Баннингхэм мучает любопытство: что это вы так задержались возле меня и о чем мы с вами можем разговаривать? Своим поступком вы, сэр Уолдо, нарушаете порядок. Вы, конечно, стоите очень высоко, чтобы заботиться об общественном мнении, но спешу вас уверить, что мне это небезразлично!
– О, я вовсе не так высокомерен, как вам кажется, – ответил сэр Уолдо. – Мне совсем не хочется нарушать принятый порядок, поверьте! Просто мне очень трудно представить себе, что какая-нибудь местная матрона, пусть даже самая надменная из всех, может найти что-либо предосудительное в том, что я решил завязать небольшой разговор с племянницей моего знакомого. Наоборот! Если бы я этого не сделал и даже не подошел бы к вам на протяжении вечера, с моей стороны это было бы нарушением всех мыслимых приличий!
– Вы знакомы с моим дядей? – строго спросила она.
– Разумеется, знаком. Мы оба являемся членами одного и того же клуба. Хвастаться я не стану. Он старше и намного заслуженнее меня. Единственное, что нас связывает – это знакомство. На большее я и не претендую.
Она улыбнулась, но посмотрела на него испытующе.
– Скажите, а вы знакомы с его сыном, сэр? С моим кузеном господином Бернардом Трентом?
– Нет, насколько я помню. А что, мне бы следовало его знать?
– О, нет! Он еще очень молод. Впрочем, у него есть друзья в вашей лиге светских господ, увлекающихся спортом. Просто я подумала, что вы, может быть, встречались с ним как-нибудь…
– Не имел чести, – сказал он, покачав головой.
В этот момент к ним подошел сэр Ральф. Воспользовавшись предоставившимся удобным случаем, мисс Трент извинилась и ушла искать Шарлотту. Вскоре она увидела ее танцующей с Артуром Миклби. С оттенком досады и одновременно весело она осознала, что за то время, пока она была отвлечена разговором с сэром Уолдо, девочка умудрилась затащить на очередной тур Артура. Она знала также, что очень многие матери на месте миссис Андерхилл обрушили бы на нее справедливые упреки в том, что она не следит за своей подопечной, как подобает приличной гувернантке. Девушке возраста Шарлотты разрешалось согласно этикету спуститься вниз только на час, чтобы посмотреть на танцы со стороны. После этого она должна была, скромно опустив глаза, подняться к себе в спальню. Впрочем, мисс Трент совсем не удивилась, увидев, с каким благодушием миссис Андерхилл взирает на танцующую дочь. Мисс Трент также не удивилась, когда узнала, что танцевать Шарлотте разрешила сама мать.
– Вообще-то мне следовало отказать ей, – призналась миссис Андерхилл. – Но я люблю смотреть на то, как развлекается молодежь. К тому же она ведь не позволяет себе ничего предосудительного? Я не вижу ничего плохого в том, чтобы она приняла участие в двух-трех контрдансах, поскольку вальса у нас не планируется, можете на меня положиться.
И потом – это же неофициальный бал. Вот если бы был официальный, тогда другое дело. – Она оторвала взгляд от Шарлотты и мягко проговорила: – Если кто-нибудь из джентльменов пригласит вас на танец, дорогая, вы, конечно же, сразу идите. Никого это не удивит, особенно после вашего разговора с сэром Уолдо. Вы чирикали словно старые друзья.
– Он расспрашивал меня о моем дядюшке! – ответила мисс Трент, поспешно ухватываясь за тему, предложенную Совершенным. Впрочем, щеки ее заметно порозовели. – Они знакомы друг с другом.
– Ага! Именно это я и говорила миссис Баннингхэм! – кивнула миссис Андерхилл. – О, говорю, вы можете не сомневаться в том, что сэр Уолдо знаком с генералом, и они разговаривают как раз о нем, а заодно вспоминают общих лондонских друзей! Ничего не может быть более естественным, говорю, ибо у мисс Трент очень хорошие и большие связи в столице. Все это я ей сказала, и миссис Баннингхэм прямо вся пожелтела! Вот поверьте мне! Все говорят про меня, что я считаю себя оскорбленной, когда никто и не думал меня оскорблять. Так вот, должна заметить, что в округе я не одна такая. Но дело не в этом. У меня к миссис Баннингхэм есть кое-какой счет за то, что она вела себя со мной так чванливо на вечере у главы судебной и исполнительной власти! – Сведя брови, она добавила: – Впрочем, удовольствие всегда чем-нибудь да будет подпорчено. Не стану скрывать от вас, милая мисс Трент, что меня очень тревожит то, какими глазами лорд Линдет смотрит на нашу Фанни. Клянусь, он уже попался к ней в сети. Видите, какой у него взгляд? Это взгляд человека, потерявшего голову! И главное, всем это видно!
Отрицать это обстоятельство было невозможно. Мисс Трент и сама думала, что все было бы прекрасно, если бы он не смотрел на девушку со столь открытым восхищением. А Фанни, падкая на лесть, развернулась во всей своей красе. На щеках у нее светился мягкий румянец. Глаза горели будто сапфиры. На губах блуждала очаровательная, соблазнительная улыбка. С полдесятка молодых джентльменов умоляли ее пойти с ними на первый тур. Она разбрасывала обещания направо и налево, а в итоге подала руку лорду Линдету. Она заняла место рядом с ним, а в это время оставались еще три девицы, которым не повезло найти партнеров на танец. Впрочем, на них Фанни предпочитала не обращать внимание.
– Мисс Трент, если он решит, что сможет встать с ней на танец больше чем два раза, то… то я этого просто не позволю! – внезапно проговорила взволнованная миссис Андерхилл. – Вы должны сказать ей, что она не должна так поступать! На меня она не обращает никакого внимания, а к вам прислушивается. К тому же ее дядюшка поручил девочку именно вашим заботам!
Анцилла улыбнулась, но сказала:
– Она не пойдет против вашей воли на людях, мэм. Впрочем, я, конечно, обо всем позабочусь, если лорд Линдет вздумает пригласить ее на третий танец. Но, надеюсь, этого не произойдет.
– Господи, что вы такое говорите! У него такой вид, словно он собрался пригласить ее на все танцы от первого до последнего!
– Да, ему очень бы этого хотелось, но он знает также, что не может так поступить. Это человек с хорошим воспитанием и четким понятием о приличиях, мэм. Думаю, он даже не станет пытаться подходить к ней после второго танца. И между прочим, мэм, у меня такое ощущение, что Фанни сама не позволит ему нарушать порядок.
– Это Теофания-то?! – не веря своим ушам, воскликнула миссис Андерхилл, рискуя привлечь постороннее внимание. – Да ведь у нее не больше понятий о приличии, чем у кухонной кошки!
– Увы, это так. Но не забывайте, что она талантливая кокетка, мэм! – На лице у миссис Андерхилл отразился почти суеверный ужас. Глядя на нее, мисс Трент не могла удержаться от смеха. – Прошу прощения. Конечно, это не очень хорошо, да и рано еще для нее, но… Согласитесь, что простое кокетничанье с Линдетом не повергнет вас в дрожь?
– Да, но ведь он лорд! – возразила миссис Андерхилл. – Вы же сами неоднократно слышали ее заявления о том, что она рассчитывает выйти замуж за одного из подобных господ!
– Мы должны убедить ее в том, что не стоит разменивать себя на простых лордов, а нужно сразу метить выше, – беззаботно отозвалась Анцилла.
Танец подошел к концу и вскоре к вящему своему удовлетворению мисс Трент поняла, что не ошиблась в прогнозе. На третий танец Фанни пошла с Артуром Миклби, а буланжер она танцевала с Джеком Баннингхэмом. Лорд Линдет тем временем отдал должное мисс Коулбатч и мисс Чартли.
Мисс Трент, успокоившись, вывела Шарлотту из шумной группы молодых людей и, невзирая на все ее возражения, увела наверх в спальню. Шарлотта жаловалась на плохое обращение с собой. Разве можно уводить ее спать без второго ужина? Она рассчитывала в этот вечер в первый раз в жизни отведать шампанского. Мисс Трент, с трудом скрывая облегчение, передала девочку с рук на руки старой няньке, а сама вернулась в гостиную.
Войдя туда, она поняла, что музыканты устроили себе перерыв. Она не обнаружила миссис Андерхилл и решила, что та удалилась в соседнюю комнату, где пожилые гости играли в вист. Не увидела она и Фанни. Вот это было плохим предзнаменованием. По-настоящему она взволновалась, когда поняла, что в зале нет и лорда Линдета. Она принялась лихорадочно обдумывать, куда пойти их искать, и в этот самым момент у нее за спиной раздался голос:
– Ищете свою вторую подопечную, мисс Трент?
Она быстро повернула голову и обнаружила рядом с собой сэра Уолдо, который насмешливо смотрел на нее. Он ловко, одним пальцем, раскрыл табакерку и вытащил оттуда небольшую щепотку нюхательного табаку.
– Они на террасе, – сказал он.
– О, нет! – непроизвольно вырвалось у ней. Он удивленно посмотрел на нее.
– Ну, возможно, они поддались соблазну совершить небольшую прогулку по саду, – допустил он. – Во всяком случае, первоначально они собирались выйти на террасу.
– Судя по всему, это ваш кузен лорд Линдет увлек ее туда!
– Вы так считаете? А мне что-то подсказывает, что инициатива исходила как раз от юной мисс Вилд.
Она прикусила губу.
– Она еще очень молода. Только-только вышла из школьного возраста.
– Тем более озабоченными должны ощущать себя ее родственники, – сказал он, продолжая свою линию.
Внутренне она была полностью согласна с сэром Уолдо, поэтому ей было чрезвычайно трудно придумать что-либо в оправдание поведения Теофании.
– Она… Девочка очень своевольна и не знает о… Но ведь ваш кузен благосклонно позволил ей увести себя на террасу!
Тоже хорош! Вы должны были остановить его!
– Моя милая мисс Трент, я ведь не являюсь гувернером Линдета! И мисс Вилд тоже, слава Богу!
– Вы смеетесь? Отлично! – очень сурово проговорила Анцилла. – Смейтесь, сэр! Вы не являетесь гувернером мисс Вилд, зато я являюсь ее гувернанткой! То есть… Во всяком случае, я несу за нее ответственность! И мне сейчас совсем не до смеха! Нужно что-то сделать!
Договаривая, она стала осматриваться вокруг себя. Брови у нее были сурово сдвинуты. На дворе стоял теплый июньский вечер. В гостиной было жарко и душно. Многие девушки раскраснелись и это им было не к лицу. Понимая это, они усиленно обмахивались веерами. Накрахмаленные кружева на сорочках джентльменов поникли. Внезапно бороздка, пролегавшая у мисс Трент между бровями, исчезла. Она приблизилась к группе молодых людей, где была мисс Чартли, красивая мисс Коулбатч, младшая из дочерей сквайра, а также их кавалеры. Очаровательно улыбнувшись, мисс Трент сказала им:
– Очень жарко, не правда ли? Я не рискну отпирать окна, вы знаете, какой тут поднимется крик. Может, хотите выйти на несколько минут проветриться? Сегодня такая чудесная лунная ночь! Ни ветерка! Я попрошу слуг отнести на террасу лимонад. Только если пойдете, наденьте шали!
Предложение было воспринято с шумным одобрением джентльменов и дочери сквайра, которая даже захлопала в ладоши и воскликнула:
– О, как замечательно! Пойдемте скорее!
На лице мисс Чартли, которая не знала, как посмотрит на это ее мама, отразились колебания. Но в конце концов она решила, что мисс Трент не предложит ничего дурного. К тому же проветриться действительно хотелось.
Уже через несколько минут находчивая леди собрала вокруг себя пять-шесть пар молодых людей, шепнула кое-что на ухо изумленному Тоттону и потом пошла успокоить родителей ребят. Подойдя к матерям семейств с мягкой уверенной улыбкой, она сказала, что вынуждена была уступить уговорам их отпрысков и позволила им совершить вечерний моцион на террасе – разумеется, под ее строгим присмотром – прежде чем вернуться к танцам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


 Святой Сева - Объезжая Каролину