от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Линдет заказал для вас домашнего пива, а я выпью стакан молока, раз уж у миссис Роузли нет лимонада. Мне это кажется странным, к тому же я не люблю молоко, но жаловаться не буду. Пошли! Анцилла присмотрит за бедняжкой Лиззи.
Она вновь убежала, но сэр Уолдо немного задержался. Мисс Трент попросила у хозяйки чашку воды и немного уксуса. Дверь гостиничного отделения открывалась прямо в пивную, но другой вентиляции здесь нельзя было придумать. После нескольких безуспешных попыток сэра Уолдо открыть маленькие решетчатые окна он оставил это занятие. Комната была с низкими потолками и очень душная. В спертом воздухе носились запахи спиртного. Сэр Уолдо вдруг сказал:
– Нет, так не пойдет. Насколько я понял, на этом этаже кроме кухни больше нет комнат, но наверху должна быть спальня. Может, мне договориться с хозяйкой о том, чтобы перенести девушку туда?
– Если бы я была уверена в том, что сюда никто не станет входить, то посчитала бы это место самым подходящим, – тихо проговорила Анцилла. – Наверху, под самой крышей, будет очень жарко, вы же понимаете.
– Хорошо, как угодно, – ответил он.
Спустя полчаса мисс Трент показалась из гостиничного отделения. На одной из лавок, примыкавших к стене дома, стояли три пустых кружки из-под пива и стакан со следами молока. Фанни и сэра Уолдо нигде не было видно. Но она увидела Линдета и Кортни, которые прогуливались по улице. Увидев мисс Трент, они ускорили шаг, подошли к ней и встревоженно справились о состоянии Элизабет.
– Спит, – ответила она. – А где Фанни?
– Она пошла с сэром Уолдо смотреть церковь, – сказал Кортни. – Мы с Линдетом спрашивали здесь в каждом доме насчет экипажа, но ни у кого нет. Поэтому мы решили, – конечно, если вы не станете возражать, – что я отправлюсь сейчас верхом в Бардси и постараюсь раздобыть экипаж там. Как вы думаете, Лиззи станет получше после сна? Мы бы тогда сразу отвезли ее домой.
– Надеюсь. После стакана чая, я думаю, она соберется с духом, чтобы совершить обратную дорогу. – Она с улыбкой глянула на Джулиана. – Бедная девочка! Она так переживает за то, что испортила вам поездку! Она взяла с меня обещание, что я попрошу у вас за нее прощения. И предложила даже, чтобы мы ехали дальше. Без нее.
– Что?! Бросить ее одну в какой-то пивной? Ну уж, извините, нет! – воскликнул Кортни.
– Об этом, естественно, не может быть и речи, – сказал Джулиан. – Представляю, как ей сейчас плохо. Мне ее очень жаль. Может, мы смогли бы найти для нее врача?
Мисс Трент заверила молодых людей, что положение пострадавшей отнюдь не так драматично, и посоветовала Кортни не затягивать его поездку в Бардси. Он сразу же отправился на конюшню за своей лошадью. А тут в конце улицы появились Совершенный и Теофания. Она поддерживала рукой полу длинной и широкой бархатной юбки. Красивое лицо ее светилось улыбкой, из чего можно было понять, что Совершенный развлекает ее какими-то очень интересными и веселыми историями.
– Ну как Лиззи? Надеюсь, она уже поправилась? – спросила Фанни, подбегая к мисс Трент. – Она готова продолжать путь?
– В данный момент она спит, но, боюсь, что продолжать путешествие она уже не сможет в любом случае.
– Но что же делать? – простодушно спросила Фанни. – Откуда вы знаете, что она не сможет ехать с нами дальше? Я убеждена, что она хочет ехать!
– Даже если она хочет, продолжать путешествие в ее состоянии не рекомендуется. Это было бы очень неблагоразумно, – сказала на это Анцилла. – Нет, Фанни, я не могу дать на это свое разрешение. Ты же не хочешь, чтобы она подвергала себя риску разболеться не на шутку?
– Разумеется, не хочу! – нетерпеливо ответила Фанни. – Но я никак не могу понять, почему поднимается такой шум из-за обыкновенной головной боли! Она, наверно, даже и не пытается улучшить свое состояние!
– Милая моя, да будет тебе известно, что она полна решимости поправиться поскорее. И вовсе не потому, что хочет продолжать поездку, а потому что она сильно переживает за то, что стала причиной нашей остановки. Я долго убеждала ее в том, что нам всем нужен был этот привал, что нам всем не по себе от этого зноя…
– Но неужели на этом наш поход и закончится?! – вскрикнула в отчаянии Теофания, переводя обиженный взгляд с Анциллы на Линдета и обратно.
Ей ответил молодой лорд своим мягким, просительным голосом:
– Но вы же, Фанни, не согласитесь поехать дальше без нее! И никто из нас не согласится! Назначим поход на другой день, когда погода будет более мягкая…
– О, нет! – умоляющим голосом прервала его Фанни. – Я ненавижу всякого рода отсрочки! Я знаю, чем это все в результате закончится! Мы вообще никогда больше не поедем к Просачивающемуся Роднику! А я хочу его увидеть!
– Мы поедем. Обязательно поедем, – терпеливо проговорил он. – Очень жаль, что сегодня мы не можем продолжать наш поход, но…
– Нет, мы поедем сегодня! – вскричала Теофания. – Пусть Лиззи остается, если ей это неинтересно, а мы поедем!
Таким ответом со стороны своего ангела молодой лорд был застигнут врасплох. Он растерянно посмотрел на нее, но потом улыбнулся и сказал:
– Вы же это не всерьез, да? Я знаю, вы шутите! Но сейчас мы в любом случае не тронемся отсюда, потому что ждем вашего кузена, который отправится в Бардси за экипажем.
Обида тут же слетела с ее лица и она радостно воскликнула:
– Значит, Лиззи поедет оставшуюся часть пути до Родника в экипаже? Правильно! Прекрасная мысль!
– Нет, экипаж нужен для того, чтобы отвезти ее на нем домой, – поправил ее Линдет.
– О! Тоже верно! Может быть, так будет лучше всего! Кортни с радостью согласится сопровождать ее домой, можете не сомневаться. Да и сама Лиззи почувствует себя гораздо лучше, когда узнает, что она вовсе не испортила нам поход! Только подумайте! С Кортни ей нечего будет беспокоиться, а нам это развязывает руки! Ну, скажите же, что мы будем продолжать поход! Линдет! Анцилла! Сэр Уолдо!
Анцилла нахмурилась, надеясь, что от этого ее подопечная устыдится, и покачала головой. Сэр Уолдо не принимал до сих пор участия в споре. Он вообще стоял в сторонке и наблюдал через стекло своего монокля за полетом большой белой бабочки. Было такое впечатление, что он даже не расслышал, как к нему обратились. Зато все прекрасно расслышал Кортни, который в эту минуту как раз выводил из конюшни под уздцы своего коня. Он-то и ответил своей кузине:
– Что продолжать?! Поход в Кнарсборо?! Разумеется, мы не будем его продолжать! Никто из нас сегодня уже не поедет туда! И как тебе только такое могло в голову взбрести?!
– А почему бы и нет? Тебя я вообще не имела в виду! Ты повезешь Лиззи домой. Зачем нам всем провожать ее?!
– А мисс Трент? Она должна находиться возле нее! Мэм, вы же не бросите Лиззи?
– Разумеется, не брошу, – ответила Анцилла. – Не говори глупостей, Фанни. Ты знаешь, что без меня тебе нельзя никуда ехать, а я ни при каких обстоятельствах не брошу на произвол судьбы мисс Коулбатч.
– Со мной может поехать Кортни! – возразила Теофания.
– Как же, поеду я с тобой! Жди! – отозвался Кортни со злой усмешкой. – Я отправляюсь сейчас в Бардси, посмотрю, можно ли там раздобыть какое-нибудь транспортное средство. Но экипажи на дороге не валяются, так что, боюсь, больше чем на двуколку мне рассчитывать не придется. Подойдет двуколка, мэм?
– Нет, нет, конечно, не подойдет! – запротестовала неожиданно Теофания. – Она не закрытая и солнце будет печь Лиззи прямо в голову! Нет, так не пойдет! И вообще я считаю, что ей небезопасно двигаться в путь, пока не спадет дневной зной, правда ведь, Анцилла? Бедняжка Лиззи! Думаю, она с большим удовольствием согласится переждать жару в этой прекрасной гостинице! А когда мы вернемся из Кнарсборо, мы захватим ее и вместе поедем домой! Представляете? Все вместе! К тому времени она должна окончательно оправиться от этого солнечного удара. К тому же с ней не откажется остаться Анцилла. Ты ведь не откажешься?
Линдет, на лице которого по мере монолога Теофании выражение озабоченности проступало все более ясно, сказал:
– Вы, наверно, не подумали, леди… Разве можно двум девушкам на целый день оставаться одним в пивной?
– Ерунда! Я бы осталась здесь и на ночь! Замечательный постоялый двор. Не понимаю, почему Лиззи здесь может не понравиться? Анцилла составит ей компанию, и они не заметят, как пролетит время.
– Но разве вы сможете наслаждаться походом, зная о том, в каких неудобных условиях они здесь остаются? – проговорил он растерянно.
– А вы думаете, не сможет? – язвительно осведомился Кортни и снабдил свой вопрос взрывом резкого хохота. – Вы се просто не знаете! Я тебе вот что скажу, Фанни: хватит обсуждать все свои дурацкие варианты, потому что ты меня не сдвинешь с места в сторону Кнарсборо, и это мое последнее слово!
Она вся покраснела от злости, из глаз едва не посыпались искры.
– Ты… Ты… Ты самый гадкий, самый противный негодяй, который не считается с мнением окружающих! – кипя яростью, воскликнула она. – Я хочу поехать в Кнарсборо и я туда поеду!
– Фанни, – отчаянно проговорила мисс Трент. – Ради всего святого…
Теофания резко повернулась к ней.
– И ты, Анцилла, по-моему, ничем не отличаешься от него! Такая же несправедливая и гадкая! Ты моя гувернантка и должна прежде всего соблюдать мои интересы, а не интересы Лиззи! Если она знала, что с ней такое бывает на жаре, не надо было ехать!
– Замолчи! – рявкнул на кузину Кортни, оглядываясь на дверь постоялого двора. – Привет, Лиззи! Ну как, тебе уже получше?
Мисс Коулбатч стояла на пороге, опираясь рукой о косяк двери. Она слабо улыбнулась и сказала:
– Да, спасибо. Мне гораздо лучше… Почти как до этого! Только мне так стыдно, что я стала для вас обузой…
Теофания бросилась к ней.
– О, тебе гораздо лучше! Это сразу видно! Я знала, что ты поправишься! Ты ведь не хочешь возвращаться домой, правда? Только представь, какая это скукота!
– Мисс Коулбатч, не выходите на открытое солнце, – вмешалась мисс Трент, подходя к Лиззи и беря ее за руку. – Я сейчас попрошу хозяйку, чтобы она приготовила нам чаю. Я прошу вас зайти обратно внутрь и сесть.
– Точно! Чай освежит тебя еще больше! – согласилась энергично Теофания. – Будешь как огурчик!
– О, да… Только я не думаю… Боюсь, если я вновь сяду на лошадь…
– Вам не придется садиться на лошадь, мисс Коулбатч, – заверил ее Джулиан. – Андерхилл достанет для вас какой-нибудь экипаж. К тому же, мы уже не собираемся в Кнарсборо. Слишком жарко сегодня!
– Да, мы так решили, Лиззи, – подтвердил Кортни. – Сейчас я съезжу… О, вот что придумал! Я найду зонт, чтобы ты смогла закрываться от солнца! Найду, даже если мне придется украсть его! А ты оставайся в гостиной с мисс Трент до моего возвращения и не выходи на солнце! Думаю, за часок управлюсь…
– За час?! – воскликнула Теофания. – А мне-то что делать все это время?! Или ты думаешь, что я буду сидеть все время в этой вонючей отвратительной пивной?! Так вот не буду!
– Ого, значит, она уже успела стать вонючей и отвратительной? – язвительно поинтересовался Кортни. – Пять минут назад ты ночевать здесь собиралась, насколько мне помнится. Можешь смотреть на меня так сколько угодно, от меня не убудет! Я прекрасно знаю, что ты всего лишь эгоистичная кошка! Тебе всегда плевать на всех. И, боюсь, ты уже неисправима!
Теофания разрыдалась. Сочувственные слезы появились в глазах и мисс Коулбатч. Она слабо запричитала:
– О, Кортни, нет! Как ты можешь так!.. Это я во всем виновата! Это я дура! О, Фанни, прости меня!..
– Ты просишь у нее прощения?! – не веря своим ушам, вскричал Кортни.
– Господин Андерхилл, придержите свой язык! – со всей строгостью, на какую только была способна, проговорила мисс Трент. – А ты не плачь, Теофания. Если тебе не хочется оставаться здесь и ждать целый час, ты можешь отправиться в Бардси вместе с кузеном. В дороге вы заодно и решите между собой все свои вопросы без посторонних.
Кортни открыл было рот для возражений, но натолкнувшись на взгляд мисс Трент, покорно опустил голову.
– Нет! – заныла Теофания. – Я ненавижу Кортни и не хочу ехать в Бардси!
Мисс Трент, которая лучше всех из присутствующих знала, как легко Теофания впадает в истерику, бросила по сторонам растерянный взгляд в поисках поддержки. У молодого лорда Линдета, который стоял ближе всех, губы были плотно сжаты, а глаза опущены к земле. Все молчали.
Тут-то к Теофании и направился Совершенный, изобразив на лице величайшее изумление и любопытство.
– О, Господи, дитя мое! Красавица мисс Вилд с набухшими покрасневшими глазами?! О, нет, только не это, умоляю! Смотреть на это выше моих сил!
Она оглянулась на него, по инерции еще продолжая всхлипывать, но плакать мгновенно перестала.
– Набухшие?.. О, нет! Неужели они набухли, сэр Уолдо?! И покраснели?!..
Он приподнял ее голову за подбородок одним пальцем и глянул ей прямо в лицо с той своей ослепительной улыбкой, которая была так знаменита среди множества женщин!
– Слава богу, не набухли! Колокольчики, смоченные росой, да и только!
Теофания тут же ожила, словно по волшебству.
– Правда? Ой, как мило!
– Очаровательно, можете мне поверить! Она радостно засмеялась.
– Нет, я имела в виду… Как мило вы сказали!
– Да, в самом деле, – согласился он, осторожно смахивая с ее щечек слезы собственным носовым платком. – Какие у вас длинные ресницы! Скажите, неужели они никогда не спутываются?
– Нет! Разумеется, не спутываются! Что за вздор вы говорите! Вы что, вознамерились льстить мне?
– И не думал об этом! Скажите, вы разве не хотите прокатиться до Бардси?
На ее лицо в миг опустились тучи.
– С Кортни?! Нет, благодарю вас!
– А со мной?
– С вами?! Но… Но вы же не собирались… Или?
– Нет, разумеется, я не поеду, если вы не поедете. Вызывающая улыбка тронула ее губы.
– Анцилла не разрешит! – проговорила она, бросая дерзкий взгляд в сторону своей наставницы.
– Не разрешит? Даже если нас возьмется сопровождать Кортни? – Он тоже повернулся к мисс Трент и дразняще приподнял брови. – Что вы на это скажете, мэм?
Анцилла отнеслась к его вмешательству в разговор со смешанным чувством. С одной стороны она испытывала к нему благодарность за то, что он предотвратил назревавшую бурю, с другой – ее брало раздражение на те методы, которыми он пользовался для реализации своего плана относительно Фанни. Она так пронзительно посмотрела на него, что, несомненно, сказала этим многое. Вслух же произнесла только:
– Я уверена, что у миссис Андерхилл не возникло бы никаких возражений при условии, что с вами поедет Кортни.
– Тогда я пойду оседлаю трех лошадей, – сказал молодой Андерхилл. – А вы, Джулиан, останьтесь. На вас ответственность за двух леди.
– Конечно, – спокойно ответил Джулиан.
– Но, может, вы захотите тоже поехать с нами? – предложила Теофания, совершенно позабыв о том, что все договорились насчет того, чтобы не оставлять девушек одних в пивной.
– Нет, благодарю вас, – ответил он и отвернулся от нее к мисс Коулбатч. С мягкой улыбкой он предложил ей пройти в зал, где была по крайней мере тень.
Мисс Трент видела то выражение потрясения и огорчения, которое появилось на его лице, когда он увидел, что его богиня в своем упрямстве заходит слишком далеко.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


 Александрова Наталья Николаевна - Наследники Остапа Бендера - 12. Не все кошки серы