от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Я внимательно наблюдала за ней и, уверяю вам, мэм, как только объявили о его приходе, она сразу залилась краской. У нее все было написано на лице!
– Меня это нисколько не удивляет, – ответила миссис Баннингхэм. – Мне всегда что-то в ней не нравилось. Вот вы ей все время симпатизировали, а мне она казалась чересчур жеманной. Эта подчеркнутая сдержанность, эти аристократические замашки, претензия на элегантность!
– Что тут сказать, – немного высокомерно заметила миссис Миклби. – Тренты – добропорядочная семья, поэтому вдвойне досадно видеть такое ее неделикатное поведение. Все эти прогулки! Конечно, /говорили, что она ведет себя в рамках приличий, но я и тогда считала, что это странно и неблагоразумно!
– Неблагоразумно! – фыркнула миссис Баннингхэм. – Очень хитро, я сказала бы! Она с самого начала за ним охотилась. Да, для нее, без гроша в кармане, это будет жирный куш, ничего не скажешь! Если, конечно, он сделает ей предложение, что еще вилами на воде писано! Карт-бланш – еще может быть, женитьба – вряд ли!
– Надо, чтобы кто-нибудь предупредил ее, что он всего лишь забавляется. Хоть я всячески порицаю ее за кокетство, но я все же не думаю, что она легкомысленная.
– Если уж то, что она танцевала с ним дважды вальс, – не говоря о том, что он проводил ее к столу и они сели вместе, – это не легкомысленно, тогда уж я не знаю! А как она посмотрела на него через плечо, когда он накидывал ей на плечи шаль! Даже я покраснела!
– Очень некрасиво! – согласилась миссис Миклби. – Но вы должны признать, что до появления в Брум Холле сэра Уолдо она вела себя безупречно. Боюсь, что он мог дать ей повод думать, что подыскивает себе жену, уделив ей немного внимания; а в ее положении, вы понимаете, она подумала, почему бы и не попробовать его поощрить. Можно только пожалеть бедняжку!
– Не люблю простофиль! – резко ответила миссис Баннингхэм. – Как еще ее прикажете назвать, если она вообразила, будто джентльмен такого положения, как он, может даже подумать о браке с ней?
– Это так, но мне кажется, что она плохо знает людей этого круга. Нелепо думать, что миссис Андерхилл предупредила ее хоть намеком.
– Эта вульгарная особа? Да она даже своей племяннице ничего не объясняет! Я была бы крайне огорчена, если бы какая-нибудь из моих дочерей вела себя как Теофания. Взбалмошная девчонка! Противно смотреть, как она пытается каждого нового знакомого привязать на поводок! Сначала это был лорд Линдет, теперь мистер Кальвер, он ее, видите ли, учит править лошадьми! Видела собственными глазами. Ни слуги, ни мисс Трент с ними не было! Нет! Как же, мисс Трент своей обязанностью считает сопровождать только сэра Уолдо!
– Хорошо бы эта испорченная девчонка поскорее возвращалась к своему дяде в Лондон! Что же касается мисс Трент, я всегда говорила, что она слишком молода для этой должности. Но тут уж ее вины нет – она больше занималась Шарлоттой. Если миссис Андерхилл хотела, чтобы она уделяла больше внимания Шарлотте, а не Теофании, то это ее дело. Так, значит, Теофания совсем забыла про лорда Линдета? Должна признаться, мистер Кальвер подходит ей гораздо больше. Франт, как называет его мистер Миклби, но она, конечно, считает его верхом совершенства.
В этом миссис Миклби была совершенно права: Лоуренс произвел на Теофанию огромное впечатление, она сразу поняла, что он принадлежит к числу самых изысканных денди. Во время своего краткого пребывания в Лондоне она несколько раз видела таких элегантных молодых джентльменов в Гайд-Парке и хорошо понимала, что удостоиться внимания щеголя из высшего света будет честью для любой девушки. Этого было очень непросто добиться, потому что, как правило, такие денди не старались добиться расположения какой-нибудь красавицы, а оценивающе разглядывали сквозь монокль скучающим взглядом. Она была также очарована его манерой вести беседу и тем, что в разговоре она как бы молчаливо предполагала, что ей, как и ему, прекрасно известны все светские слухи и сплетни, а также их действующие лица. Если бы не Линдет, а он был пэром, то она бы вообще отдала ему предпочтение, потому что он был гораздо более элегантный, потому что никогда не утомлял ее разговорами о доме в деревне. Как бы то ни было, она собиралась сделать все возможное, чтобы он ей увлекся, потому что она не могла вынести, если кто-нибудь, пусть даже самый невзрачный молодой человек типа Хэмфри Коулбатча, был невосприимчив к ее чарам или отдавал предпочтение другой девушке. В случае с Лоуренсом была еще одна причина вести себя поактивнее и поощрять его ухаживания – Линдет, в котором после происшествия в Лидсе наметилась некоторая сдержанность. Даже если он и не воспринимает серьезно в качестве соперников мистера Эша, мистера Джека Баннингхэма или мистера Артура Миклби, то она никак не поверила бы, что он сбросит со счетов своего модного кузена. Она сразу отметила, что он недолюбливает Лоуренса – не потому, что он сказал что-то не в его пользу, но только когда его спрашивали о Лоуренсе, он отвечал в спокойной манере, далекой от горячего энтузиазма, вызываемого в нем любым упоминанием о его другом кузене. Теофания была в восторге от Лоуренса и поэтому она без колебаний сочла неприязнь Линдета к нему проявлением ревности; ей и в голову не могло прийти, что Линдет может относиться к Лоуренсу с презрением, и если бы кто-нибудь предложил ей такое объяснение, она была бы крайне озадачена.
Когда Линдет заехал в Степлз засвидетельствовать свое почтение, она сообщила ему, коварно стрельнув глазками, что Лоуренс, узнав, что она прекрасная наездница, а никто так и не научил ее держать вожжи, предложил воспользоваться его услугами.
Он уставился на нее непонимающим взглядом.
– Мистер Кальвер сказал, что научит меня править лошадьми не хуже заправского кучера, – добавила она.
– Лоуренс? – недоверчиво спросил он с каким-то странным выражением лица.
– А почему бы и нет? – она слегка приподняла бровь. Он открыл рот, снова закрыл его, потом повернулся и взял свои перчатки и шляпу.
– А что такого? – настаивала Теофания, довольная результатом своего хитрого хода. – У вас есть какие-то возражения?
– Нет, что вы, ни малейших! – поспешно произнес он. – Как я могу возражать? Я только… да нет, ничего, не обращайте внимания!
Этого было более, чем достаточно, чтобы убедить Теофанию в том, что она поселила демона ревности в его сердце. Она не подозревала, что его светлость, которого Лоуренс считал треплом, при первой же возможности поделится этим анекдотом со своим кузеном Уолдо.
– Я не знаю, как мне удалось сохранить серьезную мину! О, Боже, я сейчас умру со смеху!
Но Теофания, не подозревая, что она лишь сильно рассмешила Линдета, была полностью удовлетворена. Ее прежние ухажеры, которые мрачно, но покорно взирали, как восходит звезда лорда Линдета, теперь были сильно раздосадованы и сгорали от ревности к Лоуренсу; и она не видела причин, почему бы Линдету не испытывать те же чувства. Несколько дней она была опьянена успехом, считая себя неотразимой и донимая свою свиту все новыми и новыми капризами. Она так же, как и мисс Миклби, сразу же отвергла официальную причину ежедневных визитов Совершенного, но, так как она ни на секунду не могла вообразить, что он мог предпочесть ей ее компаньонку, была уверена, что сэр Уолдо тоже не смог устоять перед ее чарами. Для нее это казалось настолько очевидным, что она даже не удосужилась обратить внимание на то, что его поведение в Степлзе никоим образом не походило на поведение человека, увлеченного ею. Он всегда казался ей непредсказуемым, и если она вообще думала о чем-то, то, видимо, решила, что он был счастлив просто взглянуть на нее.
Кортни, у которого ее самодовольство вызывало отвращение и который был крайне недоволен своими друзьями за то, что позволяют делать из себя дураков, высказал ей, что она ведет себя не лучше вульгарной вертихвостки, и предупредил, что добром это для нее не кончится. Когда же она в ответ только рассмеялась, добавил, что лорд Линдет – только первая ласточка, скоро будут и другие, у которых ее поведение будет вызывать только отвращение.
– Фи, вздор! – презрительно ответила она.
– Так уверена в себе, да? Что-то не видно Линдета в последнее время, а?
– Если я захочу, – похвасталась Теофания с такой противной улыбкой, что ему захотелось дать ей пощечину, – мне стоит только поманить его пальцем! Тогда ты поглядишь!
Это настолько взбесило его, что он попробовал убедить мать в необходимости пресечь легкомысленные кривлянья Теофании.
– Уверяю тебя, мама, она просто невыносима! – настаивал он.
– Перестань, Кортни, ради Бога, не надо ее расстраивать! – взмолилась встревоженная миссис Андерхилл. – Я, конечно, не хочу, чтобы и Шарлотта выросла такой же дерзкой и самоуверенной, но у Теофании всегда был ветер в голове, и потом, она все-таки общается с вполне приличным джентльменом. Если я буду на нее давить, она все равно не будет меня слушать, а ты знаешь, какая она бывает, когда что-то не по ее! Нам и так хватает забот в доме с бедняжкой Шарлоттой, а если еще и Теофания закатит истерику!..
Она повернулась к мисс Трент, ожидая помощи от нее, но та отрицательно покачала головой.
– Боюсь, что единственное подходящее средство – это чтобы ее поклонники немного остыли, – с улыбкой сказала мисс Трент. – Она слишком упряма, и ей слишком долго позволяли делать все, что она хочет, чтобы сейчас пытаться резко ее ограничить. Что вы хотите, чтобы я сделала? Заперла ее в своей комнате? Она выберется через окно и еще, чего доброго, сломает себе шею. Я тоже, как и вы, считаю, что она ведет себя не лучшим образом, но ничего скандального она не выкинула и, я думаю, не выкинет, если ее к этому не подталкивать.
– Как только Грег, Джек и Артур позволяют ей делать из себя таких дураков! Как подумаю – просто зла не хватает! – воскликнул Кортни.
– На твоем месте я не принимала бы это так близко к сердцу, – сказала она. – Сейчас у них мода – преклоняться перед Теофанией, а мода быстро проходит.
– Я надеюсь, что она с большим треском спустится с небес на землю! – кровожадно произнес он. – А что вы думаете об этом Кальвере? Учит ее править каретой! Почем нам знать, может, это какой-нибудь проходимец?
– Мы, конечно, не можем утверждать наверняка, – ответила мисс Трент, – но, хотя я против того, чтобы она каждый день выезжала с ним в одиночку, я не думаю, что он воспользуется ее детской доверчивостью.
– Действительно! – согласилась миссис Андерхилл. – Когда он спрашивал у меня разрешения, он заверил меня в том, что я могу полностью доверить ему мою племянницу. Он очень приличный молодой человек, и мне не совсем понятно, почему он вам так не нравится!
– Приличный молодой человек! Мне кажется, он просто авантюрист, охотник за деньгами!
– Очень может быть, – спокойно согласилась с ним мисс Трент. – Но так как она все равно несовершеннолетняя, не стоит принимать это близко к сердцу. И вообще, если вы думаете, что Теофания потеряет голову из-за человека простого происхождения, не дворянина, то вы ее плохо знаете!
По странному стечению обстоятельств в этот самый момент сэр Уолдо, иронично поглядывая на Лоуренса, сказал:
– Ну что, нашел богатую наследницу, Лоури?
– Да нет. Ты что, имеешь в виду эту девчонку Вилд?
– Да. Все-таки, значит, погнался за юбкой!
– Вовсе нет. А что, она действительно наследница?
– Вроде бы да. По-моему, она сама мне говорила.
– Похоже на нее, – сказал Лоури. Он поразмыслил немного и добавил: – Мне не хочется лезть в хомут – это дело не для меня! Если только я буду вынужден, тогда…
– А мне не хочется разочаровывать тебя, Лоури, но думаю, должен предупредить, что у тебя ничего не выгорит. Мисс Вилд определенно намерена стать женой пэра.
– Совершенно верно! – воскликнул Лоуренс. – Я это понял с первого взгляда! Разумеется, она хочет получить Линдета. Мне кажется, тебе это не нравится.
– Не слишком, – вежливым голосом произнес сэр Уолдо.
– Моей тете это тоже не понравилось бы! – сказал Лоуренс. – Более того, я не могу ее в этом винить! С какой стати ему спешить жениться, он же не под замком!
– Мне кажется, у него нет никаких намерений жениться.
– Понимаю! Но ты не будешь отрицать, что юный Джулиан – твой любимчик? Сколько бы ты дал, чтобы он был в безопасности от этой девчонки?
Сэр Уолдо достал из кармана свою табакерку, привычным изящным щелчком открыл ее и взял понюшку табаку. Он понимающим взглядом посмотрел на Лоуренса.
– Увы, ты не получишь свой гонорар! Лоуренс уставился на него.
– Если ты хочешь меня убедить в том, что Джулиан не ухлестывает за этой девицей, то у тебя ничего не получится, Уолдо! Не надо мне говорить, что…
– Я могу тебе только сказать, – прервал его сэр Уолдо, – что ты сам за ней ухлестываешь! Только не делай такое свирепое лицо! Утешайся тем, что я не обсуждаю твои дела с Джулианом так же, как не обсуждаю его дела с тобой!
Он больше ничего не добавил, оставив Лоуренса озадаченным и подавленным. У сэра Уолдо были собственные основания считать, что Джулиан излечился от своей странной влюбленности; но если Лоури, сконцентрировав свое внимание на Теофании, не заметил, что глаза его юного кузена теперь направлены совсем в другую сторону, тем лучше, подумал сэр Уолдо, с полным основанием не доверяя злобному языку Лоури. Если интерес Джулиана к мисс Чартли будет замечен, то ничего так не настроит его мать против этого брака, как если она узнает об этом от Лоури. Первые новости должен сообщить ей сам Джулиан, после чего уже будет его, сэра Уолдо, задача смягчать вдову. Она, конечно, будет горько разочарована, но она была достаточно умна и наверняка уже начала сомневаться, что ее сын когда-нибудь удовлетворит ее амбиции и сделает предложение одной из дам с положением и деньгами, с которыми она его сводила. Она также была по-настоящему любящей матерью, и сэр Уолдо был уверен, что после того, как первоначальное разочарование и досада немного улягутся, она сама прижмет милую Пейшенс к своей груди.
Что касается его самого, он все более склонялся к мысли, что, после некоторых проб своих чувств, Джулиан нашел жену, идеально подходящую ему во всем. Как Теофания была непохожа на Пейшенс, так и нежные чувства Джулиана к мисс Чартли отличались от его лихорадочного увлечения Теофанией. Сначала Пейшенс ему просто нравилась, затем его чувства разгорелись после эпизода в Лидсе и теперь, по мнению сэра Уолдо, его отношение к ней можно было назвать сильной глубокой любовью. По тем репликам, относящимся к Пейшенс, которые иногда срывались с уст Джулиана, сэр Уолдо понял, что она обладала всеми необходимыми душевными качествами, удивительным образом понимала Джулиана и разделяла его чувства. Сэр Уолдо знал, что его кузен был частым гостем в доме священника, но при этом не было традиционных выездов, пикников, вечеринок, которые были неотъемлемой частью его отношений с Теофанией. Может быть поэтому Лоуренс не заметил происшедшей с ним перемены; без сомнения Лоури предполагал, что когда Джулиана нет в Брум Холле, то он находится в компании своего старшего кузена; а так как из-за природной вежливости Джулиан продолжал появляться в Степлзе, то могло создаться впечатление, что он по-прежнему является горячим поклонником Теофании.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


 Видар Гарм - Приключения Одиссея