от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Во время одного из таких утренних визитов Джулиан узнал, что al fresco ridotto, который Теофания уговорила тетушку устроить в саду, придется отложить. Шарлотта по-прежнему была вялой, находилась постоянно в плохом настроении, и доктор посоветовал смену обстановки и морские ванны; поэтому миссис Андерхилл собиралась отвезти ее в Бридлингтон, где жил со своей женой ее кузен, вышедший в отставку. Она все это объяснила Линдету и Артуру Миклби, которого Линдет обнаружил томящимся в ожидании в зеленой гостиной, извинилась и выразила надежду, что они не будут на нее сердиться, но она не в состоянии устраивать ridotto, когда Шарлотта так плохо себя чувствует. Молодые люди выразили свое сожаление, сказали все, чего требовала вежливость в подобных случаях, после чего Артур сердечным тоном добавил, что он однажды тоже был в Бридлингтоне, после того как перенес корь, и там быстро встал на ноги.
В середине разговора в комнату вошла Теофания, одетая в дорожное платье и сопровождаемая Лоуренсом.
– Бридлингтон? Кто собирается в это дурацкое место? – спросила она. – Как поживаете? – Она небрежно протянула руку Линдету. – Не видела вас целую вечность! О, Артур, вы меня ждали? Мистер Кальвер учил меня делать петлю. Это не вы собрались в Бридлингтон? Это самое скучное, самое ужасное место, какое только можно представить! Почему бы вам лучше не отправиться в Скарборо?
– Это не я, это Шарлотта, – объяснил Артур. – Я рассказывал миссис Андерхилл, как быстро я там оправился после болезни.
– А, Шарлотта! Бедная Шарлотта! Да, это то, что ей нужно. Когда она отправляется, мэм?
– Я думаю, дорогая, что отвезу ее уже на этой неделе, – немного нервно сказала миссис Андерхилл. – Нет смысла держать ее здесь в таком состоянии. Кузина Мэтти давно уже нас зовет в гости вместе с Шарлоттой. Я как раз извинялась перед его светлостью и перед Артуром за то, что придется отложить ridotto.
– Отложить ridotto! – воскликнула Теофания. – О, нет! Вы не можете поступить так жестоко, мэм!
– Поверь, мне очень жаль, любовь моя, но ты не можешь устроить вечеринку, если меня не будет, так ведь?
– Но вы должны остаться, тетушка! Пошлите няню или Анциллу! Ну пожалуйста!
– У меня будет душа не на месте, если бедная девочка поедет без меня, и мне тогда будет вообще ни до ridotto, ни до чего! Не нужно так расстраиваться, любовь моя, я пробуду там не больше недели – и то, если Шарлотта не захочет остаться с кузеном Джорджем и кузиной Мэтти. Но я обещала с ней поехать.
– Как она может быть такой ужасной эгоисткой! – воскликнула Теофания, и яростный румянец заиграл на ее щеках. – Заставлять вас ехать с ней, когда она прекрасно знает, как вы мне нужны здесь! Она сделала это назло, чтобы сорвать мне вечер!
Артур немного опешил и не нашелся, что сказать, но тут вмешался Линдет.
– По-моему, вполне естественно, что она хочет, чтобы ее мама поехала с ней, разве вы так не считаете?
– Нет! – резко ответила Теофания. – Она прекрасно могла бы обойтись Анциллой! О, у меня идея! Анцилла будет хозяйкой вместо вас, тетушка! Замечательно! У нас все отлично получится!
Но миссис Андерхилл ни в какую не хотела соглашаться с этим предложением. Заметив в глазах Теофании признаки надвигающегося урагана, она попыталась смягчить удар, пообещав провести вечеринку, как только она вернется из Бридлингтона; но Теофания только топнула ногой и заявила, что ненавидит всякие отсрочки и высказала удивление, что ее тетушка так легко пошла на поводу у Шарлотты.
– Я уверена, что когда ей нужно, она может быть очень терпеливой! Она специально напускает на себя недомогание, чтобы казаться интересней, это очень гадко, я ей так и скажу!
– Послушайте! – возразил Артур. – Это уж чересчур! Извините, но… но вы не должны так говорить! – Он добавил, запинаясь: – И хотя лично я ничего не имею против вечеринки, некоторым эта идея не понравится. Миссис Чартли не позволит Пейшенс пойти, да и мама не отпустит моих сестер. По крайней мере не на вечеринку в саду при луне!
– Ну вот! Я же говорила! – воскликнула миссис Андерхилл.
– Кого волнует, придут они или нет? – презрительно сказала Теофания. – Если они такие зануды, то мне на них наплевать!
Артур покраснел и встал, чтобы раскланяться. Миссис Андерхилл в сильном замешательстве мягко удержала его за руку и выразительно посмотрела на него, но Теофания, вздернув плечико, сказала, что он такой же зануда, как и его сестры.
– Мне пора идти, мэм, – сказал Линдет. – Будьте так любезны, передайте Шарлотте, что мне очень жаль, что она все еще больна, и пусть будет осторожна, чтобы ее не цапнул краб, когда она будет купаться в море. Ты идешь, Лоури?
– Нет, не жди меня! Я тут подумал, мисс Вилд, может, нам поехать потанцевать на один из вечеров в Хэрроугейт – вместо ridotto? Как вы отнесетесь к этому, мэм? С мисс Трент, разумеется, или какой-нибудь другой старшей дамой, если кого-нибудь можно будет уговорить?
У Теофании загорелись глаза, но мисс Андерхилл находилась в явном замешательстве.
– О, нет-нет! Не зовите ее с собой, мистер Кальвер, потому что мистер Берфорд, дядя Теофании, ее опекун, именно это ей и запрещает! Она еще не выезжает в свет, и он не поймет, если она поедет на танцы, и за это его трудно винить, не так ли?
– Это не он, это все тетя Берфорд! – сказала Теофания. – Она просто изверг! Почему мне нельзя поехать на танцы в Хэрроугейт? Я поеду, поеду!
Линдет вышел из комнаты, слыша за собой громовые раскаты начинающейся бури. По ступенькам спускалась мисс Трент. Рядом с ним она задержалась и вопросительно взглянула на него.
– Ну, как там? Скажите мне сразу. Ridotto?.. Он расхохотался.
– Да! А миссис Андерхилл еще добавила масла в огонь, сказала, что не отпустит ее на танцы в Хэрроугейт.
Мисс Трент на секунду прикрыла глаза.
– Понимаю. Как благоразумно вы улизнули оттуда, сэр! Если бы и я могла так! Она ведь теперь будет дуться несколько дней!
14
Теофания успокоилась благодаря мисс Трент, которая, когда они остались одни в комнате, дала ей пищу для размышлений. Она весело сказала, что, конечно, понимает, что Теофания устала от поклонников, но она думала, что Теофания найдет лучший способ избавиться от них. Та непонимающе уставилась не нее.
– Ничто так не отпугивает мужчину, как серия истерик, но все же репутация женщины с дурным характером может тебе в дальнейшем повредить. А то, что ты так себя ведешь с тетей, – я не думала, что ты такая неблагодарная! Что ты будешь делать, если распугаешь всех своих поклонников?
– Я… я… это невозможно, – заикаясь, пробормотала Теофания.
– Это может случиться гораздо раньше, чем ты думаешь, – ответила Анцилла. – Ты уже добилась этого с лордом Линдетом, и, если я не ошибаюсь, мы не скоро увидим в Степлзе Артура Миклби. Твоя тетя сказала мне, что ты пренебрежительно отзывалась о его сестрах. Как это глупо, Фанни! И как невоспитанно! Как ты могла так поступить?
– Меня это не волнует! Я только сказала, что они зануды, а это так и есть! И на Артура мне тоже наплевать! И я не прогоняла Линдета! Он просто ревнует меня к своему кузену за то, что тот учит меня править каретой! Стоит мне улыбнуться ему… Почему ты не меня так смотришь? Говорю тебе…
– Не трать силы понапрасну, – прервала ее мисс Трент. – Поверь, у меня еще больше причин сердиться, чем у тебя. Не смотри на меня такими удивленными глазами! Когда твоя тетя Берфорд поручила мне быть своей компаньонкой, она особенно хотела, чтобы я научила тебя, как вести себя в обществе, и раз я не предупредила тебя, что своим поведением ты вызываешь у людей отвращение, значит, я не справилась со своим поручением.
– Отвращение? Я? Это неправда! – побелев от возмущения, воскликнула Теофания.
– Если ты перестанешь упиваться своей красотой и позволишь себе хоть на минуту задуматься, мне кажется, ты поймешь, что это правда, – ответила мисс Трент. – До того, как ты начала считать себя эталоном, не подлежащим критике, ты все-таки следила за собой, не позволяя себе срываться в присутствии посторонних, на за последние несколько недель ты, похоже, так выросла в собственных глазах, что считаешь, что можешь вести себя как угодно, даже разнуздано, и все по-прежнему будут тобой восхищаться! Ты очень ошибаешься! Это все, что я хотела тебе сказать, и я сказала это только потому, что не могу простить себе, что не предупредила тебя, что так вести себя нельзя!
Вслед за этим она открыла книгу и погрузилась в чтение, ни взглядом, ни жестом не выдав, что она слышала хоть слово из гневной тирады, обращенной к ней. Теофания, хлопнув дверью, вышла из комнаты и не спускалась до самого ужина; но, судя по тому, что вечером она была сама мягкость, даже ласково разговаривала с Шарлоттой и вежливо с тетушкой, мисс Трент с удовлетворением предположила, что ее слова возымели действие. По отношению к ней самой Теофания вела себя с холодным высокомерием, которое не растаяло и на следующее утро, когда та отвергла все предложения своей компаньонки, пытавшейся каким-то образом ее развлечь. Поэтому мисс Трент, ничуть этим не обескураженная, предоставив Теофании возможность действовать по собственному (а, скорее всего, мистера Кальвера) усмотрению, воспользовалась случаем навестить миссис Чартли и отправилась в дом священника, прихватив с собой рецепт маринования белых грибов. Шарлотта капризничала и отказалась ехать с ней, поэтому, заехав в «Корону» и оставив там большой пакет, который позже должен был забрать курьер, она направила двуколку во двор пасторского дома.
Миссис Чартли встретила ее в утренней гостиной как всегда очень радушно. Она поблагодарила ее за рецепт, справилась о здоровье Шарлотты и, когда Анцилла уже собиралась раскланяться, попросила ее присесть на пару минут.
– Я очень рада видеть вас, мисс Трент, – сказала она, – потому что, возможно, вы ответите мне на вопрос, который меня сильно беспокоит. – Она улыбнулась. – Довольно необычный вопрос, как вам может показаться, но я знаю, что могу рассчитывать на вашу рассудительность.
– Разумеется, мэм.
Миссис Чартли замолчала, не решаясь продолжать.
– Мисс Трент, я оказалась в затруднительном положении, – наконец заговорила она. – Вы в курсе, что лорд Линдет проявляет все большую заинтересованность в Пейшенс?
– Я не знала этого, мэм. Я все время была с Шарлоттой. Но я нисколько не удивлена. Она всегда ему нравилась, и мне часто приходило в голову, что, возможно, они созданы друг для друга. Я надеюсь, вы не относитесь к этому отрицательно? Я очень уважаю лорда Линдета – насколько я его знаю, он может относиться к мисс Чартли только с самыми чистыми побуждениями.
– Нет, я не отношусь к этому отрицательно, хотя вначале, должна признать, я испытывала некоторые сомнения. Мне казалось, что он был влюблен в Теофанию, что свидетельствует о непостоянстве, а я этого не люблю.
– Я бы сказала, что он был ослеплен ей, как и многие другие. Он мог бы полюбить ее, если бы ее характер соответствовал ее красивому личику, но, увы, это не так! Вы думаете, что изменения в его чувствах произошли внезапно, но мне кажется, что он очень рано начал освобождаться от иллюзий, вскоре после из знакомства. Несколько раз возникали ситуации… Но я лучше не буду о них говорить!
– Не обязательно вдаваться в подробности: если судить хотя бы по ее поведению в Лидсе, я легко могу понять разочарование Линдета. Но меня беспокоит, что он уже слишком быстро повернул от Теофании к Пейшенс! Пастор, однако, не придает этому большого значения. Наоборот, он считает абсолютно естественным, что молодой человек, когда он созрел для того, чтобы влюбиться (говоря его словами), обнаружив, что он неправильно понял свое сердце, переносит свою привязанность на другую даму. Мне все это кажется странным, но я прекрасно осознаю, что мужчины сами очень странные создания, даже самые лучшие из них!
– А что сама мисс Чартли, мэм? – улыбаясь, спросила Анцилла.
– Я боюсь, есть опасность, что она сильно привяжется к нему, – со вздохом ответила миссис Чартли. – Она не отличается непостоянством, и если он опять обнаружит, что неправильно понял свое сердце…
– Простите, – перебила ее Анцилла. – Я так понимаю, вы считаете лорда Линдета ветреным. Но я часто бывала вместе с ним в одной компании и у меня было много возможностей быть свидетелем его страстной влюбленности. Как я уже сказала, она могла бы перерасти в любовь, но этого не случилось. И – я уверяю вас, мэм, это замечательно, что пылкий молодой человек, не испытывавший в тот момент какой-либо серьезной привязанности, не поддался чарам Теофании, несмотря на авансы, которые она ему давала.
Лицо миссис Чартли немного просветлело.
– Вот так же и пастор говорит. Должна признать, что о страстной влюбленности здесь речь не идет. Я даже не оставляю их наедине; но если бы я даже предоставила своей дочери ту свободу, которой пользуется Теофания, я уверена, Линдет не стал бы флиртовать с Пейшенс. Он меня приятно удивляет. Под внешними легкими, веселыми манерами у него обнаружился сильный серьезный характер. Он разбирается во всех основных серьезных вопросах, и его склад ума мне симпатичен.
– И, несмотря на все это, мэм, вы против их союза? – спросила немного озадаченная Анцилла.
– Дорогая моя, я была бы странной матерью, если бы не хотела для своей дочери такого выгодного брака! Если он настроен серьезно, для меня нет большей радости, чем увидеть ее так хорошо устроенной. Но, хотя они равны по рождению, они не равны по положению. К тому же Пейшенс не является богатой наследницей. Она получит что-то около четырех тысяч фунтов, но для семьи Линдета это просто мелочь. Из того, что он иногда говорил о том, что он не любит светские приемы, что он расстраивает свою матушку – как обычно, в своей шутливой манере! – у меня возникли подозрения, что его семья стремится устроить ему что называется блестящий брак, и ей может совсем не понравиться его женитьба на дочери сельского священника. – Она замолчала, машинально переложила лежащую рядом с ее локтем на столике какую-то книгу с места на место, затем вновь заговорила: – Я думала, что сэр Уолдо является его опекуном, но теперь понимаю, что это не совсем так. В то же время, не вызывает сомнений тот факт, что он долгое время занимал такое положение. Безусловно также, что его влияние на Линдета очень велико. Вот почему, моя дорогая мисс Трент, я так хотела поговорить с вами. Если есть хоть малейшая вероятность того, что сэр Уолдо будет препятствовать этому браку, даже если он просто будет относиться с неодобрением, я буду категорически против того, чтобы Линдет продолжал свои визиты в наш дом. Ни пастор, ни я не мыслим этот союз, если он не будет одобрен семьей Линдета. Я думаю, вы поймете и мои сомнения, и то, почему я решила посвятить вас в мои размышления. Скажите мне, что думает сэр Уолдо по этому поводу?
Мисс Трент почувствовала, как кровь горячей волной прилила к ее щекам, но отвечала ровным голосом:
– Я очень польщена вашим доверием, мэм, но сэр Уолдо не посвящал меня в свои мысли по этому поводу. Мне очень хотелось бы вам помочь, но это не в моих силах.
Миссис Чартли подняла на нее слегка скептический взгляд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


 Рахула Валпола