от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Если так, то больше говорить не о чем, разумеется. Я рискнула спросить вас об этом, потому что думала, что вы знаете его гораздо лучше, чем кто-либо в округе.
На несколько секунд воцарилось молчание. Затем мисс Трент перевела дыхание и сказала:
– Мне довелось довольно много времени провести в его обществе, мэм, но я не нахожусь с ним в таких доверительных отношениях, как вы, должно быть, предположили. – Она с трудом улыбнулась. – Все-таки я не устояла перед соблазном! Я позволила убедить себя принять приглашение леди Коулбатч и была так неблагоразумна, что два раза танцевала с сэром Уолдо. Я уже неоднократно пожалела об этом. Боюсь, что удовольствие танцевать снова после стольких лет вскружило мне голову!
Лицо миссис Чартли смягчилось, она подалась вперед и коротко пожала руку Анциллы.
– И не удивительно! Я прекрасно вас понимаю. Но… позвольте быть с вами откровенной, моя дорогая? Все-таки вы молодая женщина, несмотря на то, что вы держитесь так строго! И у вас нет рядом вашей мамы, которая могла бы вам посоветовать, не так ли? Вы мне очень нравитесь, и вы должны меня простить, если вам кажется, что я слишком много себе позволяю. Но я волнуюсь за вас, потому что боюсь, что вы лелеете надежды, которым вряд ли суждено осуществиться! Только не подумайте, что я виню вас за это! Сэр Уолдо вел себя недвусмысленным образом – всем известно, что не было и дня с тех пор, как слегла Шарлотта, что бы он не навестил вас в Степлзе.
– Он приезжал, чтобы узнать, как здоровье Шарлотты, привозил разные безделушки, чтобы ее развлечь! – проговорила Анцилла, чувствуя, что у нее сжалось горло.
– Дорогая моя! – с легким смешком отмахнулась от нее миссис Чартли.
– Мэм, я видела его только однажды – и то в присутствии других.
– Если вы так говорите, я, разумеется, верю вам, но в этом будет трудно убедить остальных!
– Я понимаю, мэм, – с горечью сказала Анцилла. – Все думают, что я пытаюсь его на себе женить, да?
– Не нужно обращать внимания на злобные выпады. Я так не считаю. Наоборот, меня беспокоит то, что он не дает вам покоя. Если бы на месте сэра Уолдо был какой-нибудь другой джентльмен, то я бы поняла его поведение как недвусмысленное ухаживание и была бы готова в любую минуту пожелать вам счастья – потому что вы не можете скрыть от меня, моя дорогая, что вы к нему далеко не равнодушны. Это меня ничуть не удивляет – немногие женщины обладают такой сильной волей, чтобы ему противостоять. Даже я сама – хотя, разумеется, он не давал мне никакого повода! – чувствую его обаяние. Мне кажется, он опасно привлекателен, и найдется немало женщин, влюбленных в него по уши.
– Это миссис Миклби сказала вам, мэм?
– Да, ссылаясь на свою лондонскую кузину. Я приношу свои извинения за то, что так полагаюсь на слухи, но они в некоторой степени были поддержаны Линдетом – только поймите правильно – без всякого намерения бросить тень на своего кузена! Он часто говорит о сэре Уолдо, и всегда с восхищением – даже, я бы сказала, с гордостью! К тому же нельзя забывать, дорогая мисс Трент, что сэр Уолдо принадлежит к определенному кругу, который считается одним из самых элитарных. На самом деле он является его лидером, и он в большой степени человек высшего света. Вы должны знать, может быть, даже лучше, чем я, что манеры и зачастую поступки таких людей основываются на принципах, не всегда совпадающих с теми, которыми руководствуются в более скромных кругах.
– Вы хотите предупредить меня, что сэр Уолдо человек свободных нравов? – напрямую спросила Анцилла.
– Нет! Ради всего святого, конечно, нет! – воскликнула миссис Чартли. – Вы не должны думать… дорогая моя, без сомнения, у него были – как бы это назвать? – свои маленькие приключения, но не думайте, что я подозреваю его, что он… что он…
– Собирается предложить мне карт-бланш? Так вроде бы это называется? Обещаю вам, что я никогда бы на это не пошла!
Миссис Чартли эти слова повергли в еще большее замешательство.
– Нет, нет! Я не думаю, что он замышляет что-то, что может хоть как-то вам повредить! Чего я боюсь – так это того, что он может причинить вам зло неумышленно, не сознавая, что вы можете влюбиться гораздо сильнее, чем он предполагал. Помните, что он привык общаться с женщинами, хорошо понимающими правила игры, в то время как вы, и я рада это отметить, с ними не знакомы. Он подумал, что вы так же прекрасно понимаете азбуку флирта, как и лондонские дамы, тем более, что вы уже не маленькая девочка. Я убеждена, он не стал бы играть чувствами девушки, зная, что она такая неопытная!
– Вы не слишком высокого мнения о нем, не так ли, мэм? – спросила Анцилла, вымученно улыбаясь.
– О, вы не правы! В некотором смысле я его ставлю очень высоко! – быстро возразила миссис Чартли. – Могу сказать с полным основа… – слегка покраснев, она оборвала себя на полуслове и добавила: – Я хочу сказать, моя дорогая, чтобы вы были более осторожной. Не обращайте слишком много внимания на его любезности и всегда помните, что ему тридцать пять или тридцать шесть лет, он красив, богат, изыскан и все еще не женат!
Мисс Трент начала натягивать перчатки.
– Я помню об этом, – сказала она тихим голосом. – Я очень признательна вам за доброту, с которой вы… предупредили меня, мэм, но уверяю вас, в этом не было никакой необходимости! Вы не сказали мне ничего такого, чего я не говорила себе сама. – Она поднялась. – Мне пора. Сожалею, что не могу сказать вам ничего определенного по вопросу, который вас мучает, но я не думаю, что сэр Уолдо будет чинить какие-нибудь препятствия на пути к счастью Линдета.
– Благодарю вас; надеюсь, вы правы. Вы приехали в двуколке? Я провожу вас до двора. Кстати, как закончилась история с планом мистера Кальвера насчет Хэрроугейта?
Представляю, каково вам пришлось! Мы узнали об этом от Линдета, и, судя по тому, чего он не сказал, я поняла, что Теофания была сильно разочарована отказом тети. Анцилла рассмеялась.
– Сильно, мэм? Просто кошмарно! Лорд Линдет, поняв, что надвигается буря, счел за лучшее ретироваться. Я так полагаю, больше мы об этом плане не услышим.
– И слава Богу! Довольно легкомысленная идея! Мне кажется, вы бы предпочли поменьше видеть этого молодого человека.
– Я, конечно, не могу сказать, что в восторге от мистера Кальвера, но должна отдать ему должное: как только он увидел, что миссис Андерхилл не одобряет его план, он тут же оставил эту тему. Признаюсь также, что отнеслась к нему с гораздо большей симпатией, когда он признался мне, что предложил свой план, не подумав, чтобы отвлечь Теофанию, в чем сам тут же раскаялся. Он заверил меня в том, что если понадобится, найдет сотню предлогов, по которым этот план будет неприемлем! При этом он был очень корректен, в чем, надо признать, ему никогда нельзя было отказать.
На этой ноте они и расстались. Миссис Чартли, подождав, пока Анцилла сядет в двуколку, пошла по садовой дорожке обратно к дому. Анцилла выехала из ворот и повернула на деревенскую улицу. Не успела ее лошадка перейти на рысь, как из-за ближайшего поворота показался фаэтон, запряженный четверкой гнедых. Зная, что она как на ладони видна от дома священника, мисс Трент в замешательстве смотрела, как сэр Уолдо придерживает своих лошадей, явно собираясь остановиться рядом с ее двуколкой. Ей не оставалось ничего другого, как смириться с этим, потому что пустить рысью свою лошадь в этот момент было бы настолько невежливо, что сэр Уолдо решил бы, что она избегает встречи с ним.
В следующее мгновение фаэтон уже стоял рядом с двуколкой так близко, что если бы она не знала, кто правит фаэтоном, она бы испугалась, что колеса могут зацепиться; слуга спрыгнул на землю и побежал к лошадям, а сэр Уолдо, приподняв шляпу, вежливо ей улыбнулся.
– Добрый день, мэм! Я родился под счастливой звездой! Появись я минутой позже, я не встретил бы вас! Я и так уж за последнюю неделю привык считать себя полным неудачником!
– Да, – ответила она, пытаясь, чтобы ее слова звучали естественно. – Так же считает и Шарлотта. Вы направляетесь в Лидс?
– Совершенно верно. У вас есть какие-нибудь поручения для меня?
– Нет, спасибо, никаких. Не смею вас задерживать.
– У меня такое впечатление, что это я вас задерживаю, – сказал он насмешливо.
Она улыбнулась, однако ответила серьезным тоном:
– Ну, в любом случае, мне нужно спешить – я засиделась у миссис Чартли. И у вас, наверное, много дел в Лидсе.
– Не слишком. Должен сказать, я уже близок к завершению всех работ.
– Должно быть, вы сильно устали от всего этого. Строители закончили свою работу?
– Нет еще. Я провожу довольно значительную реконструкцию.
Она рассмеялась.
– Можете мне не рассказывать, сэр Уолдо! Ваша реконструкция вызывает большой интерес в округе, уверяю вас!
– Да, мне говорили об этом. Множество гипотез, да? Нелепо было рассчитывать, что никому не будет дела до того, что я делаю с домом. В этом вся деревенская жизнь – живейший интерес к соседям!
– Совершенно верно. А вы, хочу вам напомнить, исключительно интересный сосед для жителей этого захолустья! Кроме всего прочего, вы усилили всеобщее любопытство тем, что не прояснили, собираетесь ли вы продавать Брум Холл или же оставите его в качестве жилья на время Йоркских скачек. Все это создает атмосферу таинственности вокруг вашей реконструкции дома, сэр!
Она говорила дружеским подтрунивающим тоном, но с удивлением заметила, что, хотя он и улыбался, вид у него, тем не менее, был печальным.
– Да, я понимаю, – признал он. – Мои планы станут известны, но, пока я здесь, я предпочитаю их не раскрывать.
– Да я лишь подшучивала над вами! – сказала она. – Я и не собиралась лезть в ваши дела!
– Я знаю. Но я хочу облегчить свою душу, мисс Трент. Я боюсь, что я навлеку на себя немилость большинства соседей, но надеюсь, что ваш голос не сольется с хором осуждения. У вас для этого слишком либеральный склад ума. В самое ближайшее время я буду иметь честь нанести вам визит – как я вас и предупреждал давным-давно!
Она не могла поверить, что это говорит человек, у которого на уме только легкий флирт, но почувствовала, что должна отказаться.
– Была бы очень признательна, но боюсь, что это невозможно, сэр Уолдо, – миссис Андерхилл собирается везти Шарлотту в Бридлингтон, и ее не будет неделю или даже больше!
Он дал знак своему слуге и сказал с ослепительной улыбкой, трогаясь с места:
– Я знаю. Наконец мне удастся увидеться с вами наедине, мисс Трент!
15
Мисс Трент возвращалась домой, погруженная в счастливые мечты; ей теперь был все равно, видела ли миссис Чартли ее встречу с Совершенным или нет, и она была готова выбросить из головы искреннее предупреждение, которое ей дала эта леди. Теперь она была убеждена, что миссис Чартли была неправа в своем мнении о сэре Уолдо. Так же, впрочем, как и она сама – скорее всего, обе они пали жертвой предубеждения, которое они испытывали по отношению к «Золотому обществу». По-видимому (хоть это и странно), они были введены в заблуждение здравым смыслом. Ни она, ни миссис Чартли не была романтическими натурами. Что касается ее, то она с детства знала, что предаваться фантастическим мечтам из области сказок – опасное безумие. Трудно было себе представить что-нибудь более фантастическое, чем Совершенного в роли прекрасного принца, без памяти влюбленного в свою Золушку, поэтому мисс Трент и миссис Чартли трудно было винить за их сомнения. Хотя мисс Трент и знала, что она совершенно неискушенна в искусстве флирта, она больше не сомневалась – теперь она только удивлялась. Она никак не могла понять, почему он предпочел ее всем благородным красавицам, которые были бы счастливы принять его предложение. Это было невозможно представить и казалось нереальным. Однако, когда она попыталась найти какое-то разумное объяснение тому, что он ей сказал, ее вдруг осенило, что самое невозможное в этой истории было то, как незаметно, постепенно она безнадежно влюбилась в сэра Уолдо.
Она вернулась в Степлз, не чувствуя земли под ногами. Даже миссис Андерхилл, не отличавшаяся особенной наблюдательностью, была поражена ее раскрасневшимися щеками, светящимися глазами и сказала, что она никогда не видела ее такой красивой.
– Ну что, он задал сакраментальный вопрос? – воскликнула миссис Андерхилл.
– Нет-нет, мэм! – ответила Анцилла, заливаясь краской и не в силах сдержать смех.
– Ну, если он не сделал этого, то, по крайней мере, теперь ты знаешь, что он собирается это сделать, иначе с чего это ты вся светишься? – рассудительно спросила миссис Андерхилл.
– В самом деле? Я не знаю! Дорогая миссис Андерхилл, умоляю вам, не спрашивайте меня о том, чего я сама не знаю!
Миссис Андерхилл была так любезна, что больше не стала ни о чем спрашивать, однако не удержалась и посетовала на превратность судьбы, которая вынуждает ее уезжать из Степлза именно в тот момент, когда ей необходимо быть дома.
– Потому что на мужчин нельзя положится, – сказала она. – Иногда им требуется, чтобы кто-нибудь их подтолкнул, а уж это я бы могла сделать!
Мисс Трент, испытывая облегчение от того, что ее хозяйки не будет рядом, тем не менее поблагодарила ее, но сказала, что ни в коем случае не примет предложение джентльмена, которого нужно подталкивать.
– Все это, конечно, правильно, – сказала в ответ миссис Андерхилл, – однако, тебе легко так говорить, когда все, что ты должна сказать – это «да» или «нет»! Как будто ты не понимаешь, что джентльмен долго подводил себя к этому шагу, возможно, накануне не сомкнул глаз ночью, сочиняя и репетирую свою речь, уча ее наизусть, и теперь его нужно немного ободрить, чтобы он поборол смущение и не боялся показаться смешным, потому что мужчины этого не выносят, моя дорогая!
Мисс Трент не могла себе представить Совершенного, смущенного настолько, что его нужно было подбадривать, но она оставила свои мысли по этому поводу при себе. У нее не было никакого желания продолжать эту щекотливую дискуссию и после того, как она тихо согласилась с миссис Андерхилл, постаралась направить ее мысли в другую сторону, предложив ей список дел, которые нужно было уладить, чтобы уезжать из Степлза со спокойным сердцем. К счастью, список был довольно длинным и включал в себя проблемы большой сложности, среди которых выделялся трудный вопрос о новых зимних шторах для гостиной. Их делала одна бедная вдова, которая жила в деревне в нескольких милях от Степлза. Это предприятие затянулось отчасти из-за медлительности вдовы, отчасти из-за глупости работников текстильной лавки, которые послали шелк для подкладки, совсем не подходящий к пышной парче, выбранной миссис Андерхилл.
– Не одно, так другое! – воскликнула миссис Андерхилл. – Они клятвенно меня заверяли, что пришлют другой образец на этой неделе! Сделали они это? Ответь мне!
– Нет, мэм, – послушно ответила мисс Трент. – Они прислали вам письмо, в котором объясняют причины задержки. Может быть, вы хотите, чтобы я написала в лавку, чтобы они послали новый образец миссис Тоттон, и она бы сама решила…
– Нет, ни в коем случае! – перебила ее миссис Андерхилл. – Она решит? Она не может отличить черное от белого, глупейшее создание!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


 Гриндер Джон - Наведение транса