от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И я не думаю, что я делал что-нибудь такое, чего не делали девять из десяти молодых людей! Но, к сожалению, в отличие от них я снискал себе скандальную известность. Я с детства имею склонность к разным спортивным занятиям, которые вам не под душе, и к тому же я слишком рано унаследовал состояние, позволившее мне удовлетворять мои потребности и потакать собственным слабостям, но при этом я стал объектом всеобщего внимания, и что бы я ни делал, это тут же становилось всем известно и было предметом живейшего обсуждения. Было время, когда я давал обильную пищу для сплетни. Но отдайте мне должное за то, что я понял свои ошибки!
– Сэр Уолдо! Умоляю вас – больше ни слова! Я уже все решила, и дальнейший разговор будет болезненным для нас обоих! Я виновата и могу только просить вас – простите меня! Если бы я знала, что вы не просто флиртуете со мной…
– Но вы это знали, – перебил он ее. – Вы достаточно умны, чтобы понять: когда я сказал, что хочу поговорить с вам наедине, потому что у меня есть к вам предложение, я не мог флиртовать с вами! Вы не могли этого подумать! После нашей встречи в деревне что-то произошло, что так повлияло на вас, и я догадываюсь, что это такое!
Ее глаза быстро скользнули по его лицу и вновь опустились.
– Скажите мне! – сказал он повелительно. – Вас обвинили в том, что вы охотились за мной, да? Это не совсем приличный вопрос, правда? Но я прекрасно знаю, что одна наша общая знакомая так сказала, и я сам это слышал; и я думаю, она не постеснялась повторить это и в вашем присутствии. Неужели вы могли отказать мне по такой нелепой причине?
– Нет! Если бы я хотела принять ваше предложение, меня бы это не остановило!
– Понимаю. Тогда мне больше нечего добавить, не так ли? Она лишь покачала головой, не доверяя своему голосу. Она заметила, что он протягивает ей руку, и неохотно дала ему свою. Он нежно прижал к губам ее пальцы.
– Я очень хотел, чтобы вы ответили мне согласием, – сказал он. – Больше всего на свете! Может быть, вы еще передумаете, потому что должен вас предупредить – я так легко не сдаюсь!
17
Совершенный ушел, и у мисс Трент было только одно желание – побыстрее спрятаться в своей спальне, прежде чем эмоции прорвут сдерживающую их плотину. Рыдания душили ее, слезы застилали глаза; она на ощупь прошла через холл, но как только она ухватилась за перила лестницы и шагнула на первую ступеньку, сверху спорхнула Теофания – ее настроение вмиг улучшилось, стоило ей узнать, что сэр Уолдо приехал к ней с визитом.
– Ты идешь за мной? – спросила она веселым тоном. – Тоттон передал мне сообщение, так что ты могла не беспокоиться, дорогая Анцилла! Он в зеленом салоне? У меня грандиозная идея! Теперь, когда мистер Кальвер так хорошо научил меня править лошадьми, я хочу попробовать уговорить сэра Уолдо, чтобы он разрешил мне прокатиться на его гнедых жеребцах! Представляешь, какой триумф! Мистер Кальвер говорит, что никто еще из дам никогда не правил его лошадьми!
Мисс Трент думала, что любая попытка что-нибудь сказать закончится тем, что она расплачется, однако с некоторым удивлением услышала собственный дрожащий голос:
– Он уехал. Он заезжал только справиться, нет ли новостей от наших путешественников, и не задержался.
– Не задержался! – у Теофании вытянулось лицо. – Как раз, когда я хотела его видеть!
– Если бы он это знал, он бы обязательно остался, – попыталась ее успокоить Анцилла.
– Ты-то должна была знать! Ты специально отправила его, мне назло! – раздраженно воскликнула она, правда, без особой убежденности в голосе. – Ну, и что мне теперь делать?
Мисс Трент взяла себя в руки и задумалась. Благоразумно отвергнув такие альтернативы, как игра на фортепиано, занятие французским языком или рисованием, она тщетно пыталась найти какое-нибудь занятие, которое пришлось бы по вкусу капризной барышне, с предубеждением относящейся к любому предложение такого рода. По счастливой случайности она была спасена появлением новых гостей. У дверей дома показалась карета, из которой вышла Элизабет Коулбатч, которая приехала попросить Теофанию сопровождать их с мамой в Хэрроугейт, где леди Коулбатч собиралась посетить своего врача. Элизабет, по-прежнему преданная своей подруге, с готовностью расписала программу поездки, специально подготовленную, чтобы заинтересовать ее. Кроме посещения нескольких модных магазинов, недавно открывшихся в городе, программа включала в себя прогулку по новому проспекту и посещение Библиотеки Харгроувз, которая была самым фешенебельным салоном как в Нижнем, так и в Верхнем Хэрроугейте, что потребовало от Теофании полной смены одежды и извлечения на свет божий ее лучшей шляпы, хранящейся в коробке среди вороха хрустящей бумаги. Сезон был в полном разгаре, гостиницы и пансионы были забиты до отказа, поэтому не было сомнений, что появление в городе двух элегантных молодых леди, одна из которых была огненно-рыжей, а другая – жгучей брюнеткой, привлечет как раз такое внимание, противником которого была тетушка Берфорд; но так как мисс Трент знала, что миссис Андерхилл сочла бы ненавязчивую опеку леди Коулбатч достаточной гарантией соблюдения приличий, она не стала возражать. Однако она посчитала необходимым засвидетельствовать свое почтение леди Коулбатч, и, хотя она мечтала побыстрее остаться в одиночестве, вышла на крыльцо и пригласила леди Коулбатч войти в дом и подождать, пока Теофания переодевается. Леди Коулбатч отклонила предложение и, в свою очередь, пригласила мисс Трент посидеть вместе с ней в карете. Мисс Трент с автоматической учтивостью согласилась, и, несмотря на то, что она сделала это из чистой вежливости, ей это пошло на пользу – к тому времени, как Элизабет и Теофания были готовы занять свои места в карете, ее нервы немного успокоились, мысли пришли в какое-то подобие порядка и желание как следует выплакаться в подушку прошло.
В это время отвергнутый ей поклонник, хотя и был далек от истерики, тем не менее тоже предпочел бы побыть один, но, не успел он зайти в библиотеку Брум Холла, как к нему присоединился его младший кузен.
– Ты занят, Уолдо? – спросил он, входя и закрывая за собой дверь. – Если нет, то я хотел бы с тобой поговорить. Но только если это удобно!
Подавив желание сказать, что это совсем неудобно, сэр Уолдо ответил лорду Линдету:
– Нет, я не занят. Проходи, присаживайся и выкладывай, что случилось?
Он говорил ободряющим тоном, в глазах его притаилась слабая тень улыбки, которая постепенно отразилась в глазах его светлости.
– Мне кажется, ты знаешь, о чем идет речь? – краснея, проговорил Линдет.
– У меня есть некоторые предположения, – признался сэр Уолдо.
– Скорее всего, ты понял правильно. Но я хотел тебе сказать… и спросить твоего совета.
– Моего совета? – сэр Уолдо поднял брови. – Господи, Джулиан, если ты хочешь спросить у меня совета, надо ли тебе делать предложение мисс Чартли, я могу тебе сказать одно – до тех пор, пока мой совет или мое мнение на этот счет не станут тебе абсолютно безразличны…
– Да нет! – нетерпеливо воскликнул Джулиан. – Я уверен в себе без твоего совета – или кого бы то ни было! Что же касается твоего мнения… – он замолчал, немного подумал и добавил с обезоруживающей виноватой улыбкой: – Разумеется, я им дорожу – но не до такой степени!
– Очень разумно, – одобрил сэр Уолдо.
– Теперь ты издеваешься надо мной! Перестань, Уолдо, это очень серьезно!
– Я не издеваюсь. Так в чем тебе нужен мой совет?
– В общем… – нерешительно протянул Джулиан, сцепив руки, нахмурившись и уставясь взглядом в пол. – Дело в том, что… Уолдо, когда мы приехали сюда, я думаю, ты догадался, что я втрескался в мисс Вилд. – Он поднял глаза и криво усмехнулся. – Ты, наверное, скажешь, что я вел себя как идиот, да так, по-видимому, и было.
– Не такой уж и идиот, раз ты не сделал ей предложения. Джулиан удивленно взглянул на него.
– Ты знаешь, Уолдо, я раньше вообще не думал о женитьбе, – простодушно воскликнул он. – Сейчас мне кажется, что впервые я задумался об этом, только когда встретился с мисс Чартли. На самом деле я вообще не думал о будущем. Но узнав Пейшенс, естественно, я задумался, потому что я хочу всю свою жизнь быть с ней. И так оно и будет! – упрямо добавил он.
– Я благословляю этот союз – она будет тебе отличной женой! Но что ты хочешь, чтобы я тебе посоветовал? Или ты просто склоняешь меня к тому, чтобы я сообщил эту новость твоей маме?
– Нет, разумеется, нет! Я сам ей скажу. Хотя было бы неплохо, если бы ты меня поддержал, – добавил он, немного поразмыслив.
– Я это сделаю.
Джулиан благодарно улыбнулся.
– Спасибо! Я знал, что ты лучше всех!
– Не вгоняй меня в краску, Джулиан. Ну, а мой совет?
– Одно меня беспокоит в этом деле, – признался Линдет. – Я хочу выложить карты на стол, и хотя Чартли всегда были добры ко мне и ни словом, ни жестом не давали мне понять, что я нежелательный гость в их доме, я не могу понять, не будет ли слишком рано просить у пастора разрешения на то, чтобы сделать предложение Пейшенс! Я имею в виду, что если он считает меня дамским угодником из-за того, что я бегал за мисс Вилд, то он даст мне от ворот поворот – и праздник будет закончен!
– Я не думаю, что он настолько строго будет тебя судить, – с завидной серьезностью ответил сэр Уолдо. – В конце концов, ты же никоим образом не связал себя с Теофанией.
– О, нет! – заверил его Джулиан. – Ничем! На самом деле она сама отвернулась от меня после того, что случилось в Лидсе, поэтому я не думаю, что я у нее в долгу, как ты считаешь? – Он усмехнулся. – Лоури отбил ее у меня! Я и мечтать об этом не мог! Подумать только – испытывать благодарность к Лоури! С ума сойти! Но все же скажи мне, Уолдо, что мне нужно делать?
Сэр Уолдо, который считал, что пастор живет в ожидании в любую минуту услышать предложение лорда Линдета, не колебался, какой совет дать молодому человеку. Он порекомендовал при первой же возможности самым учтивым образом предложить руку и сердце своей избраннице, вместе с тем заверить пастора в своей добропорядочности на случай, если тот считает его закоренелым распутником. Джулиан облегченно заулыбался и в течение последующего получаса утомлял сэра Уолдо пылкой речью на тему неисчислимых достоинств мисс Чартли.
Наконец он ушел, но не прошло и десяти минут, как вместо него появился Лоуренс, который остановился в нерешительности на пороге, с сомнением глядя на своего кузена.
Сэр Уолдо сидел за столом. Перед ним были разложены какие-то бумаги, но было непохоже, чтобы он с ними работал. Он сидел, сцепив пальцы и уставившись взглядом в стену перед собой. Выражение его лица было необычно мрачным. Когда он повернулся к вошедшему Лоуренсу, его лицо не просветлело – скорее наоборот, оно стало еще более угрюмым.
– Что такое? – сказал он холодно.
Если его вида было недостаточно, чтобы Лоуренс понял, что он выбрал крайне неудачный момент для разговора, то тон короткого вопроса, заданного сэром Уолдо, не оставлял никаких сомнений. Лоуренс не успел еще закрыть за собой дверь, поэтому он просто попятился вон из комнаты, проговорив поспешно:
– Ничего-ничего! Я только… Прошу прощения! Не знал, что ты занят. Как-нибудь в другой раз!
– Я советую тебе не питать иллюзий! Ни в этот раз, ни в какой другой! – резко сказал сэр Уолдо.
При других обстоятельствах это бы вызвало длинную возмущенную тираду Лоуренса, но на этот раз Лоуренс вообще не решился ничего ответить и благоразумно ретировался так быстро, как только мог. Захлопнув дверь, он какое-то время не двигался с места, глядя перед собой, словно он мог видеть лицо сэра Уолдо сквозь стену; его лисий мозг заработал над новой, неожиданно возникшей проблемой. Погруженный в свои мысли, он удалился.
Ему потребовалось не слишком много времени, чтобы решить, что единственной причиной беспрецедентного поведения Уолдо могло быть любовное разочарование.
Предполагать, что у него могли быть финансовые затруднения, было нелепо; а с точки зрения Лоуренса только любовь и денежные трудности были достойны таких переживаний. На первый взгляд не меньшей нелепицей могла показаться мысль, что он мог потерпеть неудачу в своих ухаживаниях за мисс Трент, но после некоторых размышлений Лоуренс пришел к заключению, что именно здесь может крыться разгадка. Казалось невозможным, что дама в ее положении может отказать такому великолепному поклоннику, но мисс Трент была странным созданием. Тем не менее, не было сомнений, что она так же сильно влюблена в Уолдо, как и он в нее. Позже, за завтраком Уолдо был в прекрасном расположении духа, ни разу тревога или грусть не омрачили его лицо. Затем он отъехал, на ходу что-то шутливо заметив Джулиану; и хотя он не сообщил, куда он направлялся, только совсем тупой мог не догадаться, что он поехал в Степлз. Джулиан, увлеченный собственными делами, возможно, не знал, что Уолдо вот уже больше недели навещает Степлз каждый Божий день, но его более проницательный кузен не мог этого не заметить. Было очень похоже, что Уолдо сделал предложение и получил отказ. Но почему?
Как он ни ломал себе голову над этой загадкой, он не смог найти удовлетворительного ответа. Если бы на месте Уолдо был кто-то другой, Лоуренс мог бы предположить, что ей что-нибудь про него наговорили, потому что подозревал, что она женщина довольно строгих правил. Но Уолдо тоже придерживается строгости в вопросах нравственности, поэтому что мог про него сказать самый отъявленный сплетник, что отпугнуло бы девушку? Или она настолько глупа, что поверила какой-нибудь истории, сочиненной одной из завистниц?
Все было очень запутанно, но ответ должен был быть где-то здесь, и стоило постараться найти его. Его первый план добиться расположения своего кузена потерпел неудачу, – он очень скоро понял, что нет никакой нужды в его помощи, чтобы отвлечь Джулиана от Теофании Вилд – но очень могло быть, что эта новая весьма странная ситуация пойдет ему на пользу. Если при его содействии влюбленные снова обретут мир и согласие, то было трудно представить, что Уолдо – который, надо отдать ему должное, не был скрягой! – не выразит свою благодарность подходящим образом.
Приунывший было Лоуренс снова воспрянул духом. Конечно, было досадно, что его гениальный план увести девчонку Вилд от Линдета оказался напрасным. Но он не слишком жалел, что соблазнился им, потому что все равно нужно было каким-то образом развлекаться в этой глуши, а украсть красотку из-под носа ее верных обожателей было на самым плохим вариантом. День или два он даже подумывал о том, чтобы всерьез заняться ухаживанием за Теофанией, но быстро отказался от этой идеи. Сама мысль об узах законного брака была ему отвратительна, и хотя он превозмог бы свое отвращение ради ее денег, он не видел шансов получить согласие ее опекунов на этот брак, не говоря уж о том, что они передадут в его руки управление ее состоянием прежде, чем она достигнет совершеннолетия. Поэтому, как бы ни было приятно флиртовать с такой красоткой, вся эта затея была пустой тратой времени. Единственным плюсом было то, что он имел предлог для частых посещений Степлза, чтобы иметь возможность своими глазами следить за развитием событий.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


 Боллард Джеймс Грэм