от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Пейшенс будет тебе очень благодарна!
– Пустяки! Всего лишь цветок к ее бальному платью. Ну, мне пора!
Миссис Чартли бросила неуверенный взгляд в сторону окна.
– Может быть, ты подождешь, пока я попробую ее отыскать? Я уверена, она захочет тебя отблагодарить.
– Это неважно. И потом, слуга сказал, что она, по-видимому, занята. – Теофания набрала побольше воздуха и спросила с одной из своих самых ослепительных улыбок: – Это ведь правда? Она с Линдетом? Он сделал ей предложение? Я… я давно уже этого ожидала!
– Да! Только не говори об этом никому, – сказала миссис Чартли. – Никто не должен знать, пока он не сказал своей матери. Поэтому ни звука, я тебя умоляю!
– О, конечно! Хотя, должна сказать, что все и так уже догадались! Прошу вас, передайте ей мои поздравления, мэм! Я уверена, они прекрасная пара!
С этими словами она покинула миссис Чартли, не позволив провожать ее до кареты. Сейчас она чувствовала себя приподнято, потому что была довольна своим достойным поведением, но этот подъем не мог длиться долго. К моменту возвращения в Степлз все отрицательные перспективы ее положения предстали перед ней в ярком свете. Неважно, что она достойно вела себя в доме пастора, потому что даже если миссис Чартли поверила, что ей абсолютно безразлична помолвка Линдета и Пейшенс, то остальные все равно не поверят. Ее соперницы, за исключением Лиззи, будут радоваться ее падению. Она слишком часто хвасталась, что сможет вернуть Линдета, стоит ей лишь шевельнуть пальцем. Она содрогнулась, вспомнив об этом, потому что знала: скажут, что Пейшенс Чартли отбила у нее Линдета. Люди будут смеяться у нее за спиной, говорить ей в лицо всякие гадости, и она не может даже рассчитывать, что ее поклонники поддержат ее в эту трудную минуту.
Когда она все это представила и вспомнила, что послужило причиной дезертирства ее ухажеров, ее слезы неожиданно высохли. Ее положение был слишком отчаянным. Слезами тут помочь было нельзя. Впереди она видела только унижение, а этого следовало избежать любыми путями. Она видела только один путь – немедленно покинуть Степлз и вернуться в Лондон. Но Лондон означал Портленд Плейс, и хотя она не думала, что даже такое чудовище, как ее тетушка Берфорд отошлет ее обратно, где она был так несчастна и где с ней так плохо обращались, тем не менее ей совсем не улыбалась перспектива снова сидеть в четырех стенах своей комнаты для занятий до начала следующего весеннего сезона.
Меряя шагами свою спальню и ломая голову над этой проблемой, Теофания все-таки кое-что придумала. Она вспомнила о существовании своего другого опекуна, дяди Джеймса, холостяка, который вместе со старой экономкой жил где-то в Сити. Это, конечно, был не лучший вариант, но из него, пожалуй, можно было извлечь пользу. Джеймс Берфорд за те немногие разы, когда они встречались, произвел на нее впечатление заурядного пожилого джентльмена, хихикавшего над ее выходками, щипавшего ее за ухо и называвшего ее непослушным маленьким котенком. Если он не будет счастлив принять у себя очаровательную племянницу, она быстренько обведет его вокруг пальца. И тогда либо она останется у него в доме до весны, либо он должен будет убедить тетю Берфорд в целесообразности вывезти ее в свет во время малого сезона. Еще менее вероятно, чем в случае с тетей, что он будет настаивать на ее возвращении в Степлз. Чем больше думала Теофания, тем более уверенной она становилась в том, что никто не осудит ее за побег из Степлза. Тетя Андерхилл бросила ее, даже не предложив поехать вместе с ней в Бридлингтон; Кортни с самого начала ее невзлюбил и был с ней груб, а мисс Трент, чьей единственной обязанностью было сопровождать и воспитывать ее, слишком много времени проводила с Шарлоттой, а тогда в Лидсе вообще выставила на посмешище толпе, уехала в ее карете с этой противной девчонкой, до которой ей не должно было быть никакого дела, оставила свою подопечную в гостинице, и ей пришлось добираться обратно без компаньонки в сопровождении джентльмена.
Трудность состояла в том, как этот план претворить в жизнь. На секунду забыв, что она отвела мисс Трент роль злодейки в своей пьесе, она прикинула, сможет ли уговорить эту даму немедленно отвезти ее в Лондон. Даже самое краткое размышление заставило ее отказаться от этого решения. Мисс Трент была слишком толстокожей, чтобы проникнуться ее состоянием и согласиться с необходимостью немедленного отъезда, и определенно она не станет ничего предпринимать, не проконсультировавшись предварительно с миссис Андерхилл. Возможно даже, что она посоветовала бы Теофании пережить это унижение, как будто не легче умереть, что это сделать!
Нет, мисс Трент была бы только помехой; на самом деле имело смысл улизнуть из дома до ее появления. Но как ей добраться до Лидса? Она может поехать верхом, благо в конюшне привыкли, что она часть катается одна, но она не сможет взять никакого багажа, в этом случае ей придется проделать весь путь до Лондона в ее костюме для верховой езды. Бесполезно просить кучера отвезти ее в карете, он никуда не поедет, если с ней не будет мисс Трент или горничной. И конюх тоже откажется ее везти в фаэтоне.
Менее решительная девушка в этот момент могла бы прийти в замешательство, но про мисс Вилд сложилось совершенно справедливое мнение, что если она чего-нибудь захочет, то не остановится ни перед чем. На худой конец она готова была идти в Лидс пешком. Она как раз выбирала между этим унизительным вариантом и тем, чтобы ехать верхом без багажа, когда она услышала доносящиеся со двора звуки, музыкой прозвучавшие у нее в ушах. Она подбежала к окну и увидела мистера Кальвера, въезжающего во двор на взятом напрокат экипаже.
Теофания высунулась из окна и помахала ему рукой.
– О, мистер Кальвер, добрый день, как поживаете? Вы приехали вывезти меня на прогулку? Сейчас я выйду!
Он поднял голову и снял свою шляпу.
– С удовольствием! Но можете не спешить, я должен сначала засвидетельствовать свое почтение мисс Трент!
– О, она уехала в Недерсетт, ее еще долго не будет! – ответила Теофания. – Подождите меня десять минут!
Он не был к этому готов и надеялся услышать совсем другое. Ему совсем не улыбалось сидеть рядом с Теофанией в коляске, пока та будет носиться по окрестностям. Больше не было смысла продолжать ухаживать за ней, а обучение искусству править лошадьми ему уже несколько приелось. Тем не менее, он не знал, чем еще себя занять, поэтому он не стал возражать.
Он был несколько удивлен, когда минут через двадцать она выбежала из дома в изящной длинной мантилье, в шляпе, украшенной несколькими страусовыми перьями и с большой коробкой, которую она за ленту повесила себе на руку.
– Эй! – воскликнул он. – То есть хочу сказать – что это?..
Теофания отдала ему коробку и забралась в коляску.
– Вы не представляете, как я рада, что вы приехали! – сказала она. – Я уже была просто в отчаяньи! Мне нужно в Лидс, а Анцилла забрала двуколку, а где Кортни, ума не приложу!
– В Лидс? – переспросил он. – Но…
– Вот такая неприятность! – бойко продолжала она. – Портниха прислала мне новое бальное платье, в котором я хотела быть на вечере у Систонов, и оно оказалось мне слишком узко! И как мне добраться до Лидса, когда кучера нет и некому меня сопровождать? Я ничего не могла придумать, пока вы так удачно не появились! Вы ведь отвезете меня, правда?
– Не знаю, – с сомнением в голосе произнес он. – Я не уверен, что мне следует это делать. Мне кажется, мисс Трент к этому отнесется без особого восторга.
– Что за ерунда! – рассмеялась она. – Куда я только с вами не каталась!
– Да, но…
– Если вы откажетесь меня сопровождать, я поеду одна, – предупредила она. – Я отправлюсь туда верхом, и вот это уже мисс Трент точно не понравится. Поэтому, если вы не желаете оказать мне эту услугу…
– Нет-нет! Уж лучше я вас отвезу, если вы настаиваете. В любом случае вы не можете ехать одна, – сказал он, трогаясь с места. – Только при условии, что вы не застрянете у портного на несколько часов! Дорога до Лидса и обратно займет у нас около двух часов. Вы предупредили кого-нибудь, куда вы собрались?
– О, да! – заверила она его. – Анцилла не будет волноваться, и вам тоже не следует. У миссис Уолмер я пробуду не больше получаса, обещаю вам!
Он удовлетворился этим объяснением, и, хотя ему не верилось, что она могла выйти от портнихи так быстро, но ему пришло в голову, что если они вернутся часа через три, то он наверняка сможет повидать мисс Трент.
Теофания всю дорогу развлекала его легкой болтовней. Справившись с первым препятствием, она была в хорошем настроении, ее глаза блестели, она постоянно смеялась. В своем воображении она уже была избалованной любимицей дяди Джеймса, которая уговорила его переехать из Сити в более людный район города. Унижение вчерашнего вечера, потрясение от помолвки Линдета с Пейшенс быстро тускнели в ее мозгу и будут полностью забыты, как только Йоркшир останется позади. Новые, более ослепительные перспективы и победы ждали ее впереди. В конце концов, до Линдета ей никогда не было дела, что же касается остальной ее свиты, она вряд ли когда-нибудь снова увидит эту компанию мужланов.
Когда они прибыли в Лидс, Лоуренс, который не был знаком с городом, попросил Теофания показать ему дорогу к какой-нибудь приличной почтовой станции, где можно было оставить на время коляску и накормить лошадей.
– После этого я провожу вас к портнихе. Не годится, чтобы вы разгуливали здесь в одиночку, – сказал он, с неодобрением оглядывая переполненную улицу.
Это навело Теофанию на мысль, которую она в мечтах о будущем пропустила. Раньше она путешествовала только в компании старших, которые договаривались обо всем; она не имела ни малейшего представления о том, где и каким образом нанимать почтовый дилижанс, или как получить место в пассажирской карете, и когда она отходит из Лидса в Лондон. Она украдкой бросила взгляд на Лоуренса и решила, что ей потребуется его помощь. Конечно, чтобы получить ее, Теофании придется приложить усилия, но она не сомневалась, что Лоуренс принадлежал к числу ее наиболее горячих поклонников. Кортни насмехался над ней за то, что ее водит за нос охотник за приданым, и если он был прав, думая, что элегантный мистер Кальвер ищет богатую жену, то она думала, что ей не составит труда убедить его оказать ей эту услугу. Она показала ему дорогу к «Голове Короля», заметив, что не отказалась бы от бокала лимонада и что здесь можно занять отдельный кабинет.
Лоуренс был готов напоить ее лимонадом, но занимать отдельный кабинет ему показалось необязательным и, более того, нежелательным. Однако, в виду того, что она, похоже, считала само собой разумеющимся, что он сделает именно так, он решил оставить свои возражения при себе. Но когда он поднял ее коробку, она показалась ему слишком тяжелой. Когда перед отъездом Теофания передавала ее ему, он не обратил на это внимания, засмотревшись на ее праздничный наряд, но теперь он посмотрел на Теофанию с подозрением.
– Тяжелое у вас платье, не правда ли? – спросил он.
– Там еще кое-какие вещи, – призналась она.
– Да уж надо думать! Мне кажется, происходит что-то странное, и если…
– Я все вам объясню! – поспешно сказала она. – Только наедине, пожалуйста!
Он посмотрел на нее внимательным взглядом, полный дурных предчувствий, но, прежде чем он успел что-нибудь сказать, она уже вошла в гостиницу, и до тех пор, пока их не провели в тот же самый кабинет, который Линдет снимал для достопамятного обеда, у Лоуренса не было возможности потребовать объяснений.
– Я солгала вам! – ослепительно улыбнувшись, просто сказала Теофания. – Это вовсе не бальное платье. Это… в общем, я еду в Лондон!
– Едете в Лондон? – тупо переспросил Лоуренс. Она посмотрела ему в глаза долгим томным взглядом.
– Вы сможете меня сопровождать?
Тщательно уложенные локоны мистера Кальвера были слишком густо напомажены, чтобы зашевелиться у него на голове, но глаза явно попытались вылезти из орбит.
– Боже милостивый, нет, конечно! Не смогу!
– Тогда я поеду одна, – печально произнесла Теофания.
– Вы что, лишились рассудка? – спросил Лоуренс.
– Вы прекрасно знаете, что нет, – вздохнула она, – я ищу защиты у моего дяди Джеймса Берфорда.
– Для чего вам это нужно? – спросил Лоуренс, на которого этот аргумент не произвел впечатления.
– Я очень несчастна, – заявила Теофания. – Моя тетя относилась ко мне не так, как должна была. И Анцилла тоже!
Мистер Кальвер не слыл в кругах своих знакомых гигантом мысли, однако он без труда смог разгадать смысл этой трагической речи.
– Линдет сделал предложение дочери пастора, не так ли? – хмуро произнес он, проявив удручающее отсутствие такта. – Так я и думал! Но ехать в Лондон бессмысленно – на него это не произведет никакого впечатления, ему наплевать!
– Мне тоже наплевать! – воскликнула Теофания, сверкая глазами. – Я решила поехать к дяде совсем не поэтому!
– Это не имеет значения, – ответил Лоуренс. – Вы не можете ехать в Лондон сегодня, это точно!
– Я могу и я поеду!
– Только без моей помощи, – отрезал Лоуренс. Никто и никогда не отвечал так Теофании на ее просьбы, и ей стоило больших усилий сдержать свой гнев.
– Я буду вам очень благодарна!
– Еще бы! – ответил он. – Но мне-то каково будет потом? Представляю, какой будет шум, если я выкину такую штуку – поеду в Лондон с юной девушкой и с картонкой в качестве багажа!
– Я не говорила, что мы должны ехать в коляске! Как вы могли подумать? В почтовом дилижансе, разумеется!
– Да, и с четверкой лошадей, конечно!
Она кивнула, удивившись, что он спрашивает такие элементарные вещи.
Ее невинный взгляд вывел Лоуренса из себя.
– Вы имеете хоть малейшее представление, сколько это может стоить? – спросил он.
– Ах, какое это имеет значение? – нетерпеливо воскликнула она. – Мой дядя заплатит столько, сколько надо!
– Очень может быть, но его здесь нет, – заметил Лоуренс.
– Он оплатит все расходы, когда я приеду в Лондон.
– Вы не приедете в Лондон. Кто будет платить первой паре кучеров? Кто будет платить за смену лошадей? Если уж на то пошло, кто будет платить за вашу еду и постель в дороге? До Лондона, между прочим, около двухсот миль, если вы, конечно, знаете это! Кроме того, вы не сможете остановиться на ночлег в гостинице, путешествуя в одиночку. Я не удивлюсь, если вас туда не пустят! Кто слышал о подобной авантюре? Послушайте, мисс Вилд, вы не сможете это сделать, поверьте мне!
– Вас волнует, что могут сказать окружающие? – презрительно спросила Теофания.
– Да, – ответил он.
– Как это мелко! Меня это ни капельки не волнует!
– Понимаю вас. Вы еще слишком молоды, чтобы понимать, о чем вы говорите. Если вы так уж хотите ехать в Лондон, попросите мисс Трент вас отвезти.
– Какой вы все-таки глупый! – горячо воскликнула Теофания. – Она откажется!
– Тогда вопрос решен, – сказал Лоуренс. – Пейте ваш лимонад, и я отвезу вас обратно в Степлз. Не будем никому говорить, где мы были, скажем, что забрались дальше, чем рассчитывали.
Поборов искушение выплеснуть лимонад ему в лицо, Теофания сказала:
– Вы не можете быть таким жестоким и не отвезете меня обратно в Степлз!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


 Кренц Джейн Энн - Сладкая судьба