от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

!» – крикнул ему тогда Адсток. Но в следующий раз, поверьте, он уже слов тратить не будет.
Мисс Трент согласилась с этим, и разговор продолжался. Когда они потихоньку дошли до главных ворот Степлза, сквайр откланялся. Вскочив в седло, он на прощанье сказал, сардонически ухмыляясь, что им еще повезло, что Джозеф Кальвер не отдал концы в разгаре охотничьего сезона, когда каждый юнец в округе выпрашивает у отца охотничьи сапоги с белыми отворотами, и вот тогда бы была беда! Все ребята загнали бы своих лошадок в диких заездах и их привозили бы домой одного за другим на досках, которые устанавливаются на скачках в качестве препятствий.
– Попомните мои слова! – говорил он убежденно. – Молодой Андерхилл нарядится в пальто с десятком наплечных пелеринок и пуговицами размером с блюдца, вы и глазом моргнуть не успеете! Лично я сказал своему Артуру, что не стану ему помогать в том, чтобы он делал из себя пугало огородное в стремлении подражать светским господам! Что же касается Кортни, то я нисколько не сомневаюсь в том, что ему удастся выбить из своей матери все, что угодно! Все вы бабы одинаковые!
3
Видимо, то обстоятельство, что приезд Совершенного в Брум Холл предварялся обстановкой горячечного ожидания, было неизбежным. Молодой господин Миклби, сын сквайра, смог сообщить своим друзьям о том, что сэр Уолдо выслал своих лошадей вперед. Он сам видел двух грумов, которые въезжали в ворота Брум Холла. Впрочем, лошади, которых они вели с собой, не вызвали бурного восторга. Неплохие жеребцы, но в общем ничего особенного. К тому же всего два. За лошадьми показалась коляска. Обычная коляска для долгих разъездов. Как потом оказалось, в ней было всего лишь несколько довольно просто одетых слуг. Скромное же количество багажа просто разочаровывало. Вскоре стало известно о том, что сэр Уолдо едет из Лондона не торопясь и с остановками. И хотя это сообщение в общем вписывалось в ту систему представлений о знаменитом наезднике, которая сложилась у местной молодежи, слова «с остановками» как-то не легли на их слух, испортив всю воображаемую картину спортивного экипажа, нахлестывания лошадей с мощным отзвуком и клубов пыли из-под колес, которую так лелеяли молодые люди все последние дни в ожидании приезда звезды общества.
Въезд сэра Уолдо в Оверсетт остался практически незамеченным. Эту картину наблюдал всего-навсего конюх из «Короны», и его отчет об этом событии был обескураживающим. Вместо парного двухколесного экипажа, который был последним писком моды, – об этом знали даже в провинции, – сэр Уолдо приехал в обычном фаэтоне. Все думали, что он стремительно промчится по главной улице как вихрь, а он проехал по ней на спокойных рысях. Остановив упряжку перед «Короной», он спросил, как проехать к Брум Холлу.
– Нет, – говорил конюх Том, – если бы там были высокие козлы, я бы это сразу заметил. Обычный фаэтон. С обычными козлами. В упряжке четыре коняги. Неплохие, что тут скажешь? Первый сорт! Кровь с молоком!
Оказалось, что вместе с сэром Уолдо сюда пожаловал и еще один джентльмен. А сзади еще ехал грум. Речь сэра Уолдо была приятна, но совсем не походила на ту, которую ожидал от него услышать конюх. Что же касается его одежды, то она была нисколько не красивее, чем у господина Эша. И даже чем у господина Андерхилла-младшего.
Это обескураживало, но дальше было еще хлеще! Сквайр, который нанес-таки сэру Уолдо визит вежливости, был приятно удивлен личностью гостя. Это обстоятельство могло значить только одно: сэр Уолдо придется по душе сверстникам сквайра, но вот что касается господ Андерхилла, Баннингхэма, а также господина Артура Миклби… В их головах это вызвало смятение. Все отлично знали, что нет такого великосветского щеголя и денди, который бы снискал своей персоной одобрение такого человека, каким был сквайр.
Артур рискнул спросить, является ли сэр Уолдо светским человеком и денди.
– Откуда мне, черт возьми, знать?! – раздраженно ответил отец. – Во всяком случае, он не похож на попугая, если ты насчет этого. – Он оглядел сына с ног до головы, особенно задержавшись взглядом на безупречно накрахмаленных кружевах сорочки и на великолепном узле шейного платка Артура, и прибавил с нескрываемым сарказмом: – Можешь не сомневаться, по этой части ты его затмишь без всякого труда! По сравнению с тобой он будет выглядеть как свеча за один фартинг на ярком солнце!
В разговоре со своей женой он был деликатнее. Миссис Миклби также горела желанием узнать, каков собой сэр Уолдо, и оборвать ее было не так просто, как сына. Подстрекаемый своей половиной, сквайр сказал:
– Модник, спрашиваешь ты? Ничего подобного! В нем чувствуется хороший стиль и выглядит он как джентльмен, в отличие от нашего Артура, который только и знает, что обезьянничать!
– Не надо вымещать свое раздражение на собственном сыне! – воскликнула миссис Миклби. – Мой кузен говорил, что сэр Уолдо – сама элегантность! «Самой высшей пробы!» Вот как он сказал! Ну, ты знаешь, как чудно он выражается.
– На это я могу ответить только то, что его нельзя обозвать «элегантностью самой высшей пробы». Он не похож на хлыща, который тут же стал выставлять себя напоказ перед такими тихими людьми, как мы.
Миссис Миклби уже раскрыла рот для возражений, но, заметив зловещий блеск в глазах мужа, примолкла. Ободренный своим успехом, сквайр смягчился.
– Меня бессмысленно расспрашивать о том, какое на нем надето пальто или каким узлом он завязывает свой шейный платок, ты же знаешь. Потому что я никогда не обращал внимания на подобную мишуру. Хватит с меня любования тем жилетом, который был на Эше в нашу последнюю встречу! Впрочем, если бы на сэре Уолдо была бы надета подобная глупость, я бы это сразу заметил! Он выглядел так, как ему и следует выглядеть. Вся одежда нормальная. Без всяких идиотских пелериночек и оборочек. – Он сделал паузу и задумался. Потом добавил: – В нем что-то есть такое… Не знаю, как это можно назвать… Словом, пригласи его на ужин и увидишь сама. Кстати, я ему сказал, что он может как-нибудь заглянуть к нам и умять свой кусок баранины.
– Что?! Ты сказал ему… О, боже! Ты шутишь, наверное! Умять свой кусок баранины?! Господи, такого образца низкого и вульгарного отношения к человеку я еще не встречала! И что он ответил?
– Он ответил, что с радостью примет наше приглашение, – наслаждаясь своим триумфом, объявил господин Миклби.
– Очень любезно с его стороны! Я надеюсь, что смогу показать ему, мой дорогой Нед, что несмотря на то, что мы «тихие люди», нас все-таки нельзя назвать дикарями! Кого это он привез с собой? Какой-то молодой человек?
Но сквайр не смог просветить в этом вопросе свою жену. Сказал только, что сэр Уолдо назвал юношу своим кузеном, который пожелал составить ему компанию в этой поездке. Сам господин Миклби не видел молодого кузена, а расспрашивать о его личности было просто неприлично.
Чуть позже миссис Миклби раздраженно сказала миссис Чартли о том, что ее мужу вообще нельзя было подходить к сэру Уолдо, ибо он не умеет должным образом разговаривать с такими утонченными людьми. Она вообще не понимает, о чем могли беседовать эти два совершенно разных человека в течение целого часа.
Следующий человек, который увиделся с сэром Уолдо, был Кортни Андерхилл. И произошло это про таких обстоятельствах, которые рассеяли в душе молодого человека все сомнения относительно знаменитых талантов высокого гостя, которые уже успели было поселиться в его неокрепшем сознании. По какому-то счастливому знаку судьбы Кортни был удостоен чести своими глазами наблюдать демонстрацию сэром Уолдо одного из невероятных трюков, в котором полностью подтвердился его талант управлять конной упряжкой. За это зрелище не жалко было дать денег, если бы явилась такая необходимость.
После этого молодой Андерхилл счел своим долгом тут же поделиться своим восторгом с приятелями.
Он ехал по дороге, когда увидел приближающийся фаэтон сэра Уолдо. Он безошибочно определил принадлежность лошадей хотя бы потому, что не узнал их.
– Какая упряжка! Я никогда еще не видел таких великолепных скакунов! Подобраны друг к другу до мельчайших деталей! Вплоть до грив! Идеальная упряжка! Панорама была великолепная, потому что дело было как раз на прямом полумильном отрезке дороги в Лидс. Короче, Совершенный мчался во весь опор, стремительно нагоняя фермерскую повозку, с которой я разминулся за минуту до этого. Парень, который сидел в ней, прижался к самой обочине, освобождая пространство для фаэтона, но вы же знаете, какая узкая дорога в том месте! Да к тому же вся в рытвинах! Честно говоря, я думал, что Совершенный притормозит лошадей, но он только продолжал их нахлестывать! Когда он промчался мимо меня, я не поверил своим глазам и даже обернулся назад, чтобы удостовериться в том, что он не опрокинул фермерскую повозку и не свалился в канаву!
– И он даже не обратил на повозку внимания?! На такой дороге?! – вскричал распираемый восторгом Баннингхэм. Молодой Миклби покачал головой.
– Я бы даже и не пытался пробовать повторить это… Во всяком случае, не в том месте!
– Еще бы попробовал! – невежливо усмехаясь, вскричал Баннингхэм.
Это был прозрачный намек на последнюю неудачу Артура в обращении с конной упряжкой. Молодой Миклби залился краской. Однако, прежде чем он успел достойно возразить обидчику, Кортни нетерпеливо махнул рукой.
– Да ладно вам! Он не обратил внимания на повозку, как будто… как будто между ними было несколько ярдов свободного пространства! Ничего подобного я в жизни не видел, клянусь чем хотите! И вот еще что я подметил: он ловит над головой конец своей плети. Хочу вот тоже попробовать.
– А, – закивал головой Баннингхэм. – Черт возьми! Мой кузен говорит, что это самый неприметный прием, но мало кто умеет сделать его, как надо. Боюсь, у тебя ничего не выйдет. А была на Совершенном специальная одежда?
– Нет… Точно не знаю, потому что на нем было накинуто кожаное пальто. Такое бело-коричневое. Телячья кожа. Хорошая вещь, но ничего особенного. Грег говорит, что у светских людей по десять или даже больше пелеринок на кожаных пальто, но у Совершенного я не заметил ничего подобного. И букетика в петлице не было. Что-то такое непонятное просунуто и все.
В это самое время Совершенный, еще не сознавая всеобщего интереса, который был вызван в округе его приездом, познакомился с Брум Холлом и понял, что задержаться ему придется в Йоркшире на много дольше, чем он первоначально предполагал. Сам дом оказался в лучшем состоянии, чем он ожидал увидеть, и большая его часть, хотя и требовала значительного обновления, но по сообщению осторожно-пугливого Ведмора, была по крайней мере сухой. О восточном крыле особняка, где было несколько необставленных комнат, и о служебном крыле Ведмор сказать того же не рискнул. В последние годы, как явствовало из его объяснений, хозяин не уделял внимания этим помещениям. На крыше не хватало шифера как раз в восточном и служебном крыльях особняка. Ведморы сделали все, что было в их силах, а именно поставили кадки для сбора воды под наиболее крупными дырами, но это не могло помочь радикально. Словом, в этой части дома было весьма влажно.
– Я надеюсь, что мебель еще не успела загнить, – сказал сэр Уолдо. – Мы должны пригласить специалиста, который бы проверил все. И медлить с этим нельзя. Ваш хозяин нанимал управляющего имением?
– Сейчас у нас его нет, сэр! – печально ответил Ведмор, виновато потупившись. – Был сначала один… господин Хакинг. Очень уважаемый человек, но…
– Но потом его не стало? – догадался сэр Уолдо.
В принципе ни протекающая крыша, ни отсутствие управляющего не имели никакого отношения к компетенции старого швейцара. Но он был мягким, нервным человеком, который привык принимать на себя упреки за все недостатки в имении. Он стоял, понурив голову, и потому не сразу увидел, что сэр Уолдо ободряюще улыбается ему. Увидев это, он облегченно вздохнул, улыбнулся в ответ и сказал:
– Хозяин был весьма эксцентричным человеком, извиняюсь за выражение, сэр. Господин Хакинг считал, что здесь требуется провести кое-какие работы, но он так и не смог убедить хозяина выделить на это предприятие денег. В конце концов у него опустились руки. Он говорил, бывало, что у плохого домовладельца плохие жильцы, и надо вам признаться, сэр… Впрочем, вы ведь сами все увидите!
– Я уже успел увидеть достаточно, чтобы понять, что в ближайшие несколько недель я не буду сидеть без дела, – мрачно проговорил сэр Уолдо. – А теперь я бы хотел обсудить с миссис Ведмор вопрос о том, что требуется в первую очередь. Не будете ли вы так любезны пригласить ее ко мне?
– Уолдо! Ты ведь не собираешься угрохать все свое состояние на то, чтобы придать этим руинам жилой вид?! – вскричал лорд Линдет, когда Ведмор удалился. – Я, конечно, еще очень молод и недостаточно много сидел в седле, но по крайней мере меня нельзя назвать дикой уткой! А только дикая утка не увидит с первого взгляда, что наш скупердяй-кузен, мир его праху, запустил имение до последней степени! Мы, конечно, еще не осмотрели тут все в деталях, но, по-моему, уже сейчас все ясно! Наш старик-кузен не потратил на свою землю ни одной монеты добровольно! Из него все приходилось вытягивать клещами! Ясно, что он сдавал фермы на короткие сроки всяким грязным проходимцам, которые вытаскивали из земли все, что могли взять, но ничего ей не давали взамен! И я их не виню! Как же им было не воровать?! Представим, что я владелец земли и заставляю жить арендаторов в развалинах! Неудивительно, что они отплатят мне той же монетой! Словом, на всем этом можно смело ставить крест!
– Я не удивился бы, если бы узнал, что ты поставил на этом крест, будучи владельцем. Но при разумном управлении имение может приносить умеренный доход. По крайней мере окупить себя. Почему бы и нет? Не вижу причин, препятствующих этому.
– Тебе придется грохнуть в эту дыру собственные денежки! – парировал Джулиан.
– Возможно, дружище. Но ты что же думаешь, что я посмею выставить эту собственность на рынок в ее нынешнем виде? Плохого же ты, оказывается, обо мне мнения, юный друг!
– Да, именно такого! – смеясь, ответил Джулиан. – За то, что ты думаешь, что сможешь обмануть меня, заставить меня поверить в то, что ты серьезно надумал привести здесь все в порядок и в скором времени продать имение с большой прибылью! Не надо, не маши рукой! Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы меня можно было вот так просто одурачить! Ты собираешься привести имение в порядок, чтобы оно кормило очередную ораву твоих несчастных сирот! Вариант этот, пожалуй, выполним, но ты ужаснешься, когда поймешь, сколько денег придется ухнуть на его реализацию! Не возрадуешься!
Ах, если бы только старик Джозеф знал, как много общего у тебя с ним! – качая головой, сказал сэр Уолдо. – Только не пытайся отговорить меня. Ты же знаешь, что у тебя ничего из этого не выйдет. Не будем продолжать этот разговор – с минуты на минуту должна подойти миссис Ведмор. Утешься пока мыслью о том, что я еще не решил, подходит ли это имение для осуществления моей идеи относительно «оравы несчастных сирот». Ты, помнится, называл их еще негодными.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


 Макдональд Грегори - Флетч - 5. Карнавал Флетча