от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



«Гонка на выживание»: Эксмо; М.; 2008
ISBN 978-5-699-30108-9
Аннотация
Каково это – ощущать себя то одним, то другим, то третьим человеком, оказываясь то под пулями на чужой планете, то в камере пыток, – и при этом точно знать, что ты не шизофреник? Брайан Макдилл по прозвищу Гонщик Дьявола втянут в смертельную игру, смысл и цели которой для него скрыты. Неведомые игроки следят за каждым его шагом, и Брайан не может доверять никому из окружающих. Однако закаленный в гонках на космических трассах характер помогает Брайану не превратиться в безвольную марионетку. В этой гонке на выживание проигрыш для него равнозначен гибели друзей и любимой девушки, а приз – краху планов всесильной Конторы, поставившей на грань гибели всю Вселенную…
Вадим Филоненко
Гонка на выживание
Пролог
Палуба под ногами едва заметно вздрагивает, а потом начинает мелко-мелко вибрировать – это включился режим торможения. Ускоряю шаг, стремясь побыстрее добраться до рубки, а в наушнике моего коммуникатора звучит доклад вахтенного:
– Сэр, мы в заданной точке, ложимся на орбиту.
Мы – это штурмовой десантный корабль класса ЗК, на армейском жаргоне просто «шашка». Он невелик – его стартовая площадка вмещает всего три десятка лайдеров, – но способен довольно быстро «нырять» из одной точки космоса в другую, а для нас скорость зачастую и является самым важным.
Вхожу в рубку. Сидящий за пультом вахтенный вопросительно смотрит на меня: нет ли каких указаний. Отрицательно качаю головой и задумчиво рассматриваю панорамный экран, на котором весь нижний правый угол занимает огромный диск желто-коричневой планеты. Бросаю взгляд на часы. Уже скоро. Вот-вот.
– Сэр! В опасной близости посторонний объект. Идентифицирован как лайдер. Не понимаю, откуда он взялся, еще минуту назад сектор был чист! – Вахтенный растерян, и его можно понять, но я не удивлен – такое появление как раз в духе моего гостя. Впрочем…
– Запроси позывные, – говорю вахтенному.
– На позывные не отвечает.
Все правильно. Значит, это действительно он.
Приходит доклад с палубы артиллеристов:
– Вижу цель. Вооруженный объект, лайдер. Жду указаний.
– Отставить цель.
– Сэр, он просит разрешения на стыковку, – говорит вахтенный.
– Дать добро. Не препятствовать.
– Выслать конвой для встречи? – на всякий случай спрашивает вахтенный.
– Отставить конвой, отправь одного. Пусть вежливо встретит и ведет сюда. Вежливо, понял? Это мой гость.
Вахтенный удивленно смотрит на меня – пускать в рубку постороннего! – но выполняет. Несколько минут спустя в рубку входит черноволосый мужчина средних лет. Он в военной форме, но знаков различия не видно. Впрочем, оружия тоже – оно осталось в шлюзовой. Это общая мера для всех, и мой гость не стал исключением. Хотя – не могу удержаться от усмешки – трудно представить себе оружие страшнее, чем он сам!
Мы с ним обмениваемся рукопожатиями и, не теряя времени, устраиваемся за консолью центрального компьютера. Гость достает из внутреннего кармана два диска. Один протягивает мне.
– Координаты.
Передаю диск вахтенному со словами:
– За час до прибытия сообщишь.
Второй диск гость вставляет в считывающее устройство, и мы с головой погружаемся в работу, а «шашка» уходит с орбиты и ложится на новый курс.
Успевает смениться вахта, прозвенеть сигнал к обеду, а затем и к ужину, а мы с гостем все сидим перед монитором и в сотый раз прокручиваем разные варианты операции, но компьютер неумолим: в лучшем случае вероятность удачного исхода составляет всего 65 %.
– Вот дерьмо! – не выдерживаю я. – Да при таких условиях не проводится ни одна нормальная штурмовая операция!
– Так то нормальная! – фыркает гость. – А если серьезно… У нас нет выбора, Григ. Либо мы делаем это и уходим, либо… ты сам знаешь.
Я молчу, да и что тут ответишь. Он прав – другого выхода нет. Вот только ребят жаль. Они верят мне и полезут за мной хоть к черту в пасть. Но сколько из них сумеют вернуться обратно?
– Время до прибытия шестьдесят минут, сэр, – докладывает вахтенный.
– Ладно, принимаем последний вариант, – говорю гостю и поворачиваюсь к вахтенному. – Запускай таймер и объявляй общую готовность.
– Есть.
На панели управления зажигается красная лампочка, и начинается обратный отсчет. Время пошло. Сейчас таймер отсчитывает пятиминутные отрезки времени, потом они уменьшатся до одной, а за минуту до начала операции сработает тревожный зуммер предстартовой готовности.
По очереди связываюсь со старшими офицерами и объясняю каждому его задачу, а затем мы с гостем выходим из рубки и направляемся в стартовый шлюз. Штурмовая группа уже там. Не вся, конечно, а всего шестеро парней – больше не влезли бы в специальную транспортную капсулу гостя, которую он приволок на буксире. Очень жаль, что нам нельзя воспользоваться десантными лайдерами, но на них невозможно скрытно подойти к планете, миновав сканирующие пространство орбитальные станции противника, и войти в атмосферу так, чтобы нас не засекли. А капсула гостя абсолютно проницаема для радаров, так что с орбиты нас просто-напросто не заметят, а с планеты наше приземление можно будет увидеть лишь визуально, но вряд ли на нужном нам объекте найдутся желающие просто так пялиться в ночное небо. Да, незаметный спуск нам гарантирован, вот только охраняемый целым гарнизоном объект придется брать всего лишь ввосьмером…
– Это мистер Смит, – представляю своим парням гостя. Естественно, его зовут совсем не так, но это общепринятое прозвище для приданных штурмовым отрядам специальных агентов.
Гость делает приветственный жест и осматривает каждого из моих ребят оценивающим взглядом. Они отвечают ему тем же, и я понимаю, что процедура представления состоялась.
– Десять минут до старта, – отсчитывает таймер.
– Получите вводные, – говорю.
Парни обступают меня, и я скачиваю в их коммуникаторы данные. Потом проверяю оборудование и оружие каждого.
– Две минуты, – предупреждает таймер.
– По местам!
Занимаем места в капсуле, и тотчас включается тревожный зуммер минутной готовности. Дверь шлюза начинает закрываться, стены капсулы слегка вибрируют – это включился инерционный движитель. За консолью управления капсулой сидит «мистер Смит», так что я могу на мгновение расслабиться и еще раз прокрутить в голове начальную фазу операции.
Итак, задача первая – подойти к расположенной на планете базе как можно ближе и незаметнее. Капсула зависнет в двадцати метрах над поверхностью, и мы спустимся прямо возле бункера, который надо атаковать. Это было бы чистым самоубийством, если бы не заранее подготовленная Смитом хитрость. За десять минут до нашего приземления должна включиться установленная им за внешней стеной базы система электронного поражения. Все приборы на ограниченном участке сойдут с ума, периметр окажется разорванным, и часть гарнизона оттянется туда, где произошел сбой. Это даст нам небольшой выигрыш по времени. Надеюсь, так все и будет, иначе шансов у нас нет.
Капсула зависает на нужной высоте. На экране моего защитного шлема появляется трехмерная карта местности, на которой красными точками обозначаются местоположения противника. Основная активность наблюдается в удаленном от нас секторе базы, значит, хитрость Смита сработала, можно спускаться. Дверь люка уходит в сторону, и вниз скользят тросы. Первыми идут Смит и Питер. Они снимают стоящих возле бункера часовых и сообщают:
– Все чисто.
Ребята по одному бесшумно съезжают вниз. Я иду последним. Мои подошвы мягко касаются земли, тросы исчезают в люке, он закрывается, и автоматика поднимает капсулу на высоту ста метров. Через пятнадцать минут капсула спустится, чтобы забрать нас.
Мы находимся почти в центре базы прямо перед небольшим холмом, в котором спрятан вход в нужный нам бункер. Сам бункер расположен под землей. Он – самое сердце базы, а все остальные постройки лишь для отвода глаз – чтобы создать видимость обычной воинской части на маленькой провинциальной планетке.
Распределяемся вокруг бронированной двери так, чтобы держать под контролем подходы. Марк и Тимми начинают резать дверь по периметру лазерным автогеном. Аппарат работает практически бесшумно, и будь у нас хотя бы час, мы вскрыли бы с его помощью бронированную дверь, как консервную банку. Но такого времени у нас нет, поэтому придется пошуметь – Марк отходит в сторону, а Тимми закладывает в сделанные прорези мягкую взрывчатку.
Взрыв! Теперь счет идет на секунды. Вот-вот на базе взвоет сирена и включатся все прожектора, заливая округу ярким светом.
Мы сканируем ближайшую к входу часть бункера, и Питер аж присвистывает от удивления: вход контролируют сразу три автоматические турели! Обычно ставится одна-единственная лазерная пушка, реагирующая на движение, а здесь непрошеных гостей встречает еще и очередь из крупнокалиберного пулемета. Но самое неожиданное и страшное – огнемет. Его залп перекрывает весь небольшой зал-предбанник. Спрятаться некуда, обойти не обойдешь.
«Да что же там, в бункере, ТАКОГО, если его надо ТАК охранять?!» – проносится в голове каждого из моих ребят. И только я не удивлен – знаю, что там. Мы потому и пришли сюда…
Достаю глушилку – так мы называем портативную систему электронного поражения. Включаю на максимум. Малкольм снимает с трупа часового шлем и кидает в развороченный дверной проем. Тотчас из бункера вырывается яростная струя огня. Это означает, что глушилка не сработала, черт ее знает, почему. Может, автоматика турелей защищена специальными экранами или еще что. В любом случае нам ее не отключить. Я матерюсь про себя – ситуация тупиковая. Но тут Смит извлекает из заплечного мешка специальное зеркало, и я понимаю, он что-то задумал. В опытных руках такое зеркало – главное оружие против лазера, правда, чертовски рискованное, потому что необычайно трудно правильно «поймать» луч до того, как он «поймает» тебя.
– Я уберу огнемет, но мне нужен «щит», – говорит Смит.
Замысел Смита понятен – он хочет с помощью зеркала перенаправить лазерный луч на огнемет. И про щит понятно – кто-то из нас должен прикрыть Смита от пуль и огня.
– Я пойду, – вызывается Тимми.
Мы извлекаем из заплечных мешков куски серебристой ткани – очень полезную штуку, которая не пробивается большинством типов стрелкового оружия и вполне прилично сопротивляется огню. Это одна из последних секретных разработок и пока широко не применяется. Смит привез ее с собой и раздал всем нам перед стартом. Возможно, потом из этой ткани будут шить комбинезоны, но нам она досталась в виде полуфабрикатов – простых широких полотнищ, которые приходится обматывать вокруг головы и туловища.
Тимми и Смит укутываются с ног до головы несколькими слоями серебрянки, и Тимми идет вперед, принимая на себя адскую смесь из луча, пуль и огня. «Серебрянка» выдерживает залп, хотя верхний защитный слой местами выгорает до дыр. Мы все понимаем, что долго Тимми под огнем не простоит. Но тут прячущийся за его спиной Смит умело перенаправляет луч на огнемет. Всё, «горелка» вышла из строя. Мы вздыхаем с облегчением, ведь еще чуть-чуть, и Тимми превратился бы в хорошо прожаренный кусок мяса. И так-то, похоже, пара ожогов ему обеспечена. Но это не страшно, это дело излечимо, а сейчас главное – идти вперед. Смит снова орудует своим зеркалом, и следующий луч достается пулемету, а последним сдыхает сам лазер. Путь свободен.
Мы рвемся внутрь, с минуты на минуту ожидая нападения сзади. Проскакиваем предбанник. Снова бронированные двери. Но ничего – взрывчатки у нас хватает, к тому же Тимми взрывник от бога. Секунда, и мы внутри – на маленькой площадке подъемника перед глубоким провалом шахты. Панель управления подъемником закрыта кодом, но Смит отличный электронщик. Хотя, возможно, он узнал коды заранее…
Спускаемся и оказываемся в большом туннеле, в конце которого маячит какое-то странное сооружение. В туннеле темно, и экраны наших шлемов переключаются в режим ночного видения – у всех, кроме Смита и меня: мы способны и в темноте видеть так же хорошо, как и при свете.
Смит и двое ребят остаются в обороне у подъемника, ожидая гостей сверху, а мы впятером идем в глубь туннеля. Перемещаемся по очереди: двое впереди, трое прикрывают. Непонятное сооружение все ближе. Шагающий первым Марк внезапно говорит:
– Мужики, да ведь это баррикада!
Словно откликаясь на его слова, темноту прорезает болезненно-яркий луч прожектора и тут же начинает дробно петь крупнокалиберный пулемет. К счастью, «серебрянка» защищает нас от первого залпа, и мы успеваем залечь. Вспышка света ослепляет, мы отстреливаемся практически наобум и, похоже, не наносим серьезного вреда противнику – пулемет продолжает поливать нас очередями, а в унисон ему стрекочут автоматы врага. Наконец, зрение возвращается. Запоздало срабатывает сканер – на экране моего шлема появляются четыре красные точки, выдавая местоположение стреляющих. Ага, Марк может проскочить вдоль стены, с его стороны только один противник. Но сначала нужно обезвредить пулеметчика.
Предупреждаю Марка быть наготове, вскакиваю и бросаю гранату. Взрыв! Пулемет замолкает, а Марк рвется вперед, перепрыгивает через нагромождение металлических брусков, из которых состоит баррикада, и снимает длинными очередями оставшихся в живых после взрыва противников. Мы со всех ног бежим к нему, а он, судя по звукам, оказывается под градом пуль, причем я не могу понять, откуда именно стреляют – на экране моего шлема больше нет ни одной красной точки.
Мы с Питером почти одновременно перемахиваем через баррикаду и оказываемся в тоннеле, идущем перпендикулярно тому, из которого пришли. Нас накрывает очередями, но мы успеваем откатиться с линии огня, вжаться в какие-то щели и осмотреться. Оказывается, правая от нас часть тоннеля заканчивается тупиком и там установлена баррикада вроде той, через которую мы только что перепрыгнули. Сканер показывает, что за баррикадой крупнокалиберный пулемет и два человека.
Питер бросает гранату. Она взрывается перед баррикадой. Вреда для противника никакого, но на мгновение пулемет замолкает. Этого мгновения хватает, чтобы Малкольм успел развернуть только что захваченный нами пулемет, и под его прикрытием Питеру удается бросить следующую гранату более точно. Стрельба прекращается, и сканер сообщает, что с неприятелем покончено.
Связываюсь с «мистером Смитом» и сообщаю, что мы пойдем дальше, а им лучше оттянуться к первой баррикаде – там проще организовать оборону. Подхожу к Марку. Ему сильно досталось – «серебрянка» висит клочьями, нагрудная пластина брони развалилась на куски, не выдержав крупного калибра, а левая верхняя часть комбинезона набухла от крови. Марк сидит на полу, привалившись спиной к стене, и манипулирует с аптечкой. Смотрю на ее индикаторы – обезболивающее и стимуляторы горят красным – значит, он скачал их до последней капли.
– Ты как? – спрашиваю.
– В норме, – улыбается он. Его глаза блестят и голос чересчур бодр. М-да, доза стимуляторов великовата. Но ему сейчас по-другому нельзя. Он нужен нам живым и боеспособным. Нас слишком мало, и каждый человек на счету.
– Я в норме, Григ, – повторяет Марк.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60


 Санин Евгений Георгиевич