от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Джейк Кардиган - 1

Вильям Шатнер
Войны Тэк
Писательский труд неизбежно связан с творческими муками и вдохновением. Муки – это когда сидишь над чистым листом бумаги и не знаешь, с чего начать. Когда же ставишь точку на последнем слове удачно написанного абзаца, испытываешь истинное удовлетворение. Однако самая большая трудность таится в разработке фабулы, и тут мне понадобилась помощь.
Великолепный писатель Рон Голарт оказал мне неоценимую помощь в разработке сюжета и архитектоники произведения. Свою благодарность ему я сохраню на всю жизнь.
Я выражаю признательность Сьюзен Эллисон, Роджеру Куперу, Крису Шиллингу и Лайзе Уэйджер из «Г. П. Патнам», также оказавшим мне помощь в процессе работы.
Благодарю своих агентов: Айви Фишер Стоун и Фифи Оскард в Нью-Йорке, а также моего близкого друга и агента из той же фирмы Кармен Ла-Виа, фактически осуществившую это издание.
Посвящается моим друзьям и коллегам из «Стар Трек» и «Т. Дж. Хукер», которым в немалой степени я обязан появлением на свет этой книги
* * *
Он не знал, что жизнь скоро опять вернется к нему. Ни о чем не подозревая, он спал глубоким сном в огромной орбитальной тюрьме. Его тело, упрятанное в пластиковый футляр, подвешенный к потолку одиночной камеры, медленно вращалось вместе с ней вокруг Земли. Дни превращались в месяцы, месяцы в годы, а гигантская холодильная камера вместе с отбывающими свой срок заключенными продолжала свое бесконечное движение по заданному маршруту, вновь и вновь проплывая над Большим Лос-Анджелесом с запада на восток.
И хотя сегодня все должно было измениться, Джейк Кардиган ничего об этом не знал. Пока.
Глава 1
Стояло жаркое, подернутое весенней дымкой утро 2120 года. Широкоплечий робот, одетый в безукоризненно белый костюм, быстро шел сквозь толпу туристов в сторону громадного стеклянного купола космического порта БЛА. В небе грязновато-оранжевого цвета было тесно от двигавшихся в разных направлениях воздушных такси, аэробусов, небесных крейсеров. По монорельсовой дороге в двенадцать уровней бесшумно летели вагоны, и везде было полно народу, особенно на разноцветных самодвижущихся тротуарах, доставляющих пассажиров к космолетам. Они причудливо сплетались в центре стеклянного купола, напоминая переливающийся всеми цветами радуги клубок змей.
Внезапно с одного из трапов донесся резкий лающий звук: механический сторож обнаружил контрабандиста, стройного темнокожего молодого человека, и пустился за ним в погоню. Они мчались по зеленому трапу, расталкивая пассажиров, а вслед им неслись возмущенные возгласы.
Однако робот, не обращая никакого внимания на суматоху, продолжал невозмутимо прокладывать себе путь в толпе космических туристов, в замешательстве следивших за погоней. И вдруг щуплый мальчишка лет десяти, возвращающийся, судя по надписи на его майке, из лунного лагеря, врезался в него со всего размаха. Руки пацана были испачканы карамелью, и на белоснежном костюме робота осталось липкое, грязное пятно.
Робот остановился, вытянул вперед сверкающие хромированные руки и аккуратно убрал мальчишку с дороги. Затем он тщательно счистил пятно с нагрудного кармана и продолжил путь.
Толпа постепенно редела, а цвет стен и трапов, по мере приближения к цели, тускнел и наконец стал серым. Робот очутился в одном из отдаленных отсеков, предназначенных для служебного пользования. Проезжавший мимо человек-носильщик, безногий ветеран бразильских войн, узнал его и остановился.
– Опять летите в Холодильник? – с любопытством спросил он.
– Как видите, – ответил робот глубоким механическим голосом.
– Не очень-то, подходящее местечко для визитов, – покачал головой ветеран.
Робот пожал широкими плечами.
– Это моя работа.
– Да, делать нечего, – сочувственно произнес инвалид и, дернув ручку управления своей багажной тележки, поехал дальше.
Над дверью, к которой направлялся робот, висел светло-серый экран. Как только он подошел поближе, на нем появилась надпись: «Объявляется посадка на шаттл, рейс 16. Заключенные надежно изолированы, никакой опасности для пассажиров нет».
Робот еще раз тщательно почистил то место, куда мальчишка посадил пятно, затем, издав скрип, отдаленно напоминающий смех, коснулся указательным пальцем правой руки большого пальца левой. Раздалось жужжание, и спустя секунды четыре из узкой прорези в левой ладони выскочила ярко-желтая карточка.
В этот момент дверь открылась, и на пороге появилась молодая женщина в серой униформе. Робот протянул ей карточку.
– О, вы – Винджер (М6) СЦПС-31 ПБ, – почтительно сказала она, сверив его имя со списком пассажиров.
– Мы уже встречались с вами во время полета в Холодильник одиннадцать месяцев назад, – напомнил робот. – Вам следует лучше запоминать пассажиров, особенно тех, кто работает в Управлении по досрочному освобождению заключенных штата Южная Калифорния.
– Да, мне следовало запомнить ваш костюм, – нашлась сопровождающая.
Винджер в третий раз потер злополучное пятно.
– Не могли бы вы отойти в сторону, – не очень вежливо сказал он.
Женщина молча отступила и жестом показала туннель, ведущий на посадку.
Космолет, перевозящий осужденных, ревел и вибрировал, набирая высоту. Спустя несколько секунд огромный город, затянутый грязно-оранжевой дымкой, остался далеко внизу.
Винджер скрестил металлические ноги и небрежно оглядел салон. Вместе с ним летели еще три пассажира. Судя по их несчастному виду, все они направлялись в космическую тюрьму – навестить заключенных-родственников.
«Довольно неудачный эксперимент», – подумал он и пошел осматривать корабль.
В самом хвосте космолета, в отсеке из толстого грязного пластигласа сидели пятеро новых узников. Среди них был киборг, ветеран бразильских войн, признанный неисправимым вором и приговоренный к пятидесяти годам; высокий чернокожий мужчина, осужденный за контрабанду электронного стимулятора мозга, тэка, на двадцать пять лет; рецидивист-насильник; блондинка лет тридцати, занимавшаяся проституцией без лицензии, и юный телекинетик, осужденный за серию краж в универмагах. У Винджера была информация о каждом из них, но никто конкретно его не интересовал. Понаблюдав за ними минут десять, он снова скрипнул и отправился в свой отсек.
Выйдя из шаттла, Винджер обнаружил, что кто-то из пассажиров измазал правый рукав его белоснежного костюма анилиновой краской. Вне себя от ярости, робот огляделся по сторонам и, не найдя виновного, направился в секцию А-Ц Административного корпуса орбитальной тюрьмы.
В центре огромного овального помещения полукругом располагался мозг космической тюрьмы – электронный пульт управления. Подойдя к стальному креслу для посетителей, робот сел и стал ждать, барабаня хромированными пальцами по подлокотникам, пока идентификатор установит его личность.
– Винджер (М6) СЦПС-30 ПБ, – закончив процесс опознания, произнес механическим голосом воксбокс, установленный на пульте управления.
– Мое имя – Винджер (М6) СЦПС-31 ПБ, – исправил неточность робот, расстегивая молнию на костюме.
– Принято. Так что мы можем сделать для вас?
– Я привез специальный приказ о досрочном освобождении, а также набор кодовых карточек, подтверждающих его подлинность. – Обнажив грудь, робот коснулся трех специальных кнопок, и из узкой прорези одна за другой стали появляться карточки разного цвета и формы. Застегнув молнию, он разложил их на пульте. – Я прошу освободить заключенного 19 587 – Кардигана Джейка.
Изучив с помощью идентификатора комбинацию кодовых карточек, воксбокс произнес с оттенком удивления:
– Кажется, все в порядке...
– Как всегда, – небрежно кивнул Винджер. – Начинайте процесс оживления, пожалуйста, как можно скорее.
– Кардиган Джейк приговорен к пятнадцати годам, и его срок истекает только через одиннадцать лет, не так ли? – уточнил воксбокс.
– Нет, сегодня, с этой самой минуты, – сухо ответил Винджер. – И я буду очень признателен, если вы начнете процесс оживления немедленно.
– Хорошо, Винджер (М6) СЦПС-30 ПБ. – Пульт издал три похожих на гудки звука. – Приступить к оживлению заключенного 19 587.
Робот не стал во второй раз поправлять ошибку, допущенную пультом в его имени.
– Я подожду в секторе оживления, – сказал он и встал со стула.
Выйдя из Центра управления, он очутился в длинном сером коридоре. Не успел он пройти и половины пути, как одна из дверей на правой стороне коридора с шипением отворилась, и из нее выкатилось инвалидное кресло. В нем сидел болезненного вида человек с цветом кожи серым, как стены.
– Я хочу поговорить с тобой, Винджер, – слабым голосом произнес он, направляясь к роботу. – Мне необходимо знать, почему ты забираешь Джейка Кардигана.
Глава 2
– Доктор Гудхилл, – обрадованно воскликнул робот. – Вы замечательно выглядите!
Гудхилл коснулся панели управления на подлокотнике своего кресла, останавливая его.
– Не вешай мне лапшу на уши, Винджер, – произнес он тонким, усталым голосом. – Разве ты не видишь, что я умираю? Уже недолго осталось.
Робот постучал по своей металлической груди.
– Еще один пример человеческой глупости – использовать непрочные биологические материалы для строительства, – назидательно произнес он и присел рядом с доктором. – Когда вы собираетесь в отставку?
– Довольно скоро. Мое пребывание здесь в качестве врача по первичному обследованию заключенных тоже своего рода отставка. Я приехал сюда, в Холодильник, после того как понял, что больше не могу работать в полицейском управлении Южной Калифорнии.
– Я хорошо знаком с вашей биографией, доктор, – прервал его Винджер. – Если это все, о чем вы хотели поговорить...
Преодолевая одышку, доктор дотронулся до панели управления. Из боковины кресла выскочила металлическая суставчатая рука и помахала перед лицом робота бледно-голубым листком бумаги.
– Почему Джейка освобождают досрочно, вот что я хотел спросить, – тяжело дыша, сказал Гудхилл.
– Вы хорошо знаете, что я всего лишь чиновник, – ответил Винджер. – В мои обязанности входит доставка сюда особо важных преступников, а кроме того, мне иногда приходится сопровождать на Землю освобожденных досрочно.
– Значит, Джейк Кардиган оправдан?
Робот ответил не сразу. Опустив хромированные веки, он задумался: внутри его металлического черепа что-то еле слышно зажужжало. Прошло четырнадцать секунд, прежде чем он прошептал:
– Ну конечно. Ведь вы и заключенный 19 587 когда-то были коллегами. В лучшие времена вы оба служили закону, а теперь посмотрите, что с вами стало, – широко открыв глаза, робот заглянул в серое лицо Гудхилла.
– Я всегда был уверен, – ответил тот, – что Джейка подставили торговцы тэком.
– Вы говорите прямо как ваши пациенты. Послушать их, так все они невинны как овечки, – язвительно заметил Винджер.
– Но он долгие годы был хорошим полицейским. Я никогда не верил всей этой чепухе о его связи с контрабандистами.
– Напомните, чтобы я дал вам почитать стенограмму заседания суда. – Робот встал в полный рост и неодобрительно посмотрел на доктора. – Почитайте ее, и у вас не останется никаких сомнений насчет его вины.
– Я уже читал эту проклятую стенограмму; первый раз в качестве полицейского, второй – здесь, в Холодильнике. И тем не менее она меня не убедила. Когда мне сказали, что получен приказ о досрочном освобождении Джейка Кардигана, я подумал, что, может быть, наша судебная система наконец встала с головы на ноги.
Робот пожал широкими плечами.
– Насколько мне известно, этот приказ никак не связан с дополнительным расследованием, – сказал он и задумчиво посмотрел на доктора. – Кстати, если он так вам интересен, почему бы вам не отправиться вместе со мной? Сможете лично присутствовать при возвращении Кардигана в мир живых. Я думаю, ему будет приятно увидеть дружеское лицо...
– Я прекрасно знаю, на кого сейчас похож, – вздохнул доктор, – поэтому мне не хотелось бы, чтобы Джейк увидел меня.
Винджер кивнул.
– Ну что ж, если это все?..
– Да, спасибо за информацию.
– Рад служить. Для этого меня и создали, – вежливо скрипнул робот и, подождав, пока кресло с доктором исчезнет в глубине коридора, продолжил свой путь, чему-то усмехаясь.
Глава 3
Свет медленно сменял тьму, затем ярко вспыхнул, ослепив всех присутствующих.
Он почувствовал резкую боль. Она возникла глубоко в мозгу и мгновенно пронзила все тело. Густой свежий воздух с шумом хлынул в легкие.
Джейк Кардиган конвульсивно дернулся. Все вокруг было таким холодным, что его начал бить озноб.
Внезапно холодная металлическая рука шершавой губкой скользнула под его ягодицы.
– Вы все испачкали, – недовольно прокаркал механический голос.
Джейк открыл глаза и вздрогнул от яркого света.
– Извините, – смущенно пробормотал он роботу, протиравшему белый металлический стол, на котором распростерлось его беспомощное тело, опутанное как паутиной всевозможными стеклянными трубками и разноцветными проводами. Эта система поддерживала жизнедеятельность организма в течение долгих лет заключения в космическом морозильнике.
– Не смущайся, Кардиган, – раздался в изголовье чей-то незнакомый механический голос. – Опорожнение кишечника во время оживления – совершенно нормальная реакция организма.
Однако Джейк никак не отреагировал на эти слова. Все его внимание в этот момент было сосредоточено на процессе дыхания. Все еще не веря, что больше не зависит от искусственной системы, он сделал, глубокий вдох, и в тот же момент острая боль пронзила легкие и мозг. Но он, превозмогая ее, продолжал дышать.
Подошел огромный, черный как уголь робот и, взяв Джейка за руки, резким движением посадил его. Затем, обрызгав с ног до головы какой-то терпкой жидкостью из указательного пальца, приказал:
– Вставайте.
Сгорбившись, Джейк сидел на белом металлическом столе, опершись локтями о колени, и смотрел на свои голые ноги.
– Дайте мне... дайте мне минуту, – прошептал он слабым голосом. От резкой смены положения у него сильно кружилась голова, а в глазах все двоилось.
– Пора заканчивать, – распорядился черный робот. – Программа оживления выполнена полностью.
– Все в порядке, – проскрипел механический голос.
Джейк нахмурил брови, стараясь что-то вспомнить.
– Говорят, в Холодильнике сны не снятся, – еле слышно пробормотал он. – Но... Но я почти уверен, что мне они снились. Вот только что мне снилось? – Джейк рассеянно посмотрел вокруг; его внимание привлек валявшийся на полу пустой пластиковый кокон, в котором он провел долгие пятнадцать лет. Затем его мысли снова вернулись к снам: он никак не мог вспомнить, что же ему снилось в течение этих долгих лет. Детство... да, отец... Работа в полиции. Женщины... да, но чаще всего ему снилась одна из них... темноволосая молодая женщина. Но как ее звали, черт возьми?
В этот самый момент его размышления были бесцеремонно прерваны все тем же скрипучим голосом:
– Кончай мечтать, Кардиган, и начинай одеваться.
Джейк медленно повернул голову. Голос принадлежал блестящему хромированному роботу, одетому в белоснежный с иголочки костюм. Он сидел скрестив ноги на единственном в комнате стуле и пристально смотрел на него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


 Бейтс Герберт Эрнест - Перевернутый мир