от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Эти четыре года я только и делал, что рос. – Дэн шагнул навстречу отцу, держа в руках какую-то вещицу. – Это тебе – подарок в честь возвращения.
Джейк прищурился, пытаясь разглядеть подарок, но ему это никак не удавалось.
– Что это, мой мальчик?
– Я сделал его для тебя на занятиях в школе, – объяснил Дэн. – Надеюсь, тебе понравится.
– А что за занятия? – поинтересовался Джейк.
– Художественное литье.
– Ну конечно, художественное литье. – Теперь он понял, что держал сын в руках. Это была небольшая бронзовая статуэтка жеребенка, поднявшегося на дыбы. – Здорово! – восхищенно произнес Джейк.
– Он у нас такой талантливый, – гордо сказала Кейт, обнимая одной рукой мужа, а другой сына. – Ну вот, наконец мы все вместе и можем начать новую... Что случилось, Джейк? – обеспокоенно спросила Кейт, перехватив взгляд мужа.
– Волосы Дэна. Сейчас они выглядят темнее, чем минуту назад...
– Тебе понравился матадор, отец? – спросил Дэн.
– Матадор? – не понимая, о чем идет речь, переспросил Джейк.
Сын засмеялся и показал на статуэтку, которую Джейк держал в левой руке.
– Я говорю о моем подарке. В Мексике я часто ходил смотреть корриду. Мама считает, что это очень жестокое зрелище, а мне очень нравится, поэтому я и сделал для тебя статуэтку матадора.
– Очень хорошая работа. Ты молодец, сын, – сказал Джейк и поставил статуэтку на кофейный столик. – А где же ваши вещи, где вы их оставили?
– Да вон они, отец. Разве ты их не заметил?
Действительно, на ковре около двери стояли два огромных чемодана из искусственной кожи и несколько чемоданов поменьше. Среди них был и тот рыжий, который Кейт брала с собой в свадебное путешествие.
– Странно, почему я не заметил их раньше, – пробормотал Джейк. – Видимо, я слишком сильно разволновался.
– А не пора ли нам поужинать? – спросила Кейт.
– Давайте куда-нибудь пойдем, – предложил Джейк.
– Нет, поужинаем дома. Я еще из аэропорта позвонила компьютеру и сделала заказ. Я ведь знаю, что ты обожаешь мексиканскую кухню.
– А разве она вам не надоела за это время?
– Сегодня твой день, Джейк, – улыбнувшись, сказала Кейт. – А теперь быстро за стол.
– Мои комплименты компьютеру, – одобрительно сказал Джейк, усевшись. – Все выглядит великолепно.
– Я так рада, что мы снова вместе, – улыбнулась Кейт и ласково коснулась руки мужа. – Ты не представляешь, как я скучала по тебе.
– И я тоже, отец, – сказал Дэн.
Джейк хмуро посмотрел на него.
– И все-таки, твои волосы... Мне кажется, они снова посветлели...
Дэн рассмеялся.
– Возможно, отец. Но не забывай: ты довольно долго меня не видел и вряд ли помнишь, какие они были четыре года назад.
– Да, скорее всего дело в этом, – кивнул Джейк и, налив в бокал вина, поднял его. – За нашу семью!
* * *
Джейк медленно открыл глаза: ему не хотелось возвращаться в реальную жизнь, в которой теперь не было Кейт и Дэна.
– Догадайся, что я сейчас чувствую, amigo, – произнес плотный смуглый человек с буйной шевелюрой. Он уже минут десять сидел на дальнем конце кровати и терпеливо наблюдал за Джейком. – Нет, я сам отвечу, потому что твои мозги окончательно протухли. – Он встал. – Я чувствую себя идиотом; я глотку порвал, месяцами рассказывая всем, что Джейк Кардиган – парень, которому можно доверять, что он никогда не был тэкоманом.
Джейк снял обруч и вяло улыбнулся.
– Ты слегка припоздал на домашнюю вечеринку, Гомес.
Глава 8
– Как тебе удалось проникнуть в дом? – спросил Джейк, усаживаясь на софу в гостиной.
– Когда-то мы были друзьями, – усмехнулся Гомес, пристраиваясь в кресле, – поэтому твой кондо впустил меня без приглашения.
– Ты не думай, я не собираюсь жить в мире иллюзий, – сказал Джейк. – Просто сегодня первый день свободы... А впрочем, ты выслушал столько оправданий от меня, что...
Гомес был лет на десять моложе Кардигана. Самым необычным в его внешности были великолепные курчавые волосы, которые, казалось, жили независимой от хозяина жизнью, не поддаваясь никаким ухищрениям парикмахера.
– Недавно моя жена довольно прозрачно намекнула мне, что я – романтический тупица, – все еще сердитым голосом сказал он, – и все потому, что я носился с дурацкой идеей спасти тебя. И что же, не успел как следует оттаять от сиесты, проведенной в Холодильнике, как опять начинаешь глушить свой мозг этой гадостью!
– Значит, это ты выхлопотал досрочное освобождение?
– Да, я приложил много усилий, чтобы такое решение было принято, – ответил Гомес и внимательно посмотрел на Джейка.
– Несмотря на то, что считаешь меня подонком?
– Как твой бывший напарник, я знаю, что ты не подонок, – спокойно ответил Гомес. – Но можешь им стать, если не завяжешь с тэком.
– Ну ладно, хватит меня воспитывать. Лучше скажи, почему ты не пришел раньше?
– Хотел, чтобы ты немного освоился на воле.
– Не надо. Ты хотел проверить меня, посмотреть, не завербован ли я, так? – Джейк криво усмехнулся. – Выходит, я не выдержал экзамена?
– Это не последний экзамен, amigo, – улыбнулся Гомес.
– Да ты – оптимист. И как это тебе удается после стольких лет службы в полиции?
– Я ушел из полиции, Джейк.
– Ушел?! Значит, полицейское управление Южной Калифорнии к моему освобождению никакого отношения не имеет? – удивленно спросил Джейк.
Гомес хмыкнул.
– Нет. Эти ограниченные ублюдки все еще продолжают думать, что ты конченый человек и жить не можешь без этих глупых фантазий, словом, законченный тэкоман. Но мы-то с тобой знаем, что это не так.
– Черт побери, Гомес. Ты же прекрасно знаешь, что я изредка балуюсь этим делом, – раздраженно сказал Джейк. – Но я никогда не работал на торговцев тэком. Расследование по выявлению сети сбытчиков в секторе Лагуна сорвалось не по моей вине. Я пытался схватить их с поличным.
– Нам надо многое обсудить. – Гомес почесал в затылке. – Когда я еще работал полицейским, я начал, в свободное от работы время, копаться в твоем деле.
– Так вот почему тебе пришлось уйти из полиции – они убрали тебя за попытку помочь мне.
– Нет, все намного сложнее, – сказал Гомес. – В тот момент, когда мне стало казаться, что я подобрался к разгадке, – я нашел человека, готового мне в этом помочь, – он внезапно отправился на тот свет, его застрелили из лазерной винтовки.
– Кто был этот парень?
– Один из наших офицеров – Брайен Джессуп.
– Джессуп? – Джейк встал и начал ходить по комнате. – Очень забавно. Точнее – странно.
– Что ты имеешь в виду? – насторожился Гомес.
Джейк недоуменно пожал плечами.
– Видишь ли, этот Джессуп пытался ухаживать за моей женой. На вечеринках он всегда крутился около нее. Насколько я знаю, она не отвечала ему взаимностью, а может быть, я, старый дурак, ошибался – ведь она моложе меня на целых десять лет. Что скажешь?
Гомес с интересом рассматривал свои ботинки.
– Мы поговорим о твоей жене в другой раз, – произнес он наконец.
– Ты хочешь сообщить мне о ней что-то важное? – Джейк остановился и вопросительно посмотрел на приятеля.
– Да нет, черт побери. Сядь и внимательно выслушай, что я тебе скажу.
Нахмурившись, Джейк нехотя сел на софу.
– Так о чем рассказал Джессуп?
– Все, что знал этот парень, он унес с собой в могилу, вернее сказать, в урну, так как жена его кремировала, – развел руками Гомес. – Но он намекал, что знает нечто такое, что поможет доказать твою невиновность, и готов сообщить мне эти сведения за подходящее вознаграждение. Но за два дня до нашей встречи он был убит у входа в магазин.
– Где это случилось?
– В секторе Яблочная Долина. С ним погибли еще четыре человека и собака.
– Случайное совпадение?
– Не думаю. Скорее всего это жестокий способ избавиться от ненужного свидетеля. Чтобы заставить замолчать Джессупа, они убили еще четверых невинных людей.
– Тэк-лорды никогда не отличались сентиментальностью.
– Верно, – согласился Гомес. – Во всяком случае, amigo, когда это случилось, я окончательно решил, что работа полицейского не для меня. С моей безукоризненной репутацией и латиноамериканским обаянием я без труда устроился в очень престижное детективное агентство «Космос» здесь, в Большом Лос-Анджелесе.
– Так ты теперь частный детектив? – ухмыльнулся Джейк.
– Да, уже целый год. Как-нибудь покажу тебе мой значок.
– Насколько я знаю, агентство пользуется хорошей репутацией.
– Совершенно верно. Наш шеф, Уолт Бэском – честный и очень надежный человек, – с гордостью сказал Гомес. – Да и зарплата намного выше, чем в полиции, и дополнительные льготы. Это тоже важно, понимаешь?
Джейк кивнул.
– Агентство имеет отношение к моему освобождению?
– Послушай, приятель, все эти годы я пытался добиться пересмотра твоего дела. Я испробовал все возможности, все связи, деньги, но ничего не добился. И только с помощью Бэскома я смог получить специальное разрешение на твое досрочное освобождение.
– Интересно, Бэском заботится о всех своих служащих или только о тех, кто обладает латиноамериканским обаянием? – не удержался от иронической усмешки Джейк.
– Дело в том, amigo, – Гомес снова внимательно посмотрел на свои до блеска начищенные ботинки, – что мне пришлось пообещать ему ответную услугу.
– Ах, вот оно что... И кто будет выполнять твое обещание – ты или я?
– Вместе. Будем работать в одной команде. И поверь мне, тебе чертовски повезло, что твоя история закончилась именно так. Иначе ты продолжал бы чахнуть в Холодильнике.
– О'кей, – махнул рукой Джейк. – Давай расскажи поподробнее, что ты наобещал.
– Так значит, ты согласен работать на агентство? – обрадовался Гомес.
– Да.
– А если для этого придется поехать за границу например, в Мексику?
– Поеду.
– Возможно, твое задание будет связано с работой в зоне, которую контролируют эти сумасшедшие повстанцы. Тебя не смущает такая перспектива? – продолжал допытываться Гомес.
– Нет.
Пышная шевелюра Гомеса закачалась в знак одобрения.
– Отлично. И последний вопрос. Ты не будешь возражать против контакта с твоей бывшей любовницей по прозвищу Невеста Войны?
– Что?! – закричал Джейк, вскочив на ноги. – Ты говоришь о Вобрайд, да?
– Точно, – подмигнул Гомес. – Говорят, она все такая же знойная женщина, какой была несколько лет назад.
– Интересно, а почему это такое солидное агентство хочет установить связь с каким-то второстепенным командиром повстанческого отряда, слегка промышляющего контрабандой?
– Ты отстал от жизни, amigo. В настоящее время Вобрайд возглавляет довольно крупную повстанческую армию, которая уже целый месяц контролирует такой процветающий штат, как Чихуахуа.
– Ты хочешь сказать, что у агентства есть интересы в этом районе Мексики?
– Вот именно, – кивнул Гомес.
– Но в таком случае у вас должны быть там агенты.
– Разумеется. Сейчас в Чихуахуа находятся трое наших агентов. – Гомес задумчиво покачал головой. – Но от них уже давно нет никаких известий. Мы даже не знаем, где они и живы ли. И теперь Бэском верит, благодаря моему таланту убеждения, что только ты способен проникнуть в этот район и выяснить обстановку. Он надеется, что благодаря твоим близким отношениям с Вобрайд сделать это тебе не составит труда.
Джейк пожал плечами.
– Мы никогда не были с ней друзьями. Просто иногда спали вместе, вот и все. Она довольно примитивная баба с бешеным темпераментом и... Нет, это меняет дело. Такое задание мне не по душе...
– Джейк, – раздраженно прервал приятеля Гомес, – пойми, мой шеф не питает к тебе таких сентиментальных чувств, как я. И если ты откажешься выполнить эту работу, он пожалеет, что вытащил тебя из космического морозильника.
– Не хочешь ли ты сказать, что в случае отказа мне придется вернуться обратно в Холодильник?
– Да, amigo, вполне возможно.
– Знаешь, Гомес, – Джейк криво усмехнулся, – я себя так паршиво чувствую, что, пожалуй, не прочь вернуться обратно.
– Не говори ерунды. Ты просто страдаешь от посттэковой депрессии. Это пройдет.
– Ладно, мне надо подумать над твоим предложением. – Джейк откинулся на спинку софы. – А для этого мне необходимо знать все подробности.
Гомес широко улыбнулся и достал из внутреннего кармана оранжевой спортивной куртки три трехмерные фотографии.
– Это снимки людей, которые нас интересуют, – объяснил он, протягивая их Джейку. – На первых двух – доктор Леон Киттридж, ему пятьдесят шесть лет. На последней – его дочь, Бет Киттридж, ей – двадцать шесть. Хорошенькая, а? Правда, на мой вкус, слишком худа, да к тому же я предпочитаю блондинок, они более... Джейк, в чем дело? – обеспокоенно спросил Гомес, увидев, что тот весь напрягся, едва взглянув на фотографию Бет Киттридж.
Джейк молча, не отрываясь смотрел на изображение стройной, черноволосой и очень хорошенькой молодой женщины. Одетая в платье-костюм простого покроя, она стояла на пляже, залитом полуденным солнцем, и безмятежно улыбалась.
– В чем дело, Джейк? – еще раз спросил Гомес.
– Да нет, ничего. Просто лицо этой женщины показалось мне знакомым и... – медленно приходя в себя, ответил тот и перевел взгляд на доктора Киттриджа, тощего загорелого мужчину с коротко подстриженными волосами. – Нет, конечно, я ошибся; я не мог видеть эту женщину в последнее время, ни ее, ни кого-либо еще.
– Но ты мог встречать их до этой твоей истории, – задумчиво сказал Гомес. – Киттридж – очень известный специалист в области электроники: работал в промышленности и преподавал в нескольких университетах. Одним словом, выдающийся представитель мирового сообщества ученых. Его дочь тоже неплохо разбирается в тайнах электроники. Последнее время она помогала старику в его научных исследованиях...
– Что значит «старику?» – обиделся Джейк. – Ему всего пятьдесят шесть. Он старше меня только на шесть с небольшим лет.
– Когда тебе исполнится пятьдесят шесть, я тебя тоже буду звать стариком, – улыбнулся Гомес. – Говорить правду – мое хобби.
Джейк снова взглянул на фотографию Бет.
– А какое отношение Киттриджи имеют к нашему заданию?
– Они и есть наше задание, amigo, – ответил Гомес. – Ты, между прочим, не очень-то увлекайся молодой леди. Вполне возможно, что их обоих уже нет в живых.
– Ты думаешь, их убили в Мексике?
– Именно это мы и должны выяснить, – сказал Гомес. – Согласно полученной информации, на прошлой неделе они отправились в Мексику на своей воздушной яхте и, пролетая над Большим заповедником, потерпели крушение. Это случилось как раз в том районе, который контролирует повстанческая армия твоей подружки Вобрайд. Эти сведения мы получили из довольно подозрительного донесения, присланного каким-то деревенщиной, утверждающим, что он является местным служителем закона. Он сообщает, что во время крушения доктор и его дочь погибли.
– Все это чертовски неопределенно.
– И даже очень. Дело в том, что доктор и его дочь застрахованы на очень крупную сумму в крупнейшей страховой компании – «Мунбейз – Хартфорд». Она-то и поручила агентству представить точные доказательства их гибели. А может, вся эта история с крушением самая настоящая липа? Поэтому-то мы и должны отправиться на место аварии, узнать, что случилось на самом деле, и представить подробнейший отчет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


 Лоренц Александра - Охота на Клариссу